ФАНТА – МОРГАНА

                                                                                                            Ольга Манько

                                                                                                            Olman1712@yandex.ru

                                                                                                                      Севастополь, 2020 г.

                                                  Фанта-моргана

                                                    комедия

                                                 в двух актах

Действующие лица:

Валентин - за 50 лет, муж Лены

Лена - юная жена Валентина

Татьяна -  за 40 лет,  мама Лены

Александра - за 40 лет,  одноклассница Татьяны

Лора Ивановна Птичкина - 59 лет, сестра Валентина

Баба Надя - соседка, пенсионерка

                                                              Акт 1

                                                             Сцена 1

 Комната в квартире Лены и Валентина. Стол, диван, кресло, стулья, шкаф или комод. Лена сидит в кресле, наигрывая на гитаре. Быстро входит Валентин.

Валентин.  Чем занимается моя Мусечка-Ленусечка?

Лена (ставит гитару рядом с креслом). Ой, Валюнчик, ты почему вернулся?  Что-то случилось?

Валентин. Девочка моя, я должен тебя оставить, бросить, уехать.

Валентин достает сумку, укладывает в неё рубашки.

Лена. Меня? Бросить? Оставить?!

Валентин. Да, моя малышка. На семь долгих дней и ночей я расстаюсь с тобой, мой котёнок. Еду в командировку.

Лена (прижимается к Валентину). Ой, как ты меня напугал! Не шути больше так. У меня сердце, прям, тук-тук-тук!

Валентин  (целует и отодвигает Лену). Не буду, не буду, моя радость. Но мне пора. (Звонит мобильный телефон, отвечает.) Да, уже выхожу.  Успею.

Пытается застегнуть сумку, телефон ему мешает, откладывает телефон, застегивает сумку.

Лена. Валюнчик, я уже скучаю.

Валентин. Позвони маме походите по магазинам, развлечетесь.

Лена (обнимает, целует  мужа). Хорошо, Валюнчик! Но я уже скучаю!

Валентин (отстраняет Лену). Не балуйся, Ленусик, я опаздываю. Целую, целую

Быстро уходит.

Лена (звонит маме.). Да, мам, это я. Уехал в командировку на неделю. Приезжай. Жду.

Лена ленивой походной прохаживается по комнате, видно, что ей скучно, не знает чем себя занять. Раздается звонок в дверь. Открывает. Входит Александра, на ней строгий костюм.

Александра. День добрый!

Лена. Вы к кому?

 Александра. К вам, деточка.

Лена. Если вы пришли заманивать в религиозную секту, то ошиблись. И я не подаю.

Александра. Нет, милочка, я пришла поговорить с вами о вашем муже.

Лена. Вы кто?

Александра. Кто я? Полагаю, мой ответ вас огорчит.

Проходит в комнату и садится в кресло.

Лена. Что это вы расселись, как у себя дома? Уходите!

Александра. Присаживайтесь тоже, деточка. Мне есть, что вам сообщить.

Лена. Сплетни мне не интересны.

 Александра. Сама не выношу сплетни. То, что я скажу, чистая правда. С доказательствами.

Лена. Женщина, я жду гостей.

Александра. Торопитесь…  Ну, что же… Я хотела вас подготовить, но придется сказать прямо в лоб. Я любовница вашего мужа.

Лена. Кто?!

Александра. Я очень чётко произнесла – лю-бов-ни-ца. Хотя, это звучит несколько вульгарно. Я бы предпочла – любимая женщина.

Лена. Вы?!

Александра. Что вас удивляет?

Лена (смеется). Ой, не могу!  Мумия в ботильонах – любовница!

Александра. Ботильоны, между прочим,  куплены в очень дорогом магазине.

Лена. А на голове что? Митинг трёх кудряшек против сексуального насилия?

Александра (поправляя прическу). Просто ветер на улице. Можете смеяться сколько угодно, но факт остается фактом. Ваш муж изменяет вам со мной.

Лена. Женщина, вы адресом не ошиблись?

Александра. Я рекомендовала бы вам присесть и спокойно обговорить создавшееся положение.

Лена.  Во, блин, в моем доме мной командуют. Шли бы вы отсюда, бабуля.

 Александра. Не такая я уж и старая. Просто сегодня не в лице и должна признаться, несколько нервничаю.

 Лена. Идите к доктору, пусть таблетки выпишет.

Входит Татьяна.

Татьяна. Кому таблетки? Кто заболел?

Лена. Мамочка, разберись с этой ненормальной.

Татьяна становится напротив Александры.

Александра. Добрый день.

Татьяна не отвечает, внимательно рассматривая Александру.

Лена. Мамочка, выгони её! Пришла, нахально уселась, какие-то глупости говорит…

Татьяна (Лене). Помолчи. (Александре.) Шура? Шурочка? Шурупчик, ты?!

 Александра. Танька! Ташка, ты?

Татьяна и Александра обнимаются.

Татьяна. Дай хоть на тебя посмотреть! Столько лет не виделись!

Александра. Ты совсем не изменилась.

Лена. Мама…

Татьяна (Лене). Не мамкай. Иди стол накрой. В коридоре сумку с продуктами возьми. Вечно у тебя жрать нечего. Бегом, бегом, Ленусик. Колбасу тоненько режь, не как прошлый раз шматьями накромсала.

Лена уходит.

Александра. Ташка, даже не верится! Красавица! Как ты? Что?

Татьяна. Я тебя сразу узнала, только глазам своим не поверила. Пришла к дочери, а тут ты. Я-то ладно, как у всех. Ты как?

Александра. Преподаю в университете. Защитилась.

Татьяна. Ну, талант! Умище! Замуж вышла? Дети есть?

Александра. Нет, не вышла.

Татьяна. Вот жизнь! Как баба умная, так одинокая.

Александра. Сама замужем?

Татьяна. Неоднократно. Каждый раз удачно.

Александра. Неоднократно и удачно?!

Татьяна. Удача разная бывает. Первый раз вышла замуж за Ленуськиного отца. Красавец. Сто двадцать пять, девяносто пять, шестьдесят пять! И всё это на сто восемьдесят пять!

Александра. Чего-о?

Татьяна. Ой, что непонятного? Объем груди, талии, бедер и рост. Ну, как у женщин: девяносто, шестьдесят, девяносто.

Александра. Поняла, поняла.

Татьяна. А борода! Не борода, а произведение искусства! Влюбилась, как кошка. Родила. Оказалось, что красавец муж - дурак дураком. Никакой пользы в хозяйстве, одни убытки.  Пришлось развестись.

Александра. Несчастный брак.

Татьяна. Ошибаешься. Ленка у меня - красавица в папашу. Второй мой «удач» был страсть, какой хозяйственный.

Александра. Повезло.

Татьяна. Ага. Все праздники и отпуска в деревне у его мамаши  к солнышку

сексапильным местом.

Александра. Каким?

Татьяна. Попой, попой! А драгоценный муженек мимо проходит и непременно хлопнет со всей дури по «сексапилу», потом ржёт от удовольствия. Мамаша его на рынке торговала. Папаша самогон гнал. Опупеть, какая веселуха!  В общем, Ленку подмышку и сбежала.

Александра. Ташка, закономерность наблюдается.

Татьяна. Точно, Шурупчик. Закономерность. (Кричит Лене.) Ленусик, долго возиться будешь?

Лена. Уже несу.

Входит Лена с подносом. Ставит на стол.

Татьяна (помогает Лене расставить всё на столе). Ну, ещё кое-чего по мелочи. Сейчас я свободная женщина с молодым любовником.

Александра. Ташка, при дочери!..

Татьяна. Все мои «удачи» Ленусик видела собственными глазами. Ты почему замуж не вышла?

 Александра. Это давняя романтическая, но печальная история.

Татьяна. Давненько не слышала романтических историй.

Александра. Влюбилась ещё в университете. Безоглядно, бездумно…

Татьяна. И безгрешно?

Александра.  И безгрешно. О моей любви он не знал. Он был уже аспирантом и меня первокурсницу  не замечал. Я чуть сессию не завалила. Вовремя одумалась. Закончила, защитилась, преподавала, опять защитилась.

Татьяна. С этим понятно. С личной жизнью что?

Александра.  Люблю его всю жизнь. Лет десять назад встретились. Ему надо было помочь с одной статьей. Помогла и …

Пауза.

Татьяна. Ну?

Александра. У нас начался роман. Красивый, упоительный роман.

Татьяна. Чего замуж за него не вышла?

Александра. Он был женат.

Татьяна. Ясно. Еще одна удача. Нежные встречи, влюбленный мужчина и никаких тебе грязных носков и мелочных придирок.

Александра. Да, в философском смысле – удача.

Лена. Мама….

Татьяна. Помолчи! Когда разговаривают взрослые, дети молчат.

Лена. Я уже замужем, если ты забыла.

Татьяна. Благодаря мне. (Александре.) Получается,  вы десять лет встречаетесь, и он не предложил тебе выйти за него замуж?

Александра. Он предложил это другой.

Лена. Мама…

Татьяна (Лене). Можешь, помолчать? (Александре.) Не поняла. Он же был женат?

Александра. Да, но развелся и два года назад женился на молоденькой.

Татьяна. Каков мерзавец! Стоп! Это тоже удача. У тебя нежные встречи и упоительный роман, а у молодой жены нежные рожки. И от кого? От женщины, которая годится ей в матери? Ха-ха-ха! Такого я еще не слышала! Ну, Шурупчик, ты баба - огонь!

Лена. Мама, она мне изменяет! Мне!!!

 Татьяна. Помолчи! (Лена обиженно отворачивается.) Стоп! Не поняла, кто кому изменяет?

Лена. Твоя Шурупчик с моим Валюнчиком. Мне!

Татьяна. Чего?..

Лена. Она сама сказала.

Александра.  Попрошу вас, деточка, Валентина при мне не называть вульгарным именем Валюнчик. Также прошу, особо отметить: это не я изменяю вам, Елена, с Валентином. А Валентин изменяет вам со мной. У него ко мне рыцарские чувства. У нас с Валентином, возвышенная любовь. Интеллектуально мы очень близки. Я уже не говорю о духовной связи.

Татьяна. Опупеть!

Лена. Мама!

Татьяна. Не мамкай. Ну, Шурупчик, ну ты гадюка! Старая коряга сбивает с пути верного супруга молодой женщины! Связь у них духовная! Рыцарь с бурситом в коленке. Чувствие у них возвышенное на фоне старческого слабоумия! Опупеть!

Александра.  Как бы это не выглядело со стороны, но нам надо обговорить сложившуюся ситуацию.

Лена. Мама!

Татьяна. Не мамкай! Сколько можно мамкать! У тебя мужа уводят. Останешься одна. На что жить будешь? Ни образования, ни ума!

Лена плачет.

Александра. Не оскорбляй дочь, это не педагогично. Она взрослый человек!

Татьяна. Ты не шурупчик, ты болт с сорванной резьбой! Не видела тебя кучу лет и еще столько же бы не видела! Всю жизнь наизнанку вывернула.

Лена. Да к черту такую жизнь! Думаешь, я в раю живу?  Ни друзей, ни подруг, никуда не ходим. Сижу в этом треклятом доме, как курица в курятнике, только зернышки золотые, а не простые.

Александра. Девочки, родненькие мои! Я не хотела. (Обнимает Лену.) Леночка, деточка, прости меня.

Лена. Забирайте Валюнчика, если у вас любовь.

Татьяна. Как это забирайте? С ума сошла?!

Лена. Не могу больше! Не люблю его! Скучный он, как бесплатная газета с объявлениями! Надоел!

Александра.  Возмутительно! Женился на красивой девочке и запер ее, как… как феодал какой-то! Рабовладелец! Тиран! Господи, зачем я пришла? (Плачет.)

 Раздается телефонный звонок. Татьяна берет телефон Валентина и хриплым голосом отвечает.

Татьяна. Да.

Голос Лоры. Валюшечка, ты где? Твоя хозяюшка пироги напекла, ждёт тебя.

Татьяна. Опупеть!

Голос Лоры. А вы кто?

Татьяна. Я?!

Голос Лоры. Вы, вы! Кто вы, что отвечаете по телефону Валентина?

Татьяна (откашливается). Я… домоправительница

Голос Лоры. Домоправительница? Чего домоправительница?

Татьяна. Плохо слышу! Слышите меня? Нету его!

Голос Лоры. Ничего не понимаю. Почему вы отвечаете по телефону Валентина?

Татьяна. Плохо слышно! Говорите громче! Кто это?

Голос Лоры. Где Валентин?

Татьяна. Кто это говорит? Что передать?

Голос Лоры. Передайте, что звонила Лора.

Татьяна. Лора? Какая Лора?

Телефон отключается.

Татьяна. Опупеть! Причем два раза подряд...

Александра и Лена (хором). Кто это?

Татьяна. Лора… (Пауза.) Ах, мерзавец!

Александра. Негодяй!

Лена. Глист!

Татьяна. Чего?

Лена. Глист! Втихаря влез в нутро каждой и сидит там, жиреет!

Татьяна. Ленка, ну ты даешь!

Александра. М-да, ситуация более чем пикантная… Кто же эта Лора?

Татьяна. Сейчас! (Звонит со своего телефона.) Приветик, любимый! Я так соскучилась!  Сегодня ты приснился… ты такой был мачо! До сих пор вся дрожу! Жду, жду, жду моего генерала с нетерпением! Лапушка, можешь узнать для меня одну вещь? Клянусь! Ничего криминального! По номеру телефона и имени найти человека. Зовут Лора, номер… записывай… 8280999998. Записал? Целую, целую… Тебя ждет Варфоломеевская  ночь, любимый! Чего ты хохочешь?! Я обижусь! Католики гугенотов?! Ночью?! Мерзавцы! Ах, могу и перепутать… Целую. (Отключает телефон.) Сейчас нам будет всё известно об этой змее - искусительнице!

Александра. И что дальше?

Татьяна. Разделаю и запеку в её же пироге! Лора - Пандора! На вертеле будешь у меня вертеться! (Лене.) А ты, Ленусик, нашла уж мужа себе!

Лена. Я в чём виновата?!

Татьяна. В том! Твой Валюсик изменяет  тебе и моей ближайшей подруге! Двум, самым близким мне людям, этот пенёк изменяет! Не знаю уж как вы, девочки, но я оскорблена  до глубины души!

Александра. Извини, но не такой уж он и старый….

Татьяна. Как уж посмотреть. Для тебя он, может, и молодец-огурец, а для Ленусика – хрыч старый.

Александра. Ты же сама Леночку замуж за него отдала…

Татьяна. Дурой была! У Ленки вон, какие данные! Красавица, умница! А он что?

(Звонит телефон.) Алло, слушаю… Ой, это ты милый… Кто она? Владелица гостиницы? Сколько ей лет? Да-а-а?! А адрес можешь мне сказать? А репутация у неё какая? Ага… Ну, котёнок, мне её рекомендовали, но знаешь, как это бывает… Зачем? Это секрет! Всё, всё! Целую! Жду-жду моего генерала! Целую, целую.

Лена. Ну?

Александра. Что?

Татьяна. Что ну? Владелица гостиницы. Зовут Лора Ивановна Птичкина.

Лена. Сколько ей лет?

Татьяна. Опупеть! Пятьдесят девять лет!

Александра.  Адюльтер… Цинично… Неприлично… Изменять молодой жене со старухой?!

Татьяна. Шурупчик, у тебя головку не сорвало, резьбу не покорежило? Сама сюда пришла с тем же самым.

Александра.  Как ты могла подумать?! У нас связь духовная! Я никогда, никогда бы не позволила себе перейти грань! Мы с Валентином соблюдаем приличия!

Лена. Зачем же вы пришли, да еще заявили, что вы его любовница?!

Александра.  Я… я… я подумала, что Валентин не может решиться на объяснения с молодой женой. И я… Я взяла на себя эту миссию! Ведь, мы так подходим друг другу.

Татьяна. Шурупчик, похоже, что в мужиках ты вообще не шурупишь…

Александра.  Да, у меня нет опыта. Такого опыта! Но чувства! Высокие чувства!..

Татьяна. Девственно чиста моя подруга.  Вот что я тебе скажу, Шурочка. Когда мужику надо, он прёт, как рыба на нерест, раздирая брюхо. А когда ему не надо, токует, наслаждаясь звуком собственного голоса. Похоже, что Валюнчик самовлюбленно токовал.

Александра.  Не может быть… Нет, не может… Он стихи читал… Мы говорили о литературе… об истории…о живописи…о политике, в конце концов!

Татьяна. Ага, и старый прохиндей сдабривал всю эту чепуху комплиментами: «Никогда не встречал такую умную женщину!» (Александра скорбно кивает головой.) Все ясно, подружка. Но! (Лене.) У нас серьезный  конкурент Лора Птичкина.

Лена. Откуда взялась эта Лора?

Александра.  Что может ее связывать с Валентином?

Татьяна. Сейчас, девчонки, мы откроем этот ящик Лоры - Пандоры! (Звонит по телефону.)

Александра.   Боже мой… пятьдесят девять лет!..

Лена. Ага, почти седьмой десяток!

Александра. Непристойно, бесстыдно, низко…

Татьяна. Аллё! Аллё! Лора? Ты меня слышишь? Аллё! Кто говорит? Домоправительница Дуся. Чья? Валентина Ивановича домоправительница. Я чего звоню, это… они просили позвонить. Ага. Сами просили. Они ногу вывихнули. Кто они? Валентин Иванович. Говори громче, я глуховата. (Пауза.) Чего сам не звонит? Так руку ушиб. Ага. Обе. На мелкие кусочки разломал. Бежал и как хряснется! И головой, и ногой, и ... и это… тоже отбил себе… ой, сильно… Чего звоню? Так это… они просили тебя приехать и пироги привезти. Говорит, не могу без ее пирогов. Может, и помрет скоро… Ага. Совсем плох..  В бреду.  Тоненьким голоском просит: «Пирога, пирога-а-а».  Жалобно так… Жена? Тут же вещички собрала, в такси прыгнула и укатила. Оно ей надо? Молодая, красивая… Ты, Лорчик, поторопись, холодному телу пироги не нужны… Жду!

Лена. Мама! Ты её сюда позвала!

Татьяна. А куда надо? В подворотню и кирпичом по голове? Хочешь лишиться матери лет на десять?

Лена. Я ухожу!

Александра.  Леночка, вы должны остаться. Необходимо всем объясниться.

Лена. Объясняйтесь в своё удовольствие.

Быстрой походкой входит Валентин.

Татьяна. Картина «Не ждали»!

Валентин. Всем добрый день! (Лене). Ты мой мобильник не видела? (Замечает Александру Петровну.) Оба-на! А ты как здесь?

Александра хочет что-то сказать, но Татьяна её перебивает.

Татьяна. Ну-ка, ну-ка, дорогой зятёк, расскажи нам, откуда ты Александру знаешь?

Валентин. Я?

Татьяна. Ты, не я же.

Валентин. Учились в университете. (Александре Петровне.) Привет. Ты ко мне пришла? Какое-то дело?

Татьяна. Нужен ты ей больно. Александра пришла со мной, познакомиться с моей дочерью. Мы школьные подруги.

Валентин. Хм, чего только не бывает. Но извините, дамы, не могу вам составить компанию, тороплюсь. (Лене.) Где мой телефон?

Лена. Не знаю…

Татьяна незаметно прячет телефон Валентина и подает свой.

Татьяна. Держи, зятёк. Куда собрался?

Валентин (забирает телефон). В командировку. Вернусь через неделю. Развлекайтесь, отдыхайте.

Татьяна. Веселья у нас будет, хоть отбавляй. И тебе ещё оставим.

Александра.  До свидания, Валентин.

Валентин. Пока, пока! Опаздываю.

Валентин быстро уходит.

Александра. Ты права, Ташка, ко мне Валентин абсолютно равнодушен. А я… я… унизилась… (Рыдает.)

Лена. Не надо плакать! Вы хорошая, вы честная, вы искренняя. Вы, правда-правда, необыкновенная! Вы умная! Вы самая замечательная!

Звонит телефон.

Татьяна. Аллё! (Пауза.) Лорик, ты уже в пути? Скоро будешь? Минут через десять? Ага, ага! Квартира тринадцать.  Жду! (Отключает телефон.)  Опупеть! Она уже на подходе! А вы чего тут устроили? Шурупчик, времени на душевные терзания нет.

Александра (плачет). Я не могу, не могу!

Татьяна с интересом рассматривает Александру.

Лена (Александре).  Я воды вам сейчас принесу и капелек накапаю.

Татьяна. Стоп! Не надо! Шурупчик воет очень даже подходяще. Ленка, раздвигай диван, стели бельё. Где у тебя бинты?

Лена. В аптечке.

Татьяна. Ты не рассказывай где, а тащи быстрее.  Времени у нас нет.

Лена достает белье и бинты. Стелет постель. Татьяна наматывает бинты на голову Александре. Лена снимает с неё обувь, ставит рядом с диваном.

Александра (отбивается). Что вы делаете?! Отпустите меня!

Татьяна. Балда! Не мешай! Будешь изображать покалеченного Валюнчика.

Александра. Я не могу!

Татьяна. Можешь! Твоё дело лежать, иногда впадать в забытьё. Отвечать ничего не нужно, мычи в ответ басом. Всё поняла?  (Укладывает Александру на диван.) Ленусик, бегом мне косынку и фартук. И сама надень там что-нибудь поприличнее.

Лена. Со стола же надо убрать!

Татьяна. Умница! Из аптечки тащи все лекарства, расставь на столе. (Лена забирает поднос с закусками и убегает.) Шурупчик, всё поняла? Ничего не говори! Можешь только стонать.

Вбегает Лена с лекарствами, косынкой и фартуком. Лекарства кладет на стол.

Татьяна (коробочку берёт в руки). Ленка, зачем свечи от геморроя притащила?  Твои, что ли?

Лена. Фу, скажешь тоже! Валюнчика.

Татьяна. Опупеть, как романтично!  Ромео с геморроем! (Лена хочет забрать коробочку.) Не трогай! Господин Эрос чахнет от грубости жизни. Пусть теперь госпожа Птичкина посмотрит на свою пассию с неожиданного для неё ракурса, с другой, можно сказать, стороны.  (Александра издаёт маловразумительные звуки.) Вот, и Шурупчик согласна.  (Раздается звонок в дверь. Татьяна повязывает фартук и косынку.) Ленусик, беги, переодевайся. (Крестится, выдыхает.) Всё, девчонки, операция под кодовым названием «Открой ящик Пандоры» начинается!

Лена убегает, Татьяна открывает дверь. Александра мычит. Входит Лора с коробками.

Лора. Добрый день. Ты Дуся?

Татьяна (всхлипывая). Дуся, Дуся. А ты Лора? Проходи. (Перехватывает коробки, принюхивается.) Вкусно пахнут. Но не знаю, помогут ли нашему соколику теперича…

Лора (испуганно). Я опоздала?! Он… он…

Татьяна. Тьфу! Типун тебе на язык! Скажешь тоже! Вон, сама смотри, хрипит и сипит, как живой.

Лора (проходит к дивану). Валя, Валентин, слышишь меня?

Александра мычит из-под одеяла.

Татьяна. Видишь, подает признаки жизни. Мужик! Орёл! Его и дубьём не прибьёшь.

Лора. Что случилось? Почему Валентин дома, а не в больнице? Где врач? Почему без медицинского ухода?

Татьяна. Раскудахталась! Без тебя, конечно,  никто ничего не понимает.  До тебя десять штук профессоров набежало. Велели пострадавшего никуда не перевозить. Что-то там… то ли сдвинуться, то ли сломаться может. В общем, не кантовать и не вскрывать. Полный покой. И эти ещё… как их там…

Лора. Что?

Татьяна. Вспомнила – положительные эмоции!  Но как ему этих эмоции… если он ничего не соображает. Я и пела, и танцевала, и анекдоты рассказывала, употелась вся, а он  молчит бревном. Опупеть! Ты молодец, что приехала. Теперь твоя вахта.

Лора. Какая вахта?

Татьяна. Как это какая? Профессор сказал, что рядом должны быть близкие. Мы – люди ему чужие, работники нанятые. Жена упорхнула, родственников у Валентина Ивановича нет. Осталась ты - любовница.

Лора. Любовница?!

Татьяна. Ой, не прикидывайся. Но смотри, женой можешь стать, если, конечно, не помрёт Валентин Иванович. Небось, не чаяла, не гадала, что жизнь может круто развернуться, а?

Входит Лена в белом халатике.

Лора. А это кто?

Лена. Добрый день. Я медсестра. Михаил Иванович вызвал меня, чтобы я присматривала за больным.

Лора. Кто это?

Лена. Вы не знаете Михаила Ивановича?

Лора. Знала бы, не спрашивала.

Лена. Профессор. Доктор наук. Только на консультацию к нему записываются за полгода вперёд.

Лора. Ну, ясно, ясно. Зовут тебя как?

Лена. Алёна.

Лора. Теперь так. Давай-ка, Дуся, дуй, чай делать. Будем пироги есть. Ты, Алёна, сгоняй в аптеку. Держи деньги.  (Достает из сумки и дает Лене.) Купишь мне валерьянки и для сердечка что-нибудь.  Что-то я нервничаю.

Татьяна. Понятно, что нервничаешь. Отлежится Валентин Иванович, а тут ты. Куда ему деваться? Только жениться.

Лора. Я что велела делать?!

Татьяна. Лора, ты это брось! Раскомандовалась!

Лора. Слушай меня тихо! Ты кто? Домработница.

Татьяна. Домоправительница, смею заметить!

Лора.  Без разницы. Выполняй свою работу! Марш на кухню! (Лене.) А тебе ещё раз повторить надо?

Лена. Я уже бегу.

Лора. Так-то лучше.

Татьяна. Лорчик, а ты не опупела?

Лора. На первый раз, прощаю. Впредь обращаться ко мне - Лора Ивановна. Всё поняла, Дуся? Иди на кухню.

Татьяна. Да ты еще здесь никто! А ну-ка, чеши к себе, пятки стёсывая!

Лора (смеется). Сама меня вызывала.

Татьяна. Вот уж дурой честной была! Давай, давай, топай отсюда! Это на кого же позарился наш дорогой Валентин Иванович?! Где глаза его были?!

Лора. Ох, зря ты, Дуся, со мной отношения портишь. А женой стану? В момент работы лишишься. Подумай об этом.

Татьяна. Ты стань еще! Может, я его женой буду. Я и моложе, и эффектнее.

Лора. Сомневаюсь, что при амбициях Валентина он женится на прислуге.  Так что иди, Дуся, на кухню, работай.  Ещё раз повторяю ко мне обращаться только по имени - отчеству.

Татьяна. Как скажите, Лауренсия Ивановна. Исключительно из уважения к вашему почтенному возрасту!

Татьяна уходит. Лора подходит к дивану, поднимает ботильоны, рассматривает их.

Лора (смеется). Модник ты у меня, Валентин.  Брендовые ботиночки носишь. Кожа, какая хорошая, мягкая.  Каблучок элегантный.  (Александра мычит из-под одеяла.) Лежи, лежи. (Заботливо поправляет одеяло.) Ты посмотри, как за ручками стал ухаживать! Маникюрчик модный. Отдыхай, поправляйся, тебе нельзя волноваться.

Лора возвращается за стол. Входят Лена и Татьяна с подносом.

Лена. Держите сдачу и лекарства.

Лора. Спасибо. А ты, Дуся, прежде чем нести поднос, со стола бы убрала.

Татьяна. Что-то смотрю, Лоренца Ивановна, вы в силу вошли, напитались мечтами о счастливой семейной жизни. Хоть бы поплакали бы для приличия. Может, лук вам принести?

Лора. От моих слёз Валентину легче не станет. Профессура  рекомендовала положительные эмоции.  Будем выполнять рекомендации.

 Татьяна. Ну, ты – гангрена!

Лена. Так от сердца вам нужны лекарства?

Лора. Нет. У меня сердце работает, как мотор…

Татьяна. Ага, от трактора «Беларусь». Гремит, чадит и перепахивает на своём пути всё.

Лора. Да, да и запомни это навсегда! Давай, расставляй чашки. (Татьяна готовит стол, Лена помогает. Лора берет кусочек пирога и подносит к Александре Петровне, дает понюхать.)  Валечка,  кушать будешь? Твои любимые пироги. Ну-ка, ну-ка, еще нюхни! Чувствуешь? Для тебя пекла, только-только из духовки достала.

Татьяна. Отойди от больного. Ему покой требуется!

Лора. Ничего, ничего.  Сам просил, чтобы я приехала. (Александре.) Бодрит?

Александра садится на диване.

Лена. Но… но больному нельзя шевелиться…

Лора.  (освобождает Александру от бинтов). Этому? Нужно!

Татьяна. Ну, Шурупчик, такую операцию завалила!..

Входит баба Надя.

Баба Надя. Ленка, а чего у тебя дверь открыта?  Займи бабушке сахарку.

Лена. Баба Надя, вы достали уже! Каждый день, то сахар, то спички, то соль вам дай!

Баба Надя. Люди добрые, да много ли я прошу? Пустяковину и ту взаймы. О, Лорка, а ты чего тут делаешь?

Лора. Да вот, заглянула на огонёк.

Баба Надя. Так что? Слежку снимаем? Замаялась я к Ленке бегать.

Татьяна. Что?! Слежка?!

Александра. Какой ужас!

Лена.  Я не понимаю, зачем вы за мной следите?

 Баба Надя. Лорка попросила.  Ты молодая, намного моложе Вальки. Вдруг вздумаешь загулять? Но вижу, девчонка ты хорошая. Так Лорчику и докладывала.

Татьяна (Лоре). Так ты кто?

Баба Надя. Сестра Валентина она. Не знали что ли?

Лена. Вот это номер!

Александра. Сестра! Господи, как неудобно вышло…

Татьяна. Отчество – Ивановна! Как я не догадалась!

Александра. Да, но вы – Птичкина!

Лора. Ха! У меня и дети Птичкины, и муж Птичкин.

Татьяна. Опупеть!

                                                     Акт 2

                                                    Сцена 1

Гостиная в квартире Лены и Валентина. За накрытым столом сидят Татьяна, Александра, Лена, Лора и баба Надя.

Баба Надя (поднимает рюмку). Ну что, девки, выпьем за нас!  Как говорят в народе, бабье счастье, что бабье лето, то коротко, то вовсе нету. Так пусть у нас будет вечное лето!

Александра (отрешенно). Да-да, идёт глобальное потепление климата…

Татьяна (поёт и пританцовывает). Я так хочу, чтобы лето не кончалось, чтоб оно за мною мчалось, за мною вслед... За наше женское счастье!

Все чокаются, выпивают, только Александра продолжает держать рюмку.

Лора (ставит рюмку на стол и закусывает). Эх, молодцיִа!

Баба Надя. Ваше винишко разбавить бы водочкой, натурпродуктом, так сказать, – цены бы ему не было! Правда, Лорочка?

Лора. Ох, баба Надя, всё-то вы видите, всё-то вы знаете.

Баба Надя. А то! Васильевич-то мой участковым отслужил тридцать пять лет. У меня с ним год за два шёл.

Лора. С чего это? Мужик он правильный.

Баба Надя. За ним самим глаз да глаз нужен был. Всем был хорош, но в одном месте слабину давал.

Лена. Это в каком?

Баба Надя. По женскому полу.  Три сковороды погнула об его дурную голову. Люминевые. Ежели бы чугунные были, то не веселиться мне сейчас с вами, девки. Топтала бы Колыму. А люминий, он легкий. Погнётся чуток, ну, шишки там, синяки… Васильевич их фуражкой прикроет и на службу марширует, порядок наводить.

Лена. Мне просто интересно, а что люди говорили? Вашего Васильевича весь район знал.

Баба Надя.  Что  можно сказать, если он участковый? Был на задержании, боролся с бандитизмом. Зато сейчас мир у нас и согласие. Дай бог каждому!

Татьяна. Какой же мир и согласие после… задержания сковородкой?

Баба Надя. Какие драки, это профилактические меры по укреплению семьи.

Лена. Неужели без последствий прошло?

Баба Надя. Без последствий! Только глаз у моего Васильевича дёргается, когда сковороду в руки беру. Но это, девки, не от меня. Служба у него тяжелая была. Но ничего не скажу, уважали его. На пенсию провожали так, как свадьбы не играют! Начальство с цветами и подарками,  хор пенсионеров  и хор алкоголиков.

Татьяна. Баба Надя, вы уже совсем заливаете! Хор алкоголиков!

Баба Надя. Вот ты, дурында! То они заливали, по району было не пройти. Васильевич их как-то собрал и заявил: «Чтобы стать приличным человеком, достаточно поменять одну букву в одном слове. Вместо пить, надо петь».  Помнишь, Лорик? Он ещё название такое придумал… «Алконавт»? Нет, поблагороднее звучало…

Лора. Акванавт.

Баба Надя. Точно! Типа, в глубину бутылки они нырнули, а теперь всплывают. Ох, душевно пели! Давайте, за мужиков наших выпьем! Трудно им с нами, но и без нас им – никуда.

Лора разливает.

Татьяна (Александре). Шурупчик, чего грустишь? Ну-ка, ну-ка, испей винца, развеселись.

Александра. Извините, но алкоголь я не употребляю.

Лора. А кто здесь употребляет? Для настроения только чуть-чуть. Давай, давай, пригуби.

Баба Надя. Ты, профессорша, от народа не отделяйся!

Все чокаются, выпивают.

Александра (всхлипывает). Вот вы все… замужем… даже Леночка, совсем молоденькая… Ташка несколько раз была замужем…

Татьяна. Не надо меня упрекать! Я каждый раз разводилась, честно оставляя всех своих мужей одиноким женщинам! Пожалуйста, берите! Пользуйтесь!

Лена (Александре). Вы совсем одна живете?

Александра. С мамой. Она вдова у меня. (Рыдает.) А мне даже вдовой не быть!..

Татьяна. Шурупчик, милая моя, не плачь! Найдем тебе мужа. Свадьбу справим, хор пригласим. Правда, баба Надя?

Баба Надя.  Обязательно пригласим.

Татьяна. Потом поминки отпразднуем по высшему разряду!

Баба Надя.  И хор опять позовём!

Татьяна. Будешь ты еще вдовой! Не плачь только! Всё сделаем!

Лора. Слушай, Александра, в моей гостинице шикарный банкетный зал. Кухня – закачаешься! Гости останутся довольны. Я тебе большую скидку дам и на свадьбу, и на поминки.

Александра. С кем свадьба?! С кем поминки?! Никого у меня нет! Никто на меня даже не смотрит…

Баба Надя. Ты хоть и профессорша, но по-матерински тебе скажу. Что ты на себя напялила?

Александра. Костюм английский…дорогой…

Баба Надя. Ты не женщина, ты селёдка в луковой шелухе!

Александра. Мне кажется, я выгляжу в нём элегантно…

Баба Надя. Ой, девки, теперь мне понятно, чего там мужики по гей-парадам шмыгают! При таких бабах вся ориентация сикось-накось идёт! Ты глянь на этих, они же губы себя красят, на каблуках ходят!  А ты? Пулемёта тебе не хватает.

Александра. Какого пулемёта?

Баба Надя. РПК-16.

Александра. Чего?..

Баба Надя. Темнота ты, профессорша. Ручной пулемёт Калашникова образца 2016 года. Ну, оно тебе и не надо. Короче, солдафон ты, а не баба.

Александра. Вы считаете, что я выгляжу неприлично?!

Татьяна. Шурупчик, прилично. Слишком прилично! Но только при тебе хочется встать по стойке «смирно». А мужик - существо нежное, впечатлительное. Ему кружавчики подавай, чулочки, бантики. Красотой он хочет любоваться, а не маршировать строевым шагом.

Александра. Я?! Строевым шагом?!

Татьяна. Что есть, то есть. Ленка, бери Шурупчика и приодень её. У тебя шмоток полный шкаф. И на лицо набросай живописность. Сделай из неё фееричную женщину!

Лена. О′кей! Будет сделано! Пойдёмте.

Александра. Но… это неудобно…

Лена. Удобно, удобно. Идёмте.

Лена и Александра уходят.

Лора. Жалко человека, всю жизнь одна. С кем бы её познакомить?

Татьяна. Лора, погоди, разберемся с Шурупчиком. Ты мне вот что скажи, Валентин к тебе частенько приезжает?

Лора. Бывает.

Татьяна. А зачем?

Баба Надя. Сестра она ему.

Татьяна. Ага, все братья к сёстрам прямо ноги по колено стоптали, так бегают.

 Лора. Не бузи, Татьяна. Нормально всё.

Татьяна. Что нормально?  Знать не знали, что у Валентина сестра есть.

Баба Надя. Теперь знаешь, что у Вальки сестра есть.

Татьяна. А почему скрывал он родную сестру? Даже не двоюродную, а родную!

Баба Надя. Потому что Лорочка была против его женитьбы на Лене. (Лоре.) Ты же сказала, что видеть не хочешь его новую.

Лора. Да, мы поругались. Потом помирились.

Татьяна. Так помирились, что он на пироги на цельную неделю приезжает! Скучает – сил нет!

Лора. Какую неделю?  Утром приехал, вечером уехал.

Татьяна. Ленусику сказал, что на неделю в командировку уезжает.

Лора. Не выдумывай! Какие у Валентина командировки?

Татьяна. Это не я, это Валюнчик выдумывает. Так, так… значит, любовница у него всё же есть… Рано я успокоилась!

Баба Надя. Ей богу, смешно! Какая такая любовница при молодой жене?

Лора. Даже если и любовница? Взрослый половозрелый мужчина…

Татьяна. Половозрелый мужчина - это, конечно, радость в доме! Главное, чтобы он эту половозрелость с  радостью не отнёс в другой дом ….

Лора. Мой, например, чуть не с первого дня налево ходит. И ничего. Семья не страдает,  троих детей вырастили, в люди вывели.

Баба Надя. Так кто детей твоих воспитывал и в люди вывел? Ты! Одна! Без всякой помощи.

Лора. Можно подумать, что я мать-одиночка. У меня муж есть.

Баба Надя. Ага, толку от него, как от блохи в балете. Скачет, скачет, но не «Лебединое озеро».  Удивительно,  что этот лодырь ещё как-то там при зачатии подсуетился.

Лора. Прекрати! Бизнес у нас процветает.

Баба Надя. Ты же пашешь, как декабристы на рудниках.  Посмотри, на кого похожа стала?

Татьяна. А что у Лоры не так?

Баба Надя. Ты её тридцать лет назад не видела! Цветочек! Пышный, роскошный  георгин! А сейчас?

Татьяна. По-моему, формы … выразительные и сейчас …

Баба Надя (перебивает Татьяну). Много ты понимаешь! В сравнении с тем, что было – гербарий она, анатомическое пособие для сердобольных старушек!  (Лоре.) Гнала бы ты муженька своего в шею.

Лора. Опять ты за своё! Мне пятьдесят девять лет. Останусь на старости лет одна, тебе лучше станет?

Баба Надя. Мне – нет, тебе – да. Трутень! Дармоед!

Лора. Ну, конечно! За меня ты всё решила! Что мне лучше, что мне хуже! Не суйся не в своё дело, баба Надя.

Баба Надя. Это тебе я – баба Надя?! Мы ровесницы!

Лора. Ну, уж сказанула…

Баба Надя. А то нет! На пять годков я тебя старше всего-то!

Лора. Три раза ха-ха-ха! На семь лет!

Баба Надя. Шесть!

Лора. Забыла добавить ещё семь месяцев и двенадцать дней!

Баба Надя. Ну, ты мелочная, Лорка!  Какая мелочная! Дни она считает!

Татьяна. Ой, мамочки, поговорили  по-семейному…

Лора (Татьяне). А ты что?! Устроила представление! Подругу в бинты замуровала! Этот, понимаешь, Копперфильд и, как его там еще?..

Баба Надя. Кио, наш советский фокусник.

Лора. Во, во! Кио этот самый! Дёрни за веревочки и вместо Валентина перед вами – Александра!

Татьяна. Так откуда я знала, что ты – сестра Валентина?! Хотела вывести его на чистую воду!

Лора. Ты что? Жена ему? Тебе какое дело?

Татьяна. Я – тёща!

Баба Надя. Тёща, замечу, даже не родственник.

Лора. Вот именно!

Татьяна. Ах, не родственник! А кто лишился самого дорогого?  Тёща! Кто взлелеял и вырастил юное и нежное создание для вашего половозрелого? Тёща!.. Кто привнёс вечную радость в жизнь пожилого, не побоюсь этого слова, мужлана? Тёща!..

Баба Надя. Татьяна, выпей водички, чего-то тебя понесло.

Баба Надя подает стакан, Татьяна пьёт.

Лора. Монолог из драмы «Тёща – столп семьи».

Татьяна. Вот именно! Столп! Основа! Фундамент! Краеугольный камень!..

Баба Надя. Ещё водички хлебни. Сама-то чего не замужем?

Лора. Мужика тебе надо, Танюша.

Татьяна. А у меня есть. Не муж, конечно, но весьма и весьма… завидный мужчина.

Баба Надя. Женат, что ли?

Татьяна. Нет.

Лора. Так чего замуж не идёшь?

Татьяна. Была уже дважды. Хватит.

Баба Надя. Ну, как говорят, один раз – для сугреву, второй – для бодрости, а третий –

по-серьёзному.

Татьяна. Опупеть! Меня жизни учат!

Баба Надя. Да кто тебя учит?  Консультируют. Можно сказать, женская консультация в действии. Давай, профессоршу уже зови. Посмотрим, что из неё твоя Ленка сотворила.

Татьяна (кричит). Ленусик, вы скоро?

Входит Лена. Берет гитару.

Лена. Дамы, туш!

Лена на гитаре играет туш. Баба Надя, Татьяна и Лора подпевают ей. Входит Александра. На ней женственное платье, новая прическа.

Татьяна. Опупеть! Я теперь не смогу называть тебя Шурупчиком! Красавица! Царица Александра!

Александра. Правда, хорошо?  Вам нравится?

Лора. Шик и блеск!

Баба Надя. Супротив тебя ихняя Анджелина Джоли – чахлая герань из прокуренной коммуналки.

Татьяна. Сашенька, пять раз опупеть!

Лора. Ты только спинку держи. Смотри! (Встает, показывает.)  Как будто у тебя к носику привязан воздушный шарик.

Александра (копирует движения Лоры). Так?

Татьяна (показывает походку, Александра повторяет движения). Ножками ступай мягонько-мягонько. Запомни: ты пантера перед броском. Перед тобой – жертва. Но жертва сама должна наброситься на тебя! И тут ты бёдрышками: туда-сюда, заманчиво, соблазнительно… И жертва уже лежит и стонет от вожделения  у твоих ног. А ты эту особь мужского пола  носочком туфельки в сторону: прочь с дороги! Идёт гордая, красивая  и независимая женщина!

Баба Надя. Эй, Татьяна! Ау! Чему ты Александру учишь? Нам её замуж надо отдать.

Татьяна. М-да, увлеклась… Наоборот, носочком туфельки к себе подгребаешь,  поднимаешь, отряхиваешь от пыли  и тащишь в ЗАГС. Всё! Дело сделано!

Баба Надя. Ой, девки, смотрю на вас и грущу. Фанты-морганы вы.

Лора. Чего это?

Александра. Извините меня за замечание, но правильно говорить - фата-моргана.  Это редкая форма миража.

Баба Надя. Можно подумать, я не знаю. А вот вы – фанты-морганы. Сияете, искритесь, веселитесь, а на самом деле, не жизнь у вас, а мираж.

Татьяна. Опупеть, мы еще и мираж.

Баба Надя. А то нет! Сама посмотри, Лорик в бизнес ударилась. Последнее время ещё и к фляжечке прикладывается.  Александра у нас в науку ударилась.  Насочиняла в голове что-то о неземной любви. Лучше бы уж кошек завела или ребёнка родила.

Александра. Я думала об этом. Но у мамы аллергия на кошек. А родить… от кого?

Баба Надя.  Не очень-то ты хотела родить. Можно подумать, что твоей наукой одни старые девы занимаются, а мужчин вроде нет.

Татьяна. Не переживайте, найдем для Шурупчика жениха.

 Баба Надя.  Ты о себе попереживай, Татьяна.  Живёшь жизнью дочери. Вот отчего тебе самой замуж не выйти?

 Александра. Несколько неделикатно  задавать такие вопросы.

Баба Надя. Ха! Я тебе что? Фея любви с прозрачными крылышками?  Запомни, профессорша, женщина, которая крепит семейные устои сковородой,  не может быть деликатной.

Лора. На фею ты не похожа.  Скорее уж – вестник семейного ада.

Баба Надя. Тьфу ты, дурында! Посмотри на моего Васильевича, он же от повышенной упитанности лоснится, а главное – интерес в жизни имеется. Так, не морочь мне голову. Пусть Таня ответит, почему за своего завидного замуж не выходит?

Татьяна мнётся, не зная отвечать или нет.

Александра. Её молодой человек намного моложе.

Баба Надя. Опаньки! Дочь отдала за старикашку…

Лора. Я попрошу! Валентин не старикашка!

Баба Надя. … а сама, значит, юнца себе приобрела. Ну, Татьяна… С головой у тебя всё в порядке?

Татьяна. То не ваше дело!

Баба Надя. Да и слава богу, что не моё! Дочери, значит, секонд-хенд,  а себе из модного бутика  мужичка прикупила!

Лена. Баба Надя, вы, конечно, хороший человек, но заставляете меня грубить. Вы оскорбляете мою маму! Я думаю, что вам лучше уйти.

Баба Надя. М-да… Характер у меня такой… Как заведусь… берегов не вижу… Извини, Танюша! Не со зла… Вот сама я хорошая, а характер в бабку мою! Вреднющая старуха была! И, ведь, какая несправедливость! Другим в наследство и дома, и машины, и счета в банке, а мне дуля от материальных благ, но зато гадкий характер! Не обижайся, Танечка!

Татьяна. Да ладно, чего уж там…

Лена (берет гитару). Давайте, я вам спою.

Александра. Леночка, ты романсы знаешь?

Лена. Романс хотите? Хорошо.

Лена подстраивает гитару, играет и поёт романс. Притихшие женщины слушают, Александра носовым платочком аккуратно вытирает выступившие слёзы. Татьяна тихонечко подпевает. Лена заканчивает петь, возникает небольшая пауза. Каждый дкмает о своём.

Татьяна. Вообще-то он младше меня всего на два месяца.

Александра. Ты о ком?

Татьяна. О моём генерале.

Баба Надя. Чё, настоящий генерал?

Татьяна. Настоящее не бывает.

Лора. Не поняла, зачем ты говорила, что твой генерал намного моложе тебя?

Татьяна. Ну… подружки завидовали…

Баба Надя. Тьфу ты, пропасть! Завидовали! Точно  фанта - моргана! Замуж зовёт?

Татьяна. Зовёт. И уже давно.

Лора. Ну?

Татьяна. Боюсь я, девчонки, боюсь! Два раза была замужем! Два! И каждый раз неудачно. Карма, видно, у меня такая…

Лора. Нечего на карму пенять, коли голова набекрень.

 Баба Надя. Была она! И что?  Это повод старость в одиночестве проводить? Вот ты дурында, Таня!

Татьяна. Думаете, стоит рискнуть и очередной раз порадовать работников ЗАГСа своим появлением?

Лора. Не попробуешь, не узнаешь! Иди, Танюша, иди!

Баба Надя. О! Мудрые слова! Мы и на твоей свадьбе погуляем!

Лора. Через две недели выходит из отпуска мой шеф-повар, сразу заказываем свадебный банкет. Скидку гарантирую.

Татьяна. Не, я после Шурупчика. Или уж вместе две свадьбы сразу. (Александре.) Согласна?

Александра. Разве возможна свадьба без жениха?

Лора. Слушай! Мой же шеф-повар – то, что тебе надо! Три вуза закончил! Говорит на четырех языках. Стажировался за границей!

Александра. Три вуза и работает поваром?

Лора. Я тоже удивилась, когда узнала. А он сказал, что искал себя. Ну, у мужиков свои кренделя в голове… Зато нашёл своё призвание. Да ты что! Его так ценят! Умный, сил нет! Я половины не понимаю, что он говорит. Во, какой мужик! Всё! Замётано! Знакомлю вас!

Баба Надя. Ты, профессорша, небось, и готовить не умеешь. Хоть кушать будешь  по-человечески, а то без слёз на твою худосочность смотреть нельзя.

Александра. Спасибо большое, я, конечно, познакомлюсь.

Лена. Для поднятия настроения спою вам веселую песню.

Лена играет и поёт, женщины ей подпевают.

Александра. Ташка, а у Леночки талант.

Лора. Ей бы на большую сцену попасть. Может, в конкурсах каких-нибудь поучаствовать?

Баба Надя. Ой, пропадёт девка с этим Валентином. Скиснет.

Татьяна. Ну, я не знаю… (Лене.) Сама ты что хочешь?

Лена. Ух, ты! Первый раз за всю мою жизнь ты поинтересовалась, что я хочу!

Татьяна. Что ты при людях меня позоришь? Я на каждый праздник спрашивала, какой подарок хочешь…

Лена. Мама, я должна признаться…

Татьяна. Господи, боже мой! Ты беременна? Ты изменила Валентину?

Лена. Мама, дай сказать! Никому я не изменяла. Я поступила в консерваторию, учусь уже на втором курсе.

Александра. Ташка! Я тебя поздравляю! Я же говорила, что Леночка – умница!

Татьяна. В консерваторию?!

Лена. Да, мамочка, в консерваторию.

Татьяна. И мне не сказала?! Втихаря? За спиной?

Баба Надя. Вот это дело! Молодец, Ленка! Так их всех!

Входит разъяренный Валентин.

Валентин. Что вы устроили?! (Лоре.) И ты здесь, сестрица?! Тоже в заговоре принимаешь участие?!

Баба Надя. И ты, Брут!

Валентин. Вы что здесь делаете? В моём доме!

Татьяна. Говорила тебе, зятёк, веселья у нас на всех хватит. Чего орёшь?

Валентин. Где мой телефон?

Татьяна. Держи. (Даёт телефон.) Мой верни.

Лора. Пришёл, скандалишь. Что случилось?

Валентин. Ты спрашиваешь, что случилось?! У тебя язык поворачивается вопросы задавать?

Баба Надя. О! Лучше не злить… С катушек съехал…

Валентин. Приезжаю к Лоре, её нет. Где она, никто не знает! Телефон разрывается. Звонит какой-то мужик, требует Татьяну.

Татьяна. Мой! ОМОН обещал за тобой прислать?

Валентин. Обещал! Сказал, что уже запеленговали меня, выехали. Так я сразу сюда. Понял, всё зло тут сосредоточилось.

Баба Надя. Тьфу, зло! Выдумаешь тоже.

Лора. Валя, успокойся. Ты мне говорил, что у тебя какие-то радостные новости есть. Вот и сообщай их. (Валентин переводит дыхание, старается успокоиться. Баба Валя подает ему стакан с водой.)  Да, говори уже!

Валентин. Я ехал к тебе, чтобы посоветоваться. Хотя, может, так и лучше. При Ленусике сразу…

Баба Надя. Да ты будешь говорить? Чего резину тянешь? Я уж вся извелась!

Валентин. У меня родился внук!

Баба Надя. Ура! На одного хорошего человека в мире прибавилось!

Татьяна. Поздравляю!

Лора. Когда? Вчера?

Валентин. Не сбивайте… Да, вчера, вечером. В общем… Ленусик, прости…  Я решил вернуться к жене. Наш брак был ошибкой… Это я виноват… Ну, не могу я с тобой жить! Не могу!

Татьяна. Чем же моя дочь тебе не угодила?

Валентин. Как сказать…

Татьяна. В глаза мне смотри! Говори правду!

Валентин. Ленусик очень хорошая девочка… Но девочка! Понимаешь, Таня, говорить с ней не о чем…

Татьяна (грозно наступает на Валентина). Ты хочешь сказать, что моя Леночка глупая?!

Валентин. Да, нет! Она не знает, что такое пионерская дружина, что такое диафильмы и кинопроектор! Не понимает, как можно жить без мобилки! Она не верит, что колбаса может быть из мяса! Мы с Ленусиком, как иностранцы. Каждый говорит на своём языке.

Баба Надя. Это на каких, чего-то я не поняла?..

Валентин. Да, нет! Мы разные книги читали, смотрели разные фильмы. Понимаете, мы разные, совсем! Не могу больше. Возвращаюсь к жене. Там семья, дети, внук родился.

Лена (кидается на шею Валентину, целует его). Валюсик! Спасибо! Как я рада! Спасибо! Какое счастье! Поздравляю! Ты молодец! Ты настоящий мужчина!  Спасибо, дорогой!

Лора. Я вот думаю, может, и развод в моем ресторане отметим?  Заодно и рождение внука? Скидку гарантирую всем!

Комментарии закрыты.