ТРЕЙНСПОТТЕР

 

                                                                                   Александра Фомина

                                                                                                                                                                       

                                  

 

                                     ТРЕЙНСПОТТЕР

                

              

 

Действующие лица

ПАВЕЛ.

КИРИЛЛ.

СЕРГЕЙ.

Всем троим слегка за тридцать.

СЦЕНА 1

Маленькая железнодорожная станция. Даже не станция, а просто платформа.  Рядом небольшой поселок. Маленький домик стоит почти вплотную к железнодорожным путям. Вокруг домика покосившийся забор. Во дворе хозяйственная утварь, стол и две скамейки рядом. Слышен звук приближающегося поезда. Звучат голоса: женский и детский.

ДЕТСКИЙ ГОЛОС.   Ты тоже считай, и мы сравним. (Гул поезда нарастает). Я уже начал! Раз, два, три… ты начала?

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС.  Начала-начала. Я про себя считаю.

ДЕТСКИЙ ГОЛОС (умоляюще). Мама, считай! Пять, шесть…ты успеваешь? (Шум от поезда все громче). Семь, восемь, девять, десять… (Речь ребенка ускоряется)… одиннадцать, двенадцать… (Грохот поезда заглушает голос ребенка. Постепенно поезд удаляется, и голос ребенка опять слышен). Пятьдесят семь, пятьдесят восемь …шестьдесят один…Сколько у тебя? Ты успела? Успела? 

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Ну... Шестьдесят один.

ДЕТСКИЙ ГОЛОС (возмущенно и обиженно). Ты не считала! Ты никогда не считаешь! Я специально сказал шестьдесят один, а потом про себя считал! Шестьдесят восемь. Вот. Или шестьдесят девять.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Знаешь что? Ты достал меня своими поездами! И как тебе не надоест на ветру стоять…

ДЕТСКИЙ ГОЛОС. Ты мне обещала!

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Ты же сам все сосчитал! Я тебе зачем?

ДЕТСКИЙ ГОЛОС. Мне надо, что б точно было.

СЦЕНА 2

 

Конец августа.  Тот же домик около железнодорожных путей. Слышен звук приближающегося поезда. Во дворе стоит Павел. Поезд проезжает мимо домика. Павел снимает его на телефон, потом достает из кармана блокнот и что-то записывает. Уходит в дом.

К домику медленно идут Сергей и Кирилл. У Сергея звонит телефон, он смотрит на экран. Телефон продолжает звонить.

КИРИЛЛ. Опять Светка?

СЕРГЕЙ. Теперь мать. (Продолжает смотреть на экран, наконец, отвечает). Да, мам…(Молча слушает телефон). Я обещаю: в следующем году отметим. Мам, я ничего обсуждать не буду.  Все. Пока.

КИРИЛЛ. А…У тебя ж сегодня день рождения! (Вопросительно смотрит на Сергея). Понял. (Некоторое время оба молчат). Ну что, уезжаем? Зря я тебя послушался. Приперлись сюда…

СЕРГЕЙ. Не нагнетай. (Некоторое время оба молчат, Сергей оглядывается по сторонам). Слушай, а не здесь жил этот…помнишь, чуть под поезд не попал?  Как его?

КИРИЛЛ. Пашка?

СЕРГЕЙ. Точно, Пашка! Пашка-паровоз. Он чудной какой-то был, помнишь? Гоняли его…

КИРИЛЛ (оглядывает домик, двор, окрестности). Вроде здесь.

СЕРГЕЙ (подходит вплотную к забору). Хозяева! Есть кто дома?

Из дома выходит Павел. Некоторое время смотрит на Сергея и Кирилла. Потом быстро идет к ним, улыбаясь.

СЕРГЕЙ. Узнал нас! Пашка, привет! А мы тут с Кирюхой в родные места приехали, а никого нет!

Здороваются и обнимаются.

ПАВЕЛ. Все переехали. Мы тоже. Здесь у матери огород, ну… дача. Я … тут... Вы меня случайно застали.

СЕРГЕЙ. Вот здорово! Не зря приехали, хоть кого-то повидать. Пашка, мы ж тебя еще паровозом дразнили! Кирюха, ты помнишь? (Показывает Кирилл у какие-то жесты руками. Кирилл понимающе кивает головой, подходит к Сергею сзади, кладет ему руки на плечи, оба наклоняются и, издавая звуки «чух-чух-чух» медленно двигаются к Павлу, изображая «паровозик».  Сергей издает громкий «гудок» и «паровозик» останавливается).

СЕРГЕЙ. Ну как? Зачетный паровоз?

ПАВЕЛ. Паровозы в пятьдесят шестом году закончили выпускать.

СЕРГЕЙ. Точно! Родной ты мой! В пятьдесят шестом. Ведь так и отвечал всегда, да, Кирюх? Пашка, как же я рад тебя видеть! Прям настроение подскочило!

КИРИЛЛ. Ну вот. Может, вернемся в нормальную жизнь? А? Пашка, у Сереги сегодня день рождения! Пустишь?

ПАВЕЛ. Заходите. Я здесь до завтра.

СЕРГЕЙ. Пашка, мы, конечно, гады малолетние были. Да не бойся, мы тебя бить больше не будем. И обзываться тоже. Правда, Кирюх, не будешь обзываться?

ПАВЕЛ. Только у меня нет ничего…

СЕРГЕЙ. А это мы сейчас сообразим. Мы машины у магазина поставили. Сейчас купим все и подъедем. Ты это, давай, накрывай на стол! Не, Кирюх, ну это ж надо, Пашка-паровоз...жив…

Сергей и Кирилл уходят. Павел смотрит им вслед. Потом идет в дом, выносит посуду, ставит ее на стол во дворе.

 

СЦЕНА 3

Сергей, Павел и Кирилл сидят за столом. На столе какая-то еда, водка. Время от времени мимо домика проезжают поезда.

СЕРГЕЙ. Пашк, а помнишь, мы тебе забор сломали? (Оглядывается по сторонам). Вон там где-то…

Сергей встает и идет к указанному месту. Дергает поочередно за штакетины. Две штакетины падают ему в руки, в заборе образуется дыра. Сергей с трудом, но пролезает туда-обратно через дыру.

СЕРГЕЙ. Пролез! Я пролезаю, смотрите!

КИРИЛЛ. Паш, двадцать лет прошло. Чего не починил?

СЕРГЕЙ. Да это он меня ждал! Кирюха, мне тридцать три, а я пролезаю! Ты понимаешь, я пролезаю! Нет, ты ничего не понимаешь. Пашка, ну паровоз, такой подарок мне на днюху!

КИРИЛЛ. Может, починим ему забор? Паш, у тебя гвозди есть?

Сергей возвращается к столу.

СЕРГЕЙ. Починим-починим.  Закроем долги по карме. Только завтра. Пашк, мы у тебя переночуем? Домой неохота. Сейчас напьемся…Не, ну ты не бойся. Слушай, а помнишь, как мы тебе вагоны считать не давали? Ты стоишь тут, считаешь, а мы тебе на ухо разные цифры орем, что б со счета сбить! Ну дети, чего, сволочи…Теперь то мы понимаем. Да, Кирюх? А еще помнишь, ты в каком-то классе сочинение написал из одного предложения: «Я с мамой езжу на вокзал смотреть на поезда». Мы ухохатывались…Смотри-ка, все я помню!

КИРИЛЛ. Паш, поезда больше не интересуют?

ПАВЕЛ. Интересуют.

КИРИЛЛ. Все вагоны считаешь?

ПАВЕЛ. Нет.

КИРИЛЛ. А что тогда интересует?

ПАВЕЛ. Локомотивы.

СЕРГЕЙ (в предвкушении от предстоящей возможности посмеяться). Вот это поворот, т.е. паровоз! Ты от вагонов к локомотивам перешел?  Прогресс налицо! Не, Кирюх, не зря мы в такую даль тащились!

КИРИЛЛ. И чего с локомотивами?

СЕРГЕЙ. Кирюх, ты не врубаешься. Локомотивы-то труднее посчитать! Представляешь, один или два. Два или один.  А вдруг три подряд? Это ж понять надо. Сосчитать. Думаешь легко? Пашк, а бывает, что поезд из одних локомотивов?

ПАВЕЛ. Я их не считаю. Я номер записываю.

КИРИЛЛ. Какой номер?

ПАВЕЛ. Локомотива.

КИРИЛЛ. А что, у каждого своего номера?

ПАВЕЛ. Да.

КИРИЛЛ. Прямо на локомотиве написан?

ПАВЕЛ. Да. Спереди.

Сергей в это время давится от смеха, стараясь не показывать этого.

КИРИЛЛ. То есть ты собираешь информацию?

ПАВЕЛ. Да.

КИРИЛЛ. Понял. Data base. (Произносит по английски).  Для чего?

ПАВЕЛ. Чтобы знать, видел я уже этот локомотив или нет.

СЕРГЕЙ. Пашк, я правильно понял: если завтра война, ты уже все движение железнодорожного транспорта отследил и записал?

ПАВЕЛ (прислушивается). Товарняк идет.

СЕРГЕЙ.  Чего, по гудку определил? Может, это электричка. Или пассажирский дальний.

ПАВЕЛ. Все по-разному гудят.  (Встает, вынимает из кармана блокнот).

СЕРГЕЙ. Ты номер записывать будешь?

ПАВЕЛ. Может быть. (Подходит ближе к забору).

СЕРГЕЙ. Мы с тобой! Кирюх, вставай, когда ты еще в таком важном деле участие примешь! Такой прикол! Кому рассказать…Не, не зря приехали! Пашк, ты не бойся, мы тебе мешать не будем. Раз ты вагоны больше не считаешь…против локомотива мы кто такие? (У него пищит телефон. Он смотрит на экран, потом убирает телефон в карман).

Шум поезда нарастает.  Сергей идет к забору за Павлом.  Кирилл выпивает еще рюмку и идет к ним. Поезд проезжает мимо домика. Павел достает из кармана блокнот, листает его. Поезд удаляется. Шум постепенно стихает. Мужчины возвращаются к столу.

КИРИЛЛ. Вообще, в этом зрелище что-то есть…Когда с близкого расстояния смотришь.

СЕРГЕЙ. Пашк, ты номер-то записал?

ПАВЕЛ. Нет.

СЕРГЕЙ. Почему?

ПАВЕЛ. Я его уже видел. Вэ эл десять семьсот сорок шестой.

СЕРГЕЙ. И что теперь?

ПАВЕЛ. Ничего.

СЕРГЕЙ. День прошел зря?

ПАВЕЛ. Почему?

КИРИЛЛ. А что это значит: Вэ Эл?

ПАВЕЛ. Владимир Ленин.

СЕРГЕЙ. Чего, серьезно?

ПАВЕЛ. Да. До девяносто первого года обозначение всех отечественных электровозов.

КИРИЛЛ. А десять что такое?

ПАВЕЛ. Серия.

КИРИЛЛ. Дальше порядковый номер? Ты его записываешь?

ПАВЕЛ. Да. (Листает свой блокнот). Десятая серия… Магистральный грузовой электровоз. Всего их тысячу девятьсот четыре локомотива выпустили. Вот этот был семьсот сорок шестой.

КИРИЛЛ.  И ты его по гудку определил? Ну, то есть понял, что товарняк.

ПАВЕЛ. Да.

КИРИЛЛ. Круто.

СЕРГЕЙ. Слушай, а Сталин ездит? Ну или …Брежнев… кто там еще у нас был?

ПАВЕЛ. Киров был, СК, т.е. Сергей Киров, Сталин тоже какое-то время ездил, ИС. А потом все электровозы стали ВЛ.

КИРИЛЛ. Логично. Все же Ленин – это уже как символ.

СЕРГЕЙ. Давайте за Ильича... Это ж надо, я, может, впервые в жизни осознанно на локомотив посмотрел, а он Лениным оказался. Я помню, мы с матерью часто в Крым ездили. В Харькове поезд долго стоял, там памятник Ленину на вокзальной площади был, мы всегда к нему подходили. Мать мне про Ленина рассказывала. А тут увидела по телевизору, что снесли его, ну, памятник, так расстроилась. Надо ей про локомотивы рассказать. Пусть порадуется. Она на дачу часто ездит, на электричке, товарняки туда-сюда, уж точно увидит Ленина? Увидит, Пашк?

ПАВЕЛ. Да. Их много еще ходит.

КИРИЛЛ. Паш, и ты что, здесь все локомотивы записываешь?

ПАВЕЛ. В других местах тоже смотрю.

КИРИЛЛ. Т.е. едешь на другие станции, там стоишь, смотришь?

ПАВЕЛ. Не только на станциях. На перегонах хорошо видно.

КИРИЛЛ. Серег, я ж тут текст в учебнике про таких, как Пашка читал! В Англии уже 150 лет они этим занимаются. Как локомотивы изобрели, так народ и подсел. Я тебе сейчас прочитаю...(ищет в телефоне). Их трейнспоттерами называют. Вот. (Читает по-английски быстро и свободно, явно получая удовольствие от своего прекрасного произношения).  «You can see train spotters on the platforms of station today. They carefully write down the number of every railway engine that comes past with information about when they have seen it and which engine shed it comes from. They are generally men in anoraks and trainers who still live at home with their mothers».

СЕРГЕЙ. Кирюх, ты меня уже затрахал своим английским!

КИРИЛЛ. Я переведу: вы можете видеть трейнспоттеров на платформах. Они записывают номера локомотивов, когда их видели, из какого депо. Это, в основном, мужчины в анораках и кроссовках, которые еще живут дома с мамами.

СЕРГЕЙ. Что, Пашк, есть у тебя анорак? Ну, толстовка с капюшоном? Про кроссовки не спрашиваю. (Смотрит на ноги Павла).

ПАВЕЛ. Есть.

СЕРГЕЙ. Ну вот! А мама жива?

ПАВЕЛ. Жива.

СЕРГЕЙ. Слава богу! Вы вместе живете?

ПАВЕЛ. Да.

СЕРГЕЙ. Вообще, бинго! Давай, Кирюх, чего там еще про них пишут? Только сразу переводи!

КИРИЛЛ (читает с телефона, переводит довольно быстро, иногда делая паузы, чтобы подобрать нужное слово). Термин «train spotter» часто имеет негативный смысл. Так описывают людей, которые занимаются каким-нибудь нудным занятием. На французском языке это называется ferrovipathe. (Произносит по-французски).

СЕРГЕЙ (обращаясь к Павлу). Он у нас полиглот.

КИРИЛЛ. Ферровипатия…ну…типа…«железнодорожное расстройство». Некоторые специалисты также считают, что многие трейнспоттеры могут страдать одной из форм аутизма. Симптомы этого расстройства: плохое социальное взаимодействие и одержимость рутиной. Есть и положительные стороны: хорошее запоминание цифр и высокие способности к воспроизведению запомненной информации.

СЕРГЕЙ.  Пашка, похоже на тебя? Ты цифры хорошо запоминаешь? Там, телефоны всякие, а то вот, я тут документы оформлял, паспортные данные целую неделю вписывал и черт, так и не запомнил, все время паспорт доставать приходилось. Ладно, не важно. Главное, что мы тебе диагноз поставили. 

КИРИЛЛ. Паш, а у тебя… жена, дети есть?

ПАВЕЛ. Нет.

СЕРГЕЙ. А у нас с Кирюхой… По полной нахлебались…

КИРИЛЛ. Паш, вот ты стоишь, ждешь. Локомотив-то быстро проскакивает, а потом вагоны, вагоны…ты ж их больше не считаешь. Тебе не скучно на перегонах торчать?  

ПАВЕЛ. Нет.

КИРИЛЛ. Зимой тоже наблюдаешь?

ПАВЕЛ. Да.

КИРИЛЛ. И не холодно?

СЕРГЕЙ. Так у него ж анорак с капюшоном!

КИРИЛЛ. В он-лайн игры играешь?

ПАВЕЛ. Нет.

СЕРГЕЙ. Бухаешь?

ПАВЕЛ. Нет.

СЕРГЕЙ. Бабы?

ПАВЕЛ. В смысле?

КИРИЛЛ. Ответ принят.

СЕРГЕЙ. Спорт?

ПАВЕЛ. Нет.

КИРИЛЛ. Из наших с кем-нибудь общаешься?

ПАВЕЛ. Нет.

СЕРГЕЙ. У него вообще есть опция «да»?

КИРИЛЛ. Паш, ты работаешь?

ПАВЕЛ. Да.

СЕРГЕЙ. О, активировалась.

КИРИЛЛ. Где?

ПАВЕЛ. В Сельхозтехнике.

СЕРГЕЙ. Это чего, в нашей Сельхозтехнике?

ПАВЕЛ. Да.

КИРИЛЛ. И как там у вас?

ПАВЕЛ. Нормально.

СЕРГЕЙ. Живучая оказалась эта Сельхозтехника. А я думал, померла еще в девяностые.

КИРИЛЛ. Паш, а в свободное время чем занимаешься? Ну, если не поехал локомотивы смотреть.

ПАВЕЛ. Ролики смотрю.

КИРИЛЛ. Про локомотивы?

ПАВЕЛ. Да.

КИРИЛЛ. А еще что?

ПАВЕЛ. Ну…Читаю про них.  На форумах.

 СЕРГЕЙ. А чего ты машинистом-то не пошел? Вот было бы круто: ты б сейчас  на Ленине ехал, рукой нам махал. 

ПАВЕЛ. Мне так нормально.

КИРИЛЛ. Просто номера записывать?

ПАВЕЛ. Да.

СЕРГЕЙ. Ну как так: просто смотреть на одно и тоже? Пашк, они ж все на одну морду, локомотивы. Нет, ну если б ты путешествовать любил по железке… Бухать там, с попутчиками трепаться…А так, это ж напрасно тратить жизнь! Идиотизм какой-то, Пашк! Это или дебилом надо уже изначально быть, или в процессе им стать.  Ты извини, Паш, но кто ж тебе скажет, если не мы? 

КИРИЛЛ. Он же не просто на локомотивы смотрит. У него цель: собрать определенное количество ценной для него информации.

СЕРГЕЙ. Но это ж не уникальная инфа! Вот устроился бы на железку, и не надо было бы на платформе торчать.

КИРИЛЛ. Ты не понимаешь. Это как нематериальная коллекция. Смысл любого коллекционирования в достижении какого-то количественного результата. Ну и качественного, конечно.

СЕРГЕЙ. Да для меня любое коллекционирование – полная фигня. Но коллекции хоть продать можно, обменяться там…детям наследство оставить…А тут? Что продавать? Чем меняться? Пашка, нет, ну я бы понял, конечно, там…моделирование…типа в детскую железную дорогу играть всю жизнь или…фотографировать, во, рельсы, там бесконечность жизни всякая – эко..эстальн…экзорцизм? Экс..ги..бицинизм?  Кирюх, как это?

КИРИЛЛ. Экзистенциальная бесконечность.

СЕРГЕЙ.  Кирюх, за тебя! (Выпивает).

КИРИЛЛ.  Смысл трейнспоттинга – в самом осознании того, что ты смог увидеть нечто ценное для тебя. Моральное удовлетворение. Плюс упражнения в бездумном созерцании. Концентрация внимания. Остановка внутреннего диалога. Отсюда, по идее, должно возникнуть душевное спокойствие. .. Конечно, это примитивно, но…

СЕРГЕЙ.  Пашк, ты душевно спокоен? Не ведешь с собой внутренний диалог о том, какой ты…

КИРИЛЛ. О любом хобби можно сказать, что это - полная фигня. Вот: футбол. Одни дебилы мяч ногами пинают, другие на это смотрят. А фигурки всякие коллекционируют…Да ты в Доте сутками сидишь, психуешь…

СЕРГЕЙ. Чего сразу Дота? Я ее уже три раза с компа удалял! Серьезные, как ты, в Танчики рубятся?  Да у тебя она просто не пошла! Не потянул. Это в Танчики ваши любой дурак за день войдет. С одним танком-то управиться. А Дота…Ты не сравнивай!

КИРИЛЛ. Я ничего не сравниваю.

СЕРГЕЙ. Ладно. По-любому, все лучше, чем твои психологические курсы. Или как Светка в инстаграмме этом чертовом сидит. Свою жизнь с чужими сравнивает: смотри, все гулять ходят, а мы дома сидим. Смотри, все в кафе, а нас не позвали. Смотри, он ее на руках держит. Кто-то там чего-то купил, в сеть фотку выложил, она так, с грустью мне об этом сообщает. Кто-то в театр сходил, в буфете, блять, сфоткался, все, и нам туда надо. Вообще тут свихнулась, говорит мне утром: тебе пора работу менять, ты не растешь, то да се. Сама при этом уже полгода работу ищет. (У него пищит телефон. Он смотрит на экран, убирает телефон).  Я ведь зачем всегда женился? Что б с бабами завязать. Закрыть вопрос, другими делами заниматься. А тут…(Телефон опять пищит, он смотрит на экран).

КИРИЛЛ. Серег, помнишь я тебе про медитацию рассказывал?

СЕРГЕЙ. Да ты мне все время про нее говоришь. Медитируешь-медитируешь, а спокойней не становишься.

КИРИЛЛ. Заткнись. Я тут, когда смотрел на локомотив, подумал: вот она, концентрация внимания. И усилий никаких не надо, локомотив сам все твое внимание забирает. Ни о чем другом уже думать невозможно.

СЕРГЕЙ. (набирает сообщение). Вот-вот, напиши про это на своем форуме для психов. Они все побегут на локомотивы смотреть. А потом под поезд. (Продолжает набирать сообщение). Где я…где я…а вот не скажу. (Печатает сообщение). Кстати, Кирюх, ты последний клип Шнура видел? (Показывает Кириллу клип на телефоне). Девушка ведет себя категорически культурно, а голова у меня плывет. Пашк, может в доме посидим? Чего-то холодно.

ПАВЕЛ. Там также. И света нет. Щиток перегорел.

КИРИЛЛ. Понятно. Ты не починил. Ну, принеси нам чего-нибудь утеплиться!

Павел идет в дом.

КИРИЛЛ. Я не ожидал…

СЕРГЕЙ. Да ладно, не ожидал. Не зря мы его в детстве чморили. Чуяли: не то что-то! Для чего живет…

КИРИЛЛ. Вообще, интересный психологический типаж.

СЕРГЕЙ. Да чего там интересного, так, посмеяться на раз. Давай, за нас выпьем! (Они выпивают). Кирюх, давно тебе хотел сказать: еще раз чего мне будешь по-английски говорить, предупреди, я сразу уши заткну.

Слышен шум приближающегося поезда. Павел приносит Сергею и Кириллу старые куртки, идет к забору, вынимает телефон и снимает поезд. Сергей и Кирилл смотрят на него. Поезд удаляется.  Павел возвращается к столу.

СЦЕНА 4

 

СЕРГЕЙ. На ютьюб выложишь?

ПАВЕЛ. Да.

КИРИЛЛ. Кто-то смотрит?

СЕРГЕЙ. Ага, стопицот просмотров за день. Диванные трейнспоттеры. Им, видишь, мерзнуть на платформе неохота как нам, они на диване лежат и номера себе записывают. А чего ты камеру не установишь? Она тебе круглосуточно писать будет.

ПАВЕЛ. Я сам хочу смотреть.

КИРИЛЛ. Паш, а у тебя мечты какие-нибудь есть? Может…жизнь как-то свою изменить?

СЕРГЕЙ. Ой-ой-ой, любимый Кирюхин запрос в яндексе: как изменить свою жизнь.

КИРИЛЛ. Дай Пашке сказать!

ПАВЕЛ. На газотурбовозы хочу посмотреть. У нас не ездят.

СЕРГЕЙ. Это что еще за хреновина?

ПАВЕЛ. Автономный локомотив. На сжиженном газу. Лет десять назад у нас начали выпускать. Серия ГТ один. Очень мощный. Сто пятьдесят девять вагонов потянул. Для одного локомотива – рекорд. Но у нас они не ходят.

КИРИЛЛ. Почему?

ПАВЕЛ. Здесь везде сеть. Поэтому только электровозы. Ну, тепловоз маневровый может проехать. А газотурбовозы для тех мест, где электричества на железке нет.

КИРИЛЛ. А где его нет?

ПАВЕЛ. На Урале, например, не везде. Труднопроходимых участков много.

СЕРГЕЙ. А тепловозом, что, нельзя? Он же тоже без электричества.

ПАВЕЛ. У газотурбины мощность намного выше. Она пять тепловозов может заменить. И топлива меньше по объему берет.

КИРИЛЛ. (смотрит в телефон). Ну вот он, ГТ один ноль ноль один. Первый из серии, да? Вот едет. Вот все характеристики. Вся инфа в сети. Смотри, и роликов на ютьюбе дофига. Другие трейнспоттеры постарались. Молодцы. О, вот он на Урале пыхтит! (Смотрит в телефон). Уже и модификации какие-то…Паш, ну о чем мечтать то? Все мечты тебе уже на дом принесли.

СЕРГЕЙ. Дурак ты, Кирюх, не понимаешь? Пашке на него живого хочется дрочить…тьфу, медитировать! Может, и нам с тобой на Урал с Пашкой махнуть? (У него пищит телефон). Опять мне фотки какие-то шлет…Нет, я подпишу петицию «запретить инстаграмм в России» (Набирает сообщение).

КИРИЛЛ. Паш, как все просто у тебя…

СЕРГЕЙ. Значит, правильно. Вот у тебя все сложно. Значит, неправильно.

КИРИЛЛ. Про себя говори.

СЕРГЕЙ. У меня тоже все просто. Я тебе уже сколько раз говорил: бросай свои продвинутые курсы, переходи на Денчика Борисова! Пашк, мы с Кирюхой - идеологические противники в теме «как жить, чтоб тебе было хорошо», поэтому на двух машинах разъезжаем. Так разругаться можем…Кирюха учится онлайн какой-то херне, да все на английском, а я по Денчику Борисову живу.  Ну, как простые реальные пацаны. Понял?

ПАВЕЛ. Не очень.

СЕРГЕЙ. Да пофиг.

КИРИЛЛ. Ты достал меня своим Денчиком! Понимаешь, Паш, это блогер один, вроде культурист, а на самом деле – духовный гуру для таких вот (кивает на Сергея) реальных пацанов. Сидит, отвечает на вопросы, а они рот разинули.

ПАВЕЛ. На какие вопросы?

КИРИЛЛ. Да обо всем. Почему не стоИт, что на Украине происходит, как телку уговорить, куда дальше жить, если тебе херово…Их там уже фан клуб двести тысяч подписчиков…малолеток…и этот туда же. (Кивает на Сергея)

СЕРГЕЙ. Ага…Ты сколько курсов на своей Курсере прошел? Три? Четыре? Всякие там  фулфилнес энд хэппинес, фаундейшн оф буддизм, видишь, я все запомнил. Я уж про тренинги твои не говорю. Ты знаешь, с тобой после всей этой психологической херни ни поговорить, ни выпить нормально! Ты мне весь мозг ей вынес! Английским меня затрахал! Нафига его учить? А немецкий зачем начал? Стало тебе лучше? Спокойнее стало? А я Денчика послушал и заснул спокойно. У Пашки один газотурбовоз, и все в порядке! Я тебе говорил, что все это твое личностное развитие – полное фуфло!

Кирилл нервно достает из кармана электронную сигарету – здоровенный гаджет, мало похожий на обычную сигарету. Закуривает.

ПАВЕЛ. Что это?

СЕРГЕЙ.  Электронная сигарета.

ПАВЕЛ.  Это дым?

СЕРГЕЙ. Пар. Кирюха так курить бросает. Уже несколько лет. Кар-кар не помог, книжка такая была, пластырь не помог, иглоукалывание не помогло – теперь вот так. Вейпинг. Денчик говорит, нормальная штука.

КИРИЛЛ. Ну да, как же Денчик Борисов мимо вейпинга-то пройдет …(Резко встает и уходит в дальний конец двора).

СЕРГЕЙ. Его теща из-за этой сигареты из квартиры гонит. Они с ней вместе живут. Ругаются каждый день. А жена ей поддакивает. Я его предупреждал: вложись куда-нибудь в новостройку, хоть в области, хоть где. А он думал, что так купит, без ипотеки. Говорил, нормально, мол, все вместе живем. В ремонт вложился. А теперь хрен знает, что делать.

Слышен звук приближающегося поезда. Павел идет к забору. Достает телефон и блокнот. Кирилл возвращается к столу. Они оба (Сергей и Кирилл) смотрят на Павла. Поезд с грохотом проносится мимо. Павел что-то записывает в блокноте.

КИРИЛЛ (в волнении встает и садится). Этот трейнспоттинг – настоящая мономания. У него никаких желаний нет, кроме этого, легко удовлетворимого - газотурбовоз увидеть. Ничего не хочет. Ни бабла. Ни пить. Ни трахаться. Ни достичь чего-то в жизни. Ни быть лучше других. Ни…ни… забор починить!

СЕРГЕЙ. Вот-вот, как твой Будда-то говорил… «Жизнь полна страдания, причина страдания – желания. Желания и страдания могут быть устранены, и это благородный путь». Так? Видишь, я все запоминаю. В голове папка для умных мыслей, что б таких как Светка в разговоре удивлять. (Сбрасывает очередной телефонный звонок). Прошел Пашка этот благородный путь.  А ты скоро совсем свихнешься от своих желаний и личностного развития.

К столу подходит Павел.

ПАВЕЛ. Ленин проезжал. Одиннадцатый. Восьмая модификация.

СЕРГЕЙ. Да хер с ним. Пашк, а мы тебе не надоели?

ПАВЕЛ. Нет.

СЕРГЕЙ. А ты нас ни о чем спросить не хочешь?

ПАВЕЛ. О чем?

КИРИЛЛ. Паш, мы двадцать лет не виделись! Совсем не интересно? Где работаем, семья…ну…

СЕРГЕЙ. Чего достигли…

КИРИЛЛ. (угрожающе) Серег…

СЕРГЕЙ. Понял. Вот, Кирюх, наш с тобой жизненный итог. Мы не интересны. Не интересны мы с тобой. Трейнспоттеру, аутисту этому, лузеру, Пашк, ну, правда, чего уж там, мы с тобой не интересны. А мы ему сколько вопросов-то назадавали… Сволочь, ты, Пашка, понизил нам самооценку. Давай, Кирюх, с горя…(Сергей с Кириллом снова выпивают). Тогда я сам тебе расскажу: мы с Кирюхой всего добились, все починили, а желания все не кончаются.  А фишка в чем, знаешь? Сами не знаем, чего хотим. А от этих желаний у нас одни страдания. Так Будда говорил.  Слышал про Будду Пашк?

ПАВЕЛ. Буддисткий бог?

СЕРГЕЙ. Нет. Я тоже так думал. Но Кирюха мне все объяснил. Это человек был. Каждый может стать Буддой. Вот ты, по-моему, уже близко подошел. А этот (Кивает на Кирилла) все рефлексирует, психует то есть, депрессия у него, видите ли, инъязом ее глушит, блять, и мне, нормальному, впаривает!

Кирилл показывает Сергею угрожающие знаки руками.

СЕРГЕЙ. Чуть что: «мне надо голову привести в порядок», «аскеза молчания», « правильная психологическая установка»… Какая, блять, аскеза? Я тебе сейчас прочитаю как правильно. Специально для тебя сохранил (Ищет в телефоне)

КИРИЛЛ (Павлу). Он каждый раз так, когда напивается.

СЕРГЕЙ. Во, нашел.  Денчик Борисов. Не твоя, блять, Курсера. (Читает с телефона).  «Если тебе все так надоели, и у тебя нет сил, возьми да сдохни! Уйди достойно, как мужчина. Нечего отравлять унылыми испражнениями землю. Мир не исчезнет, если тебя не будет. Твое место займут другие, жаждущие жить и развиваться». Такие, как мы с Пашкой, вот.

КИРИЛЛ. Слушай, а есть вопрос, на который Денчик Борисов еще не отвечал?  (Обращается к Павлу). Он на этого придурка реально подсел.

СЕРГЕЙ. Сам ты придурок! (Кидается на Кирилла с кулаками).

Сергей и Кирилл дерутся. Слышен звук приближающегося поезда. Павел спокойно наблюдает за ними, потом идет к забору, смотрит на локомотив, что-то записывает в своем блокноте. Поезд с грохотом проезжает мимо. Кирилл и Сергей кончают драться. Тяжело дыша, садятся за стол. Выпивают. Поезд удаляется. Павел возвращается к столу.

СЦЕНА 5

 

СЕРГЕЙ. Пашк! Ты, может, совсем уже свихнулся? А мы с тобой как с нормальным Кирюх, я вот думаю: я уже жену поменял, три машины поменял…Может, второго ребенка завести? Светка хочет. Представляешь, тут мне говорит: чего ты все мечешься как оглашенный? Оглашенный. Я. Где только набралась таких умных слов. Чего, мол, тебе не хватает. А черт его знает, чего мне не хватает. Ей-то понятно чего: путешествий. Куда они там все в инстаграмме ездят. И что б фотки постить. Ейные и со мной в обнимку. Слушай, тут такой прикол был: я ей говорю, Светке, мол, Кирюха медитирует. А она мне тут же: знаю, знаю. Это когда закрываешь глаза и настраиваешься на любовь.

КИРИЛЛ. На какую любовь?

СЕРГЕЙ. Да что б мужика подцепить. То есть закрываешь глаза и говоришь себе: люблю бла-бла-бла, вся такая излучаешь любовь, а мужик и подтягивается. Ну, как хищник на запах. Это Светка с подругами так медитацию себе представляет. Говорит, тоже все медитируют. Прикольно, да? Видишь, ты в какой компании почетной! Надо им про трейнспоттеров рассказать. Мол, гуляют по платформам одинокие мужики в анораках. Ну и ты тут такая задумчивая с блокнотиком в руках. (Пауза).А знаешь, я б с Пашкой на Урал поехал. Или до Владика. В плацкарте. Там потусить и обратно.

КИРИЛЛ. Ты с ним молча всю дорогу будешь ехать?

СЕРГЕЙ. Почему? Про локомотивы будем говорить. Я, может, брошу свои кондиционеры, и газотурбовозы начнут продавать! Круто будет, да? Не все ж мне про твои медитации слушать…Про буддизм твой…гребаный. А потом, что мне Пашка-то, мы ж в плацкарте поедем. Уж там я себе собеседников найду. Как там Макаревич-то пел…Вагонные споры…Когда больше нечего пить…И тянет поговорить, одним словом. Или книжку буду читать. В окно смотреть.

Мимо домика проезжает электричка. Все замолкают.

КИРИЛЛ. Мне ведь тоже всегда нравилось на поезде ездить. Какое-то непередаваемое чувство зависания во временном пространстве. Мы тут провожали Катькину сестру на вокзале…Знаешь, я прямо острое чувство зависти испытал. Ну, к тем, кто уезжал на этом поезде. Почему так?

СЕРГЕЙ. Чего, Курсера не дала ответа? Паш, ты когда локомотив записываешь, на нем уехать не хочешь?

ПАВЕЛ. Нет.

СЕРГЕЙ. Вот, человек на своем месте.

КИРИЛЛ.  На железке особая энергетика. Там звуки, запахи…Особенно ночью. В детстве помню…Я все старался не засыпать, когда мы ехали. Прожекторы на станциях горят, светофоров разные огоньки…Их там дофига: красные, желтые, синие и белые. То спокойно горят, то мигают…так приветливо что-ли… Как звездочки. Потом стук колес, гудки…Свет в окнах…в домиках, таких как этот, прямо у дороги стоят. Чай из титана. (Пауза). Серег, ты знаешь, я больше не хочу в своей конторе работать.

СЕРГЕЙ. Наконец.

КИРИЛЛ. И жить не хочу там, где живу.

СЕРГЕЙ. Приехали. Я так и знал, что этим закончится, когда ты про огоньки начал говорить.

Все замолкают.

КИРИЛЛ. Паш, ты жизнью доволен?

ПАВЕЛ. Да.

КИРИЛЛ. А когда особенно?

ПАВЕЛ.  Когда серию заканчиваю.

КИРИЛЛ. Это как?

ПАВЕЛ.  Ну…(Листает свой блокнот). В прошлом году че эс шестой собрал. На Ленинградскую дорогу ездил. В отпуск. Они теперь там все. Их тридцать штук выпустили.

КИРИЛЛ. Че Эс это что?

ПАВЕЛ. Пассажирский электровоз. Чехословацкий. Поэтому ЧС.

СЕРГЕЙ. Да ты не патриот! Чего Ленинов не собрал?

ПАВЕЛ. Собрал. (Листает свой блокнот). Вот. Вэ Эл десять ка. Это модификация десятого. Триста девяносто штук.

КИРИЛЛ. Все триста девяносто штук видел?

ПАВЕЛ. Да.

КИРИЛЛ. Долго собирал?

ПАВЕЛ. Лет шесть.

СЕРГЕЙ. Молодец! А еще когда был жизнью доволен?

ПАВЕЛ. Когда 2М62У увидел, грузопассажирский тепловоз (Листает блокнот).  Шестнадцатого мая. Он вроде не редкий, но мне никак не попадался.

КИРИЛЛ. Паш, а ты паровоз настоящий видел? Или их уже всех на металлолом распилили?

СЕРГЕЙ. Ты - дурак? А если ядерная война? На чем боеприпасы-то подвозить будут? Ни электричества, ни солярки, ни сжиженного газа!

КИРИЛЛ. Да…Не надо пока пилить…И вообще: в паровозе …некая духовность присутствует.

СЕРГЕЙ. Это ты дым из трубы имеешь ввиду? Пашк, так ты видел паровоз?

ПАВЕЛ. Да. (Листает блокнот). Седьмого мая, четырнадцатый год. Паровоз Л 5289. Перегон Предпортовая- Средне-Рогатская.  Санкт Петербургский узел. И видео есть. (Достает телефон, ищет видео).

КИРИЛЛ. Кайф словил?

ПАВЕЛ. Да. Вот. (Протягивает Кирилл телефон. Кирилл и Сергей смотрят).

СЕРГЕЙ. Зачетный паровоз. Правда, дымит. Тоже хочу. Кирюх, смотаемся в Питер на следующей неделе?

КИРИЛЛ. Посмотрим.

СЕРГЕЙ. Ну а чего смотреть-то? Мы с тобой уже все перепробовали. А тут, смотри как просто: формируем привычку смотреть на локомотивы, записываем там их, все дела. Сначала тяжело, месяц херачим без удовольствия, зато потом бац, привычка, от которой я кайфую. Это Денчик так объясняет, ну, когда его спрашивают: куда податься, не могу, мол, себя никуда определить по жизни, там, чем заняться…Ну, он, конечно, подробно отвечает, я, может, перепутал чего... Вот Пашка. Привык локомотивы отслеживать. Увидел, номер записал, кайф, серию закончил – двойной кайф. Ты схему понял, Кирюх?

КИРИЛЛ. Чего тут понимать…Это принцип НЛП. Не только мысли влияют на поступки, но и поступки на мысли. Слушай, Серег, давай договоримся: я тебе про медитацию не парю, а ты мне про Денчика…(Цитирует слова Борисова).  «Я –озорная какашка, а они все – унылое говно».

СЕРГЕЙ. Кирюх, ты Денчика смотрел???

КИРИЛЛ. Ага. В перерывах между фаундейшн оф буддизм.

СЕРГЕЙ. Дай я тебя поцелую…(Кидается обнимать Кирилла, тот  отмахивается).

КИРИЛЛ. Да отстань ты…

Мимо домика проезжает поезд.

 

СЦЕНА 6

ПАВЕЛ. Мужики…я это…чего сюда сегодня пришел-то. Ну, вы б меня не застали…Не надо в Питер. Здесь сегодня такое будет…

СЕРГЕЙ. Чего, двойной кайф ожидается?

ПАВЕЛ. Да.

КИРИЛЛ. Да что будет-то, говори уже!

ПАВЕЛ (смотрит на часы). Здесь скоро Черный Гранит поедет!

СЕРГЕЙ. Чего за Черный Гранит? Паровоз?

ПАВЕЛ. Электровоз. Двухсекционный. Асинхронник на переменном токе. «Уральские локомотивы» с Сименсом совместно выпустили. В тринадцатом году.

СЕРГЕЙ. И ты его еще не видел?

ПАВЕЛ. Нет. Его вообще мало кто видел.

КИРИЛЛ. Это что, новая серия?

ПАВЕЛ. Да. Этот первый.

КИРИЛЛ. То есть ты ее будешь начинать?

ПАВЕЛ. Да.

СЕРГЕЙ. Да что в нем такого-то?

КИРИЛЛ. Серег, мы весь день про трейнспоттинг говорим. Ты чего, не понял, тут вообще неважно, что едет. Главное, что ты это еще не видел. Так, Паш?

ПАВЕЛ. Так. Нет…Обычно так. Но в этот раз…Понимаете, это …это…Черный Гранит увидеть…Самому…Он же пока один всего.

СЕРГЕЙ. То есть ты серию начнешь и сразу же ее закончишь, так?

ПАВЕЛ. Да.

СЕРГЕЙ. Ну вот! Кирюх, уж мы не пропустим, да?

ПАВЕЛ. Будете со мной смотреть?

СЕРГЕЙ И КИРИЛЛ (кричат вместе). Да!! (Вынимают телефоны).

ПАВЕЛ. И на видео будете снимать?

СЕРГЕЙ И КИРИЛЛ (кричат вместе). Да!!

ПАВЕЛ. Ребят, вы такие…Такие…такие…

СЕРГЕЙ. Ну..ну…Ладно, пофиг!

Все встают из-за стола и начинают обниматься. Слышится шум приближающегося поезда.

СЕРГЕЙ. Это не он там едет?

ПАВЕЛ. Нет. Рано еще. Это пассажирский, ЭП2К, я их уже все видел.

КИРИЛЛ. Наш? Не чехословацкий?

ПАВЕЛ. Наш.

СЕРГЕЙ. За отечественные локомотивы! (Выпивает).

КИРИЛЛ. По гудку определил?

ПАВЕЛ. Да.

СЕРГЕЙ. Ну, Пашка!

Они продолжают обниматься. Что-то кричат, машут руками. Шум поезда заглушает все крики.

 

СЦЕНА 7

Все сидят за столом.

 

СЕРГЕЙ. А он точно поедет, Гранит этот? Откуда инфа?

ПАВЕЛ. Диспетчер знакомый на узле.

СЕРГЕЙ. А то знаешь, Кирюха на кайф настроится, как Светка на любовь, а Гранит не приедет, ну и…(Показывает жестами петлю на шее).

КИРИЛЛ. Ты про себя показывай!

СЕРГЕЙ. А я чего? Я набухаюсь. Или Денчика буду смотреть. Совмещу, скорее всего.

КИРИЛЛ. Паш, вот ты Гранит ждешь, специально пришел…Что, отмечать никак не собирался?

ПАВЕЛ. В смысле?

КИРИЛЛ.  Ну, выпить…

ПАВЕЛ. Нет.

КИРИЛЛ. Позвать кого-нибудь?

ПАВЕЛ. Нет.

СЕРГЕЙ. Торт?

ПАВЕЛ. Нет.

СЕРГЕЙ. Про баб не спрашиваем.

КИРИЛЛ. В Контакте написать?

ПАВЕЛ. На ютьюб, может, выложу.

СЕРГЕЙ. Отличное решение!

КИРИЛЛ. А если он не поедет? Бывало у тебя такое: ты ждешь, вот на морозе, на перегоне где-нибудь, а локомотив не едет, или другой какой вместо него?

ПАВЕЛ. Бывало.

КИРИЛЛ. И ты что?

ПАВЕЛ. Ничего.

Пауза.

СЕРГЕЙ. Ничем его не взять. Исключительная психологическая устойчивость. Без всяких курсов, медитаций, буддизма, Доты, Танчиков и Денчика Борисова. Вот, возьми на заметку, Кирюх. Давай, Паш, рассказывай про Черный Гранит. А то мы с Кирюхой эти…трейнспоттеры-чайники. Вдруг неадекватно прореагируем, тебя опозорим.

ПАВЕЛ. Ребят, он такой…Сейчас я вам покажу! (Показывает на планшете фотографию локомотива 2ЭС7- модель 11201 -001 «Черный Гранит»). Вот фото!

СЕРГЕЙ. Да…Десептиконы наступают…Брутальный локомотив. Слушай, он на ладу икс-рей похож! Наверно, один дизайнер делал.

КИРИЛЛ. Ленин как-то добрее смотрелся. Чего это у него на боку написано… «Соединяя части света…»

СЕРГЕЙ. Ага. Соединяя части света – разъединяя части тела. Не дай бог такое посреди ночи увидеть.  

КИРИЛЛ. Да не, нормальная такая морда. Грендайзер в маске сварщика. Еще имперский марш какой-нибудь забацатьта-да-да-да! (Имитирует звуки марша).

СЕРГЕЙ. Пашк, а у него прицепного вагона с реактором нет?

ПАВЕЛ. Нет. Мужики, я вам сейчас про него расскажу.

СЕРГЕЙ. Подожди чуток. Надо же нам эмоциональный шок пережить!

КИРИЛЛ. Мегатрон восстал из мертвых!

СЕРГЕЙ.  Темный рыцарь!

КИРИЛЛ. Оптимус Прайм!

СЕРГЕЙ. Дарт Вейдер с перерезанным горлом!

КИРИЛЛ. Злой Десептикон!

СЕРГЕЙ. Я уже говорил.

КИРИЛЛ. Терминатор!

ПАВЕЛ (неожиданно включается в игру на ассоциации). Светодиодный прожектор!

СЕРГЕЙ и КИРИЛЛ (вместе). Да ты что?!!

ПАВЕЛ. Когда буферные белые горят, еще нормально, а если он красные врубит…

СЕРГЕЙ. Тогда нам всем пиздец будет!

КИРИЛЛ. Армата на Берлин!

ПАВЕЛ. Цельное лобовое стекло! Усиленное!

СЕРГЕЙ. Молодец, Пашка! Аццкий сотона!

КИРИЛЛ. Красив. Чертовски красив.

СЕРГЕЙ. Охуителен!

Выпивают.

ПАВЕЛ. Это его так прозвали – Черный Гранит, а на самом деле он не совсем Гранит, потому что он – переменник, ну, на переменном токе. Граниты, два эс десятые, они на постоянном. Похожи, асинхронные тяговые двигатели. Его многие ругают, мол, тяжеленный асинхронник с плохим КПД и фиговой мощностью, но это не так!!!

СЕРГЕЙ.  Кто нашего Десептикона ругает?

ПАВЕЛ. Придурки на одном форуме.

СЕРГЕЙ. Ты нас с Кирюхой в следующий раз позови, мы им такой холивар устроим…

ПАВЕЛ.  Он девять тысяч тонн на испытаниях потянул!

СЕРГЕЙ и КИРИЛЛ. Вау!!!

Павел ходит вокруг стола в крайнем возбуждении, размахивая руками.

ПАВЕЛ. Двумя секциями! А раньше такое только тремя, четырьмя возили! У него микропроцессорная система управления, диагностики и безопасности плюс управляемые статические преобразователи. Понимаете? Контактных элементов меньше! А система торможения…(Павел ходит по двору, в волнении размахивая руками).

КИРИЛЛ. Как наш трейнспоттер-то разошелся…Разродился сложными предложениями.

ПАВЕЛ. Кабина у него…Как номер в пятизвездочном отеле!

СЕРГЕЙ. Ты хоть раз бывал? В пятизвездочном отеле?

ПАВЕЛ. Нет.  Я вам сказал про управляемые статические преобразователи, так там рекуперативная система торможения! Энергия возвращается в контактную сеть. Я сейчас объясню…там..

СЕРГЕЙ. Пашк, постой, мы не врубаемся с Кирюхой!

ПАВЕЛ. Я тоже сначала ничего не понимал, когда про асинхронный двигатель читал. Потом взял в библиотеке физику за все классы…

СЕРГЕЙ. Вот-вот, Кирюх, ты понял чего на Курсере надо проходить? Пашк, мы к следующему разу подготовимся, как следует, обсудим твою рехуративную систему торможения. А сейчас…давай как-то пока с идеологической стороны на это смотреть.

ПАВЕЛ. Вы еще приедете?

СЕРГЕЙ. Конечно. И на Урал с тобой поедем. На газотурбовозы смотреть. Возьмем палатку, жратвы, засядем где-нибудь на перегоне…

КИРИЛЛ. Я на железку работать пойду. Ты знаешь, Серег, полгода маюсь…И вдруг решил.

СЕРГЕЙ. А чего, норм! Айтишники везде нужны. Как и менеджеры по продажам. (Они чокаются и выпивают). Пашк, мы Гранит-то не пропустим?

Павел смотрит на часы.

ПАВЕЛ. Через пять минут.

СЕРГЕЙ. Ну вот, надо подготовиться. Сейчас видео сниму, и Светке в инстаграмм…Вот они там все ей обзавидуются. (Достает телефон).

Все встают.

ПАВЕЛ. Только я вам главного не сказал.

КИРИЛЛ. Боимся предположить.

СЕРГЕЙ. Паш, ты с нами поаккуратней, мы ж не такие стрессоустойчивые как ты! Можем и не пережить.

ПАВЕЛ. Он не сам поедет.

Пауза.

СЕРГЕЙ. Что, на носилках повезут?

ПАВЕЛ. Он же переменник!

КИРИЛЛ. И что?

ПАВЕЛ. Здесь сеть постоянного тока! Его толкать будут. Перегонять куда-то.

КИРИЛЛ. А…Там, где Ленины катаются, Черный Гранит не проедет?

ПАВЕЛ. Здесь не проедет. А  Ленины - переменники тоже есть. ВЛ80Т, еще..

СЕРГЕЙ (опять садится за стол). Убил так убил…А я уже три желания загадал.

ПАВЕЛ. Какие желания?

СЕРГЕЙ. Ну вот как с тобой…

КИРИЛЛ. Да у него всегда одни и те же: что б инстаграмм запретили, что б дебилы ему в Доте выигрывать не мешали…ну и…

СЕРГЕЙ. Ну…Ну…Вот! Не все ты обо мне знаешь! Пашк, чего за херня такая с этим током?

ПАВЕЛ.  Половина дорог на постоянном, половина на переменном.

СЕРГЕЙ. Чего, у нас опять все не как у людей?

ПАВЕЛ.  У нас так исторически сложилось. Локомотивы меняют, когда поезд по стране идет. Есть двухсистемники, но их мало. Где станций стыкования нет. Ленин восемьдесят второй, старый…Эпэшка двадцатая.

КИРИЛЛ. Ты их собрал?

ПАВЕЛ. В процессе. Я сейчас про них расскажу. 

КИРИЛЛ. Не, Паш, нам столько инфы за раз не переварить.

СЕРГЕЙ. Да. Ты нас в сторону не уводи. То есть, я правильно понял: наш охуенно красивый локомотив мимо нас будет толкать кто-то другой? Кто?

ПАВЕЛ.  Ну… ЧМЭшка какая-нибудь. Чехословацкий маневровый тепловоз. У нас их дофига тут ездит.

КИРИЛЛ. Да ладно, Серег. Дарт Вейдер может сам и не ехать.

СЕРГЕЙ. Ну…в принципе да. Пашк, значит, гудеть он не будет?

ПАВЕЛ. Нет.

СЕРГЕЙ. А ты слышал, как он гудит?

ПАВЕЛ. На видео.

СЕРГЕЙ. Изобразишь? Вроде ты нормально выпил.

ПАВЕЛ. Попробую.

СЕРГЕЙ. Отлично. Пошли. Готовность номер один. (У него звонит телефон. Он несколько секунд смотрит на экран, потом отвечает). Светик, родная моя, у меня все хорошо! Настроение прекрасное! Беги в магазин, завтра приеду – будем мой день рождения отмечать. Да, да…Пока! Некогда мне. У меня тут…Скоро видео тебе пришлю.

Все подходят ближе к забору. Слышен гул приближающегося поезда. Мужчины готовятся снимать его на видео. Раздается гудок.

КИРИЛЛ. Это Гранит?

ПАВЕЛ. ЧМЭшка.

СЕРГЕЙ. Тогда давай, начинай. Я уже запись включил. Смотрите! Точно он! Не подвел, Десептикон, приехал к нам! Кирюх, не зря живем! Как же мне хорошо, господи!

Павел изображает гудок Гранита, издавая странные звуки. В поле зрения появляются Черный Гранит и толкающий его сзади тепловоз. Они проезжают мимо домика медленнее, чем обычный поезд. Сергей, Кирилл и Павел снимают его на видео, кричат от радости, обнимаются, цепляются друг за друга, изображая «паровозик». Их голоса заглушает поезд, идущий в другую сторону.

 

СЦЕНА 8

Утро следующего дня. Сергей и Кирилл чинят забор. Павел пытается им помогать, но Сергей его отодвигает.

СЕРГЕЙ. Не, Паш, не выходи из образа. Трейнспоттеры заборы не чинят.

КИРИЛЛ. Ну вот. Починили. Через двадцать лет.

ПАВЕЛ. Спасибо.

КИРИЛЛ. Не за что. Если надо будет еще что-то починить, обращайся.

СЕРГЕЙ. Да, мы приедем и сделаем. А вообще…Спасибо тебе, Пашка!

ПАВЕЛ. За что?

КИРИЛЛ. За все.

СЕРГЕЙ (смотрит в телефон). О, Светка пишет, ей кучу лайков наставили за наш Гранит. Ну, я не сомневался. Поразился народ…Ладно, Пашка, пока! Поедем мы.

Сергей и Кирилл идут к машинам. Заводят. Прощаются с Павлом.

ПАВЕЛ. Вы еще приедете?

КИРИЛЛ. Не исключено.

СЕРГЕЙ. Паш, ну, не прям завтра…Ты планируй пока отпуск, на Урал поедем. Ну, давай, пока!

Друзья обнимаются. Слышен звук приближающегося поезда. Сергей и Кирилл садятся в машину и уезжают. Павел идет к забору смотреть на поезд.

Конец

 

 

Комментарии закрыты.