РОЖДЕСТВЕНСКАЯ СКАЗКА

                                                                                       Ольга Манько

                                                                                                  

                                                 Рождественская сказка

Действующие лица

Дворник дядя Жора

Мальчик Тишка, 8 лет

Маэстро, синьор Джианни Брецони

Дьяволё,  чёрт, он же 3-я фрейлина, он же кучер

Околоточный, Прокоп Кузьмич

Царь

Премьер-министр

1-я фрейлина

2-я фрейлина

Придворные

Нота ДО

Нота РЕ

Нота МИ                                                      ГОЛОСА

Нота ФА

Нота СОЛЬ

Нота ЛЯ

Нота СИ

Акт первый

Действие первое

События происходят в конце XIX века. Канун Рождества.  Типичный двор-колодец в Питере. Раннее утро. Во дворе стоит скамейка. Валит снег. Дворник убирает снег.

Дворник (ворчит). Цельную неделю сыпет и сыпет, сыпет и сыпет. На такую зиму лопат не напасешься. Оно, конечно, живописно  и ребятишкам радость. Тем паче,  Рождество скоро.

Дворник присаживается на скамейку отдохнуть. Оглядывает свой двор. Слышно обиженное карканье голодных ворон, простуженное тявканье пса.

Дворник. Птички мерзнут. Каково им на морозе с босыми ногами? Надо бы не забыть, в кормушку зернышек насыпать.

В окне первого этажа открывается форточка.

Дворник. Не, это уже непорядок. Холода, понимаешь, в дом напустят, а где дрова им брать? Нонче на базаре они недешевые. (Вновь взял лопату и принимается расчищать дорожку.) Хозяину надоть сказать, чтобы не баловал более. Повадились, понимаешь, форточками в мороз туда-сюда хлопать. Печные трубы сажей забьются, значит,  опять понимаешь, трубочиста зови, тоже плати.

Звучит музыка. «Танец снежинки», Шарль Гуно. Дворник останавливается и слушает музыку.

Дворник (разговаривает сам с собой, комментирует мелодию).  Ты погляди, звучит как! Будто льдинки искрятся нотки. Затихли…. Ан нет. Они там… в глубине, внутри музыки. Слышишь, слышишь! Одна-то всех за собой повела.  (Молчит, слушает.) Эх, необученный я изящные  слова говорить. Но словно жемчужинки нотки кружат среди  снежных хлопьев.  И вьются, и вьются. И не понять уж, где снежинки, а где музыка. Это сколько же красоты в мире!

Мелодия «спотыкается», затем еще раз, звуки расползаются в разные стороны, переходя в какофонию,  а затем в «Собачий вальс».

Дворник (неодобрительно).  Чудят.

Дворник берется за лопату, продолжает расчищать снег.

В открытую форточку высовывается смуглая физиономия Маэстро. Закрученные усы и бородка клинышком придают ей зловещий вид.  За стеклами пенсне, вцепившимися в длинный острый нос, гневно сверкают глаза. Он сосредоточено оглядывает двор.

Маэстро. Мио дио! Они опять сбежали! Баста!  Я уезжать домой в Италия!

Дворник. Доброго утречка, господин маэстро.  Стряслось чего?

Маэстро.  Синьор, вы помогать. Я не могу играть музыку. Я потерял ноты.

Дворник. Ай-яй-яй! Много утеряли?

Маэстро с трудом просовывает в форточку руку и, цепляясь за усы, принимается загибать пальцы.

Маэстро. Один, два, три, четыре. Четыре штука.

Дворник. Беда. Подсобить  чем?

Маэстро мычит нечто нечленораздельное, захлопывает  форточку. Через мгновение выбегает во двор. На нем поношенный фрак, вокруг шеи скручен истрепанный длинный шарф. В правой руке маэстро нервно подрагивает дирижерская палочка.

Маэстро. Кошмар! Орроре! Олух! Растяпа!

Дворник.  Толком объясните, что случилось?

Маэстро.  Синьор дворник, мои ноты очень и очень упрямые. Они не хотят звучать как надо, приходится моей палочкой стучать им по голове!

Дворник. Всякий сбежал бы, если палкой по голове. Нехорошо это, господин хороший.

Маэстро. Престо! О, бабео! О, грулло! Мио дио!

Дворник. Может, по-нашему растолкуете?  А то кричите, кричите, а чего кричите и не понять

Маэстро. Скоро Рождество. Меня пригласил ваш синьор царь, делать красивую музыку для царского бала. Все синьоры и синьорины будут радоваться, петь, танцевать. (Напевает мелодию). Ля-ля-ля. Вы видеть? Это изящно! Это восхитительно! Это роскошная мелодия! Но я не могу! Я иметь позор перед синьором царем! Я испортить праздник. И всё из-за упрямых нот!

Дворник. Упрямые ноты?

Маэстро. И непослушные!  Однажды нота До спряталась под диван. Ноту Ля я снял с люстры.  Ноту Ре я вытащил из замочной скважины. Но сегодня они сбежали! Гранди проблемы! Рождество без музыки – пропадать! Я навсегда оставаться в этой холодной стране! О, злая судьба! Я никогда не увижу моих бамбини. Моих милых детишек:  Адриано, Алессандро, Антонио, Бернардо, Джузеппе, Риккардо, Алфонсина, Джузефина, Коломбина и маленькая  Паолина. Десять чудных бамбини!

Дворник нахлобучивает  свою ушанку на голову музыканта.

Маэстро. Но, но, но, синьор!

Дворник. Вы со мной не спорьте, господин маэстро.  Замерзнете, помрете, тогда впрямь никакого бала не будет, и бамбины  сиротками останутся. (Снимает с себя тулуп и накидывает его на плечи маэстро.) Давай-ка, мил человек, иди, поищи свои ноты на улице, а я здесь во дворе посмотрю.

Маэстро. Грацио, синьор! Когда вы найдете ноты, то держите их крепко. Лучше их связать толстой крепкой веревкой!

Маэстро убегает.

Дворник. Беги, беги. (Дворник оглядывает двор, ворошит сугроб.) Куда они могли подеваться?   (Ежится от холода, похлопывает себя по плечам). Бррр, морозец до самых костей пробирает.

Из дверей дворницкой выходит мальчик Тишка. На нем армяк и шапка-ушанка.

Тишка. Доброе утро, дядя. Ой, никак мазурики тебя ограбили, тулуп забрали? Замерзнешь!

Дворник. Не, сам отдал. Видал, может, музыкант у нас живет?

Тишка. Это который всё время играет?

Дворник. Ноты от него сбежали, так он в одном потрепанном  сюртучке помчался их искать. Свой  дал ему на время.

Тишка. Сам-то как будешь? При таком морозе лихорадку схватить -  дело пустяшное. Иди в дом.

Дворник. Из сундука принеси  дедовский.

 Дворник продолжает искать ноты в снегу. Тишка убегает и сразу возвращается с тулупом и старой шапкой

Тишка (протягивает тулуп и шапку).  А чего ему, то есть музыканту,  те ноты?

Дворник. Его наш царь на рождественский бал пригласил. Во, какое дело! А без них у него никакой музыки не будет.

Тишка. Наш царь? Самый настоящий? Во дворец?

Дворник. Угу. Ты тоже смотри, может,  углядишь. В четыре глаза сподручнее.

Тишка. Да, поди, врет!  Царь и во дворец!

Дворник. Не думаю. Он такой же бедняк, как и мы. Токмо я при должности и жаловании, а  его – уж кто позовет на заработки бедолагу. Но музыку играет такую, что  душа светлой радостью наполняется,  и вокруг всё становится каким-то чудным. И сыпет с небес уже, будто не снег, а будто ангелы своими перышками землю укрывают от морозов, оберегают до весны её, до солнышка.  Во как.

Тишка. Да ты что!

Дворник. А приехал он из самой Италии.  Читал я, что там тепло. Солнце жарит круглый год, как наша печка.

Тишка. Это как так круглый год тепло? Да, поди, врут.

Дворник. Сам не видал, но в книжках пишут.

Тишка. Вот, небось, и прикатил к нам на праздник. Ежели там жара, то и Рождества никакого нет. А без Рождества зима, как пирог без начинки, в охотку не пойдет.

Дворник. Мыслитель ты у меня.

Тишка. А какие они - нотки?

Дворник.  В этом-то и закавыка.  Слышать их, слышал, а вот видать - не видал.

Тишка. Знаешь, чего я думаю, дядя?

Дворник. Да как мне знать? Голова у тебя чай не стеклянная, мыслей не видать. (Дворник и Тишка смеются шутке.) Так что удумал?

Тишка. Ты только не смейся. Я вот думаю, нотки музыку любят. Нет. Они сами музыка. А что если их подманить?

Дворник. Небось, они не собака, чтобы на кость их поманивать.

Тишка (срывается с места, на бегу говорит). Сейчас принесу!

Дворник. Вот, пострел!

Тишка убегает в дворницкую. Дворник продолжает искать в сугробе и достает хрустальный граненый шарик. Тишка  возвращается со свирелью.

Дворник (показывает Тишке шарик).  Глянь, какую диковинную фитюльку нашел.

Тишка. Может, это и есть нотка?

Дворник отдает шарик Тишке. Раздается звук капелек дождя.

Тишка. Слышишь?

Дворник. Нет, ничего не слышу.

Тишка. Дядя, неужто не слышишь? Она как веселая капелька дождя звучит. Ля, ля, ля! Вот как! Это точно нотка!

Дворник. Глуховат, видать, я. Не слышу. Ты зачем свирель принес?

Тишка передает шарик дворнику.

Тишка. Подержи, только поосторожнее будь. Вдруг поломается?

Дворник. Не беспокойся.  В тонких вещах смысл тоже понимаю.

Тишка играет на свирели. (Звучит А. Вивальди «Весна».) Дворник слушает, присев на скамейку.

Дворник (комментирует музыку). Надо же! Весенним ветерком повеяло. Но пока он легкий, чуть слышный. И даже не ветерок это, а точно первый вздох дитя на свет явившегося. Морозец еще по утрам ледяной корочкой землю прихватывает, хрустит под ногами. А вот сосульки от солнечных лучиков – дзинь, дзинь – тают и капают. Снежок превратился в искрящиеся ручейки и побежал журча. Поёт свою весеннюю песенку. Ты погляди, какая музыка! Вишь, первые нежные листочки робко шелестят. И птички защебетали. Радуются теплу, жизни радуются. (Из сугроба появляется хрустальный шарик на ножке, следом еще один и еще четыре.)  Глянь, Тишка, кажись, нашлись потеряшки.

Тишка передает свирель дворнику и собирает нотки. Бережно держит их в руках, прислушиваясь.

Тишка (огорченно). А эти молчат.

Дворник. Дык замерзли, небось.  Тащи к печи, пусть оттаивают. Удивление меня берет, однако. Вроде как нотки эти так, безделушка. А предмет, всё же таки, чувствительный.  Я бы не догадался их на музыку приманивать.

Тишка. Дядь, а дядь, может, мы этому маэстре не отдадим нотки?

Дворник. Э, нет, брат. Нехорошо. Ты забыл, что его наш царь пригласил на рождественский бал? Как же можно?

Тишка. Ладно, только пусть они у нас побудут?

Дворник. Понятное дело, где же им еще быть.  Домой беги, а я пойду теперь музыканта нашего разыскивать. Обрадую горемычного, что пропажа нашлась. Одного только не пойму. Вроде дирижер сказал, что четыре штуки потерял, а тут семь в наличии.

Тишка. Все от него сбежали, а он и не доглядел.

Дворник. Видать, не доглядел.

Действие второе

Дворницкая. Скромная обстановка. Стол в центре комнаты, на нем лежат книги. Табуреты вокруг стола. Печь у стены.  Кровать и сундук. На стене несколько полочек. Среди прочего стоит шкатулка. Тишка забегает в квартиру и, не снимая армяка, тащит табурет к печке. Снимает шкатулку, вытряхивает содержимое на стол, складывает в неё нотки.  Затем шкатулку ставит на табурет.

Тишка. Отогревайтесь.  Сидели бы у дяденьки маэстры, не закоченели бы. Может статься, теперь вы для музыки негодные. Но я всё одно, вас не выброшу, беречь буду. (Легкий звон, будто кто-то тихонечко стучит по чашке, наполнят комнатку. Тишка берет один шарик в руку и прислушивается.) Я не ослышался? Ты поешь?

Голос нотки ЛЯ. Ля, ля, ля.

Тишка. Ля?

Голос нотки ЛЯ (поёт). Ля-ля!

Голос нотки МИ (поёт). Ми – ми!

Голос нотки ДО. До! До-до!

Голос нотки СИ. Си!

Голос нотки ФА. Фа–фа–фа.

Голос нотки РЕ. Ре-ре-ре.

Голос нотки СОЛЬ. Соль, соль, соль!

 Голос нотки ЛЯ. Нас так зовут.

Все нотки (поют по очереди). До, Ре, Ми, Фа, Соль, Ля, Си.

Тишка (потрясенно). Вы разговаривать умеете?

Голос нотки МИ. У – ми-ми – меем.  Умеем.

Голос нотки РЕ. Мы же ре-ре - рождественские ноты.

 Тишка. Если вы рождественские ноты, то почему такие ослушницы? Сбежали от дяденьки музыканта. А его сам царь пригласил на Рождественский бал во дворец. Во, какие дела!

Раздается взволнованная какофония звуков.

Тишка. Ничего не понимаю.

Голос нотки СИ. Си-сироток, нас сироток, он бил дирижерской палочкой.

Голос нотки РЕ. Ре-ре - рычал на нас дядька Басовый ключ!

Голос нотки ДО.  До-донимал нас Скрипичный ключ! Ябедничал на нас.

Тишка. Как так?! Я тоже сиротка, но дядя Жора никогда меня не обижает! Он так и говорит: «Нешто можно сиротинушек обижать?»

Голос нотки ФА.  Фа – фарс! Фа-фальш!  Зачем он за маэстро побежал? Верно наябедничает на нас!

Тишка. Не, дядя Жора не таков. Он добрый.   

Голос нотки ДО. До-добрый?

Тишка. Да, братцы, добрый, очень добрый.

Голос нотки СИ. Мы си-си- сестрички, а не братцы.

Тишка. Извините великодушно. Сразу-то и не понять.  (Раздается настойчивый стук в дверь, Тишка идет к двери. Нотки взволнованно переговариваются. Тишка закрывает шкатулку и прячет ее на полочку.)  Кто там?

Дьяволё (из-за двери). Моё имя синьор Дьяволё. Откройте!

Тишка (через дверь). А вы кто? Дядя Жора не разрешает открывать дверь чужим.

Дьяволё. Я брат синьора Джианни Брецони, который живет в вашем доме.

Тишка. Я не знаю синьора Брецони.

Дьяволё. Он маэстро. Музыкант.  Царь пригласил его на Рождественский бал.

Тишка. А, вот вы о ком говорите. Его нет дома.

Дьяволё. Мальчик, очень холодно. Позволь, у вас подождать. Совсем я озяб.

Тишка некоторое время стоит в растерянности, потом открывает дверь. Входит высокий мужчина в черном плаще, спускающемся до пят. На голове шляпа с высокой тульей и широкими полями. Он снимает шляпу, стряхивает снег, отряхивает плащ. Шляпу вешает на вешалку при входе. Оглядывается. Видно, что он что-то пытается найти.

Тишка.  Проходите к печке, согрейтесь.

Дьяволё (не обращая внимания на Тишку). Ты один?  Взрослые есть дома?

Тишка. Крестный дядя Жора за дяденькой маэстрой побежал. Он ноты потерял, а мы их нашли.

Дьяволё.  Ах, какой растяпа мой братец! Ему доверили волшебные ноты, а он их потерял. Отдай их мне, мальчик.

Тишка. Нет, господин синьор. Когда придет дядя Жора с маэстром, тогда и отдадим.

Дьяволё.  Ты умный мальчик, правда?

Тишка (серьезно, обстоятельно). Пока не жалуюсь. Дядя Жора говорит, что мне в гимназии учиться надоть. Мол, такая у меня  голова, к наукам приспособленная.

Дьяволё берет одну  книгу со стола, рассматривает, листает страницы. Затем вторую.

Дьяволё.  Арифметику  изучаешь?

Тишка. Я знаю четыре действия арифметики. Крёстный обещал, отвести меня к приказчику, который по соседству в лавке работает, он меня дробям научит. Во, как!

Дьяволё.  Зачем тебе дроби? Ты разве не хочешь быть дворником?

Тишка. Можно и дворником, но дядя Жора говорит, что я должен стать ученым человеком. Вот тогда мы заживем! Такие вот дела.

Дьяволё.  Ты смышленый мальчик.  

Тишка. Спасибо на добром слове, дяденька синьор.

Дьяволё.  Скажи мне, мальчик, нотки ты куда положил?

Тишка. Спрятал. Они такие непоседливые, такие непослушные, что за ними глаз да глаз нужен.

Дьяволё.  Очень благоразумно с твоей стороны. Ты мне покажешь, куда их спрятал?

Тишка. Вы, дяденька, сказали, что пришли к брату в гости, а сами о нотах всё выспрашиваете.

Дьяволё.   Я беспокоюсь о них. Мой братец, синьор Брецони, невероятно рассеян.  Он по сорока раз на дню теряет свою шляпу. Однажды его пригласили в Ватикан, играть Рождественскую мессу. И чтобы ты думал? Он надел один зеленый ботинок, а другой желтый. Скандал был невероятный!

Тишка (с недоверием). Да, поди, врете, господин синьор. Нешто ботинки зелёными бывают?

Дьяволё.   Еще как бывают.  А как-то маэстро  потерял рояль. Большой черный рояль на трех ножках.  Был рояль и не стало.

Тишка. Да, поди, его украли, иначе никак не возможно.

Дьяволё.   Ты рояль видел хоть раз?

Тишка.  А то! Еще как видел! В магазине музыкальных инструментов. Там один господин на нем очень красиво играл. Не так, конечно, как ваш брат.

Всё время, пока синьор Дьяволё беседует с мальчиком, он осматривает вещи на столе, пробегает взглядом полки, затем открывает сундук и роется в нем.

Тишка. Честное благородное слово, рояля в сундуке нет!

Дьяволё.   Куда ты ноты спрятал? Ты понимаешь,  что я должен их забрать у тебя? Иначе мой братец их опять потеряет. Вы все останетесь без Рождества.

Тишка. Как так без Рождества?

Дьяволё.   Ноты волшебные! Без них никакого Рождества не будет, не будет Нового года. Ничего не будет! Немедленно отдай мне!

Тишка. Нет, господин синьор. Они не ваши. Скоро крестный дяденьку маэстру приведет. Ему и отдадим.

Дьяволё (зло).   Глупый, гадкий мальчишка!  Сейчас же отдай мне ноты, а не то я тебя высеку! У меня нет времени с тобой пререкаться!

Дьяволё хватает Тишку и трясет, отвешивая подзатыльники. Тишка отбрыкивается, пинается ногами.

Тишка. Вы злой!

Дьяволё.   Ты даже не представляешь, какой я злой! Я невероятно злой!  Я безумно злой! Я страшно злой! Отдай ноты, дрянной мальчишка!

Тишка выворачивается, кусает Дьяволё за руку, тот выпускает мальчика. Тишка отбегает от него. Встревожено звучат ноты.  Дьяволё  бежит к полочке, хватает шкатулку, раскрывает её.

Дьяволё.   Теперь они мои! Мои! Пошел прочь!

Тишка кидается к Дьяволё, тот дает пинка Тишке.

Тишка. Дяденька, у вас штаны расстегнулись!

Дьяволё хватается за брюки, выпуская мальчика и роняя шкатулку.  Ноты рассыпаются по комнате. Тишка и Дьяволё кидаются их собирать. Тишка успевает три ноты спрятать.  Дьяволё забирает остальные и прячет их в складках плаща. Толкает мальчика, он падает. В этот момент за дверью раздаются голоса дяди Жоры и маэстро. Дверь открывается.

Дворник. Проходите, господин маэстро.

Дьяволё гневно рычит, начинает кружится, его плащ лепестками черного цветка вьются вокруг него, мгновение -  и полная темнота.

Голос Маэстро. Дио мио! Беда! Гранде беда! Большой беда!

Голос Дворника. Не шумите, господин маэстро. Тишка, ты здесь?

Дядя Жора зажигает свечи. В комнате полнейший беспорядок.

Тишка. Здесь.

Дворник (помогает Тишке подняться). Цел? Что случилось?

Тишка. Цел.

Маэстро (взволнованно бегает по комнате, воздевая руки, хватая себя за голову). Я понимать! Понимать! О, мои  несчастные ноты! Их украли! Рождества – нет! Позор! Позор на мою глупую голову!

Тишка. Своровали, как есть своровали. Но три нотки я сберег.

Тишка подает три ноты Маэстро. Тот хватает их, прижимает к груди. Звучит мелодия из трех нот.

Маэстро. Мои милые ноты! Вы поёте! Волшебный мелодия! Я злодей! Я обрек вас на мучение! Простите меня. Моё место в тюрьме! Казните меня! Нет мне прощения! Простите меня, мои чудесные нотки!

Дворник. Да погодите вы, господин маэстро. (Тишке).  Что стряслось?

Тишка. Пришел дяденька синьор Дьяволё…

Маэстро (перебивает мальчика). Я знать! Знать! У него черная шляпа и длинный плащ!

Тишка. Как есть всё черное. Вон, шляпа ихняя на крючке висит.

Маэстро берет шляпу, рассматривает её.

Маэстро. Мио дио! Он! (Отшвыривает шляпу в сторону, затем подбегает, рвет её и топчет).  Фарабутто! Мерзавец! Негодяй!

Тишка. Он говорил, что братом вам приходится.  

Маэстро. Но! Нет! Он лгать! Нет брата у меня!

Дворник.  Вы меня душевно извините, господин маэстро, но вопите вы как не доеная корова.  Либо уж толком объясните, либо помолчите.

Маэстро. Я объяснять! Объяснять.

Дворник (Тишке). Налей чайку горемычному. (Маэстро). Присядь, мил человек, согрейся, успокойся  и рассказывай. Глядишь, чего-нибудь и придумаем.

Тишка наливает чай в кружку и подает. Маэстро отхлебывает, обжигаясь, рассказывает.

Маэстро. Я должен рассказать мою историю. Я появился на свет во время рождественского богослужения под звуки органа.

Дворник. Мать честная!  Ты погляди, прямо как Тишка. Аккурат в Рождество народился.

Маэстро. Моя добрая мама говорила, что ангел поцеловал меня и с тех пор музыка звучит для меня во всем: в шуме ветра, шелесте листвы,  солнечных искрах на воде. Даже в самых простых вещах. Вот как эти.

Маэстро берет чайную ложку и играет на стаканах (звучит ксилофон).  Затем начинает выстукивать мелодию на столе, Тишка - на табурете, Дворник двумя крышками кастрюль бьет в такт. Звучит короткая музыкальная композиция на ударных инструментах.

Дворник. Ловко, понимаешь, у вас выходит, господин маэстро! Видать, в самом деле, ангел в темечко вас поцеловал, одарил талантом.

Тишка (нетерпеливо). Дальше что было?

Маэстро. Мой папа рыбак  утонул во время бури на море. Тогда я был бамбино, совсем малыш.

Дворник (сочувственно).  Вишь, как выходит, тоже сиротинкой рос. Матушка ваша жива? Я вот, к примеру, у Тишки один остался. Померли его отец с матерью. Царство им небесное.

Маэстро. Си, синьор. Да. Мама была прачкой, она стирала чужое бельё. Иногда у нас не было ни одной монеты, и мы голодные ложились спать. Но моя мама купила мне флейту-пикколо. Я играл и зарабатывал сольди.  (Достает флейту из кармана, нежно гладит её). Я храню её. О, моя маленькая флейта поёт как птичка! Её мелодии рвались в небеса, порхая среди облаков.

Тишка (зачарованно). Музыка в небесах!

Маэстро. Но, но, но! Это не была божественная музыка. Это была просто хорошая музыка.

Маэстро начинает играть.

Дворник (удивленно). Поди, ж ты!  Впрямь щебечет как птаха.

Тишка (с нетерпением). А нотки? Нотки откуда у вас?

Маэстро. Я играл на улице, пытаясь заработать хоть несколько сольдо.  Шёл дождь, люди прятались в домах. Я был мокрый, как селёдка в море и такой же грустный. Нет людей– нет сольдо. Моя музыка звучала уныло, словно моя флейта из маленькой веселой птички превратилась в серую слякоть.  Один пожилой синьор  остановился рядом со мной.  Он отдал мне свой большой зонт и сказал: «Я помогу тебе». У него была виолино. О, бэллё виолино!

Дворник. Виолино  - что за зверь?

Маэстро. Зверь? Нет - нет, это скрипка. Синьор играл на скрипке. Он играл божественно! Я не просто слышал дивную музыку, я видел её! (Звучит «Вальс цветов», Чайковский).  Я любовался  первыми солнечными лучами, которые озаряли пробуждающиеся от ночного сна цветы. Их нежные лепестки наполнялись небесным золотом, льющимся сверху.  Розовые, нежно голубые, белые, сиреневые, желтые, лиловые, оранжевые – радужный вальс кружил вокруг нас. Кружил над нашими головами, стелился по земле. Вальс тысячи цветов, напоенных солнцем. От восхищения мои глаза плакали.

Дворник (недоверчиво). Да разве можно видеть музыку?  Я, конечно, почтительно извиняюсь.  Но вы случаем, на улице, головой, того,  не ударились о столб? Или, не приведи господь, под лошадь не попали? Больно чудные вещи рассказываете.

 Тишка. Дядечка, он не врет! Я тоже видел музыку! (Маэстро). А дальше что случилось? Кто тот музыкант?

Маэстро. Хранитель рождественских нот. Синьор  был стар и болен, он искал другого хранителя.

Дворник. Нашел?

Маэстро. Си, синьор дворник. Он передал ноты мне. Ведь он искал не просто музыканта, а того, кто видит музыку. Я хранил ноты много-много лет.  Я ездил по всему миру и играл на Рождество. Но теперь я не молод, у меня большая семья. Мне тяжело. Я глупый старик, я терять волшебный ноты…Горе мне, горе… Я виноват. Рождества нет.

Маэстро вытирает выступившие слёзы. Дворник ободряюще похлопывает его по плечу.

Дворник. Не горюйте, господин Маэстро. Как-то всё наладится.

Тишка. А кто такой синьор Дьяволё?

Маэстро (в крайнем волнении вскакивает, бегает по комнате). Дьяволё? О, орорре! Ужас! Кошмар! Он хочет украсть ноты. Он хочет, чтобы Рождество не было! Тогда весь мир останется без Рождества! Новый год не начнется никогда! Позор на мою старую голову! (Рвет волосы на голове).

Дворник. Да погодите вы причитать  раньше времени. Видать, не так силен Дьяволё, коль мальчонку не одолел. Найдем мы ноты. Правда, Тишка?

Тишка. А то! Беспременно найдем. Без Рождества никак оставаться нельзя.

Раздается сильный стук в дверь.

Голос из-за двери. Дворник! Дворник! Куда ты провалился, закусай тебя блоха!

Маэстро (испуганно). Не открывайте! Это синьор Дьяволё!

Дворник. Полноте, господин Маэстро.  Больно вы суматошный. Может и не ваш Дьяволё это.

Голос из-за двери (жалобно). Добром прошу, Георгий Иванович, открывай. Не узнал что ли? Это околоточный. Шибко нужен музыкант. Ихнее царское Величество его разыскивает-с. Самолично приехали-с.  

Дворник кидается к двери. Входит околоточный. Он весьма взволнован.

Дворник. Проходите, Прокоп Кузьмич. Согрейтесь. Тишка, подай чаёк.

Околоточный. Нет времени чаи распивать, Григорий Иванович. Царь! Сам царь к нам пожаловал.

Тишка. Да, поди, врете, ваше благородие.

Околоточный. До благородия не дорос покамест, хотя, не скрою,  приятно.  Но не встревай, малец. Дело тут государственной важности. О, как! (Дворнику). Куда твой музыкант подевался? Само Ихнее Величество на каретах прикатили-с. Желают итальянского маэстро лицезреть и говорить с ним.

Дворник. Дык, вот он.

Околоточный (обходит Маэстро, разглядывая его). Вот этот плюгавенький? Соромно царю такого показывать.  Может, хоть усы ему состричь или там волосы набриолинить?

Маэстро. Вы меня оскорбляете! Я маэстро! Я музыкант! Я играл перед всеми королями мира!

Околоточный. Да видал я тех королей на картинках. Тьфу, одним словом. Супротив нашего слова доброго не стоят. Ладно, каков уж есть. Пущай Ихнее Величество  решают. На то они и царь. Давай, иди к царю. Заждались уж тебя.

Сильный стук в дверь прерывает Околоточного. Дворник идет открывать дверь.

Дворник. Проходите, будьте добры.

Входит Премьер-министр.

Премьер-министр (Околоточному). Где тебя носит? Их Императорское Величество меня уже за тобой, шельмецом, послал. Замерзли они ожидать.

Околоточный. Ваше Высокопревосходительство, смею доложить, нашел я музыканта. Вот он.

Маэстро. С кем имею честь говорить?

Премьер-министр. Я премьер-министр Его Величества. А вы, как я понимаю, маэстро синьор Джианни Брецони.

Маэстро. Си, синьор премьер-министро. Рад представиться, синьор Джианни  Брецони. Маэстро.

Премьер-министр. Почту за честь познакомиться с вами. Бесконечно рад! (Пожимает руку Маэстро).

Околоточный. Ваше Высокопревосходительство,  тревожусь я безмерно.

Премьер-министр. Что такое?

Околоточный (указывает на Маэстро). Да больно они замухрышистые. Ну, чисто поганка бледная, только с носом длинным, извините душевно. Как такого царю покажешь?

Тишка. Сам ты клоп усатый!  Да маэстро … он такой! Он такой! Что и слов таких хороших не придумали, какой он музыкант!

Дворник дергает за ухо Тишку.

Дворник. Ты что себе позволяешь при Его Высокопревосходительстве?

Тишка. А чего он? Думает, что если околоточный, то Маэстро можно обижать?

Премьер-министр (смеется). Клоп усатый!  А ведь верно, похож!

Околоточный подобострастно хихикает.

Околоточный. Малец-то востроглазый. И как я раньше не замечал, что клоп наружностью своей прям как отец мне родной. А Ваше Высокопревосходительство тоже сразу заприметили-с.

Дворник. Креста на тебе нет, Прокоп Кузьмич. Отца родного с клопом сравнивать! Входит царь, слушает разговор. Его не замечают.

Премьер-министр. Господа, прекратите. Но должен заметить, что околоточный прав. Маэстро  мирового уровня сидит в дворницкой, черт знает, во что одет, да еще и внешность его, не извольте обижаться, пугающая. Его Императорскому Величеству никак невозможно в таком виде синьора Брецони представить, а времени на переодевание нет. Что делать?

Околоточный. Смею предложить, Ваше Высокопревосходительство, ежели мы тулупчик с дворника скинем, в руки какой музыкальный инструмент дадим, да скажем, мол, маэстро с причудами, любит в дворницкой  репетировать. Дворник-то у нас и статью вышел, и в лице возвышенная нравственность читается.

Дворник.  Ты, Прокоп Кузьмич, белены объелся сегодня! Царю врать! Негоже это, ох как, негоже! Маэстро мирового уровня подменить дворником из тридцать пятого номера!

Царь проходит на середину комнаты. Все замирают от неожиданности.

Царь. Похвально, дворник, похвально. Как зовут тебя, братец?

Околоточный (испуганно причитает, но его никто не слушает). Не подумайте дурного, Ваше Императорское Величество. Токмо во благо Отечества и Вашего Императорского Величества стараюсь. Чтобы, значит, ваш взор царский не оскорблять плюгавостью заграничной. Вот вам крест! Крест вот вам! Вам крест вот!

Околоточный сгибается, часто креститься и уходит в дальний угол, чтобы не попадаться на глаза царю.  

Дворник. Дык, Георгий Иванович я. Дворником служу. Это мой (жестом подзывает Тишку) крестник, Тишка. Родители померли, вот вместе и живем тут. А маэстро… маэстро к нам зашел. Говорит, дров ему надоть принести в квартиру. Закончились дрова у них.

Тишка (с любопытством). А ты что – царь? Самый настоящий?

Царь. Царь.

Тишка (недоверчиво). Честное благородное? Побожись.

Царь. Честное благородное слово, царь я.

Дворник хватает за шиворот Тишку и отволакивает в сторону.

Дворник. Ты что меня перед Его Величеством позоришь?! В ноги кланяйся, извиняйся.

Тишка (шепотом Дворику). А как проверить величество или нет? Много тут прощелыг шныряет. Второго дня Кныш валенки своровал. Графом сказывался, а оказался босяк босяком.

Царь (слышит Тишку и смеется). Хочешь, подарю тебе валенки? Царские. Белые с вышивкой. Калоши новые к ним.

Тишка (кланяется). Благодарствую, Ваше Императорское Величество, но не надо. Мы не нищенствуем, честным трудом живем. Сами с дядей Жорой заработаем.

Дворник. Ваше Величество, простите великодушно дитя неразумное. Говорит всё, что в голову приходит.  

Царь. Тут и сердиться не на что. Хорошего сына воспитываешь. Хвалю. (Обращается к маэстро). Синьор Брецони, я лично заехал за вами, чтобы отвезти во дворец, где уже приготовлены комнаты для вас и зала для репетиций.  Маэстро такого уровня живет в доходном доме! Да это же позор мне как монарху. Отчего вы не телеграфировали, когда приезжаете?

Премьер-министр. Мы уж с ног сбились, вас разыскивая.

Маэстро (встает, кланяется). Грациа, синьор царь. Но не посмел беспокоить вас по столь пустяшному делу.

Царь. Да разве можно Рождественский бал делом пустяшным называть?

Маэстро. Я не о бале говорю, о персоне своей скромной.

Царь. Нет, нет, господин, маэстро. Вы немедленно отправляетесь со мной во дворец.

Премьер-министр. Господин маэстро, смею заметить, неучтиво монарху отказывать.

Маэстро испуганно прижимает к себе  шкатулку с остатками нот, его терзают сомнения.

Маэстро. Позвольте подумать, Ваше Величество.

Дворник. Что же я за хозяин такой, коли гости стоят? Покорнейше прошу, садитесь. (Дворник пододвигает стулья, Тишка ему помогает). В ногах правды нет, сейчас самовар поставим, под него и поговорите. Глядишь, маэстро и надумает.

Все усаживаются. Дворник хлопочет, Тишка ему помогает.

Царь. Ваше Высокопревосходительство, если у меня такие разумные дворники в государстве, то стоять страна будет веки вечные. Как вы находите?

Премьер-министр.  Полностью разделяю ваше мнение.

Царь. Тогда не грех и с толковым дворником посоветоваться.  (Дворнику.) Что скажешь, братец? Где лучше маэстро рулады свои выводить, на харчах царских, или тут самому хлопотать за каждой мелочью?  (Околоточному, который продолжает стоять в стороне, боясь гнева государевого).  И ты, околоточный, садись. Не жмись под стеной. Вижу, усердствуешь старательно. Без злобы и задней мысли. Прощаю тебя.

Околоточный, мелко семеня, крестясь и кланяясь, проходит к столу.

Околоточный. Благодарю-с покорно, Ваше Императорское Величество, за доброту безмерную к поданным своим. Более никогда не позволю себе.

Царь отмахивается от него.

Дворник.  Рассудить-то можно, Ваше Величество. Но Маэстро должен решать.

Открывается дверь, входят три фрейлины. Они возбуждены, спорят между собой.

1-я фрейлина. Ах, Ваше Величество, вы совсем о нас забыли, а мы сейчас в обморок упадем.

2-я фрейлина. Мы окоченели в карете, устали  и нам скучно.

Царь (вполголоса). Забыл о них совершенно. Навязала царица мне фрейлин на голову.

Премьер-министр (подскакивает и бежит к фрейлинам). Мадам, как вы могли подумать, что Их Императорское Величество о вас забыло?  Ни в коем разе.

1-я фрейлина. Я уже падаю в обморок!

1-я фрейлина падает на руки Премьер-министра. Он подхватывает её, она кулем висит на его  руках. Околоточный вскакивает, пытается помочь премьер-министру.

Дворник. Ах, боже же ты мой, беда! На кровать ее кладите, Ваше Высокопревосходительство. На кровать.

Дворник показывает, куда нести фрейлину. Премьер-министр и околоточный тащат её к сундуку, где и укладывают. Околоточный обмахивает ее.

Царь. Душечка, придите в себя. Кто-нибудь, доктора позовите.

2-я фрейлина (картинно прикладывает руку к голове и слабо шепчет).  Мне дурно! Я тоже падаю в обморок!

Все заняты 1-ой фрейлиной, на 2-ю не обращают внимание.

2-я фрейлина (громко и вызывающе). Я уже впадаю в беспамятство!

2-я фрейлина падает, её подхватывает Дворник.

Дворник. Тишка, помоги до сундука дотащить. На него положим дамочку.

Несут фрейлину к сундуку и укладывают её.

Тишка. Дядя, боюсь  третья сейчас завалиться.

Дворник.  Да где же сундуков на всех напасешься?  Может на пол ее? Тащи тулуп.

Тишка (Тишка подстилает тулуп). Авось и ничего на тулупе-то будет дамочке, мягко.

3-я фрейлина (брезгливо оглядывается). Не комильфо валяться в дворницкой светской даме. Я пришла посмотреть на волшебные рождественские ноты. Показывайте мне их. Кто тут знаменитый маэстро?

1-я и 2-я фрейлины поднимаются.

1-я фрейлина. Да-да, рождественские ноты!

2-я фрейлина. Ради них мы претерпели столько мучений и страданий!

Премьер-министр. Вам лучше, мадам?

1-я фрейлина. Кто маэстро из вас?

Царь. О, да! Дорогой маэстро, покажите нам свои необыкновенные ноты. О них ходит столько разговоров, что  дамы, не смотря на холод и неудобство, отправились со мной, чтобы первыми на них взглянуть.

Маэстро прижимает к себе шкатулку с нотами.

Маэстро. Но! Нельзя! Нет-нет!

3-я фрейлина. Неужели вы нам откажете, маэстро?

Маэстро. Синьора, нельзя. Но! Но!

1-я фрейлина. Хоть одним глазком взглянуть?

2-я фрейлина. Ах, маэстро, сделайте нам одолжение. Покажите ноты.

Маэстро. Нет, нет! Нельзя.

Премьер-министр. Маэстро, я вас покорнейше прошу, покажите дамам ноты.

Царь. Да, да, а не то они вновь в беспамятство впадут,  хлопот после не оберешься.

3-я фрейлина. Я умираю от любопытства.  Покажите, прошу вас.

1-я фрейлина. И я умираю! Ах!

1-я фрейлина вновь падает, её подхватывает околоточный. 2-я фрейлина валится на премьер-министра.

2-я фрейлина. Ах, ах! И я!

Премьер-министр. Маэстро, умоляю, покажите ноты. Иначе дамы никогда не выйдут из обморока.

Маэстро. О, мио дио! Хорошо. Хорошо. Только чуть-чуть.

Маэстро приоткрывает шкатулку, раздается нежная мелодия и льется свет. Фрейлины подбегают к маэстро.

1-я фрейлина. Божественная красота!

2-я фрейлина. Волшебство!

1-я фрейлина. Ах, какая прелесть!

2-я фрейлина. Чудо! Чудо!

1-я фрейлина. Восхитительно!

2-я фрейлина. Изящно!

1-я фрейлина. Необыкновенно!

2-я фрейлина. Изумительно!

3-я фрейлина выхватывает шкатулку из рук маэстро, поднимает ее над головой и ревёт басом.

3-я фрейлина. Мои! Мои! Мои!

Меркнет свет, по стенам мечутся тени, вместо 3-ей фрейлины перед нами предстает беснующийся  дьявол; замершие от неожиданности царь, премьер-министр, околоточный, дворник. 1-я и 2-я фрейлины падают на стулья без чувств. Звучит тревожная какофония звуков. Тишка клещом вцепляется в одежду Дьяволё, теребит его, пытается вырвать шкатулку.

Тишка. Отдай! Они не твои!

Маэстро (в отчаянии хватается за голову). О, горе! Горе! Он украл! Нет Рождества!

 Дьяволё (злобно хохочет). Не будет Рождества! Не будет Нового года! Ничего не будет! Не будет!!!!!

Акт второй.

Действие первое.

Дворницкая. Две фрейлины полулежат на стульях. Маэстро сидит на полу, схватившись за голову в полном отчаянии. Премьер-министр оглядывается в недоумении. Дворник поднимает Тишку, осматривает, всё ли в порядке с мальчонкой. Царь сидит на стуле. Околоточный испуганно  ощупывает себя.

Премьер-министр.  Господа, что это было?

Маэстро невнятно мычит в ответ.

Царь. Насколько я могу судить, волшебные рождественские ноты пропали. Верно, маэстро?

Маэстро нечленораздельно бормочет. Он не в силах справиться  с охватившими его тревогой и страхом.

Околоточный. Ваше Императорское Величество, позвольте мне незамедлительно дать распоряжение на поимку преступника. Должен доложить, глаз у меня страсть какой бдительный, все приметы грабителя запомнил.

Царь. Да-да, голубчик, работай.

Премьер-министр. Фрейлин необходимо домой доставить. Только как их в карету перенести?

Околоточный. Извольте распорядиться. Я и дворник живо дамочек в карету покладём.

Фрейлины живо поднимаются.

1-я фрейлина.  Какой ужас, Ваше Величество!

2-я фрейлина. Какой кошмар!

1-я фрейлина. Дворник?! Нет и нет!

2-я фрейлина. Околоточный?! Нет и нет!

Царь. Полно, полно, дамы. Премьер-министр лично доставит вас под опеку старшей фрейлины.

Фрейлины подбегают кпПремьер-министру и берут его под руки.

1-я фрейлина. Мне дурно!

2-я фрейлина. Скорее на воздух. Ах, мне нехорошо.

Царь Господин премьер-министр, по приезду во дворец зайдите ко мне в кабинет. Надлежит войскам и полиции передать мой  Указ.   Незамедлительное приведение армии в полную боевую готовность. По всей стране усилить полицейские патрули.  Проверять каждого человека вплоть до обыска. Мы должны поймать разбойника и найти рождественские ноты! (Дворнику). Ты, братец, пока за маэстро пригляди. Больно он чувствительный. Карету за синьором Брецони пришлю.  Во дворце он под приглядом будет.

Уходят. В дворницкой остается дворник, Тишка и маэстро.

Дворник. Тишка, с тобой всё в порядке?

Тишка. Ага.

Дворник. Не покалечился?

Тишка. Нет.

Маэстро. Горе мне, горе! Беда!

Дворник. Не убивайтесь раньше времени, синьор маэстро. Царь, слышали, войска поднимет, полицию в караул поставит. Отыщут грабителя. Беспременно отыщут и ноты вернут.

Маэстро. О, синьор дворник! Вы не понимаете! Полиция не может схватить Дьяволё. Армия не поймает Дьяволё. Он не человек, он чёрт.

Дворник (крестится). Господи, помилуй! Да что же делать-то?

Маэстро. Мио дио,  не знаю. Моя голова не может думать, в ней только барабанная дробь. Трр-трр-трр.

Тишка. Дядя Жора, скажи, красть нехорошо?

Дворник. Знамо дело, грех это. Чтобы лопнул этот Дьяволё! Вон, Маэстро довел до невменяемости.  Ноты украл.

Тишка.  Я, дядечка, про себя говорю. 

Дворник. Час от часу не легче!  Что случилось?

Тишка. Я стащил…

Дворник (в крайнем волнении перебивает Тишку).  Что украл?! У кого украл?! У царя?! У премьер-министра?! У фрейлин?

Тишка. Ты не ругайся...

Дворник. Да как так не ругаться?! Когда, где украл, что?!

Тишка. Из кармана стащил у дядьки Дьяволё.

Маэстро и Дворник. У кого?!

Тишка. Дьяволё.

Дворник. У Дьяволё?! Как так?

Маэстро (в полном изумлении). У Дьяволё?

Тишка достает из-за пазухи ноты.

Тишка. Вот, две нотки смог  вытащить.  И еще три, которые в шкатулке были. (Достает еще три ноты.) А еще две – не получилось. Они в другом кармане у него были. Вот такие вот дела. (Тишка протягивает ноты Маэстро.)  

Маэстро берет ноты.

Дворник (хохочет). Ай да Тишка! Ай да ловкач! У самого чёрта украл!

Маэстро обнимает Тишку.

Маэстро. Феличита! Счастье! Беллё мальчик! Прекрасный мальчик! Лучший мальчик на свете!

Дворник. Стало быть, чёрт пустую шкатулку уволок?

Маэстро нежно гладит ноты.

Маэстро. Мои чудесные нотки! Мои волшебные нотки! Никогда, никогда больше я не буду вас обижать.  

Звучит нежная мелодия.

Тишка. Стало быть, пустую.

Дворник. Это что получается?  Околоточный, премьер-министр, царь и я, ясное дело, маэстро не в счет, опростоволосились. А ты чёрта вокруг пальца обвел?

Маэстро. Фантастико мальчик! Фантастический мальчик!

Тишка. Само собой как-то получилось. Уж больно я осерчал на него.

Дворник.  Молодчага, Тишка! Но тут такая незадача, вскорости хватится Дьяволё нот, а их нет.

Маэстро. О, вы правы, синьор дворник. Дьяволё хитер и коварен. Он придумает, как украсть ноты.

Дворник. Я, понимаешь, вот чего думаю,  ноты надобно покамест спрятать, а перед самим Рождеством вернуть господину музыканту.

Тишка. Дай я! Я знаю, куда спрятать.

Дворник. Давай, Тишка. У мальчишки завсегда такие тайники придумывают, что сам чёрт не найдёт.

Тишка берет нотки, каждую заворачивает в тряпочку, натягивает армяк. Дворник за ним закрывает дверь.

Маэстро. План ваш хорош, но у Дьяволё еще две ноты. Без них Рождественский бал не состоится.

Дворник. Это верно, господин маэстро. Тут, понимаешь, с кондачка не получится. Подумать надоть.

Открывает дверь, входит человек в черных одеждах с кнутом в руках, это переодетый в кучера Дьяволё.

 Дьяволё. Его Императорское Величество карету прислали за господином маэстро. Попрошу побыстрее, не любит Их Императорское Величество ждать.

Дворник. Погоди, мил человек, как ты вошел? Дверь-то заперта на все засовы.

Дьяволё. Как же заперта, если я вошел?

Дворник. Ты кто?

Дьяволё. Кучер Его Величества.

Дворник.  Скажите мне, господин музыкант,  давно ли Его Величество отбыли во дворец?

Маэстро достает часы на цепочке из кармана, смотрит на них.

Маэстро. Десять минут назад.

Дворник (иронично). Ить, какой быстрый у нас император, а кучера у него еще быстрее.

Дьяволё. Собирайтесь маэстро, берите ноты и пожалуйте в карету. Император будет гневаться за опоздание. Ждут-с они вас.

Дворник по кругу обходит Дьяволё, внимательно его разглядывая.

Дворник. Ты точно кучер? Или врёшь?

Дьяволё.  Я царский кучер. А ты кто таков?  

Дворник. Я государев человек.  Дворником служу.

Дьяволё (смеется). Подметальщик в государевы люди записался.

Дворник. Откуда ты об нотах знаешь? Неужто Его Императорское Величество тебе доложился?

Дьяволё. Может, и сам царь, не твое холопское дело!

Дворник неожиданно из рук Дьяволё выхватывает кнут, который оказывается хвостом Дьяволё. От неожиданности Дьяволё верещит, пытаясь вырваться. Дворник не отпускает, Дьяволё кружится вокруг Дворника, который крепко его держит за хвост.

Дворник. Ах ты, бесовское отродье, вздумал Рождества нас лишить!

Маэстро хватает метлу, стоящую при входе, наносит удары Дьяволё.

Маэстро. Верни ноты, бандито!  Бандито, верни ноты!

Дьяволё (злобно рычит). Не будет Рождества, ничего не будет.  

Маэстро метлой бьет Дьяволё. Дворник наносит ему удары со спины, всё также держа его за хвост.

Дворник. Это мы еще посмотрим, хвостатая морда!

Раздается стук в дверь.

Тишка (из-за двери). Дядя Жора, открой. Это я, Тишка.

Дворник. Погоди, Тишка. Не до тебя.

Тишка настойчиво стучит в дверь.

Тишка. Что за шум у вас? Околоточного позвать? Прокоп Кузьмич, помогите! Помогите!

Слышны топот, грохот, дверь вылетает, в комнату вбегают Тишка и околоточный.

Околоточный. Кто тут безобразия безобразничает?!  Стоять! Молчать! Смирно!

Околоточный свистит в свисток. Тишка хватает ведро и напяливает его на голову Дьяволё. Дьяволё дергается, Дворник отрывает ему хвост. Дьяволё жалобно визжит, вокруг него поднимается черный дым, заволакивающий комнату. Дьяволё вырывается и убегает. Дворник растерянно держит хвост в руках. Маэстро по инерции машет метлой.

Околоточный. Господа, господа, фу! (Достает носовой платок, закрывает нос.) Серой-то как, если культурно выражаться,  пахнет!

Дворник (крутит в руках хвост). Дык, понимаешь, от чёртей завсегда серой несёт. Вот такое они племя зловонное.

Околоточный. Какой такой чёрт?

Дворник (протягивает хвост околоточному). Вот хвост его.

Околоточный. Взаправду? Самый настоящий чёрт?!

Околоточный берет хвост, рассматривает его.

Тишка. А то! Самый что ни на есть настоящий. Поддельных не держим.

Околоточный. Изымаю хвост, как вещественное доказательство. (Свистит в полицейский свисток и уходит.)

Дворник. Куда ты, Прокоп Кузьмич?

Околоточный. Доложиться, что улика найдена. Дело серьезное, государственное. Сам Император интересуется.

Околоточный уходит.

Тишка. Дядя Жора, а ты молодец.

Дворник. Да в чем же молодец, ежели ноты так и не забрали?

Тишка. Поди, не каждый может чёрту хвост оторвать.

Маэстро (хохочет). Синьор Дьяволё без хвоста!

Дворник (смеется). Посрамление их племени. Ох, какое посрамление.

Тишка. С ведром на голове, да без хвоста – вот так чёрт!

Все хохочут. Входит околоточный, за шиворот ведет Дьяволё с ведром на голове, руки у того связаны веревкой. В руках околоточный несет хвост Дьяволё.

Дворник. Прокоп Кузьмич, да никак ты поймал нечистого?

Околоточный. Это вам не серенады на балалайках дудеть. Мы службу свою знаем.

Дворник. Да, палец тебе в рот не клади. Самого чёрта спеленал.

Околоточный. Прекратить смеяться! Я при исполнении. Всем построиться в ряд.

Все послушно выстраиваются перед околоточным, держащим Дьяволё. Околоточный сурово всех оглядывает.

Дворник. Чего, понимаешь, тянешь? Что делать-то?

Околоточный. Каждый из вас должен без полнейшего сомнения доложить мне, разбойник этот господин, или честный человек.

Маэстро (в испуге хватается за голову). Мио дио, кошмар! Дьяволё! Это Дьяволё!

Околоточный. В обмороки падать воспрещаю. Буду их усматривать, как противодействие полиции. Всё ясно?

Маэстро. Си,  синьор полицейский.

Дворник. Да у кого из господ хвосты в наличии? Чёрт это, собственной  персоной.

Околоточный. Попрошу не оскорблять подозреваемого.

Тишка. Не человек он, а чёрт, как есть чёрт. Вот те крест! (Крестится.)

Дьяволё мычит из-под ведра и трепыхается.

Околоточный (Дьяволё). Стоять смирно! (Маэстро.) Какие у вас имеются в наличии доказательства?

Дворник. Да ты что, Прокоп Кузьмич? Доказательство в руках держишь - его хвост.

Маэстро. Си, си, синьор полицейский!

Околоточный. Хвост-то хвост. (Крутит его в руках.) А может статься и не его он, а быка, скажем, или коровы?

Дворник. Я что тебе, врать буду?  Я вот этими самыми руками его оторвал!

Околоточный важно расправляет усы, поглядывает на Дьяволё. Дьяволё невнятно мычит.

Околоточный. Так-то оно так, да как узнать? А, поди, он граф, или князь какой? Царь тогда голову снесет за излишнее рвение.

Дворник. Ведро сними, да погляди.

Околоточный. Дельный совет. (Снимает ведро и шарахается в сторону, крестясь.) Свят, свят, свят! Рожа-то премерзкая!

Тишка подбегает и срывает парик. На голове у Дьяволё – рога. Маэстро пугается, прячется за спину дворника. Дьяволё отплевывается.

Дьяволё (бурчит недовольно). Ведро помойное на голову напялили. Тьфу, гадость! Совести у вас нет.

Тишка. Ноты отдай, чёрт бесхвостый!

Дьяволё кидается с рыком в сторону Тишки.  Дворник вырывает хвост из рук околоточного и хлещет им Дьяволё.

Дворник. Не смей даже прикасаться к мальчонке!  За Тишку я тебя в бараний рог скручу, душа твоя черная!

Дьяволё падает на пол и неожиданно рыдает.

Дьяволё. Осрамили, обесчестили, обесхвостили.  Глумятся над сиротой.

Околоточный. Кто тут сирота?! Отвечай.

Дьяволё. Я сиротка, без отца – матери рос. Отпустите меня, добрые люди. Хвост верните, ведь меня засмеют

Дворник. Заканчивай, понимаешь, мерехлюндию изображать. Предложение есть у меня. Мы тебе хвост, а ты нам ноты.

Маэстро. Но, но, синьор дворник, Дьяволё обманет! Нельзя ему верить!

Околоточный. Я тут – власть. Я и решать буду.  Дьяволё – в тюрьму. Ноты отберём.

Маэстро. Вы не понимать, синьор полицейский. Мио дио, он не отдаст ноты. Он сбежит из тюрьмы!

Околоточный. Из нашей не сбежит. Там, знаешь,  замки злые, стены железные, охранники толстые. Тьфу, ты! Замки железные, стены толстые, охранники злые. О-го-го, какие злые охранники!

Дворник. Всё одно сбежит, как есть сбежит.  (Дьяволё.) Хвост свой видишь?

Машет перед носом Дьяволё хвостом, тот пытается схватить зубами хвост, так как руки его связаны, но дворник ловко убирает его.

 Дьяволё.  Отдай!

Дворник. Ноты вернешь, хвост получишь.  (Дразнит Дьяволё хвостом.) Вот он, вот он!

Околоточный. Прекратить! Вещественное доказательство вернуть служителю закона!

Маэстро (жалобно). Не надо его дразнить, синьор дворник.

Тишка подходит к маэстро и о чем-то шепчется. Тот согласно кивает головой. Тишка берет свирель и начинает играть .   (Lonely Flute. Magic melody. Pan flute.) Раздается нежный перезвон колокольчиков.  Все крутят головами, недоумевая. Маэстро бегает по комнате, разыскивая звучащие колокольчики.

Маэстро. Слышите, слышите? Мои нотки поют! (Надвигается на Дьяволё.) Проходимец, верни мои ноты!

Дьяволё (вопит и катается по полу, дразня маэстро). Дзинь-дзинь, тру-ля-ля!  Попробуй, трусливый шарманщик, забери! Тру-ля-ля! Тру-ля-ля!

Входят фрейлины с премьер-министром. У премьер-министра в руках саквояж.

1-я фрейлина.  Как у вас весело! Музыка играет!

2-я фрейлина (хлопает в ладошки). Ой, смотрите, смотрите, какой чудный костюм!  (Показывает на Дьяволё. Подходит к нему и трогает рога.) Рожки как настоящие! Прелестный костюмчик! Только очень мрачный.

1-я фрейлина. Да-да, очень мрачный. Господин премьер-министр, подайте саквояж.

Премьер-министр подает саквояж, 1-я фрейлина открывает его, достает цветные ленты. 2-я фрейлина повязывает зеленую и голубую ленты на рога обалдевшего Дьяволё. 1-я фрейлина достает жабо и надевает его Дьяволё.

1-я фрейлина (2-ой фрейлине).  Необыкновенно хорош. Как его украшают ленты!

2-я фрейлина. И весьма миленький. Надо похлопотать, чтобы Её Величество сделало этого красавчика  камер-пажом.

Дьяволё  испуганно старается отползти от фрейлин, но они не отстают, продолжая украшать его.

1-я фрейлина (2-ой фрейлине). Милочка, мне кажется, что на правом роге значительно  лучше будет смотреться красная ленточка.

2-я фрейлина. Да, голубушка, совершенно  с вами согласна.  (Снимает зеленую и повязывает красную.)

Околоточный. Мадам, что вы тут делаете? Здесь нельзя находиться  благопристойным дамочкам!

Премьер-министр. Его Величество дали своё соизволение фрейлинам привезти маэстро во дворец. Также Его Величество распорядились передать костюм для маэстро. Равным образом, Его Величество велели вручить платья господину дворнику и его крестнику. Они приглашены на Рождественский бал во дворец.

1-я фрейлина (Дьяволё). Надо немедленно снять этот унылый плащ. Он вас портит.

2-я фрейлина. Ах, как хорошо, что я захватила костюм скомороха! Господин премьер-министр, будьте добры, подайте костюм.

Достают костюм скомороха, снимают черный плащ с Дьяволё.

Дворник. Вы меня душевно извините, дамы, но это чёрт. Самый настоящий.

1-я фрейлина. Ах, оставьте. Каждый второй при дворе – чёрт. Взять хоть, министра финансов. Уж, какой чёрт!  Никто с ним сладить не может, даже Его Величество. Кстати, как ваше имя?

Дьяволё мычит нечленораздельно.

Дворник. Дьяволё его зовут.

2-я фрейлина (Дьяволё).  Так вы француз, месье?  (Дворнику.) Зачем вы ему руки связали?

Развязывает руки, снимает плащ. Маэстро кидается к плащу, ощупывает его и находит две ноты.

Маэстро. Феличита! Счастье! Мои нотки! Мои любимые нотки! (Идет нежный перезвон.) О, как они чудесно звучат. Белиссимо! Великолепные ноты!

Фрейлины надевают костюм скомороха на Дьяволё. Он пытается вырваться из цепких женских рук, но его усилия абсолютно бесполезны.

1-я фрейлина (2-ой фрейлине). Он просто душка!

2-я фрейлина. И до чего ему идет костюм скомороха.

Околоточный.  Господин премьер-министр, прикажите фрейлинам оставить чёрта в покое. Я обязан его арестовать.

Премьер-министр. Господин околоточный,  я бы рад оказать вам содействие, но в данный момент даже мой портфель премьер-министра  нам не поможет.

1-я фрейлина. Месье, Дьяволё, а вы женаты?

2-я фрейлина. Ах, какой вы интересный мужчина. Супруга у вас есть или вы свободны?

Дьяволё. Прекратите! Отпустите меня! Помогите! Караул!

Дворник (фрейлинам).  Удивление меня берет, дамы. Вас не пугает его, не к ночи сказать, кривомордая физиономия?

1-я фрейлина (2-ой фрейлине). Ах, совсем забыли о маске! Несите, голубушка, несите её скорее сюда.

2-я фрейлина достает бальную маску и надевает на Дьяволё. 

2-я фрейлина. Прелестно!

1-я фрейлина. Восхитительно!

2-я фрейлина (обращается ко всем остальным). Господа, почему вы не переодеваетесь?  Надевайте свои платья и пожалуйте в карету.

1-я фрейлина. Поторопитесь, господа! Скоро начнется Рождественский бал!

2-я фрейлина. Мы вас подождем в карете.

Берут под руки Дьяволё и уходят.

Околоточный. Господин премьер-министр, я считаю своим долгом присутствовать на балу. Большие сомнения у меня вызывает господин Дьяволё. Кабы чего не вышло.

Премьер-министр.  Конечно, конечно. Будьте любезны,  поехать с нами.  (Подает саквояж.) Переодевайтесь и едем.

Вбегают взволнованные фрейлины.

1-я фрейлина. Ах, я сейчас упаду в обморок!

2-я фрейлина. Нет, я первая, первая, первая  упаду!

Премьер-министр. Что случилось?

1-я фрейлина.  Он сбежал! Прямо в роскошном костюме! Как неблагородно!

2-я фрейлина. А ещё, а ещё он сказал… конфужусь даже произнести эти гадкие слова.

1-я фрейлина. Чёрт бы вас побрал. Вот что он сказал.

2-я фрейлина. Чисто арап какой.                            

1-я фрейлина. Он бежал по улице и кричал: «Помогите, люди добрые! Спасите!»

Околоточный. Не беспокойтесь, дамы. Полиция его быстро поймает.  (Уходит, забрав с собой хвост.)

1-я фрейлина (Премьер-министру). Дайте указание, чтобы на бал его доставили.

2-я фрейлина. Не зря же мы старались. И костюм жалко.

1-я фрейлина. И ленточки – чудо как хороши!

Премьер-министр.  Дамы, ваше пожелание будет исполнено. Порошу вас пройти в карету. Дадим возможность господам переодеться для бала и последовать за нами.

Премьер-министр берет фрейлин и уводит.

Дворник.  Уф, прямо голова кругом от дамочек. Ну, давайте собираться. Тишка, ты куда ноты спрятал?

Тишка. В снеговика.

Маэстро. Куда?

Тишка. Из двух ноток глаза сделал снеговику, а из трех – пуговички на пузике.

Маэстро. Мио дио, они замерзнут!

Тишка. Не-а, я их укутал. Побегу принесу.

Тишка убегает. Маэстро берет ноты в руки.

Маэстро. Милые мои нотки, я счастлив, невероятно счастлив!

Голос ноты Ре. Ре-ре- радость!

Голос ноты Ми. Ми-ми мы вместе!

Маэстро. Вы умеете разговаривать?

Голос ноты Ми.  Уми-меем, маэстро.

Дворник. Чудеса! Рожественские чудеса!

Вбегает Тишка.

Тишка.  Вот нотки. Они совсем не замерзли!

Голос ноты До. До-до, да-да,

Голос ноты Ре. Ре-ре- Рождество!

Голос ноты Си. Си-синьоры и синьорины будут петь и танцевать.

Звучит П. Чайковский «Танец Феи  Драже».

Действие второе.

Зал во дворце императора. В центре стоит большая новогодняя ель, рядом с ней пюпитр.  Вокруг царь, царица  и придворные в бальных костюмах  ожидают начало Рождественского бала. Гордой поступью входит премьер-министр, за ним следом маэстро с дирижерской палочкой и шкатулкой с рождественскими нотами, смущаясь, идут Тишка и дворник

Премьер-министр. Господа, мне предоставлена честь, представить вам маэстро, синьора Джианни Брецони. (Маэстро выходит вперед и кланяется. Придворные аплодируют Маэстро проходит к пюпитру.) Синьор Брецони прибыл к нам из Италии. (Бурные продолжительные аплодисменты. )

Маэстро. Ваше Императорское Величество, синьор царь,  синьоры и синьорины, я рад приветствовать вас. Для меня высокая честь принять участие в большом Рождественском балу. Хочу рекомендовать вам юного музыканта и его отца. Синьор Тишка и его крестный отец, синьор дядя Жора, мои гранде амиго, мои большие друзья. (Придворные смеются и аплодируют. Тишка смущенно кланяется, дворник неловко кивает головой и пытается отойти в тень.)  Без них праздник не мог бы состояться.

Слышен шум, крики, в зал входит околоточный, который ведет Дьяволё. Костюм на нем местами грязен, бальная маска сидит криво, но ленточки также украшают его рога.

Царь (грозно). Кто вы? Кто позволил врываться во время бала?

Придворные в изумлении перешептываются между собой. Только 1-я и 2-я фрейлины радостно хлопают в ладошки.

Околоточный (непрерывно кланяется, шаркает ножкой). Прошу пардону, много пардону, Ваше Императорское Величество. Ихнее Высокопревосходительство дали позволение-с мне, привести-с на бал Дьяволё.

1-я фрейлина (делает книксен царю). Ах, Ваше чудное, доброе, великодушное  Императорское Величество, позвольте месье Дьяволё присутствовать на императорском балу.

1-я фрейлина заботливо поправила бальную маску Дьяволё.

2-я фрейлина. Ах, с вашим царским добросердечием вы не сможете нам отказать, Ваше Императорское Величество. (Поправляет костюм Дьяволё.)  Он, право слово, (игриво щелкает веером по носу Дьяволё.) будет вести себя аки ягнёнок. Белый, пушистый, очаровательный ягнёнок. Правда, месье Дьяволё? (Дьяволё судорожно кивает головой.) Господин околоточный проследит.

Околоточный.  Это моя обязанность следить за порядком. Я буду счастлив-с оказаться полезным-с, Ваше Величество.

Царь. Ну, хорошо, хорошо. Сегодня Рождество, а в Рождество следует быть гостеприимным.  Пусть остается. (Дает знак маэстро продолжать.)

Маэстро. Синьоры и синьорины, перед началом бала я хочу сообщить, что многие годы я был хранителем рождественских нот. Пришло время, когда я должен  назвать имя моего приемника, нового хранителя рождественских нот. (Подзывает Тишку и передает ему шкатулку с нотами.)  Новый хранитель нот–   синьор Тишка! (Раздаются изумленные возгласы, аплодисменты.) Сегодня волшебный вечер, и это единственный вечер, когда вы не только услышите изумительную музыку, но и увидите её!

Маэстро передает дирижерскую палочку Тишке, показывает ему, что тот должен занять место у пюпитра. Тишка проходит к пюпитру. Достает рождественские ноты. Взмахивает дирижерской палочкой. Звучит Г. Свиридов Сюита "Метель" "Вальс". Зал наполняется разноцветными кружащимися огнями, сверху сыплет сияющий снег. Маэстро тоже дирижирует. Потрясенные придворные замирают на мгновение, затем начинают вальсировать. 1-я фрейлина за руку вытаскивает Дьяволё на танец. 2-я фрейлина огорчена. К ней подходит дворник.

Дворник. Позвольте мне иметь удовольствие пригласить вас на вальс.

2-я фрейлина подает ему руку, они танцуют. Околоточный подтанцовывает, но затем подходит к одной из дам.

Околоточный. Мадам, вы так прекрасны, что любоваться вами – одно удовольствие. Надеюсь, вы подарите мне счастие-с, любоваться вами в вальсе?

Дама подает руку, они кружат в вальсе.

Дьяволё (слегка задерживается рядом с дворником). Благодарю вас, синьор дворник, я никогда не был на Рождественском балу, это восхитительно! И как это весело, я и подумать не мог!

1-я фрейлина. Ах, месье Дьяволе, вы должны меня благодарить в первую очередь!

Царь (премьер-министру). Может, вы поясните, кто такой месье Дьяволё?

Премьер-министр. Чёрт, Ваше Величество.  Ангелом он, безусловно, не стал, но фрейлины его образумили.

Царь. Прекрасно! В волшебный праздник  происходят чудеса.

Премьер-министр и царь начинают вальсировать со всеми придворными.

 

                                                                                                        Севастополь, июнь 2019

 

 

 

 

 

 

Комментарии закрыты.