ОТРАЖЕНИЕ

Константин Бобров

                          Отражение

                                   (киносценарий)

 

Россия, предместье приморского города Амбарск.

16 июля 2003 г., четверг

Жаркий  день.  В  трехстах  метрах  от  шоссе  возле  небольшой реки Ось,  среди буйно разросшегося кустарника два автомобиля, «феррари» и «фольскваген-пассат» белого цвета. На разостланной на  траве  скатерти  бананы, шоколад,  начатая  бутылка  красного вина и два пластмассовых стакана. На песчаном берегу обнаженные мужчина и  женщина. Предаваясь любви, она восседает на нем. Ее длинные волосы распущены, прикрывают лицо. На противоположном берегу в кустах щебечут  птицы и вдруг  замолкают.  Любовники, двадцатипятилетний мужчина и женщина – жгучая брюнетка лет тридцати, поднимаются и взявшись за руки, устремляются к воде. На их лицах радость, в глазах беззаботный блеск. Мужчина вдруг судорожно дергается,  спотыкается  и  падает  лицом вниз на самой отмели.  Со дна поднимается муть. Рассмеявшись, женщина тянет любимого за руку. Его голова показывается из воды со стрелой в  горле.  Вода становится

багровой  от  крови.  На лице  женщины застыл ужас. Она подносит ко рту трясущиеся руки и выбегает из воды. Открыв дверцу «феррари»,начинает одеваться. Вещи выпадают из ее рук. Цепочка на шее рвется и незаметно  для  нее  падает  в траву  вместе с  золотой головой тигра. На берег она не смотрит. Панический страх довлеет над ней. Одевшись, она садится за  руль и уезжает.  Течение реки уносит окровавленные воды.  У самого берега из воды торчат загорелые спина  и  ноги  погибшего мужчины. На другом берегу кто-то невидимый раздвигает ветки кустарника и стремительно удаляется от реки. Несколько минут спустя  к месту трагедии  подъезжает такой же «фольскваген-пассат», только красный.Из него выходит юноша среднего роста. На нем джинсовый костюм, солнцезащитные  очки  и бейсболка.  Надев  лайковые  перчатки, он  достает из  бардачка  отвертку  и подходит к машине убитого. Снимает номера и запускает их в реку. Затем обследует салон.  Лежавшую на  заднем  сиденье одежду  убитого он  швыряет  далеко  в воду на милость течения. Свернутая им скатерть с закуской летит следом. Юноша уверен в себе, хладнокровно смотрит на труп, ухмыляется. Оглядевшись по сторонам, он садится в свое авто и уезжает.

17 июля, пятница

Серое раннее утро. На обочине загородного шоссе три автомобиля: дорожно-постовой службы, оперативная  и  криминалистическая. Поодаль  лишь  остов сгоревшей БМВ, за  рулем  которой  обуглившиеся останки водителя. Подъезжает катафалк. Сделавшие свое дело криминалисты  уступают  место  санитарам.  Хоть и хладнокровно, но с брезгливыми гримасами санитары извлекают из сгоревшего авто фрагменты тела погибшего водителя и укладывают их в мешок.

С а ни т а р.  Однако, нету буйной головушки.

Два следователя в  штатском переглядываются. Криминалисты подходят к санитарам.

К р и м и н а л и с т. Полагаете, обезглавлен горемыка?

С а н и т а р. Абсолютно.

С л е д о в а т е л ь. Будем искать.

С а н и т а р. Желаем удачи.

Катафалк уезжает с санитарами и человеческими останками.

Криминалисты еще  раз осматривают БМВ. Два следователя

в штатском отходят в сторону.

П е р в ы й. Что будем?

В т о р о й. Что-либо делать - себе дороже станет. Отец погибшего  –  известный в городе бизнесмен.  Если нужно, пусть сам разбирается.

П е р в ы й. Ты прав. Не  дай  Бог, до чего докопаемся, нам же по сусалам и лишняя головная боль.

В т о р о й.  Вот именно. К тому же наш жмурик, похоже, наркошей был. Весь салон шприцами завален.

П е р в ы й. Так и порешим. Передозировка наркотиками и неосторожное обращение с огнем. Дело закроем.

Подъезжает эвакуатор и начинает грузить остов сгоревшего БМВ.

П е р в ы й. Все! Уезжаем.

17 июля, полдень. Аэропорт Амбарск

Раздаются объявления о прилете и вылете самолетов  . Доносится рев авиационных турбин. Толчея людей. Вереницы машин. В здании возле регистрационной стойки, Феликс Панов, атлетического телосложения, высокий тридцатилетний мужчина в респектабельном костюме. Рядом его  возлюбленная, Анастасия, красивая двадцатилетняя девушка в черных джинсах и футболке, с объемным чемоданом на колесиках. Феликс обнимает ее и целует.

Ф е л и к с. Я буду скучать.

Н а с т я. Я буду звонить.

Ф е л и к с. Уже жду.

Н а с т я. Что бы ни говорили родители, но я выйду за тебя замуж. Через неделю вернусь.

Ф е л и к с. Похвально. У тебя отличный вкус.

Н а с т я. У тебя тоже. Все пока.

Ф е л и к с. Мягкой посадки!

Н а с т я. Спасибо!

Анастасия с чемоданом и с билетом в паспорте направляется к  сектору контроля. Феликс выходит из здания.  На автостоянке садится в серебристый «мерседес». Звонит телефон.

Ф е л и к с. Слушаю тебя, мама.

М а р г а р и т а  С е р г е е в н а. Приехала вот, а пес не подпускает к отцу.

Ф е л и к с. Почему? Он же должен был встретить.

М а р г а р и т а  С е р г е е в н а. Папа в беседке. Не откликается.

Ф е л и к с. Позвони в милицию и будь там. Я сейчас приеду. Я быстро…

В загородном поселке посреди улицы с особняками советской поры  находится  обычный двухэтажный дом из красного кирпича, окруженный фруктовыми деревьями. В дальнем углу  от дома  беседка из мореного дуба. В ней на лавочке седовласый мужчина с откинутой   назад  головой. Глаза  его закрыты.  На вид   шестьдесят  пять  лет.

На  столе  телефон, пачка сигарет, зажигалка и  пепельница с  единственным  окурком. Под столом возле ног хозяина  лежит кавказская  овчарка. Два  милицейских чина и двое в штатском идут к беседке. У ворот стоит Маргарита Сергеевна. Шестидесятилетняя женщина периодически всхлипывает и платком утирает слезы. Овчарка встает и решительно устремляется навстречу людям. Первый милиционер отмахивается от собаки как от назойливой мухи. Пес, не мешкая ни секунды, кусает за руку  обидчика. Второй милиционер в отместку за окровавленную  руку коллеги хочет пнуть, но собака уворачивается и с яростью хватает  за ногу незваного гостя. Человек истошно кричит от боли и падает на землю. У дома останавливается серебристый «мерседес», и выскочивший  из салона Феликс бежит к месту событий.

М а р г а р и т а  С е р г е е в н а. Феликс!

Ф е л и к с. Мама, потом.

Человек в штатском достает из-под полы пиджака пистолет.

Ф е л и к с. Стой!

Человек стреляет в собаку.

Ф е л и к с. Бек, ко мне!

Пес, разжав челюсти, поднимает голову и, минуя лежавшего на земле милиционера, бежит к хозяину. Вильнув хвостом, Бек тычется  мордой в грудь  присевшего  Феликса  и  заваливается на бок.

Ф е л и к с. Бек… Держись, дружище. Бек…

После недолгих конвульсий пес умирает. На глазах у Феликса слезы. Он поднимается.

Ф е л и к с. Зачем? Я же кричал вам.

Ч е л о в е к  в  ш т а т с к о м. У нас не было выбора.

Ф е л и к с. Выбор всегда есть.

Феликс  идет  к  беседке. Стрелявший,  убрав  пистолет, идет следом. Первый милиционер, протянув здоровую руку, помогает подняться второму. Другой человек в штатском кладет в карман пиджака телефон.

П е р в ы й  в  ш т а т с к о м. Где эксперты?

В т о р о й  в  ш т а т с к о м. Уже едут. Я звонил.

Феликс касается руки отца. Нет пульса. Он делает шаг назад. К нему подходит мать.

М а р г а р и т а  С е р г е е в н а. Обещал встретить.

Ф е л и к с. Утром он звонил мне. Ждал тебя очень.

П е р в ы й  в  ш т а т с к о м. Сколько ему?

Ф е л и к с. Шестьдесят девять.

В т о р о й  в  ш т а т с к о м. На вид еще крепкий.

Ф е л и к с. Жизнь, очень тонкая субстанция. Очень тонкая…

У Феликса и Маргариты Сергеевны текут слезы.

Группа престарелых бегунов проскакивает вдоль  кованых ворот пестрой лентой. Подъезжает машина медэкспертизы.

17 июля, пятница. 16 часов

Пятидесятилетний  Баграмов  Алексей  Шалвович,  мужчина плотного телосложения, в черном костюме и темно-синей  рубашке с расстегнутой верхней пуговицей, входит в ритуальный зал  городского  морга. За  ним  следуют два его сына, Павел и Глеб,  высокорослые, тридцати  и  двадцати пяти  лет, подобно отцу, в темных костюмах и без галстуков. В зале ни души. Три зловещих  пьедестала  для  гробов  с  усопшими  своим  видом действуют угнетающе на вошедших. Алексей Шалвович после минутной заминки открывает обшарпанную серую дверь. Брезгливо морщится от зловония. Тяжело вздохнув, он  скрывается за дверью. Сразу на входе его взору предстает каталка со скрюченным  телом  старушки  с  открытым  ртом  и  с  застывшим ужасом смерти на ее морщинистом бескровном лице.  Несколько  его  шагов,  и  еще  одно тело усопшей. Тоже обнаженное и неприкрытое.  Женщина  средних  лет  покоилась  на  каталке, словно  пребывала  во  сне. Алексей  Шалвович  идет  дальше. Неожиданно  перед  ним открывается дверь, и выходит патологоанатом,  небритый мужчина в синем халате и колпаке.

П а т о л о г о а н а т о м. Вам кого?

Баграмов. Прибыл на опознание. Моя фамилия, Баграмов.                      .  .                                                                                                                                                                                                                                       П а т о л о г о а н а т о м. Зайдите, вас ждут.

В прокуренной комнате с немытым окном работает телевизор. Трое  работников  морга  в синих  халатах за старым письменным  столом  пьют  кофе  и улыбаются, поглядывая на телеэкран. В  стороне  от  них  на стуле сидит капитан Снегирев. На коленях кожаная папка, сверху фуражка.

Б а г р а м о в. Здравствуйте!

П р и с у т с т в у ю щ и е. Здравствуйте!

С н е г и р е в. Вы один?

Б а г р а м о в. В зале два сына.

С н е г и р е в. Сергей, звони санитару. Мы готовы.

Поставив на стол кружку, патологоанатом  Сергей поднимает телефонную трубку и набирает номер.

С н е г и р е в. Идемте. Ох.… Позовите своих сыновей.

Грузовой лифт открывается, и санитар выкатывает каталку с накрытыми простыней останками.

П а т о л о г о а н а т о м. Может, не надо?

Б а г р а м о в. Да нет уж, я взгляну.

Патологоанатом  нехотя  откидывает  угол  простыни, и взорам присутствующих предстают разложенные фрагменты тела сгоревшего  в  жестоком  огне  человека. Павел и Глеб, дабы унять набежавшие слезы, заморгали и отвернулись. Капитан Снегирев выжидающе смотрит на Баграмова-старшего.

Б а г р а м о в. О Господи! И это все, что осталось от моего сына?

С н е г и р е в.  К глубокому сожалению…

Б а г р а м о в.  И кто же за все в ответе?

С н е г и р е в.  Увы.

Б а г р а м о в.  Где его голова?

С н е г и р е в.  Не знаю.

П а в е л.  Что же это?

Г л е б.  Бедный брат.

Б а г р а м о в.  Ваше заключение?

П а т о л о г о а н а т о м.  Передозировка наркотиками.

Б а г р а м о в.  Странно, но мой сын не был наркоманом.

П а т о л о г о а н а т о м.  Однако это правда.

Б а г р а м о в.  Давно?

П а т о л о г о а н а т о м.  Очевидно, давно…

17 июля, пятница. 17 часов

Вдали от людей и дорог на опушке леса  раскинулась  городская свалка. Мусоровозки вываливают содержимое своих фур. Бульдозер разравнивает горы свежего мусора. В небо взмывают  крикливые  чайки.  Крысы  скрываются в  толще отходов. В сторонке шест с флажком. Возле ямы со цветущей водой несколько  хижин  из  досок и фанеры с кирпичами  на крышах поверх клеенок и парниковых пленок. Горит костер, суетятся женщины в замусоленных одеждах, накрывают на стол.  Три щенка, насытившись, спят под столом, свернувшись в единый клубок. Ведомая  старшим  бригада старателей, из небритых мужиков  с  опухшими  лицами от повседневного алкоголя, подходит  к  лучшей  из  хижин. Покорно складывает  у ее стены мешки  с  пустыми  бутылками  и  ломом  цветных  металлов.

С т а р ш и й.  Клим, глянь, что нашли.

Х р и п л ы й  г о л о с  и з  х и ж и н ы.  Подожди, брат…

Из хижины выползает страшного вида пьяный гигант, нагло застегивая ширинку помятых брюк. Из-за его спины появляются  две  хмельные  женщины. Хихикая, они утирают губы рукавами своих свитеров.

К л и м.  Чуть кайф не обломали.

С т а р ш и й.  Ты только погляди, Климушка!

Клим заглядывает в раскрытый мешок. Там окровавленная  человеческая голова с жутким запахом.

К л и м.  Побольше камень и в воду ее, к лешему. Не то своей лишишься.

С т а р ш и й.  Понял, Климушка, сей момент все исполню.

К л и м.  Поспешай, мы идем к столу.

Женщины у стола, заставленного бутылками с водкой и закусками,

начинают хором петь: Выпьем за Клима!

Клима дорогого.

Где найдем еще,

друга удалого?

17 июля, пятница. 17 часов 15 минут

За  высоким  кирпичным забором к трехэтажному особняку с башенками подъезжает джип. Из него выходят Алексей Шалвович, сыновья Павел и Глеб, да водитель Валерий. Навстречу им спешит охранник.

Б а г р а м о в.  Врач здесь?

О х р а н н и к.  Да. От Ксении Петровны не отходит ни на минуту.

Б а г р а м о в.  Как она?

О х р а н н и к.  Уже лучше.

Б а г р а м о в.  Слава Богу! Павел, Глеб, идите в дом. Занимайтесь организационными вопросами. Я сейчас приду. Валера, а ты иди покушай.

Сыновья  и  водитель  входят  в  дом.  Охранник  стоит  посреди ступенек  и  наблюдает  за  всем вокруг. Возле железных ворот с золоченными  вензелями прогуливается  другой  охранник.  Два запыхавшихся ротвейлера подбегают к нему. Алексей Шалвович достает из кармана пиджака телефон и набирает номер.

Б а г р а м о в.  Алло! Будьте добры, соедините с полковником Шаровым. Моя фамилия,

Баграмов.

Ш а р о в. Здравствуй старина! Алексей Шалвович, прими мои искренние соболезнования. Мне уже сообщили о твоем горе.

Б а г р а м о в. Василий Павлович, здравствуй! Что скажешь? Как продвигается дело?

Ш а р о в. Дружище, только что вынесено постановление в отказе возбуждения уголовного дела.

Б а г р а м о в.  Да ты что? Почему?

Ш а р о в. Дорогой мой, я лично интересовался этим делом. Действительно нет никаких зацепок. И, стало быть, нет повода сомневаться в правильности постановления.

Б а г р а м о в.  Ты же знаешь, я за ценой не постою!

Ш а р о в. Ну чем же тебе помочь?

Б а г р а м о в. Да уж постарайся.

Ш а р о в.  Так, ты, наверное, знал художника Панова?

Б а г р а м о в.  Почему знал? Я знаю Александра Генриховича.

Ш а р о в. Он умер. Сначала Москва сообщила в выпуске теленовостей о кончине известного художника. Теперь вот и местные подхватили.

Б а г р а м о в. Не слышал. Мне не до телевидения сейчас.

Ш а р о в. Так вот, его сын Феликс, вернулся из Питера. Он там в ФСБ служил, в следственном отделе. Говорят, по идейным соображениям покинул контору. Бывший майор теперь частным сыском занимается. За работу берет много, но парень башковитый. Один раз мы обращались к нему. Результат превзошел все ожидания!

Б а г р а м о в. Как с ним связаться?

Ш а р о в. Номер его телефона 99-87-85. Скажешь, что от меня.

Б а г р а м о в. Благодарю тебя, Василий Павлович!

Ш а р о в. Крепись, дружище…

Гостиная с камином. В ней большой телевизор, два кресла и диван вокруг журнального столика. На каминной полке старинные  часы  со  статуей  правосудия. На стенах несколько сюрреалистических  картин  в  дорогих  рамках.  За  столом Феликс, его мать Маргарита Сергеевна и старшая сестра Вероника. Ей тридцать пять лет. Внешне красива, но излишняя полнота ее старит.

Ф е л и к с. Отец в последнее время был неприкаянным. И в то же время, кроме родных, видеть никого не хотел.

В е р о н и к а. Жалко папу. Все звал меня с детьми, а я никак не могла собраться. То Димка заболеет, то у Полинки экзамены или музыкальный конкурс. Стыдно до слез! Простить себя не смогу. Пять лет отца не видела.

М а р г а р и т а  С е р г е е в н а. Жила последнее время у Вероники, и хоть бы что..Теперь вот Саши не стало, и я словно проснулась. Потеря-то какая! Господи, меня обокрали…

Ф е л и к с. Мне очень жаль отца. Однако у меня сложилось впечатление, что он очень устал от жизни.

М а р г а р и т а  С е р г е е в н а. Все звонят и звонят. Я многих не знаю. А они все звонят и звонят.

В е р о н и к а. Значит, помнят папу и уважают.

Зазвонил мобильный телефон Феликса.

Ф е л и к с.  Слушаю вас.

Б а г р а м о в. Вы, Феликс Александрович?

Ф е л и к с. Да.

Б а г р а м о в. Здравствуйте! Меня зовут, Алексей Шалвович Баграмов.

Ф е л и к с. Здравствуйте!

Б а г р а м о в. У меня убили сына.

Ф е л и к с. А у меня умер отец.

Б а г р а м о в. Я сожалею.

Ф е л и к с. Я тоже. Кто рекомендовал меня вам?

Б а г р а м о в. Простите, забыл сказать, что порекомендовал вас, Шаров Василий Павлович.

Ф е л и к с. Так и…

Б а г р а м о в. Понимаете, улик никаких. Но я должен знать, кто это сделал, чтобы наказать душегуба.

Ф е л и к с.  Алексей Шалвович, очень коротко, что случилось?

Б а г р а м о в. Погиб сын. Причиной смерти считают передозировку наркотиками.

Ф е л и к с. Так чего же вы хотите?

Б а г р а м о в. Мой сын не был наркоманом.

Ф е л и к с. Знаете, пристраститься к наркотикам , дело пустяковое.

Б а г р а м о в. Понимаете, все очень странно. Сначала пропал охранник. Теперь вот с сыном несчастье. Сгорел в машине.

Ф е л и к с. Вы уверены, что его убили?

Б а г р а м о в. Абсолютно. Головы то, нету.

Ф е л и к с. Тридцать тысяч.

Б а г р а м о в. Тридцать тысяч, чего?

Ф е л и к с. Долларов.

Б а г р а м о в. Простите, это дорого.

Ф е л и к с. Напротив, может быть, дешево. Никто не знает, что ожидает меня при раскрытии преступления. Я не бессмертен.

Б а г р а м о в. Хорошо, я согласен.

Ф е л и к с. Завтра похороны.

Б а г р а м о в. У нас тоже.

Ф е л и к с. Послезавтра я буду готов приступить к делу, если вы половину суммы вручите мне при встрече. Остальное при завершении дела.

Б а г р а м о в. Хорошо.

Ф е л и к с. И еще, мне понадобится медкнижка вашего сына, фотография и свидетельство о смерти. Если у него имелся счет в банке, то в каком именно?

Б а г р а м о в. Все будет готово.

Ф е л и к с. Послезавтра позвоню вам и назову время нашей встречи. До свидания.

Б а г р а м о в. До свидания…

19 июля, воскресенье. 10 часов

Новый  статусный  поселок с престижными  домами-дворцами расположился относительно поселка Феликса в противоположной  части  города. На  улице с тремя десятками домов чисто и тихо. Подозрительно  тихо. Феликс на  «мерседесе»  подъезжает к воротам с золоченными вензелями АШБ и открывает окно. С  обратной  стороны   из  сторожевой  каморки выходит спортивного  вида  охранник. Откуда-то  из  глубины  парка к нему подбегают два ротвейлера.

О х р а н н и к.  Вы кто?

Ф е л и к с.   Я, Феликс Александрович Панов.

Охранник вынимает из кармана пульт и нажимает на кнопку.

Кованые ворота открываются.

О х р а н н и к.  Слева от дома гараж. Вас там ждут.

Феликс  чуть  заметно  кивает  и  едет  к  гаражу, минуя  дом. А посреди зеленой лужайки роскошный цветник с дорожками с  четырех сторон. Возле раскрытого бокса уже прохаживаются Алексей Шалвович, Павел  и  Глеб. Феликс выходит из своего  авто. Молча пожав руки, все входят в гараж. С немалым усилием  Феликс открывает искореженную огнем дверцу  некогда шикарной   машины. Внимательно  осматривает  страшный салон.  Затем  открывает  бардачок  и  ко всеобщему удивлению извлекает  из  него  охотничий  нож с почерневшим лезвием и оплавившейся  рукояткой. Улыбнувшись,  Феликс  достает  из заднего кармана                                                                                                                      брюк целлофановый пакет и аккуратно  опускает в него находку.  Под  рамой водительского сиденья  находит иглу от шприца. Найденная же гильза от ПМ в багажнике, изумляет всех.

Ф е л и к с.  Странно. Все очень странно.

Б а г р а м о в.  Не то слово.

Ф е л и к с.  Номер кузова совпадает с вашим?

Б а г р а м о в.  Да. Движок тоже.

Ф е л и к с.  Тогда  избавляйтесь от него.

Б а г р а м о в.  А может…

Ф е л и к с.  Он не интересует меня, а вам только грусть навевает. Сейчас хотелось бы взглянуть на апартаменты вашего сына, а потом побеседовать.

Б а г р а м о в.  За тем и ждали…

В доме на первом этаже размещались: слева от мраморной лестницы   просторная трапезная со стороны фасада и кухня с окнами в сад, справа  зал торжеств в роскошном убранстве и комнаты  для  охранника  и  прислуги. За  лестницей  выход в сад.

Б а г р а м о в. Феликс Александрович, нам на второй этаж.

Комната  покойного  сына с отдельными  спальней и туалетом, с  душем находилась над кухней. В ней  царит  беспорядок. На диване рубашка, журналы  «Космополитэн». На  столе  у  компьютера разбросаны дискеты и диски ДВД. В столе несколько чистых  тетрадей, русско-английский  словарь и квитанция об уплате десяти тысяч рублей за обследование в «Центре здоровья». В спальне  на  кровати  брюки  с  рубашкой, рядом белые кроссовки. В шкафу на плечиках несколько костюмов, кожаный плащ, на полках в беспорядке вещи.

Ф е л и к с . Где его документы?

Б а г р а м о в.  Это вопрос. Вчера я искал их и не нашел.

Ф е л и к с.  Странно.

На стене над ложем плакат с очаровательнейшей девушкой в купальнике, запечатленной на берегу бушуещего моря.

Ф е л и к с. Невероятно красив его идол!

Б а г р а м о в. Спасибо, это моя жена.

Ф е л и к с. И мать ваших сыновей?

Б а г р а м о в. Нет, только последнего сына. Ксения, моя вторая жена. Первая, Альбина, родила мне двух прекрасных сыновей и скоропостижно скончалась.

Ф е л и к с. Извините. Особенности профессии обязывают знать многое.

Б а г р а м о в. Я понимаю.

Феликс выходит из спальни и идет в душевую. Баграмов следует за

ним. На стене из кафеля белое махровое полотенце с пятнами крови.

Ф е л и к с. Что бы это значило?

Б а г р а м о в. Очевидно, порезался, когда брился.

Опустив полотенце в пакет, Феликс подходит к компьютеру, включает его и начинает просматривать папку «Избранное».

Ф е л и к с. Что интересовало вашего сына?

Б а г р а м о в. Читал детективы. Конечно же кино, музыка и автомобили. Был пользователем интернета, но сайтов я не знаю.

Ф е л и к с. Какими были планы после окончания школы?

Б а г р а м о в. Ничего конкретного. Ему же предстоял еще последний одиннадцатый класс.

Ф е л и к с. Алексей Шалвович, врагов у вас много?

Б а г р а м о в. Думаю, что очень много. Успешных людей во все времена не жалуют сограждане.

Ф е л и к с. Вам угрожали в последнее время?

Б а г р а м о в. В последнее время угроз не было.

Ф е л и к с. Что за история с пропавшим охранником?

Б а г р а м о в. Родители пропавшего охранника говорят, что он уехал с девушкой на пикник и как в воду канул. Ни девушки, ни места они не знают.

Ф е л и к с. Имя охранника?

Б а г р а м о в. Прохоров Виктор.

Ф е л и к с. Его возраст?

Б а г р а м о в. Двадцать пять лет. Хороший парень.

Ф е л и к с. Что же случилось с сыном?

Б а г р а м о в. Сам не понимаю. Экспертиза показала передозировку наркотиками, но никто из близких не заметил за ним этого.

Ф е л и к с. Может, действительно только-только сел на иглу и не рассчитал дозу. Неопытность, знаете ли.

Б а г р а м о в. Нет, он дорожил своим здоровьем. Да и интуиция мне подсказывает, что-то здесь не так? Голова-то исчезла.

Выключив компьютер, Феликс встает из-за стола и поднимает с пола объемный пакет с трофеями для криминалиста.

Ф е л и к с. Теперь хочется побеседовать с другими членами семьи.

Б а г р а м о в. Сыновья здесь на этаже, в гостиной.

Ф е л и к с. А ваша супруга?

Б а г р а м о в. Она у сестры.

Ф е л и к с. Вот как?

Б а г р а м о в. Да, сегодня утром ее сестра увезла к себе. Знаете, родной человек лучше любого доктора.

Ф е л и к с. Безусловно. Ваша прислуга, повар, садовник

и прочие, надеюсь, в доме?

Б а г р а м о в. Нет смысла.

Ф е л и к с. Почему?

Б а г р а м о в. Мой сын не общался ни с кем из прислуги.

Ф е л и к с. Он их презирал?

Б а г р а м о в. Да. В отличие от старших, быстро в барчука превратился.

Феликс и Алексей Шалвович с вальяжным видом выходят на

лестничную площадку и направляются в гостиную.

Ф е л и к с. Кстати, я не знаком с вашими сыновьями.

Б а г р а м о в. Это легко поправимо. Знакомьтесь! Старший – Павел, младший – Глеб! И наш спаситель – Феликс Александрович! Вы пообщайтесь, а я отлучусь.

Феликс садится в кресло напротив братьев. Алексей Шалвович уходит.

Ф е л и к с.  Я буду задавать вопросы, а вы по очереди отвечайте. Договорились?

П а в е л.  Договорились.

Ф е л и к с. Что за человек был ваш брат?

П а в е л. Ни друзей, ни подруг. Маменькин сыночек. Глядя на него, однажды мне в голову пришла странная мысль: дай волю и возможность -  он с легкостью превратился бы в женщину.

Г л е б. Согласен с братом. Евгений с рождения походил на девчонку. Сторонился нас, избегал общения с одноклассниками. Зато в женском обществе как рыба в воде. Без мамы никуда.

Ф е л и к с.  Вы недолюбливаете Ксению Петровну?

П а в е л.  Я бы сказал, к ней относимся равнодушно.

Ф е л и к с.  Ее девичья фамилия?

Г л е б.  Светлова.

Ф е л и к с. У брата были враги?

П а в е л.  Какие враги, если друзей не было.

Г л е б. Впрочем, возможно появился кто-то. Евгений обмолвился однажды, что едет с другом на охоту. Но кто он, я не знаю.

Ф е л и к с.  Какими были его интересы?

П а в е л.  Потребительскими.

Г л е б.  Глобальными идеями не грезила его душа.

Ф е л и к с.  Вы живете здесь?

Г л е б.  Нет, у нас свои квартиры.

Ф е л и к с.  И последний вопрос. Произошло убийство или случайное самоубийство?

П а в е л. Не без доли сомнения склоняюсь к несчастному случаю. Хотя история с пропавшей головой наводит на мысли о криминале.

Г л е б.  А я до сих пор не могу поверить в случившееся.

П а в е л.  Если что, обращайтесь в любое время.

В  гостиную  входит  молоденькая  служанка  в  белом  фартуке поверх малинового платья. На серебряном подносе фарфоровые чашки с кофе, сахарница и молочник.

С л у ж а н к а.  Здравствуйте!

Ф е л и к с.  Здравствуйте!

Поставив  на  стол содержимое подноса, девушка мило улыбается и

уходит. Сразу появляется Алексей Шалвович. Присаживается на пустовавшее кресло  и  кладет  на  стол возле Феликса сверток.

Б а г р а м о в.  Здесь то, что вы просили.

Ф е л и к с.   Алексей Шалвович, когда можно увидеть Ксению Петровну?

Б а г р а м о в.  Она только что звонила мне. Домой вернется завтра вечером.

Ф е л и к с.   Я могу заехать к вам завтра вечером?

Б а г р а м о в.  Конечно…

20 июля, понедельник. 11 часов

Банк  разместился  с  торца пятиэтажного административного здания в тихом переулке. За кажущейся вокруг безлюдностью в самом банке кипит деловая жизнь. Поравнявшись с охранником в зале,  Феликс протягивает ему свое удостоверение.

Ф е л и к с.   У меня назначена встреча с управляющим.

О х р а н н и к.   Идите за мной.

Перед  дверью  с  табличкой  «Управляющий»  охранник возвращает  удостоверение  Феликсу. Постучав  в  дверь, Феликс входит в кабинет,  оформленный по типичному европейскому стандарту. За большим столом двадцатисемилетний мужчина в  изысканном  костюме.  На  левой  руке  престижные  часы «Ролекс». Холеное  лицо, надменный,  всезнающий  взгляд вызывает  у  Феликса  нескрываемое  брезгливое  выражение. Управляющему становится не по себе.

Ф е л и к с.   Здравствуйте, Вадим Анатольевич!

У п р а в л я щ и й.  Здравствуйте, Феликс Александрович! Присаживайтесь.

Феликс присаживается, кладет на стол папку и раскрывает ее.

У п р а в л я щ и й.   Наслышан, наслышан.

Улыбнувшись, Феликс протягивает банкиру несколько испещренных листов. Тот начинает рассматривать их.

Ф е л и к с.  Вадим Анатольевич, здесь свидетельство о смерти гражданина Баграмова Евгения Алексеевича, заявление его отца, Баграмова Алексея Шалвовича, о замораживании банковского счета его покойного сына. Моя лицензия на право частного сыска. Копии документов прилагаются.

У п р а в л я щ и й.  Ну что ж, все в порядке. Заявление Баграмова Алексея Шалвовича и копию свидетельства о смерти его сына я оставляю у себя. Остальное возвращаю вам. Феликс Александрович, как вы и просили, мы навели справки. Ваши подозрения не были напрасны. В одном из банкоматов в нашем городе была обналичена крупная сумма со счетов покойного. Что удивительно, на следующий день после его смерти. С сегодняшнего дня счет покойного заморожен и доступ к имеющемуся в банке сейфу закрыт.

Ф е л и к с.  Полагаю, что банковская этика незыблема?

У п р а в л я щ и й.  Безусловно. Секреты мы умеем хранить. Феликс Александрович, вы не будете против, если мы с вами обменяемся визитками?

Ф е л и к с.  Да, конечно.

Обменявшись визитками, они встают и пожимают руки.

Ф е л и к с.  Спасибо, Вадим Анатольевич!

У п р а в л я щ и й.  Всегда рад…

20 июля, понедельник. 20 часов 20 минут

Дом Баграмова. Гостиная. За столом пьют кофе: Феликс, Алексей  Шалвович  и  его  жена  Ксения  Петровна.  Тридцатипятилетняя  женщина, высокая  и  статная, редкостной красоты жгучая  брюнетка, выглядит  гораздо  моложе  своих лет. К удивлению, Феликс  не  видит  в  ее  глазах  печали, только  заметны усталость и напряжение на лице.

Ф е л и к с.  Сейчас трудно представить, что в детстве я мечтал стать хирургом. Сколько лет прошло, а кажется, что вчера. Где оно, детство? Растворилось во времени и пространстве, оставив невидимый след в памяти. Врачом не стал. Впрочем, избранная ипостась сродни хирургу.

Б а г р а м о в.  Мечты, мечты. Когда-то я посещал художественную школу. Хотел стать непременно известным художником. Мазюкал до поры до времени, пока не понял однажды, что художественным даром обладают лишь избранные. Состоять же в серой массе и до самой кончины быть рядовым, я не хотел. Пережив депрессию, занялся фарцовкой, кстати, подсудной в советское время. А потом пошло-поехало. И вот итог! Несколько свечных заводов! Эх, еще бы банк под себя подмять! Стоп, что-то разговорился я очень.

Ф е л и к с.  Ничего страшного. Дело житейское.

Б а г р а м о в.  Внешность у вас такая, что вызывает доверие.

Ф е л и к с.  Это хорошо или плохо?

Б а г р а м о в.  Это редкий дар. Кстати, я знавал вашего батюшку. Отменный художник был! В моей коллекции имеется несколько работ его кисти. Разве вы не заметили? Вот же они!

Феликс оборачивается и видит три картины, писаные на

библейскую тему в стиле отца.

Ф е л и к с.  Что-то знакомое.

Б а г р а м о в. Вы только посмотрите, какие краски! А линии! Само совершенство! Уговаривают продать, но я не хочу.

Ф е л и к с.  Так уж устроено в нашей России, что только смерть назначает нам цену.

Б а г р а м о в.  Не согласен с вами. Так обстоит повсюду. Весь мир грешит глухотой и слепотой. Шумиха обычно сопровождает приспособленцев и пройдох. У талантов, одержимых творчеством, нет времени и желания заниматься восхвалением влиятельных болтунов и собутыльников для собственного же прославления.

Ф е л и к с.  Однако без создания символов, притягивающего к себе внимание, в наше время не обойтись.

Б а г р а м о в.  Все так, Феликс Александрович. Нужна золотая середина. Но как ее определить?  Неразрешимый вопрос.

Ф е л и к с.  Необходимо прислушаться к себе и соблюдать чувство меры.

Б а г р а м о в.  Увы, у всякого из нас свои запросы.

Ф е л и к с.  Замкнутый круг.

Б а г р а м о в.  Именно так. Вы уж простите мое любопытство, но что случилось с вашим отцом?

Ф е л и к с. Испепелил свою душу творчеством. Разочарование во всем переросло в опустошение. К сожалению, от этого еще не изобрели лекарства.

Б а г р а м о в. Талантливым людям всегда очень трудно живется. Даже не знаю, талант – это дар Божий или наказание?

Ф е л и к с. Путь к бессмертию. Творения и имя продолжают жить вопреки смерти Творца.

Б а г р а м о в. Пожалуй, вы правы. Феликс Александрович еще кофе?

Ф е л и к с. Нет, благодарю! Алексей Шалвович, мне необходимо взглянуть на фотографии вашего сына.

Б а г р а м о в. Ксения Петровна, где у нас семейные фотоальбомы?

Молчавшая доселе Ксения Петровна, оживившись, внимательно

смотрит на Феликса и поднимается с кресла.

К с е н и я П е т р о в н а. Феликс Александрович, как вы находите убранство нашего дома?

Ф е л и к с.  У вас превосходный дом!

К с е н и я  П е т р о в н а.  А вы, где живете?

Ф е л и к с.  Теперь живу в доме отца.

К с е н и я П е т р о в н а.  О, у вас хороший дом! Мы с мужем бывали у вашего отца… Сейчас принесу фотоальбом.

Она покидает гостиную и с решительным видом направляется к себе в спальню…

В  эту  минуту  в  другом  конце  города в новом двухэтажном доме из бассейна с голубой водой выходит красивая, обнаженная женщина.  Снимает  резиновую  шапочку.  Пряди золотистых  волос  опускаются  на  ее  влажные плечи. Из-за стола, на котором  графин  с соком и два стакана, встает юноша в джинсовом  костюме.  На  голове  бейсболка,  на  глазах  солнцезащитные очки. Он обнимает ее, страстно целует лицо, руки, грудь.

Ю н о ш а.  Лера… Лерочка…

Л е р а.  Я же твоя тетка.

Ю н о ш а.  Ну и что?

Она проводит рукой у него между ног и с грустью смотрит ему в лицо.

Л е р а.   Да я бы всей душой и телом, но ты не можешь.

Ю н о ш а.  Что же мне делать?

Л е р а.  Не знаю.

Она берет со спинки кресла халат и надевает. Звонит мобильный телефон.

Л е р а.  Слушаю тебя.

Г о л о с  К с е н и и.  Он у тебя?

Л е р а.  Да. Даю ему трубку.

Ю н о ш а.  Привет! Так. Ну. Да. Понял…

Тем временем в гостиную возвращается Ксения Петровна. Вечернее  платье  плотно облегает ее притягательное тело. Феликс  и  Алексей Шалвович с интересом смотрят на нее. Она грациозно подает гостю один  большой фотоальбом и садится в свое кресло.

Б а г р а м о в.  Скажите нам, Феликс Александрович, дело сдвинулось с мертвой точки?

Ф е л и к с.  Да, но о деталях я не буду говорить. Скажу лишь, что много интересного.

Б а г р а м о в.  Это убийство?

Ф е л и к с.  Необходимо все проверить.

Б а г р а м о в.  Значит, убийство.

Ф е л и к с.  Всему свое время.

Ксения Петровна неожиданно поднимается и подходит к мужу.

К с е н и я  П е т р о в н а.  Алексей, я совсем забыла. Мне же нужно к сестре. Я ей обещала.

Б а г р а м о в.  Ты приедешь сегодня?

Она склоняется над мужем и целует его.

К с е н и я  П е т р о в н а.   Я позвоню тебе. До свидания, Феликс Александрович!

Ф е л и к с.   До свидания, Ксения Петровна!

Она выходит из гостиной, мужчины провожают ее  лукавыми взглядами. После чего Феликс с непроницаемым выражением лица  начинает просматривать фотографии.  Все,  где запечатлен   их  покойный  сын, вызывает интерес у Феликса. Остальное удостаивается лишь беглым взглядом. Алексей Шалвович внимательно наблюдает за гостем.

Ф е л и к с. (мысленно). Павел и Глеб – наблюдательные парни! Действительно их сводный братец повсюду запечатлен с матерью либо же в окружении девиц-школьниц. Но вот он в спортивном клубе у стенда, пораженного стрелами. А ведь о его увлечении стрельбой из лука никто не обмолвился. Что это? Умысел или забывчивость? Последний снимок и вовсе неожиданный. Женоподобный юноша в камуфляжной форме. В руках

окровавленный нож и арбалет с оптическим прицелом. За плечом колчан, а возле ног сохатый, сраженный стрелой в глаз.

Ф е л и к с.  Ну что ж, на сегодня пожалуй, все.

Б а г р а м о в. Нашли что-нибудь важное?

Ф е л и к с.  Нет, к сожалению... Засиделся я у вас.

Б а г р а м о в.  Вы интересный собеседник. Признаться, давно я так не общался.

Ф е л и к с.  Аналогично. Однако пора домой.

Б а г р а м о в.  Я вас провожу.

Оба  в  добром  расположении  духа выходят из дома. В вечернем небе уже видны звезды. Приятная  прохлада после жаркого дня. Улица освещена. В соседнем доме, до этого казавшемся безлюдным,  повсюду  горит  свет. Доносятся  возбужденные  голоса людей. Раздаются пиротехнические залпы, и взмывают ввысь над всем окружающим разноцветные вспышки. Праздничный фейерверк.

Ф е л и к с.  Празднуют.

Б а г р а м о в.  Да, у соседа отмечают день рождения единственной дочери.

Ф е л и к с.  Весело у вас..

Б а г р а м о в.  У вас разве не так?

Ф е л и к с.  И уже давно. Среднее поколение разъехалось. Остались одни старики. Летом разве чуточку оживает поселок. И то благодаря наплыву внучат.

Б а г р а м о в.   Неужели никто не возвращается?

Ф е л и к с.  Я вернулся, да еще двое человек после неудачных семейных опытов. Словом, поселок вымирает. А неизбежная смена поколений отчего-то затянулась…

Вездесущие  охранники  уже  на местах, взирают на гостя. Два ротвейлера  не  сводят  глаз  с  хозяина. Собеседники долго пожимают руки. Затем Феликс садится в авто и трогается с места. Алексей Шалвович, махнув ему рукой, идет в дом. Время  неумолимо  близится  к  полуночи.  На  шоссе немногочисленные  машины. Впереди,  перед самым городом  бензозаправка,  вся  в  огнях  и  неоновой рекламе. Заправляются карета  скорой  медицинской  помощи  и такси. Подъезжает Феликс на  «мерседесе». Из  кафе  выходят девушки, блондинка и брюнетка. На нежных плечиках маечки, мини-юбки подчеркивают стройность  ног .  Отменный  макияж  придает  шарм.  Уверенные в своей неотразимости, они идут к «мерседесу». В стороне огни вечернего города светят притягательно и таинственно.

Б л о н д и н к а.  Прикинь, спать ложилась с Димоном, а проснулась с Владом.

Б р ю н е т к а.   На дачу что ли ездила?

Б л о н д и н к а.   Да, развеялась вот. Дуреха! Даже не предохранялась.

Б р ю н е т к а.  О, ужас!

Б л о н д и н к а.  Улыбаемся. У объекта, похоже, лопатник от хрустов ломится.

Карета скорой медицинской помощи уезжает, следом такси. Молодой  заправщик  в  оранжевом  комбинезоне закрывает мерседовский  бензобак  и  получает  от  сидящего  в салоне Феликса деньги. Подходят развязные девицы.

Б л о н д и н к а.  Подвезете?

Ф е л и к с.  Куда?

Б л о н д и н к а.  Еще не знаю.

Сзади к колонке подруливает красный  «фольскваген-пассат» и вдруг резко срывается с места и исчезает в густых сумерках.

Ф е л и к с.  Так на чем мы остановились?

Б р ю н е т к а.  На самом главном.

Б л о н д и н к а.  Скажите волшебное слово, сколько? И мы ваши.

Ф е л и к с.  Вам куда, девушки?

Б р ю н е т к а.  С вами хоть на край света!

Ф е л и к с.  В следующий раз, когда найду край света.

Разочарованные  девицы  возвращаются  в  кафе. Феликс выезжает  на  притихшую объездную дорогу. Слева в стороне огни города, справа, дремлющий аэропорт. Он едет домой с ощущением, что очень  странно завершается этот день. Словно нечто невидимое  преследует  его  и  настигает. За  пять  минут пути всего лишь несколько встречных автомобилей. Железнодорожный переезд, теперь направо, прямо, еще направо  –  и вот она, улица  с  двумя  рядами  домов. Тишина, аромат садов. Феликс останавливается  возле  отцовского дома. В  окнах  горит  свет. Мать и сестра не спят. Он выходит из машины, чтобы  открыть ворота. Впереди,  в двадцати метрах, раздается щелчок автомобильной  дверцы. Феликс  всматривается  вдаль  слабоосвещенной улицы и замечает контуры автомобиля и человека в  странной  позе.  Повинуясь  звериному  чутью,  Феликс выхватывает из-за  пояса  пистолет  и  делает  кувырок  вперед.  Невидимая зловещая  сила в  ту же секунду проносится над ним и с диким скрежетом  металла ударяется  о кованые ворота. Стоя на колене,  Феликс  целится  в  неизвестного  и стреляет. Человек подскакивает  на  месте  как ужаленный,  садится  в машину и уезжает. Дергая дверцу, Феликс  боковым зрением видит на брусчатке  стрелу.  Он  садится  за  руль  и  устремляется в погоню. Преследуемый,  мчится  за  город  на  объездное  шоссе.  Мало машин,  но  они  есть. Нужно  стрелять, но как? Первая встречная,  вторая,  третья,  мотоциклист.  Дистанция  сокращается. Между  ними  пятнадцать  метров.  Дорога  круто уходит влево. Феликс  берет  пистолет  в  левую  руку  и  через открытое окно несколько  раз  стреляет  по его колесам. Машина неизвестного завиляла.  Попал.  Из-за  поворота  встречная.  Яркий  свет  фар слепит  Феликса,  и  он  сбавляет  скорость. Преследуемый прижимается  к  обочине  и  останавливается. Тормозит  и  Феликс. Неожиданно  встречное авто разворачивается  и  останавливается. Новенькая  «феррари». Преследуемый  стремглав  бросается к спасителю. Обескураженный Феликс  вскидывает  руку и несколько раз стреляет вслед стремительно исчезающему из вида обидчику.  Затем  с  карманным  фонариком  подходит  к брошенному  на  обочине  красному  «фольсквагену-пассату». Задние  колеса  пробиты. Включает  свет в салоне и  видит на пассажирском  сиденье  арбалет с  оптическим прицелом,  на коврике колчан со стрелами. И больше ничего. Забирает трофеи и едет к себе домой.

Ф е л и к с. (мысленно). Кто покушался? Каким образом просочилась информация о проживании в отцовском доме? И всего-то три дня. Ладно, утро вечера мудреней.

Вся в огнях бензозаправка уже пуста.  На  улицах  города не видно прохожих. В домах темные окна. Жизнь притихла, только сон. В  своем  дворе на мусорных  контейнерах отдыхают сытые чайки. В подъезде мерзкий запах пива, на ступеньках окурки и осколки разбитой бутылки. Под лестницу прячется крыса. Феликс не вызывает лифт. До второго этажа дюжина шагов. За  железной дверью с глазком две квартиры: соседская и  Феликса. У него в  одной комнате опочивальня, в другой   кабинет и  криминалистическая лаборатория. Феликс  звонит в квартиру друга  соседа. Дверь  открывает его  жена Валентина, пышнотелая женщина сорокапяти лет, в ситцевом халате и тапочках на босую ногу. В руке у Феликса пластиковый мешок с арбалетом и колчаном.

Ф е л и к с.  Вот, нужно срочно просветить.

В а л е н т и н а.  Сейчас он зайдет. Тебя покормить?

Ф е л и к с.  Желательно.

В а л е н т и н а.  Как объяснишь ему суть дела, сразу ко мне. Я пошла готовить.

С криминальными находками Феликс проходит в свою лабораторию.

Минуту спустя щелкает дверной замок, и появляется Владимир, пятидесятилетний чубатый мужчина высокого роста, с  тростью  по причине хромоты. На  нем спортивный костюм и сланцы.

В л а д и м и р.  Привет!

Ф е л и к с.  Привет!

В л а д и м и р.  Что у нас?

Ф е л и к с. Просвети и сравни. На арбалете пятна крови. Да, и пробей, чей «Фольксваген-пассат»? Номер 5577 ИСБ.

В л а д и м и р.  Все сделаю.

Ф е л и к с.  И еще, вот твоя зарплата.

Владимир радостно смотрит на конверт и, улыбнувшись, отрицательно качает головой.

В л а д и м и р.  Лучше сразу отдай жене. Сколько там?

Ф е л и к с.  Десять франклинов.

В л а д и м и р.  Старик, ты меня радуешь!

Ф е л и к с.  Все зависит от клиента.

В л а д и м и р.  Валя уже кашеварит. Иди подкрепись.

В прихожей добрых соседей Феликс снимает пиджак. Пониже сердца  кобура  с  пистолетом. Из  кухни  выходит  Валентина. Он протягивает ей конверт.

Ф е л и к с . Ваша зарплата.

В а л е н т и н а.   Как нельзя кстати. Спасибо!

Она  уходит  в  комнату, Феликс  в  ванной комнате моет руки, затем на кухне присаживается за стол в уголочке, подальше от окна.  Вошедшая  хозяйка  накладывает  в  тарелку  пельмени, сметану и подает гостю. В стакан наливает апельсиновый сок.

Ф е л и к с. (мысленно). Как мало нужно для радости человека. Получив бумажки в конверте, женщина изменилась в сию же секунду. Ее улыбка не знает границ. А чего же хочешь ты, Феликс?

В а л е н т и н а. Володя очень рад, что опять при деле. После ухода на пенсию поскитался по фирмам, помыкался, но так ничего путного и не подвернулось. Работы много, но никто не хочет платить. Крохи и те выплачивают с боем. Мы очень благодарны тебе, Феликс!

Ф е л и к с.  Самое главное в нашем деле…

В а л е н т и н а.  Жена криминалиста знает цену слова.

Ф е л и к с.  Большое спасибо! Пойду.

В а л е н т и н а.  Да не за что…

Взяв за вешалку пиджак, Феликс идет к себе в квартиру. В лаборатории  Владимир  колдует  за  приборами  и  колбочками. Арбалет с колчаном уже поверх пластикового мешка на полу. Звонит телефон. Владимир, не поднимая трубки, включает микрофон  и  смотрит на экран определителя номера.

В л а д и м и р.  Да, Толя. Слушаю.

А н а т о л и й.  Записывай. Машина зарегистрирована на Чернова.

В л а д и м и р. Чернова?

А н а т о л и й.  Да, на Чернова Илью Сергеевича, 1986 года рождения, проживающего в городе Кумове. Машина, кстати, уже как сутки в розыске. Впрочем, ее хозяин тоже.

В л а д и м и р.  Что случилось?

А н а т о л и й.  Парень пропал вместе с машиной еще в четверг. Родственники, естественно, всполошились, да злополучные законные три дня помешали поиску.

В л а д и м и р.  Что еще?

А н а т о л и й.  Пока все.

В л а д и м и р.  Спасибо, Толя! Встретимся на даче, оттянемся. Я угощаю.

А н а т о л и й.  Это я завсегда. Бывай, Володя.

В л а д и м и р.  Увидимся.

Выключив микрофон телефона, Владимир поворачивается на

вращающемся кресле к Феликсу.

В л а д и м и р.  Слышал?

Ф е л и к с.  Слышал.

В л а д и м и р.  Подожди еще немного. Будет гораздо интересней.

Феликс согласно кивает и подходит к другому столу, садится на стул.

Ф е л и к с.  (мысленно).  Арбалет, стрела. Арбалет, стрела. Что-то знакомое. Кажется, нечто похожее было в оперативных сводках? Точно. Он берет бумажную стопку с оперативными  сводками  за  последние  дни. Мелькают даты  и  время. Феликс читает бегло про себя: 18 июля в 1 час  15  минут, на улице Пушкина, неизвестными был ограблен гражданин Белкин… Не то, 18 июля, 3 часа 30 минут, в гостинице «Кристалл» у регистрационной стойки  был  найден  подозрительный  черный  пакет, перевязанный  бантом. Вызванные  саперы  обнаружили  в нем кем-то забытые книги… Опять не то. 18  июля,  8  часов 10  минут, в трехстах  метрах  от  автострады  Амбарск-Кумов, вниз по течению реки Ось, на берегу рыбаками-любителями был обнаружен труп неизвестного мужчины со стрелой в горле.  Документов и вещей не обнаружено…Вот! Завтра же с утра еду туда! Не может быть, чтобы не осталось следов? Потому что этого не может быть.

В л а д и м и р.  Феликс, слушай внимательно и делай выводы. Пальчики на кассете, арбалете и колчане принадлежат одному и тому же лицу.

Ф е л и к с.  Это ожидаемо.

В л а д и м и р.  Далее. В медицинской книжке покойного значится вторая группа крови, положительная. Полотенцем вытерся он же. Сгусток крови из морга и кровь с ножа указывают на обладателя третьей группы. Резус положительный. И последнее, арбалет окропил неизвестный со второй положительной. Удивлен?

Ф е л и к с.  Удивлен работниками правоохранительных органов.

В л а д и м и р.  Чего же ты хочешь? Мастеровых нет, одни подмастерья. А «висяки» никому не нужны. Эх, махорочка-махорка! Подружились мы с тобой.

Владимир с чувством исполненного долга прикуривает сигарету.

Ф е л и к с. В который раз убеждаюсь: всего коварней простота. Теперь необходимо навести справки о Чернове Илье Сергеевиче.

В л а д и м и р.  Феликс, я пас. В Кумове у меня никого.

Ф е л и к с.  У меня есть там надежный человек… Ну что ж, очевидное в сторону и пристальней к незначительному и нелепому.

В  нескольких  километрах от большого  и  шумного города Амбарска у Лебяжьего озера, окруженного вековыми соснами, расположился новый медицинский комплекс. При въезде на его территорию и на входе в семиэтажное кирпичное здание таблички с лаконичной надписью  «Центр здоровья» . Разновозрастные  пациенты  прогуливаются  по  лесным  тропам, вдыхают целительный свежий воздух. Кто-то загорает на песчаном пляже и купается в озере.

21 июля, вторник. 11 часов

В светлом и просторном  кабинете главного врача за письменным столом Феликс и главный врач Центра здоровья Савелий Михайлович,  шестидесятилетний  мужчина  в  белом  халате, с седыми волосами и усиками.

В р а ч.  Что же вас привело к нам, Феликс Александрович?

Феликс  подает  врачу  квитанцию  об  оплате за медицинское обследование, фотографию Баграмова Евгения. Забирает свое удостоверение.

Ф е л и к с.  Савелий Александрович, не был ли у вас этот семнадцатилетний юноша?

В р а ч.  Конечно, он был у меня. Несколько дней назад. Если мне память не изменяет, Это Светлов Евгений. Странно, что на квитанции не указан пациент.

Ф е л и к с.  Могу ли я взглянуть на его медицинскую карту?

В р а ч. Нет ничего проще. Однако скажите мне, чем вызван ваш интерес к этому хрупкому юноше?

Ф е л и к с. Банальная ситуация. Необходимо задать ему пару вопросов. Испугавшись, он избегает всех. Дома не появляется, на телефонные звонки не отвечает.

Удовлетворенный ответом, Савелий Михайлович берет трубку телефона.

В р а ч. Верочка, пожалуйста, занесите ко мне карточку пациента, Светлова Евгения. Нет, ну что вы? Он еще сущий ребенок. Хорошо, Верочка. Жду.

Опустив трубку, Савелий Михайлович по-отечески нежно взглянул на Феликса.

В р а ч.  Это на него не похоже. Знаете, он очень ранимый

юноша.

Раздается стук в дверь, и в кабинет входит изящная женщина в белом халате и туфельках на тонкой шпильке.

В е р а.  Здравствуйте!

Ф е л и к с.  Здравствуйте!

Савелий Михайлович жадно смотрит на сотрудницу. Изо рта текут слюнки. Она кладет на стол медицинскую карту Светлова Е.А.

В е р а.  Савелий Михайлович, я могу идти?

В р а ч.  Да, Верочка. Спасибо!

Она  уходит, а  Савелий  Михайлович продолжает смотреть на дверь. Затем, встрепенувшись, начинает листать медицинскую карту,  бегло  читает и с нескрываемым  изумление поднимает глаза.

В р а ч. Тест он сдал. Выявлено болезненное восприятие. Не исключено, что в детстве перенес тяжелейшую травму. Очень заметно женское влияние. И в то же время есть признаки невероятной жестокости, свойственные только деградировавшим личностям. Таков вкратце психологический портрет пациента Светлова Е.А.

Ф е л и к с. Савелий Михайлович, вы не сказали самое главное, зачем он к вам обратился?

В р а ч.  Ах да. Евгений Светлов подвержен навязчивой идее по смене пола.

Ф е л и к с.  Вы это серьезно?

В р а ч.  Мы с вами не в театре. Конечно, серьезно.

Ф е л и к с.  Какой, он указал адрес?

В р а ч. А адреса нет. Карандашом лишь отмечено, город Амбарск. С прежнего адреса выписан, по новому не прописался. Контактный телефон  999 666. Звонили?

Ф е л и к с.   Этот номер мне не был известен.

В р а ч.   Набрать?

Ф е л и к с.  Набрать.

В р а ч.   Что же ему сказать?

Ф е л и к с. Назовите такую причину, чтобы у него появился повод для визита к вам.

В р а ч.   А если он передумал или не может приехать?

Ф е л и к с. Допустим, нужно сдать анализ. Если передумал, то необходимо соблюсти некоторые формальности. Кстати, его группа крови?

В р а ч.   Группа крови вторая, резус положительный.

Савелий  Михайлович из ящика стола достает мобильный телефон, затем  кладет его обратно и тянется к обычной трубке. Набирает номер. Раздаются громкие продолжительные гудки. Не отвечает.

В р а ч.  Что будем делать?

Ф е л и к с.  Он позвонит вам, но только с телефона-автомата. Подождем.

В р а ч.  Подождем.

Ф е л и к с.  Савелий Михайлович, и много у вас подобных пациентов?

В р а ч. В нашем центре уже несколько. Число растет, к радости для нас, и к несчастью  человечества. В США уже проводят три операции в день. В Англии подумывают оперировать за счет государства. Не исключено, что людей среднего пола в недалеком будущем будет поровну с мужчинами и женщинами.

Ф е л и к с.  Это же вырождение человека.

В р а ч. А что делать? Нарушение самовосприятия исходит из головного мозга. Несбыточность желания у таких индивидов приводит к самоубийству. Для державы с понижающейся рождаемостью суициды неприемлемы.

Ф е л и к с.  Когда произойдет перевоплощение нашего подопечного?

В р а ч. Ничего определенного. Сначала изучаем мозг и психику. Пока идет длительная гормональная коррекция, о хирургической не может быть и речи. Через год ломается голос. И только тогда приступаем к завершающей стадии по изменению пола. Женская грудь-протез. Неофаллос из подмышечной мышцы. Ну и противоположное…

Ф е л и к с.  Когда же впервые, случилось такое?

В р а ч. В начале пятидесятых прошлого столетия хирург Гарри Бенджамин, рискнув, сделал первую операцию по смене пола.

Ф е л и к с.  Славы захотелось?

В р а ч.  Кто же о ней не мечтает? Слава и деньги всегда вместе.

Ф е л и к с.  Куда мы идем?

В р а ч.  Да, человечество явно сходит с ума.

Ф е л и к с.  Как всегда, все подчинено ходу истории.

В р а ч.  И мы с вами не в силах что-либо изменить.

Ф е л и к с.  Однако время идет, а наш подопечный молчит.

В р а ч.  Феликс Александрович, оставьте свои координаты, я перезвоню.

Феликс вынимает из кармана визитку и вручает доктору. Встает. Савелий Михайлович тоже.

Ф е л и к с. Савелий Михайлович, до его появления у вас мне необходимо время. Хотя бы час. Для значимости поговорите с ним лично.

В р а ч.   Я понял…

21 июля, вторник. 12 часов 50 минут

Возле отцовского дома, у ворот,  стоит  «мерседес»  Феликса. Ярко светит солнце. В окрестных садах щебечут птицы, перелетают с ветки на ветку, с дерева на дерево. Раздаются голоса людей, детей и взрослых. Кто-то  лакомится  клубникой с собственных грядок. Иные  в  садах собирают  черешню. Неспешное течение жизни, привычное для  загородного  поселка. Феликс один дома. В  гостиной на  столе записка  «Мы отправились на рынок». Сняв пиджак, он кладет его на спинку кресла. Проходит  в  кухню. Из  холодильника  достает начатый тетрапакет с любимым апельсиновым соком. Выпивает стакан и возвращается  в  гостиную. Включает  телевизор. Звонит его мобильный телефон. На дисплее появляется имя Валерий.

Ф е л и к с. Слушаю тебя, Валера.

В а л е р и й. Вот что мне удалось узнать. Чернова Илью Сергеевича разыскивают уже несколько дней.

Ф е л и к с. Ты узнал его группу крови?

В а л е р и й. Да. У него третья, положительная. Баловался наркотиками. Лечился, но тщетно.

Ф е л и к с. Что удалось узнать об отце и его родственниках?

В а л е р и й. Отец Ильи – Чернов Сергей Ильич. Ему сорок семь лет. Родился и живет в Кумове. У вас в Амбарске проживает его двоюродный брат, Баграмов Алексей Шалвович. Кстати, они в ссоре.

Ф е л и к с. Причина ссоры?

В а л е р и й. Один братец у другого увел невесту из-под венца. С тех пор они злейшие враги.

Ф е л и к с. Полагаю, имя невесты – Ксения?

В а л е р и й. Правильно полагаешь.

Ф е л и к с. Что еще?

В а л е р и й. Ночью был найден автомобиль Ильи неподалеку от вашего города. Отец семейства поднял на ноги всех кого можно. Выяснилось, что на днях видели машину Ильи с незнакомцем за рулем.

Ф е л и к с. У Сергея Баграмова есть еще дети?

В а л е р и й. Да, две младших дочери.

Ф е л и к с. Валера, дружище, с меня причитается!

В а л е р и й. Это и подвигает…

Феликс  встает, выключает телевизор. Ходит по комнате взад-вперед. Садится на диван, откинув на спинку голову, закрывает глаза и незаметно для себя засыпает. Под  впечатлением  от беседы  с  доктором  ему  снится сон  с нелепым сюжетом. Феликс пребывает  в роли созерцателя.  «Огромная ультрасовременная комната из стекла и пластика в небоскребе.  К массивному шкафу идет робот-мужчина с телефоном в руке. «До завтра, моя дорогая!»  -  говорит он в трубку. Толкнув  в сторону зеркальную дверцу, мужчина входит внутрь. Там стоит очаровательная женщина-робот в оцепеневшем состоянии. Мужчина  вынимает  из своего уха горошину (чип) и вставляет в ушную раковину женщине. Медленно  разворачивается спиной к стене и замирает. Женщина открывает глаза и выходит из шкафа. Извлекает из сумочки телефон.  «Здравствуй!»  -  говорит она в трубку. –  Ты соскучился?  Не волнуйся, я уже направляюсь к тебе. Нет, только до утра милый!»

Звонит телефон.

Ф е л и к с. Слушаю вас.

В р а ч. Феликс Александрович, это я , Савелий Михайлович.

Ф е л и к с. Я узнал вас.

В р а ч. Наш подопечный звонил мне. Похоже, из телефонной будки. Я все исполнил, как вы просили. Он обрадовался и озадачился одновременно. Посетит клинику завтра в 11 часов.

Ф е л и к с. Большое спасибо, Савелий Михайлович!

В р а ч. Надеюсь на вашу порядочность, Феликс Александрович.

Ф е л и к с. Савелий Александрович, не волнуйтесь. Это не в моих интересах и вопреки убеждениям.

В р а ч. Сами знаете, береженого Бог бережет.

Ф е л и к с. Спасибо, Савелий Михайлович!

В р а ч. Удачи вам…

Феликс надевает пиджак и выходит из дома. Ему навстречу с тяжелыми пакетами  идут , мать  Маргарита Сергеевна и старшая сестра Вероника. От  дома отъезжает такси. Группа престарелых бегунов проскакивает вдоль кованых ворот пестрой лентой. Феликс целует мать и сестру.

Ф е л и к с. Как съездили на базар?

В е р о н и к а. Хорошо.

М а р г а р и т а  С е р г е е в н а. И утомительно. Ты видел в беседке мои находки?

Ф е л и к с. Нет, а что там?

М а р г а р и т а  С е р г е е в н а. Утром у наших ворот нашла гильзу и стрелу.

Ф е л и к с. Наверное, местные детишки игрались да обронили.

В е р о н и к а. Стреляли тоже они?

Ф е л и к с. Готовьте обед, я скоро вернусь.

В е р о н и к а. Не задерживайся. Вечером мы уезжаем.

Ф е л и к с. Да, я помню.

Феликс садится в машину, достает телефон и набирает номер.

Ф е л и к с. Здравствуйте, Алексей Шалвович! Нам нужно встретиться. Очень хорошо! Еду к вам.

Феликс выезжает на объездное шоссе. В обе стороны вереницы грузовых и  легковых машин. По  сторонам  кустарники  с запыленной листвой. И над всем суетным миром безграничное небо с седыми облаками.

Ф е л и к с. (мысленно) Кто бы мог подумать, что юноша из благополучной семьи превратился в монстра? А братья его молодцы! Умны и наблюдательны. Однако печально. Все больше безумцев и меньше людей…

Феликс подъезжает к  дому Баграмова. Охранник  молча открывает ворота. Феликс  заезжает на территорию и  видит у гаража новую красную «феррари». Из дома выходит другой охранник, но Феликс едет дальше, к гаражу. Вот  она, мечта любого автомобилиста! Он выходит из своей машины, внимательно смотрит на «феррари» и замечает пулевое отверстие чуть ниже правого заднего фонаря. Неожиданно открывается дверь гаража и перед ним возникает во всей своей красе Ксения Петровна. На  ней  черный  деловой  костюм, на  глазах солнцезащитные очки, губы в ярко-красной помаде, волосы собраны в пучок.

К с е н и я  П е т р о в н а. Здравствуйте, Феликс Александрович!

Ф е л и к с. Здравствуйте, Ксения Петровна! Поговорим?

К с е н и я  П е т р о в н а. Не сегодня… Сейчас приедет муж.

Ф е л и к с. Вас подвезти до дома?

К с е н и я  П е т р о в н а. Нет, благодарю! Я еще побуду здесь.

Феликс  садится за  руль своего  «мерседеса»  и  едет  к дому. Ксения Петровна, открыв дверцу «феррари»,  присаживается, достает пачку сигарет, зажигалку, долго смотрит вслед Феликсу, затем закуривает. Феликс выходит из машины.

О х р а н н и к. Алексей Шалвович сейчас будет.

Феликс утвердительно  приподнимает руку, разглядывает колеса со стороны охранника, идет на  другую сторону машины и вынимает из кармана брюк носовой платок. На газон падает цепочка с золотой головой тигра. В это время из ворот  выруливает черный  «мерседес». Феликс  делает несколько шагов навстречу. Машина  останавливается  в трех метрах от него. Выходят,  Алексей Шалвович, Павел, Глеб и водитель. Следуют  рукопожатия, радостные  улыбки, как старых и добрых знакомых.

Б а г р а м о в. Давно ждете?

Ф е л и к с. Минуты две, не больше.

К Алексею Шалвовичу подходит Ксения Петровна. Он целует ее в щеку.

К с е н и я  П е т р о в н а.  Здравствуй, родной!

Б а г р а м о в. Здравствуй! Как самочувствие?

К с е н и я  П е т р о в н а. Сейчас уже лучше.

Б а г р а м о в. Что новенького, Феликс Александрович?

Феликс изображает удивление, делает  несколько шагов к газону, наклоняется и поднимает с земли цепочку с золотой головой тигра. Подходит к  Алексею Шалвовичу и вручает ему находку.

Б а г р а м о в. Что бы мы без вас делали? Ксения Петровна ищет свой талисман, ищет! А он в траве спрятался.

Ф е л и к с. Нам нужно поговорить.

Б а г р а м о в. Прошу в дом!

Ф е л и к с. Нет, лучше здесь. И с глазу на глаз.

Б а г р а м о в. Хорошо. Оставьте нас…

22 июля, среда. 11 часов

Погожий день. У кирпичной  арки с табличкой  «Центр здоровья»  из остановившегося  такси выходит миловидный юноша в джинсовом  костюме и бейсболке. На мочке правого уха пластырь. На  глазах солнцезащитные очки, в руке объемная барсетка. Оглядевшись по сторонам и проводив  взглядом  до самого леса удалявшееся такси, он по-девичьи  плавной  походкой  направляется  к  зданию медицинского центра,  у входа в которое  стоит  старенький  жигуленок  четвертой модели. За рулем  чубатый  Владимир. Юноша идет не спеша. Навстречу ему из здания  выходит Феликс. Его пиджак  расстегнут,  узел галстука ослаблен, походка беззаботного человека. И вот  они в  шаге  друг от друга. Феликс наносит  резкий  удар  правой поддых юноше. Выронив  барсетку, тот  падает  на  колени и жадно хватает губами воздух. Феликс заводит  за спину руки юноши и на запястьях защелкивает наручники. Рядом с  ними оказывается «жигули» с открытой задней дверью. Феликс  закидывает юношу в салон, подбирает барсетку и садится возле него. Дверь закрывается. Машина стремительно покидает владения Центра  здоровья. Очевидица происшедшего, молоденькая медсестра, припав  к  окну, застывает  в  недоумении. Тем временем Феликс набирает номер телефона.

Ф е л и к с. Через четверть часа буду ждать в условленном месте.

Б а г р а м о в. Есть результат?

Ф е л и к с. Да. Привезите оставшееся. Все…

Юноша стонет, голова, как поникший цветок, опущена вниз. Пригибается и Феликс. Навстречу мчится «феррари».

В л а д и м и р. Хороша кобылка!

Ф е л и к с. Ты о чем?

В л а д и м и р. О машине, конечно.

Ю н о ш а. Кто вы? Куда меня везете? И вообще, выпустите немедленно, иначе будут крупные проблемы!

В л а д и м и р. Цыц, если жить хочешь!

Юноша сникает, лицо его бледнеет, и в теле возникает мелкая нервная дрожь.

Ф е л и к с. Если будешь вести себя тихо и мирно, то ничего с тобой не случится. Понял?

Ю н о ш а. Понял…

Миновав  лес, их  машина сворачивает с шоссе  на  узкую полоску  асфальта, ведущую к старому кладбищу, заросшему со всех сторон всевозможными деревьями. Тихо, безлюдно. У белокаменной арки стоит «мерседес» Феликса. Поодаль  два мусорных  контейнера с  торчащими  из них  венками  и прочим хламом. Звонит  мобильный  телефон, прицепленный  у  юноши  на брючном поясе. Феликс  берет  его и видит на дисплее слово  «мама». Отключив его, он  кладет телефон  в  карман куртки  юноши. Владимир  тормозит  возле  арки. Феликс  с юношей  выходят  из машины  и идут на территорию кладбища. Там  на  входе они присаживаются на лавочку. Забытую барсетку приносит Владимир, после чего он на своем древнем авто уезжает.

Ф е л и к с. Не жалко?

Ю н о ш а. Кого?

Ф е л и к с. Человека. К тому же родственника.

Ю н о ш а. А я-то думал, с чего бы такое сходство?

Ф е л и к с. А все же?

Ю н о ш а. Просто ему не повезло.

Ф е л и к с. Отец как же? Он тяжелее всех перенес твою лживую смерть.

Ю н о ш а. У него своя жизнь, а у меня своя.

Ф е л и к с. Ты родился дерзким мужчиной. Но операция по смене пола тебе зачем?

Ю н о ш а. Деньги есть, почему бы не попробовать?

Ф е л и к с. Почему же тогда головой об стенку не ударился?

Ю н о ш а. Все-таки жаль, что не убил я тебя тогда. Гад! Мочку уха мне прострелил.

Ф е л и к с. Шрамы украшают мужчин.

Ю н о ш а. Все, ты достал меня!

На  обозримом  горизонте  появляются  Алексей  Шалвович, Павел и Глеб. Увидев родное лицо, они замедляют шаг и крестятся. Переборов  замешательство, они  медленно подходят. Феликс снимает с пленника наручники. Павел и Глеб смотрят на младшего брата осуждающе. Алексей Шалвович, все еще обескураженный, распростер руки. Блудный сын поднимается и отводит взгляд в сторону.

Б а г р а м о в. Сынок… Что же это?..

Феликс встает. Павел и Глеб закуривают. Алексей Шалвович обнимает воскресшего сына. Но он глядит безразлично куда-то вдаль. Похлопав сына по спине, отец утирает набежавшие слезы.

Б а г р а м о в. Феликс Александрович, я ничего не понимаю. Что случилось?

Ф е л и к с. Всего лишь отражение жизни.

Алексей  Шалвович  вынимает  из кармана  сверток  и  вручает его  Феликсу, затем  увлекает его  за  собой  в сторону. Павел и Глеб закуривают по второй сигарете. Их младший брат садится на лавочку и обхватив руками голову смотрит в землю.

Б а г р а м о в. Признаться, удивлен вашему таланту! Спасибо! Скажите мне правду, что случилось с моим сыном?

Ф е л и к с. Он болен. У него раздвоение личности.

Б а г р а м о в. Это он совершил убийство?

Ф е л и к с. Да.

Б а г р а м о в. Ничего не понимаю. Кого же мы похоронили?

Ф е л и к с. Родственника, как ни странно.

Б а г р а м о в. Кто же это?

Ф е л и к с. Илья Сергеевич Чернов.

Б а г р а м о в. О Господи! Это же сын моего двоюродника.

Ф е л и к с. Мне известно, что с братом вы очень давно в ссоре. Но каким образом ваш сын узнал о существовании Ильи?

Б а г р а м о в. Полгода назад брата встретил в аэропорту. Мальчишки оказались с нами. Ну я и обронил ненароком: запомни сынок, это злейшие наши враги. Кто бы мог подумать, что ребенок воспримет все буквально? Слава Богу, все закончилось! Слава Богу!

Ф е л и к с. Вчера мне сообщили, другая сторона вышла на след вашего сына.

Б а г р а м о в. Брат не простит. Что делать? Что делать…

Ф е л и к с. Везите его домой.

Б а г р а м о в. На данную минуту это самое верное решение. Всех благ вам!

Ф е л и к с. И вам.

Пожав руки, они расходятся в  разные стороны. Баграмов  и сыновья идут к своему джипу, Феликс  по тропинке вглубь кладбища к  могиле  отца. Памятники, оградки. Памятники, оградки, буйная трава. Вот оно, высохшее дерево. Любопытная  ворона  садится на ветку  мертвого дерева, каркает и выжидающе замолкает. Феликс у новой надгробной  гранитной плиты с золочеными буквами. Над цветами, еще вчера возложенными сестрой и матерью, кружится шмель. Феликсу вспоминается последняя встреча с отцом: они в беседке за столом. В бокалах виски. Над головами шелест листьев.

Г о л о с  о т ц а.  Устал от творчества. Свежих идей  нет, а проторенной тропой идти не хочу. Строил дом и надеялся, что он будет  полной  чашей. Все разъехались, душе холодно и одиноко. Живу воспоминаниями. Ты вернулся, но видимся редко. Неужели все человечество хочешь избавить от хищников?

Звонит телефон.

Ф е л и к с. Да, Настя.

Н а с т я. Я уже у трапа самолета. А ты где?

Ф е л и к с. У отца.

Н а с т я. Мне очень жаль Александра Генриховича… Ты встретишь меня?

Ф е л и к с. Да.

Н а с т я. Целую тебя!

Ф е л и к с. Я тоже. Пока…

Он держит в одной руке сверток, в другой телефон и смотрит

на надгробье.

Ф е л и к с. Отец, дабы не утратить вкус к жизни, в ближайшем  будущем женюсь и сменю стезю. Буду растить детей  и  наслаждаться жизнью. Впрочем, есть еще одно дело. Сколько лет прошло, а история до сих пор будоражит мое воображение. Об этом ты знаешь.

Опять звонит телефон.

Ф е л и к с. Слушаю вас.

К с е н и я  П е т р о в н а. Надеюсь, вы меня узнали?

Ф е л и к с. Да, Ксения Петровна.

К с е н и я  П е т р о в н а. Здравствуйте!

Ф е л и к с. Здравствуйте!

К с е н и я  П е т р о в н а. Вы все рассказали мужу?

Ф е л и к с. Нет.

К с е н и я  П е т р о в н а. Почему?

Ф е л и к с. Это не входило в интересы дела.

К с е н и я  П е т р о в н а. Спасибо! Я ваша должница.

Ф е л и к с. О чем вы?

К с е н и я  П е т р о в н а. Я буду очень рада встретиться с вами. Чтобы только вы и я…

Ф е л и к с. Я запомню.

К с е н и я  П е т р о в н а. Феликс Александрович, я буду ждать вашего звонка. До свидания…

Отключив телефон, задумчивый Феликс идет к машине.

Ф е л и к с. (мысленно). Похоже, история не закончилась. Нужно срочно что-то делать?

Минуя кладбище и арку, Феликс подходит к Мерседесу.

Звонит телефон.

Ф е л и к с. Слушаю тебя, Володя.

В л а д и м и р. Они уехали сразу. К твоей машине не подходили. Жучок вещает. Я на месте.

Ф е л и к с. О чем говорят?

В л а д и м и р. Пока пускают сопли.

Ф е л и к с. Это пока. Скоро проснутся волчьи инстинкты. Продолжай слушать.

В л а д и м и р. До связи…

Новый  поселок на окраине Амбарска. На улице с тремя десятками престижных домов и дворцов чисто и тихо. Черный джип подъезжает  к  воротам   с  золочеными  вензелями АШБ. С обратной  стороны  из сторожевой  каморки  выходит спортивного вида охранник. Возле него появляются  два  ротвейлера. Охранник  вынимает  из  кармана  пульт  и  нажимает  на  кнопку. Кованые  ворота  открываются. Джип  въезжает.  Перед  трехэтажным  домом  зеленая  лужайка  и  роскошный цветник с дорожками с четырех сторон. Джип подъезжает к дому  Баграмовых. В  машине  Алексей  Шалвович, его сыновья Павел, Глеб, Евгений, да водитель Валерий.

Е в г е н и й. Папа, мне нужно поговорить с тобой с глазу на глаз.

Б а г р а м о в. Значит так. О воскрешении блудного сына никому ни слова. Сейчас идите в дом, а мы потолкуем.

Павел, Глеб и Валерий, покинув джип, идут в дом, увлекая за собой охранника стоявшего у парадной. В машине  на заднем сиденье остаются отец и младший сын.

Б а г р а м о в. Сынок, что же ты наделал? Ты не представляешь, это может стоить тебе жизни.

Е в г е н и й. И что?

Б а г р а м о в. Каким образом люди моего брата-уголовника могли выйти на тебя?

Е в г е н и й. Бес попутал. На машине Ильи заехал в их Кумов.

Б а г р а м о в.  Ума не приложу, что делать?

В противоположной части Амбарска на улице  с особняками советской поры двухэтажный дом из красного кирпича окружен  фруктовыми  деревьями.  В  дальнем  углу  от  дома  беседка  из мореного дуба. У ворот перед окнами серебристый «мерседес».На втором этаже дома в спальне обнаженный Феликс лежит в постели. Из ванной комнаты  появляется нагая Настя.  Ей  20  лет.  Она  очаровательна  и  лицом  и  телом. Улыбаясь, она смотрит на любимого.

Ф е л и к с. Настя, поясни, что значит, я выйду за тебя, что бы ни говорили?

Склонившись и поцеловав его, она ложится на постель, раскинув руки.

Н а с т я. Мама волнуется за меня. Она младше папы на пятнадцать лет. Теперь сожалеет о своем выборе. Не всегда, конечно, но порой ее посещают такие мысли. Неужели, говорит она, судьбой нам начертано по молодости выходить замуж за зрелых мужчин, а потом сожалеть.

Ф е л и к с. О причине я догадываюсь, но винить некого, кроме себя.

Н а с т я. Причина не в интиме. Сожаления из-за разных взглядов на меняющийся мир. Подчас возникают споры и ругань.

Ф е л и к с. О, господи! И чего людям не живется в свое удовольствие?

Н а с т я. Если бы…  В недавнем прошлом, папа был комиссаром батальона. Этим все сказано.

Ф е л и к с. Понятно.

Н а с т я. Я поехала к тебе, а родители отправились к бабушке в деревню на побережье Финского залива. Может бабуля остудит пыл политикана. Кстати, она очень хочет с тобой познакомиться. Да и родители не прочь с тобой повидаться.

Ф е л и к с. Я же знаком с твоими родителями.

Н а с т я. «Здравствуйте, я Феликс» - для них недостаточно.

Ф е л и к с. Всему свое время.

Н а с т я. Может, съездим? Бабуля стала часто  хворать.

Ф е л и к с. Сейчас вряд ли.

Раздается телефонный звонок.

Ф е л и к с. Алло.

В л а д и м и р. Феликс, необходимо срочно встретиться.

Ф е л и к с. Приезжай, я дома.

Возле  дома  Феликса  останавливается  жигуленок четвертой модели. Из машины выходит чубатый пятидесятилетний Владимир  с  тростью. Он прихрамывает. Озирается по сторонам. Царящая тишина ему кажется непривычной. Вдохнув всей грудью  аромат  садов  он  открывает  калитку и идет к дому. На крыльце появляется Феликс, в спортивном костюме и сланцах на босу ногу. Подходит Владимир.

Ф е л и к с. Пойдем в беседку.

В л а д и м и р. Охотно.

В беседке на столе пепельница, графин с апельсиновым соком, два стакана, тарелка  с  миндалем и плеер с наушниками.  Они присаживаются.  Феликс  наливает  в  стаканы  сок.  Владимир достает из кармана аудиокассету. Феликс  вставляет ее в плеер и  надев  наушники  начинает прослушивать запись. Владимир, выпивает сок, затем закуривает.

В л а д и м и р. Эх ,махорочка- махорка…

Феликс внимательно слушает запись недавно состоявшегося разговора в джипе Баграмова между отцом и сыном.

Е в г е н и й. Отец, меня осенило. Этого гада Феликса можно подставить.

Б а г р а м о в. Каким образом?

Е в г е н и й. Свалю на него убийство Ильи, а сам  с простреленным ухом предстану заложником детектива-вымогателя.

Б а г р а м о в. Сомневаюсь. Такие, как он, из другого теста замешаны.

Е в г е н и й. Нет ничего проще. Позвоню ему и задам такие вопросы, что вынудит произнести слова, необходимые для монтажа якобы сознавшегося убийцы.

Б а г р а м о в. Бежать тебе надо. Срочно!

Е в г е н и й. Я уверен, мне удастся.

Б а г р а м о в. Вот его визитка. Действуй.

Е в г е н и й. Ну что, идем в дом?

Б а г р а м о в. Идем, заложничек…

Феликс выключает плеер  и снимает наушники. Владимир

сминает окурок в пепельнице.

Ф е л и к с. Спасибо Володя! Это нечто.

В л а д и м и р. Здесь копия. Оригинал оставил у себя на всякий случай.

Ф е л и к с. Логично.

В л а д и м и р. Что будем делать?

Ф е л и к с. Отдыхай. Наверняка дача требует внимания.

В л а д и м и р. Не то слово.

Ф е л и к с. Не бери в голову. Если что, я позвоню.

В л а д и м и р. Тогда бывай.

Ф е л и к с. До встречи.

Проводив  друга до машины, Феликс снимает с пояса телефон

и набирает номер.

Ф е л и к с. Привет!

В а л е р и й. Привет!

Ф е л и к с. Приезжай. Есть неотложное дело.

В а л е р и й. Уже еду.

Феликс забирает в беседке плеер и заходит в дом. Настя

находится в кухне у плиты. Она печет блины.

Ф е л и к с. Настя, завтра в полдень улетаем в Питер.

Н а с т я. Ура, ура, ура!

Ф е л и к с. Вот только с утра посетим могилу отца. А потом в аэропорт.

Н а с т я. Разве Маргарита Сергеевна и Вероника не приедут?

Ф е л и к с. Увы. Они приедут на сороковой день.

Возле дома останавливается черное БМВ. Группа престарелых бегунов проскакивает пестрой лентой между кованых ворот и автомобилем. Феликс в гостиной поднимает трубку.

В а л е р и й. Феликс, я у твоего дома.

Ф е л и к с. Заходи.

Валерий  входит  в  дом. Ему тридцать лет. Моложав, высок и спортивен. На нем ладно сидит костюм. Рубашка без галстука, две пуговицы расстегнуты. Лицо интеллектуала. Очки  в дорогой  тонкой  оправе подчеркивают это. Пожав  руки, Феликс и Валерий проходят в гостиную. В  ней  камин, большой телевизор, два кресла и диван возле журнального столика. На  полке камина старинные часы со  статуей правосудия. На стенах несколько сюрреалистических картин в дорогих рамках.

Ф е л и к с. Кофе, чай?

В а л е р и й. Стакан холодной воды.

Ф е л и к с. Настя, пожалуйста, принеси стакан воды.

Из кухни появляется Настя со стаканом воды на серебряном

подносе.

В а л е р и й. Настя, привет!

Н а с т я. Валерка, привет! Ты откуда?

В а л е р и й. Да вот, в родные края потянуло.

Н а с т я. Понятно. Ладно, не буду вам мешать.

Настя  уходит  с  подносом  на  кухню. Валерий  пьет воду небольшими глотками, внимательно посматривая на друга. Феликс кладет перед ним                           аудиокассету.

В а л е р и й. Сдаешь подонка.

Ф е л и к с. Не делай людям добро, врагов не наживешь. Ты знаком с Черновым?

В а л е р и й. Знаком.

Ф е л и к с. Прослушай кассету и передай ему.

В а л е р и й. Понял.

Ф е л и к с. Что за человек Чернов?

В а л е р и й. Чернов, человек слова. Хотя и две судимости. Авторитетный товарищ. Что скажешь о нашем подопечном?

Ф е л и к с. Неуравновешен, решителен. Двоих завалил, на меня покушался. Думаю, что в бега подастся не раньше завтрашнего дня. Полагаю, через столицу в теплую страну рванет. У отца дом на Мальте.

В а л е р и й. Все старина, мне пора. Дело не ждет.

Ф е л и к с. Меня не будет в городе несколько дней. Если что, звони на другой номер.

В а л е р и й. Квартирой могу воспользоваться?

Ф е л и к с. Безусловно.

Приморский город Кумов, неподалеку от Амбарска. Вечер.

В  высотном  жилом  доме  в  квартире  из  семи  комнат  семья Сергея  Чернова  занята  своим  делом.  Супруга  Ирина,  обаятельная женщина сорока лет, хлопочет на кухне. Готовить ужин ей  помогает четырнадцатилетняя дочь Ольга. Младшая, девятилетняя  Соня,  находится  у  себя  в комнате за компьютером. Сам, Сергей Ильич, сорокасемилетний крепкий мужчина, прохаживается  в  своем  кабинете  от  окна до двери и обратно. Он внимательно слушает аудиозапись с участием его двоюродного брата, Баграмова Алексея Шалвовича.

Б а г р а м о в. Что случилось с моим сыном?

Ф е л и к с. Он болен. У него раздвоение личности.

Б а г р а м о в. Это он совершил убийство?

Ф е л и к с. Да.

Б а г р а м о в. Ничего не понимаю. Кого же мы похоронили?

Ф е л и к с. Родственника, как ни странно.

Б а г р а м о в. Кто же это?

Ф е л и к с. Илья Сергеевич Чернов.

Б а г р а м о в. О, господи! Это же сын моего двоюродника.

Сергей Чернов  выключает магнитофон. Глаза наливаются кровью. Он подходит к окну, закуривает. На улице  люди, на дорогах  автомобили. Жизнь  идет  своим  чередом. Сергею вспоминается  лето  далекого  1966 года. Ему было 10, Алексею 13. Во дворе  у  пятиэтажного  дома  пятнадцатилетний  Юрка  Сизов, гроза местных мальчишек, у песочницы избивает худосочного Лешку  Баграмова. Тот, сжавшись  в  клубок, готов  зарыться в песок. А  Юрка  смеется  и  пинает  его. Юный  Сережа Чернов

выходит из подъезда и, схватив лежавшую на земле доску ударяет  ею  по  Юркиной  голове. Вскрикнув, драчун хватается за окровавленную  голову,

но  Сережа  ударяет  еще. Юрка теряет сознание и падает… Потушив  в  пепельнице  сигарету, Сергей подходит  к  магнитофону находящемуся на письменном столе. Нажимает  на  перемотку,  останавливает,  включает. Раздается знакомый голос.

Б а г р а м о в. Кто же это?

Ф е л и к с. Илья Сергеевич Чернов.

Б а г р а м о в. О, господи! Это же сын моего двоюродника.

Ф е л и к с. Мне известно, что с братом вы очень давно в ссоре. Но каким образом ваш сын узнал о существовании Ильи?

Б а г р а м о в. Полгода назад, встретил брата в аэропорту. Мальчишки оказались с нами. Ну я и обронил ненароком, запомни сынок, это злейшие наши враги. Кто бы мог  подумать, что ребенок воспримет все буквально? Слава Богу, все закончилось! Слава Богу…

Кассета заканчивается, магнитофон отключается. Сергей вновь подходит к окну и закуривает. Виднеется море и суда на рейде. Под окном детский парк. Он вспоминает далекий 1984 год. Ранняя весна. Тает снег. Всюду лужи. Вещевой рынок в городе  Кумов.  Импровизированные  торговые  ряды. На  ящиках застеленных  клеенками  или  газетами  разложены  дефицитные  джинсовые  костюмы, кожаные  куртки, обувь и многое другое  чего  не найти в советских магазинах. Людское  столпотворение. И стар и млад  в поисках вожделенных вещей. Одни  продают, другие  покупают, третьи лишь смотрят с надеждой  на  будущее. Тридцатилетний  Алексей  Баграмов с одноклассником  Василием  Шаровым  стоят  в  сторонке  от торговых лотков. К ним подходит Сергей Чернов, пожимают друг другу руки.

С е р г е й. Ну что собрали?

А л е к с е й. Собрали.

Василий озирается по сторонам.

С е р г е й. Не тяните. Меня на пароходе ждут.

Алексей вынимает из внутреннего кармана кожаной куртки

пачку денег обтянутую резинкой.

С е р г е й. Сколько?

А л е к с е й. Как договаривались.

С е р г е й. Вечером ждите.

А л е к с е й. Дерзай.

В а с и л и й. Бывай.

Сергей спешит. На выходе с рынка к нему подходят трое в штатском.                  Показывают удостоверения  сотрудников  МВД.

С т а р ш и й. Пройдемте с нами.

С е р г е й. В чем дело?

С т а р ш и й. Уточним кое-что.

Они входят в сторожку. Там на лавочке уже находится

престарелая пара.

С т а р ш и й. Что у вас в кармане?

С е р г е й. С какой стати?

С т а р ш и й. Есть сведения, что вы занимаетесь незаконными валютными операциями.

С е р г е й. На заборах тоже о многом пишут.

С т а р ш и й. Давай по-хорошему, иначе явки с повинной не видать как своих ушей.

С е р г е й. Ладно, смотрите. Мне бояться нечего.

С т а р ш и й. Давно бы так.

Сергей кладет на стол пачку денег.

С т а р ш и й. Откуда столько?

С е р г е й. Дедушка из Грузии прислал.

С т а р ш и й. Богатый дедушка.

С е р г е й. Просто мандарин много.

Другой сотрудник снимает с пачки денег резинку и начинает на столе раскладывать купюры. Среди советских рублей оказываются две банкноты по 50 долларов США.

С т а р ш и й. Откуда?

С е р г е й. Понятия не имею.

С т а р ш и й. А все же?

С е р г е й. Неужели в магазине подсунули?

С т а р ш и й. Помятые, видите? Помятые, видим.

С т а р ш и й. Лейтенант, составляй протокол.

После  скорого суда Сергей Чернов угодил тогда в  северную глушь.

Стране всегда нужна  дешевая рабочая сила. Бытовой комфорт города стал лишь воспоминанием. Несколько пилорам, да щитовые домики и бараки. Вот и весь пейзаж среди леса. Несколько  месяцев  спустя  Сергей  получил письмо от отца.

«Здравствуй сынок!

У нас все хорошо. Живы, здоровы. С  нетерпением ждем твоего возвращения. Мать не хочет тебе сообщать, а я все же решил тебя известить. Знаю, что ты выдержишь, потому что крепок морально и физически. Твоя Ксюша Светлова снюхалась с Лешкой Баграмовым. Уверен, это он тебя сопроводил в места отдаленные. Мать заступается за племянника,а я не верю ему. Вот уж  второй раз ты пострадал из-за него. Держись. Красивых девчонок много на свете. А Лешку вычеркни из своей жизни. Как меня понял? Жду ответа.

С уважением отец».

Отторгнув от себя нахлынувшие воспоминания, Сергей берет

со стола мобильный телефон и набирает номер.

С е р г е й. Валера, спасибо за кассету. Нам нужно встретиться.

Валерий  стоит  возле  своего  автомобиля. А  на  стоянку  все подъезжают и подъезжают авто. За дорогой находится стадион. К  нему  идут со всех сторон взрослые и дети, девушки и юноши с флагами и горнами. Стоит гул. Эмоции  через  край.

В а л е р и й. Сергей, сейчас я иду на футбол. Как никак к нам «Зенит» приехал. Ты приезжай, я организую тебе билет и буду ждать у западной трибуны.

С е р г е й. Мне не до футбола сейчас.

В а л е р и й. Я все понимаю. И все же приезжай. Тебе как никогда нужно развеяться.

С е р г е й. Хорошо, я еду.

Январь 1942 года. Ленинград.

Ночь. На  окраине  города  пылают  два костра. Три рядовых сотрудника  НКВД  в полушубках и серых валенках греются возле одного из костров. Воротники приподняты, на головах шапки - ушанки.  Каждый  их  выдох  на  трескучем  морозе превращается в пар. Периодически  они  вглядываются в ночное  небо. Неподалеку стоит полуторка с работающим двигателем. В кабине водитель в форме сержанта и капитан Малютин. Раздается  нарастающий  шум  летящего самолета. Капитан выходит из машины. Самолет  пролетает  огни  костров  и  вскоре возвращается. На заснеженную землю с глухими шлепками один за другим падают объемные тюки, обшитые мешковиной. Самолет взмывает в небо и улетает. Водитель  полуторки  подъезжает к указанному Малютиным  месту. Рядовые  и  капитан разбившись на пары подносят и закидывают тюки в кузов. Находящийся уже там  водитель ловко расставляет  тюки  в стройные ряды. Все делается быстро и без слов. Закончив погрузку, рядовые забираются в кузов и  усаживаются возле кабины. Капитан и водитель уже в машине. Полуторка  уезжает. Лишь издалека доносятся звуки  артиллерийской  канонады, да  догорают  два  костра.

Морозное утро. Всюду снег. Вдали заиндевелый лес и безмолвное серое небо. На пустырь приезжает эмка. Из кабины  выходят два офицера НКВД капитан Михеев и лейтенант Гуревич. Оба  в  шинелях  и  хромовых сапогах. Они осматривают местность. Еще видны припорошенные поземкой кострища и следы от  автомобильных  колес. Их внимание  привлекает  странное возвышение на ровном месте. Офицеры подходят. Из-под  снега  виднеются  человеческие  руки и ноги в белых рубашках и кальсонах. Офицеры склоняются и разгребают снег. Показываются  лица  убитых  с  застывшими  гримасами  ужаса. У каждого зияет кровавое отверстие в затылке.

М и х е е в. Все четверо: Потемкин, Сырцов, Ватагин, Семин.

Г у р е в и ч. Странно. Ни машины, ни груза.

К  офицерам  подходит водитель пятидесятилетний Франчук. На нем синие галифе, сапоги и комиссарская кожаная куртка.  Все трое на минуту снимают шапки.

Ф р а н ч у к. У Ватагина вся семья при бомбежке погибла. Он последний был.

М и х е е в. Кто-то хорошо осведомлен был.

Ф р а н ч у к. Неужто свои?

Г у р е в и ч. Ребята опытными были. Чужаков бы не подпустили.

Ф р а н ч у к. Своим вряд ли нужна форма. А эти взяли.

Г у р е в и ч. Для отвода глаз.

М и х е е в. Может и нужна. Разберемся. Сейчас на Литейный. Я на доклад, а вы организуйте людей и машину. Ребят нужно хоронить.

Утро. Гороховая улица

Десятилетний мальчик в коротеньком пальто, черных валенках и явно в  старой  отцовской шапке помогает исхудалой матери  тащить  деревянные  сани с покойным  завернутым в простыню. Женщина обессилена. Кроличья шуба висит мешком  на  ее  узких  и  тонких плечах. Мальчишка изо всех

сил упирается и тянет  по дороге сани и мать. Навстречу  им  по тротуару едва передвигает ноги мужчина, дистрофик. На нем зимнее  пальто, кажущееся  большим и тяжелым, подпоясано кушаком. Поверх  плеч  замусоленное  клетчатое  одеяло. На шее повязан женский платок. Шапка  сбилась на бок. Взгляд блуждает, ни один предмет не вызывает у него интереса. Лицо с  вывернутыми  веками  ужасает бледностью  и  худобой.

Но никто  не  обращает  на  него  внимания. Мужчину  обгоняют, девушка

с  глазами  мудреца и ее мать, забывшая, что существуют  в  жизни  радость  и  смех. Они несут воду в ведрах и чайниках. Обе  в  манто, длинные  платья скрывают блеск полусапожек. На  дочери  буденовка, на матери старинная шаль. Через  арку  идут к своей парадной. На  улице  мужчина-дистрофик издает истошный крик  и  замертво  падает  на  укатанную  зимнюю  дорогу. Никто  из  прохожих не оборачивается. Смерть в блокадном  городе  возвысилась над жизнью. Трагедия  на  каждом  шагу. Нет  ни  времени, ни сил. Еще секунду назад  блуждавший   взгляд  опустошенных  глаз человека навсегда  застывает  на  блеклом  зимнем  небе. По  улице  едет черная  эмка, возле  мертвеца  останавливается.  Сидевший рядом с водителем лейтенант НКВД Успенский выходит из машины и, взяв за руки лежащего покойника, оттаскивает с проезжей части на тротуар.

У с п е н с к и й. Что пушинка.

Машина едет во двор, лейтенант идет следом. Возле парадной эмка разворачивается и из салона выходит лейтенант Титов с разбухшим портфелем. Ждет Успенского. Затем оба входят в дом. Оставшийся в машине водитель сержант Фролов, закрыв глаза, пытается заснуть. В парадной полумрак. Дневной свет едва проникает сквозь заледенелые стекла. В  лестничном пролете  с  этажей  свисают  сталактиты  из  замерзших нечистот, лерерт города стал лишбзловоние  режет  глаза. Офицеры идут по скользким ступенькам лестниц. Второй этаж, третий. На площадке справа дверь с табличкой  профессор Панов Ф.Г.  приоткрыта.  Лейтенант Титов вынимает из кармана фонарик, включает и входит в квартиру. Лейтенант Успенский идет следом с пистолетом в руке. В прихожей полумрак и тишина.

Т и т о в. Есть кто живой?

Титов с Успенским переглядываются.

Т и т о в. Ответьте. Я лейтенант Титов.

Д е т с к и й  г о л о с. Дядя Леша?

Т и т о в. Да, Саня, это я. Мы с посылкой от генерала.

Из  кухни  выходит  внук профессора Панова, семилетний  Саша. На нем вельветовые штаны и куртка, поверх меховая безрукавка. Успенский прячет пистолет.

Т и т о в. Саня, что случилось? Где мама? Где дедушка

с бабушкой?

С а ш а. Мама на дежурстве в госпитале. Придет завтра.

А дедушку  и бабушку убили бандиты. Они у себя в комнате.

Т и т о в. Ты только не плачь. Скажи, кто убил?

С а ш а. Утром в квартиру постучали. Ответили что у них

письмо с фронта. Дедушка открыл. Но это оказались плохие

люди. Сразу закричали на него. Я запрятался на кухне. Дедушка попытался прогнать их. И тогда они их задушили.

У с п е н с к и й. Ты их видел?

С а ш а. Лишь одного успел разглядеть.

Мальчик  вынимает  из  кармана вельветовой куртки тетрадный листок, сложенный вчетверо и протягивает Успенскому. Титов  светит фонариком. На  рисунке  карандашом  изображен  портрет  свирепого  человека. Офицеры  с  удивлением переглядываются.

Т и т о в. Это же капитан Малютин.

У с п е н с к и й. Сева во всей красе.

Т и т о в. Сергей, забирай листок, и  идем, осмотрим убитых.

Они  открывают  дверь  и  входят в комнату. У окна на сорванной с карниза портьере лежат трупы дедушки и бабушки. Тумба письменного стола раскрыта. Возле нижнего шкафа на полу лежат книги.

Т и т о в. Саня, сколько их было, и что они искали?

С а ш а. Кажется трое. Они требовали у дедушки коллекцию монет.

У с п е н с к и й. Что за монеты?

С а ш а. Русские, старинные.

У с п е н с к и й. Монеты на месте?

С а ш а. Они их нашли и забрали. Я проверял.

Т и т о в. Не страшно?

С а ш а. Чего бояться? Это же дедушка и бабушка.

У с п е н с к и й. Что будем делать?

Т и т о в. Шеф сейчас в Смольном... Знаешь что, Саня, одевайся. Отвезем тебя к дяде.

Мальчишка снимает с шеи тесемку с ключом и отдает Успенскому. Затем надевает пальтишко и шапку. Все трое выходят на лестничную площадку. Успенский  закрывает  квартиру и возвращает ключ владельцу. Титов светит фонариком. Успенский  первым идет к соседней двери и стучит особым знаком: два -  два - один.

Г о л о с  и з – з а  д в е р и. Кто?

М а л ь ч и к. Это я, Саша Панов.

Дверь  открывается и на пороге слабоосвещенной квартиры возникает пятнадцатилетняя девушка в длинном шерстяном свитере поверх платья и буденовки.

У с п е н с к и й. Здравствуйте! Надеюсь, вы меня узнали?

Н а с т я. Да, узнала. Здравствуйте!

У с п е н с к и й. Арина Васильевна дома?

Н а с т я. Да. Мама, к тебе пришли!

Из  полумрака  появляется  ее  мама, красивая  тридцатипятилетняя женщина с потухшим взором. Она в брюках и расстегнутом полушубке. На ногах подобно дочери валенки.

У с п е н с к и й. Здравствуйте!

Т и т о в. Здравствуйте!

А р и н а. Здравствуйте!

У с п е н с к и й. Завтра с десяти до двенадцати вам надлежит явиться в Смольный. Должность парикмахера за вами.

А р и н а. Спасибо! Что-то с предшественницей?

Т и т о в. Просто она беременна.

А р и н а. Вот те раз! В наши-то времена!

Т и т о в. Делайте выводы.

А р и н а. Теперь мне уже все равно. Муж погиб. Только бы дочь уберечь.

У с п е н с к и й. Арина Васильевна, скажите, не было ли чего-нибудь необычного в вашем доме сегодня утром?

А р и н а. Необычного? Ах, да, утром к нам постучали. Но мы не открыли. Какой-то мальчишка предлагал забрать у нас собачку

или кошечку в надежные руки.

Т и т о в. Странно.

А р и н а. Вот именно. В городе уже давно всех собак и кошечек съели.

Т и т о в. И это все?

А р и н а. Нет. Когда мы с дочкой отправились за водой, то видели машину выезжавшую со двора.

Т и т о в. Что за машина была?

А р и н а. Такая же как у вас, черная эмка. Что-то случилось?

У с п е н с к и й. Да, но об этом после.

Титов ловким движением открывает портфель и вынимает сверток.

Т и т о в. Возьмите, это вам.

А р и н а. Мне?

Т и т о в. Да. Восполните силы.

А р и н а. Спасибо огромное!

Передав сверток с продуктами дочери, Арина  Васильевна целует руки благодетеля. Он смущается, не знает как ему поступить. Тронутая заботой

и добротой со слезами на глазах, женщина припадает к его груди. Титов гладит ее спину свободной рукой.

Т и т о в.  Ну ну будет. Мы здесь не причем. Это приказ генерала.

А р и н а.  Простите. Храни вас Бог ребятушки!

Отпрянув, она утирает трясущимися руками слезы.

У с п е н с к и й.  Нам пора.

А р и н а.  Спасибо!  Я приду.

Н а с т я.  Спасибо!

У с п е н с к и й. Да, если вдруг мы разминемся с Верой Сергеевной, то передайте ей, что Санька будет у Феликса Сергеевича.

А р и н а.  Хорошо, передам.

Титов, Успенский и юный Саша Панов по скользким ступенькам идут вниз.

Т и т о в.  Интересно, где сейчас Малютин?

У с п е н с к и й.  Должен быть на Литейном. Последняя

группа диверсантов, его тема.

Т и т о в.  Это ж надо, идейный Сева оказался оборотнем!

Ну ничего, в подвале обо всем поведает.

У с п е н с к и й. Меня другое смущает. Кроме неклюдовской машины здесь иной не могло быть.

Т и т о в.  Опаньки, приехали! Группа майора Неклюдова контролирует черный рынок.

У с п е н с к и й.  То-то и оно.

Скрипит дверь парадной. Дремавший в кабине сержант Фролов

вздрагивает и потирает глаза. Успенский садится в машину спереди.

Титов и Саша Панов располагаются на заднем сиденье.

Т и т о в.  Володя, едем на Литейный.

Эмка трогается с места. Во двор входят две женщины и солдат на костылях  с  ампутированной  ногой. Машина  едет в арку. Люди  заходят в дом. Успенский оборачивается и протягивает Сашке пару галет.

С а ш к а.  Спасибо!

Смольный.

В  кабинете  второго  секретаря Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) Кузнецова Алексея Александровича за большим столом проходит совещание. На стене карта Европы, на столе карта Ленинградской области с отмеченной  на  ней линией фронта.  Среди  собравшихся: командующий  Ленинградским фронтом генерал-лейтенант Хозин Михаил Семенович, командующий  Балтийским флотом вице-адмирал Трибуц Владимир Филиппович, командующий  Ладожской  военной  флотилией капитан первого ранга Чероков Виктор Сергеевич., начальник Ленинградского НКВД генерал-майор  Бутаков Феликс Сергеевич, председатель Ленсовета  Попков  Петр  Сергеевич, помощники Кузнецова курирующие  промышленность  и  продовольствие  Капустин Яков Федорович  и Лазутин Николай Георгиевич.

К у з н е ц о в. Товарищи! Любаньская военная операция по прорыву блокады закончилась неудачно. Уверен, пока неудачно. Обстановка в городе всем нам хорошо известна. Вся Нева в трупах. Некому хоронить умерших от голода. Но ничего, выстоим. Товарищ Сталин, одобрил нашу идею. Эвакуация стариков, детей и немощных, утверждена. С Финляндского вокзала до Ладоги уже курсируют поезда. Далее по льду на машинах и гужевом транспорте на большую землю. Протяженность трассы за номером 101, по сути дороги жизни, тридцать километров. Оттуда будем получать пополнение армии, продовольствие, оружие, топливо, медикаменты. Командующему Ладожской флотилией создать на трассе посты с зенитными орудиями. Постовых обеспечить палатками и продовольствием.

Ч е р о к о в. Зенитные орудия устанавливаются. Через сутки все будет готово.

К у з н е ц о в. Командующему фронтом обеспечить прикрытие с воздуха.

Х о з и н. Сделаем все возможное и невозможное.

К у з н е ц о в. Петр Сергеевич, при эвакуации необходимо избежать паники.

П о п к о в. Главы районов уже ведут соответствующую работу. Составляют списки. Все под контролем.

К у з н е ц о в. Феликс Сергеевич, как обстоят дела с черным рынком  в городе и что с поимкой диверсантов?

Б у т а к о в. Черный рынок контролируется. На днях арестованы члены банды, обменивавшие продовольствие на ценности у обессиленных голодом граждан. За прошедшую неделю обезврежены три диверсионных группы.

К у з н е ц о в. Кто  они? Немцы?

Б у т а к о в. Нет, предатели-перебезчики. Выпускники школы Абвера, что создана в Гатчине. Интересы прежние –  наши заводы.

Х о з и н. Феликс Сергеевич, поделитесь секретом, как вам удалось прекратить обстрел танкового

Б у т а к о в. На ту сторону пустили слух, что на заводе работают пленные немцы. Пришлось конечно для убедительности  снабдить рабочих немецкой формой.

К у з н е ц о в. Насколько мне известно, вас Феликс Сергеевич, отзывают в Москву. Стало быть бросаете нас.

Б у т а к о в. Отзывают для создания нового ведомства. Приказы не обсуждают.

К у з н е ц о в. Когда покидаете нас и кто вместо вас?

Б у т а к о в. Отбываю через три дня.  Вместо меня назначен генерал Петр Кубаткин, человек достойный и вам хорошо известен.

В эту минуту дверь комнаты отдыха открывается и перед собравшимися  предстает шестилетний  мальчик в форме  солдата. Зевнув, он потирает глазки.

К у з н е ц о в. Извините товарищи.

Кузнецов подходит к сыну и приседает возле него.

М а л ь ч и к. Я думал, ты уехал.

К у з н е ц о в. Ну что ты сынок? Куда я без тебя? Ты побудь

там Валерик, я скоро…

Эмка едет по заснеженным улицам замерзающего города. Стоят обесточенные и заиндевелые трамваи. Измученные голодом и  холодом  люди  идут  со своими  думами и бедами к  заветным  целям. Обессиленную  женщину поднимают с тротуара случайные прохожие. Пальто болтается на ней как на жердочке. Платок  спадает с седой  головы. Она  обреченно  смотрит, кровь идет носом, багровеет утоптанный снег на тротуаре. По

дороге проходит отряд ополченцев. Разные по возрасту и званию они думают об одном: о войне, о жизни и смерти. Над их головами угрожающе возвышаются винтовочные штыки. Фролов, Успенский, Титов и Саша Панов с грустью смотрят через стекла машины на происходящее в родном городе.

Ф р о л о в. Ослабевает морозец.

У с п е н с к и й. Жаль. В мороз не так бомбят гансы…

С а ш к а. Чтоб они все промерзли!

Машина останавливается на Литейном, 4. Успенский,Титов и Саша Панов                      скрываются за массивной дверью здания  НКВД.

Кабинет начальника Ленинградского  НКВД Бутакова Феликса  Сергеевича. Сорокалетний крепыш среднего роста с властным волевым лицом и тяжелым взглядом. Густые  черные  волосы  зачесаны  назад. На  нем генеральский китель с орденом Боевого  Красного  знамени, на  ногах  до блеска начищенные хромовые сапоги и синие галифе. На стене портрет Сталина. Генерал сидит в кресле за дубовым письменным столом. Рядом с ним на стульчике его племянник Саша Панов. За столом  для  заседаний находятся друг против друга  двадцатипятилетний  капитан Михеев и двадцатитрехлетний  лейтенант  Гуревич. Возле  каждого  из них стаканы с чаем и по ломтику хлеба с салом.

Б у т а к о в. Итак, что мы имеем? Некая группа бандитов врывается в квартиру и убивает хозяев. Зная о существовании коллекции монет, преступники не могли не узнать о моем родстве с убитыми. Стало быть, мне брошен вызов. Причастный к преступлению наш коллега капитан Малютин замечен на машине майора Неклюдова, отслеживающего черный рынок блокадного города. С их личными делами ознакомились?

Г у р е в и ч. Так точно. Малютин, коренной, питерский. Неклюдов из Сестрорецка, имеет финские корни и родственников в Выборге.

Б у т а к о в. Малютин ловит диверсантов, Неклюдов спекулянтов и воров. Что же их объединяет?

М и х е е в. С недавних пор они проживают в одном доме.

Б у т а к о в. Стало быть, дружба и сговор. Что-то много стало преступлений с разными цацками. Взять обоих. Ваши действия?

М и х е е в. Полагаем, они подадутся в бега. Вероятней всего на финскую сторону. Лейтенанты Успенский и Титов отправлены мной за Малютиным.

Б у т а к о в. Подкрепились?

М и х е е в. Да, спасибо!

Б у т а к о в. Тогда в путь. Неклюдова и Малютина из-под земли достать. Если нужно, возьмите еще людей.

М и х е е в. Товарищ генерал, мы можем идти?

Б у т а к о в. Действуйте ребятки, действуйте.

Михеев и Гуревич встают и выходят из кабинета.

Полдень. Дует  влажный промозглый ветер. Окна в домах покрыты  ледяной коркой. На фонарных столбах репродукторы и звуки метронома. И вдруг раздается сирена. Воздушная тревога! Жители города устремляются  к  бомбоубежищам и подвалам  домов.  В  небе  видна  армада  фашистских  бомбардировщиков. Гул самолетов нарастает. Раздаются выстрелы зенитных  установок. Со  зловещим  свистом на город летят бомбы. Взрывы. С грохотом рушатся дома и поднимаются облака пыли. Обложенное мешками

с песком зенитное орудие у моста стреляет  по  низколетящему  самолету. Пораженный  самолет  камнем вниз на пылающий дом. Раздается взрыв и вверх летят щепки. Из уцелевших окон дома вырываются языки  пламени. К пожарищу подбегает капитан НКВД Малютин. В руке увесистый вещевой мешок. С горечью  он  смотрит на трупы людей, на старика с неухоженной бородой стоящего на коленях  возле  погибшей  женщины. Рядом  плачущий  мальчик. Ищущий  взор Малютина останавливается на знакомой белокурой  кукле  торчащей  из-под  груды кирпичей на месте парадной. Он подходит, бросает вещевой мешок и начинает откидывать камни. Показывается детская рука и окровавленная вязаная шапочка.

М а л ю т и н. Ксюша, Ксюшенька! Подожди, я сейчас…

Он  откидывает  камни  все быстрей и быстрей. И вот ребенок вызволен, но  он  мертв. Малютин  вновь  начинает  разбирать завал и вдруг предстает тело его жизни. Она мертва. Малютин снимает шапку и смотрит на небо. По  его  щекам текут слезы.

М а л ю т и н. За что, Господи?!

К  развалинам  дома  идут  лейтенанты  Титов и Успенский. Малютин  извлекает  из  кобуры  пистолет и стреляет себе в висок. Причитавший от горя мальчик, всхлипнув, замолкает, а у молившегося старика застывают губы. Капитан Малютин распластался на грязных камнях возле своих любимых, жены и дочки.

У с п е н с к и й. Эх, Сева, Сева…

Титов подходит к телу Малютина и забирает его  «TT»  c красной звездой на рукоятке с синим фоном. Успенский развязывает вещевой мешок. В нем консервы.

У с п е н с к и й. Вот, они исчезнувшие харчи с неба.

Т и т о в. Стало быть, и ребят он пришил. Сука!

К развалинам бежит сержант Фролов.

У с п е н с к и й. Что случилось, Володя?

Ф р о л о в. Наша пропавшая полуторка только что проехала

мимо меня. В ней Неклюдов. Других не признал.

Т и т о в. За ними, быстро!

Все трое бегут к стоящей неподалеку эмке. Фролов  и  Успенский уже в салоне. Титов не спешит. Он видит приближающуюся знакомую машину. Из  нее  выскакивает капитан Михеев.

М и х е е в. Ну что?

Т и т о в. Неклюдов только что проехал на угнанной  полуторке.

М и х е е в. Где Малютин?

Т и т о в. Застрелился.

М и х е е в. За Неклюдовым!

На  дорогах  поземка. Полуторка на всей скорости мчится по улицам. Выезжает за город. В  кузове на широких невысоких ящиках  сидят три бандита в форме рядовых НКВД. Им  под тридцать лет. Они тщательно выбриты. В  глазах  нет страха, напротив, на сытых лицах вызывающая уверенность. За рулем в форме сержанта бывалый уголовник со шрамом  на  правой щеке излучает непоколебимость своих воровских убеждений.

Рядом  тридцатилетний  майор  Неклюдов  внимательно  поглядывающий по сторонам. Только что неведомо откуда сзади показались две черные эмки. Что-что, а машины своего ведомства ему хорошо знакомы.

Н е к л ю д о в. Гриша, за нами хвост.

Г р и ш а. Народные Каратели Вызывают Драться. Нам только до берега, а там всех порешим.

Н е к л ю д о в. О, Господи Помоги Убежать.

Г р и ш а. Убежишь, Поймают, Голову Оторвут.

Впереди, вдоль дороги несколько уцелевших кирпичных стен и военный  пост  со  шлагбаумом. Рядом  палатка с дымящей трубой. Двое постовых в полушубках с поднятыми воротниками. За  плечами автоматы ППШ. Полуторка  на  высокой  скорости врезается в шлагбаум. Правая фара вдребезги.  Шлагбаум летит в постовых и сбивает с ног. Из палатки выскакивают еще двое. Грузовик  сворачивает влево, на дорогу, ведущую

к  Финскому заливу. За ним едут две эмки. В первой эмке возле пятидесятилетнего водителя Франчука, сидит капитан Михеев, на заднем сидении лейтенант Гуревич. Михеев открывает окно и высунув правую  руку  начинает стрелять  из  пистолета по   водителю            преследуемой полуторки.  .                                                                                                                                                                                                                                         Сидящие  в кузове бандиты держат наготове свои наганы. Один пытается прицелиться, но не удается, машина подскакивает на каждой кочке. Он опускает руку, и  в  этот миг  пуля преследователей попадает ему в лоб. С головы спадает шапка. Бандит заваливается на бок, окровавленная голова оказывается на плече собрата. Третий  вскидывает пистолет и делает несколько выстрелов по преследователю.

Б а н д и т. Кажись, попал.

Д р у г о й. Суки, амбала завалили.

Несколько пуль попадают в лобовое стекло первой эмки. Две пули проходят между Михеевым и Франчуком и попадают в правое  плечо Гуревича. Тот хватается левой рукой за рану. Франчук нервно дергает баранку вправо и машина оказывается в кювете зарывшись в сугроб. Михеев с трудом открывает дверцу, мешает снег. По пояс в сугробе он идет к дороге, по которой проскакивает  вторая  эмка. Сидящий  возле водителя лейтенант  Титов  подобно Михееву  из  открытого окна стреляет по полуторке. Сзади находится лейтенант Успенский наготове. Обойма пуста. Он вставляет в рукоятку другую. Грузовик вильнув из стороны в сторону глохнет и теряет скорость. Впереди сугроб и чистый  лед  Финского  залива. Передними  колесами полуторка  зарывается  по  самую  раму  в  снег  и останавливается.

В  пятнадцати  метрах  от  нее  тормозит эмка. Лейтенанты Титов и Успенский  выскакивают  из  машины  с пистолетами, сержант Фролов с автоматом ППШ. Сзади бежит капитан Михеев. Поодаль водитель Франчук и раненый лейтенант  Гуревич выбираются из кювета на дорогу. Титов, Успенский  и  Фролов приближаются  к  грузовику.  Никаких признаков жизни. И вдруг  из-за  борта  кузова  показывается окровавленная рука с наганом. Титов и Успенский делают по выстрелу в борт. Пистолет бандита падает на снег,а рука опускается  в  кузов. Фролов, ухватившись за борт, встает на колесо, чтобы  забраться  в  кузов. Неожиданно  открываются обе дверцы полуторки, и на снег вываливается лишь труп водителя. Титов и Успенский осторожно ступают по снегу. В этот миг с другой  стороны  выскакивает  из  кабины  майор Неклюдов с вещевым мешком за спиной. Он  выдергивает  чеку  и бросив  гранату в сторону преследователей бежит на лед залива.

Ф р о л о в. Ложись!

Фролов падает в кузов. Титов и Успенский бросаются с дороги  в  сугроб. В  пяти  шагах от них  Михеев  поступает также. Раздается взрыв. Взмывает снежное облако. Ничего не видно. В ушах звон. Первым поднимается заснеженный как снеговик капитан  Михеев, затем  Успенский с Титовым. Оглушенные, они потряхивают головами и вглядываются в даль.

М и х е е в. За мной!

Лейтенанты Титов и Успенский бегут за капитаном по следу Неклюдова. В кузове в немыслимых позах три окровавленных трупа  бандитов и несколько ящиков, очень широких и невысоких. Оказавшийся  там  Фролов морщится от боли. Осколок разорвавшейся гранаты угодил ему в голень. Михеев, Успенский и Титов выбегают  на  лед  и  с  изумленными  лицами стреляют вслед удалявшемуся буеру со свинцово-белым парусом.

Т и т о в. Ну, почему?

У с п е н с к и й. Откуда он взялся?

М и х е е в. К чухонцам подался Неклюдов.

А буер, управляемый неизвестным, набирает скорость, волоча за  собой  сани с запыхавшимся на них Неклюдовым.  По кузову, припадая на левую ногу, сержант Фролов подходит к кабине  и вскинув автомат выпускает  длинную очередь по удаляющемуся  буеру с санями. Майор Неклюдов опираясь  на  локоть, смотрит на парус. Пуля  из  автомата, пущенная  Фроловым  попадает  ему  в  вещевой мешок. Неклюдов опускается лицом вниз. Только буерист пристально смотрит в ледовую даль. Лицо его сокрыто подвязанной шапочкой, лишь прорези для рта и глаз. Он в белом полушубке и серых валенках. На руках шерстяные перчатки и компас на правой руке.

В это время раненый сержант Фролов вылезает из кузова полуторки, садится на снег и снимает сапог с дырой в голенище. На галифе огромное влажное пятно.

Ф р о л о в. Слава Богу, кость не задело.

К нему подходят Франчук и Гуревич. Франчук начинает перевязывать его раненую голень. С другой стороны полуторки Успенский залезает в кузов, там три трупа бандитов. Один из них лежит на самом широком ящике. Успенский стаскивает его с ящика. Лежащая подле, сапёрная лопатка, оказывается в руках лейтенанта. Он ею аккуратно вскрывает ящик. В ней под тканью полотна картин. Появляются Михеев и Титов.

М и х е е в. Что там?

У с п е н с к и й. Картины. Много картин…

Буер мчится по ледовому простору Финского залива волоча за собой сани  бездыханным на них офицером НКВД. На спине вещевой мешок, в правой руке пистолет ТТ. Уже не видно берега, только лёд кругом и позёмка на нём. Небо промозглое, серое. Но вот спущен парус и буер останавливается. Буерист, высокого роста, подходит к саням. Лицо остаётся сокрытым под вязаной шапочкой с прорезями для рта и глаз. Он касается плеча офицера, но тот не реагирует, мёртв.  Буерист снимает с него вещевой мешок и кладёт на лёд подле саней. На шинели офицера дырка от пули. Забрав пистолет ТТ и сунув в карман полушубка, неизвестный переворачивает тело убитого, глаза офицера закрыты, на губах и подбородке застывшая кровь. Расстегнув шинель он извлекает из потайного кармана удостоверение Неклюдова и присев на сани пребывает в раздумьях минуту - другую.

Б у е р и с т. ( мысленно) Что же мне делать? Выполнил, задание… Забрал человека из блокадного Ленинграда… Что за задание во имя Родины, если свои же преследовали и убили его? Странно, очень странно.

Он развязывает вещевой мешок и замирает от изумления. В нём золотые украшения:  наперстные кресты, табакерки, и портсигары. В одном отдельном мешочке перстни с камнями, в другом монеты.

Б у е р и с т. ( мысленно) Что же делать? Домой нельзя, иначе обвинят меня во всём, чего и не было. Расстреляют без суда и следствия. В лучшем случае по этапу в сибирские лагеря. Заодно и семья пострадает… Что, если скрыться, пропал, мол, без вести выполняя важное задание и всё. Но куда податься? Может в Финляндию рвануть? Всё же тётка двоюродная там, поможет. Живёт на хуторе, детей нет, муж на фронте, окопался где-то на Карельском перешейке. С такими-то цацками, не пропаду…

Он завязывает вещевой мешок и надевает на плечи. Рвёт удостоверение убитого офицера и пускает по ветру. Отвязав сани, садится на буер и, подняв парус, берёт курс на Финляндию…

На следующий день. Волково кладбище

Кругом  кресты  и могилы, запорошенные  снегом. За  старой оградой у

двух гранитных памятников четы Пановых свежий могильный  холмик

с  деревянным  крестом. На  нем черной краской начертано, Пановы Ф.Г.

и Т.И. Вспотевшие старики-могильщики с лопатами и кирками удаляются

от места погребения. Возле могилы, Бутаков  Феликс Сергеевич, его  сестра  Панова Вера Сергеевна с семилетним сыном Сашей, супруга Бутакова, Светлана  Евгеньевна с двенадцатилетней дочерью Таней. Капитан Михеев из армейской фляжки наливает в алюминиевую кружку водку.

Б у т а к о в. Помянем добрых и светлых людей. Пусть земля им будет пухом.

Кружка идет по кругу. Взрослые делают по глотку.

П а н о в а. Слава Богу, что Генрих не знает о смерти родителей. Ой, лишь бы он  вернулся с войны.

Б у т а к о в а. До чего же нелепая смерть. Из-за каких-то монет лишиться жизни. Немыслимо.

П а н о в а. Да, всю жизнь Федор Генрихович посвятил истории России и этой несчастной коллекции. Много было золотых монет,

серебряных, даже платиновых. Но виновник всех бед Константиновский рубль. Невероятной редкости монета. Помимо Эрмитажа только Федор Генрихович обладал ею. К сожалению многие из его круга знали о ее существовании.

Б у т а к о в. Бандиты уничтожены.Но увы, некто ушел. А так хочется узнать имя организатора. Ну ничего. Всему свое время…

Июль 2003 года

Близится вечер. После жаркого дня очень душно. По приморскому шоссе  в  автобусе «Паз» едут люди в деревни и села, расположенные на Карельском перешейке. У всех ручная кладь. Открыт люк и несколько окон. Свежий воздух бодрит пассажиров. Справа за окнами мелькают  кустарники, поля и дачные поселки, слева  вековые сосны  на песчаном берегу Финского залива  и  проглядывающая  лазурь  моря. Феликс  и  Настя  сидят  справа в середине автобуса. Она у окна, положив голову ему на плечо, пытается заснуть. Слева от них располагаются два дачника средних лет.  Один другому показывает видеокассету с новым фильмом.

П е р в ы й. Вот, вчера на рынке купил.

В т о р о й. И что, интересный фильм?

П е р в ы й. Еще не смотрел, не знаю. Но судя по рекламе крутой фильмец! Блокбастер!

В т о р о й. Повелся на рекламу. А кассета-то левая.

П е р в ы й. Это еще почему?

В т о р о й. Да взять хотя бы слово «режиссер». Посмотри, с одной буквой с. И вообще все буквы расплывчаты, что не прочесть аннотацию.

П е р в ы й. Глазастый…

В т о р о й. На днях с сыном тоже на нашумевший блокбастер в кинотеатр ходили. Сюжет никакой! Одни спецэффекты и компьютерная графика. Мишка глядит, затаив дыхание. Десять

лет всего. Пацан. Я же человек практичный и на рыбьей чехуе меня не проведешь. В очередной раз разрекламированная однодневка.

П е р в ы й. Специалист…

Впереди Феликса и Насти находятся бабушка и дедушка с сидящим у него на коленях пятилетним внуком. Мальчик поедает чипсы. Дедушка открывает небольшую пластиковую бутылку  с  напитком  и  вручает  внуку. Тот начинает пить, и  вдруг автобус подскакивает на колдобине. Твердое горлышко бутылки ударяет мальчонку по зубам и губам. На футболку  с Чебурашкой проливается напиток. Мальчик морщится от боли. Бабушка  достает  из  сумочки  платок и утирает лицо внука и влажную футболку.

М а л ь ч и к. Во бля, извозчик! Как я погляжу, на дорогах чайников развелось, как в лесу комаров!

Б а б у ш к а. Вася, ты где этому научился?

М а л ь ч и к. У папы в таксопарке так все говорят.

Водитель, услышав реплику мальчугана, глядит в зеркало и

качает головой от удивления. Пассажиры улыбаются.

Ф е л и к с (мысленно). Много странного бывает в жизни. Ни один год прожил в Питере, а в этих местах не бывал. А ведь в этом краю зимой 42 года оборвался след банды, убившей моих родных.

Настя поднимает голову и смотрит в окно.

Ф е л и к с. Как спалось?

Н а с т я. Не очень. Душно, и трясет. Кстати мы подъезжаем.

Вон уж деревня видна.

Ф е л и к с. Вижу. Встаем.

Деревня из нескольких десятков домов раскинулась на побережье Финского залива. На берегу виднеются быстроходные катера. Поодаль, в море, рыбаки на резиновых лодках. Между двух домов у забора на лавочке отдыхают от трудов праведных семидесятипятилетний старик с седой щетиной, да его сверстницы, три бойкие старушки.

С т а р и к. Алевтинка у меня добрая хозяюшка. Все умеет и всем дородная, но на передок жадная. Да, судьбу не перепишешь…

А л е в т и н а. Ах ты, кобель! Сам едва ходит, а ему все милку подавай!

С т а р и к. Эх, несчастный я человек!

А л е в т и н а. Мало меня, так хоть сейчас уходи  к Капитолине.

К а п и т о л и н а. Если  придет ко мне Филлипушка, так я не прогоню. Надо - и чарку поставлю.

Старушки хихикают, неуемный старче открывает портсигар. Закурив, пускает струйки дыма.

С т а р и к. Вот, сразу видно: Капитолина - возвышенная женщина! Не то что некоторые. Как не бейся с ними, все к сохе тянет. Одним словом, приземленные граждане.

А л е в т и н а. Ах, ты пенек похотливый! Только бы на печи лежать, да девок тискать! Уймись!

С т а р и к. Только без рук. Я ведь шуткую, Алевтинушка.

А л е в т и н а. Смотри у меня. Не то на поле пойдешь картошку окучивать.

С т а р и к. Здрасьте, пожалуйста! С сорняками навоевался. Ишь как раздухарилась! Не на того напала.

Из-за угла дома появляются Настя и Феликс с дорожной

сумкой на плече.

К а п и т о л и н а. Валя, глянь, не Настя ли твоя с кавалером?

В а л е н т и н а. Она. Радость-то какая!

Бабушка Валентина Матвеевна поднимается с лавочки.

Н а с т я и Ф е л и к с. Здравствуйте!

В а л е н т и н а М а т в е е в н а. Здравствуйте!

С т а р и к, А л е в т и н а, К а п и т о л и н а. Здравствуйте, добрые люди!

В а л е н т и н а М а т в е е в н а. Идемте в дом. Заждались. Мать на кухне у плиты, а отец рыбачит. О, увидел!

Настя и Феликс вглядываются в прибрежные воды. Одна  из лодок с находящимся в ней рыбаком быстро приближается к берегу.

Вечер

Во дворе за праздничным столом у малинника, примыкающего к штакетнику, находятся Феликс, Настя, ее бабушка Валентина Матвеевна и родители, пятидесятисемилетний Юрий Васильевич  и сорокадвухлетняя Наталья Андреевна. На  столе  бутылка  красного  вина, запотевший  графин  с водкой,  румяные  пирожки  и кулебяки, курочка, жареная рыба, селедочка,

огурчики соленые и горячий рассыпчатый картофель.

Ю р и й В а с и л ь е в и ч. Предлагаю выпить за встречу!

Мужчины поднимают рюмки с водкой, женщины бокалы с вином.

Н а с т я. Феликс, ты кушай, не стесняйся.

В а л е н т и н а М а т в е е в н а. Спасибо, что приехали! Уважили старуху.

Н а с т я. Бабушка, но мы всего лишь на два дня.

Н а т а л ь я А н д р е е в н а. А мы - то думали, погостите.

Ф е л и к с. Увы, работа.

В а л е н т и н а М а т в е е в н а. Тогда за все хорошее!

Ф е л и к с. За все хорошее!

Дом окружен деревьями и кустарниками. В сорока метрах берег

и синие воды залива под тускнеющим вечерним небом.

Ф е л и к с. Хорошо у вас.

В а л е н т и н а М а т в е е в н а. Мы уж привыкли.

Н а т а л ь я А н д р е е в н а. В родном краю красот не видишь.

Ф е л и к с. С детства мечтал выходить в море под парусом. Но

так и не сложилось.

Ю р и й  В а с и л ь е в и ч. В свою пору здесь был яхт-клуб. Но  меня интересовал буерный спорт.

Ф е л и к с. Кто бы мог подумать, здесь яхт-клуб был и даже буерный спорт?

Ю р и й  В а с и л ь е в и ч. Когда-то давно, в бытность становых приставов, здесь поселился молодой урядник. Вот с него-то все и началось. Все местные мальчишки увлеклись спортом. Летом яхты, зимой буера. Интересно было и красиво! У каждого своя расцветка паруса. И куда все делось? Ни яхт-клуба, ни мальчишек. Одни старики остались в деревне. Зато летом дачников видимо-невидимо.

Ф е л и к с. Признаться, никогда не видел буер воочию. По телевизору пару раз, да и то мельком.

Ю р и й  В а с и л ь е в и ч. Кстати, тот урядник в соседнем доме жил. Теперь в нем его младшая дочь живет. Поинтересуюсь, может, и сохранился еще буер.

Н а т а л ь я  А н д р е е в н а. Темнеет. Пора и в дом.

В а л е н т и н а  М а т в е е в н а. Вы сидите, а мы пойдем.

Женщины забирают пустые тарелки и блюда, идут в дом. Зажигается свет в веранде. Юрий Васильевич наполняет рюмки.

Ю р и й  В а с и л ь е в и ч. За вашу удачу с Настей!

Ф е л и к с. С удовольствием!

Выпив, они закусывают селедочкой.

Ф е л и к с. Юрий Васильевич, как живется в отставке?

Ю р и й В а с и л ь е в и ч. Интересный вопрос. Да, свои лучшие годы я посвятил служению государству, которого нет и не будет! Происходит стремительная замена духовных ценностей. Порой ощущаю подавленность, опустошенность. В такие минуты кажется, что вся жизнь побоку.

Ф е л и к с.  В том не ваша вина. У истории свои законы.

Ю р и й  В а с и л ь е в и ч. Сейчас не законы, а беспредел власти и денежных мешков. На телеэкране и книжных лотках криминальная развлекаловка. Грустно и смешно.

Ф е л и к с. К сожалению, несправедливый мир не изменить.

Ю р и й  В а с и л ь е в и ч.  Еще по рюмочке?

Ф е л и к с.  По последней.

Ю р и й  В а с и л ь е в и ч.  Правильно. Утром, думаю на рыбалку. Ты не против?

Ф е л и к с.  Я  за.

Ю р и й  В а с и л ь е в и ч.  Ну, будем!

Они выпивают, заедают пирожками с капустой.

Ю р и й  В а с и л ь е в и ч. Все задаюсь вопросом и не нахожу ответа, почему ход истории играет злую шутку с Россией? Один властитель продал Аляску, другой Крым подарил. А ведь на необъятных просторах России, богатых недрами, обитает народ одаренный талантами! Но, увы, с показной набожностью и дьявольскими душами. Проклиная прошлое и разрушая святыни предков, он низвергает своих пророков и с упоением блаженного восхваляет чуждых. Вот уж воистину, в соседском саду плоды

всегда крупней и слаще.

Ф е л и к с. Чего-чего, а самоедства и нерасторопности у нас через край. Надеюсь, все образуется.

Ю р и й  В а с и л ь е в и ч. Время рассудит.

Полдень

Вытащив на берег резиновую лодку, Юрий Васильевич берет весла, Феликс удочки и увесистый мешок. Они идут к дому.

Ф е л и к с.  Кажется, в этих местах проходила линия маршала Маннергейма.

Ю р и й  В а с и л ь е в и ч. До нее рукой подать. Наши войска стояли на том берегу реки, финские на этом. Запросто ходили поводу, приветствуя друг друга. Маннергейм больше не хотел воевать, считая, что дело в шляпе и Карельский перешеек уже навсегда перешел Финляндии.

Феликс, удовлетворенный ответом, кивает.

У забора на лавочке Валентина Матвеевна и Капитолина Константиновна. К ним подходят Феликс и Юрий Васильевич.

В а л е н т и н а М а т в е е в н а.  О, да вас можно поздравить с уловом!

Ю р и й  В а с и л ь е в и ч.  Кто бы сомневался.

В а л е н т и н а М а т в е е в н а.  Капа, неси посудину.

Капитолина Константиновна идет к себе во двор и быстро возвращается с кастрюлей. Юрий Васильевич из мешка наполняет кастрюлю рыбой.

К а п и т о л и н а  К о н с т а н т и н о в н а.  Спасибо ребятки, спасибо!

Ю р и й  В а с и л ь е в и ч.  Капитолина Константиновна,

у вас случайно не сохранился буер?

К а п и т о л и н а  К о н с т а н т и н о в н а.  Был, да внук лет

пять назад увез на Ладогу.

Ю р и й  В а с и л ь е в и ч.  Видно еще отцовский?

К а п и т о л и н а  К о н с т а н т и н о в н а.  Нет, от брата

остался. На отцовском-то он сгинул в январе сорок второго года.

Ф е л и к с.  Сгинул?

К а п и т о л и н а  К о н с т а н т и н о в н а. Савушка выполнял какое-то задание и сгинул. Двое в штатском после освобождения приезжали к нам, справлялись о нем. Но, что мы знаем? С санями на буере брат отправился за кем-то в сторону Ленинграда и не вернулся. Ничего не поделаешь сынок, война.

Ф е л и к с. Да уж…

Открывается калитка и выбегает радостная Настя. Она целует Феликса.

Н а с т я. Боже, ты весь пропах рыбой! Мы с мамой истопили баню. Идем же скорей, я заждалась.

Санкт-Петербург. Аэропорт Пулково. День

Возле кассы очередь из трех человек. Подходит Феликс и Настя. Звонит  его  мобильный  телефон. Феликс  отдает  Насте паспорта с бумажником и отходит в сторону.

Ф е л и к с. Алло.

Б а г р а м о в. Здравствуйте, Феликс Александрович!

Ф е л и к с. Здравствуйте, Алексей Шалвович!

Б а г р а м о в. Хотелось бы встретиться.

Ф е л и к с. Что-то случилось?

Б а г р а м о в. Сына своего непутевого отправил от греха подальше. Он добрался до Москвы, а на Мальте так и не объявился. Как в воду канул.

Ф е л и к с. По-молодости с кем не бывает.

Б а г р а м о в. Да, что-то не по себе.

Ф е л и к с. Это напрасно. Чем-чем, а жизнью он дорожит. Объявится, как деньги закончатся.

Б а г р а м о в. Удивительно, но вы меня успокоили. Спасибо, Феликс Александрович! Буду ждать.

Ф е л и к с. Не за что.

Феликс кладет телефон в карман куртки-безрукавки и делает шаг к Насте. Опять раздается звонок, но уже на другой телефон.

Ф е л и к с. Слушаю.

В а л е р и й. Привет!

Ф е л и к с. Привет! Что с книгой? Прочел?

В а л е р и й. Прочел. Ничего нового. Обычный библейский сюжет. Грешник предстал-таки пред судом Божьим. Да, бывший шеф звонил.

Ф е л и к с. Что вдруг?

В а л е р и й. Он теперь в Москве. Возглавил наше ведомство.

Ф е л и к с. И…

В а л е р и й. Хочет, чтобы наша команда во главе с тобой вернулась в контору.

Ф е л и к с. Нет, государева служба не по мне.

В а л е р и й. Я так и сказал. Но старый лис уверен, что судьба России нам не безразлична.

Ф е л и к с. Ладно, завтра все обсудим…

В зале работает телевизор. В эфире информационная программа

«Вести».

Д и к т о р. «В США завершился очередной аукцион  Сотбис.

Из экспонатов, связанных с историей России, был продан

Константиновский рубль за 500 000 долларов».

Ф е л и к с (мысленно). Жизнь прекрасна и удивительна!  Ну да ладно, всему свое время.

К задумчивому Феликсу подходит Настя, держа в руке его бумажник и паспорта с билетами.

Н а с т я.  Феликс, нам пора на регистрацию.

Феликс кладет в нагрудный карман бумажник, поправляет на плече сумку.  Настя берет его под руку,  и они идут к сектору регистрации.

                                    

                                                        Конец первой части

Комментарии закрыты.