НА ЧТО ЖАЛУЕМСЯ?

Леон Агулянский

 

На что жалуемся?

Комедия

Новогодняя фантазия из реальной жизни

     Действующие лица:

     С т е п а  –  40 лет, водитель машины "скорой помощи".

     К о л я   Л о с е в  –  30 лет, врач "скорой помощи".

     О г у р ц о в а  –  45-50 лет, пациентка.

     А г а т о в а  –  40 лет, пациентка.

     П а ш у т и н  –  50-60 лет, пациент.

     С н е г у р о ч к а  –  25-30 лет.

     Л а к о в  –  40 лет, хозяин квартиры.

     Ж а н н а  –  38 лет, хозяйка квартиры, его жена.

     О л ь г а  –  35-38 лет, подруга Коли.

     А н а с т а с и я  З а б о л о ц к а я  –  60 лет, пациентка.

     К о с т я  –  40 лет, пациент, однокашник Степы;

     Л ю д а –  40 лет, жена Кости, однокашница Степы.

     Г о л о с  К а т и, диспетчера станции "скорой помощи", слышен по трансляции.

     Один актер может играть несколько ролей. Пьеса может быть сыграна 4-5 актерами.

    

    

     На авансцене два стула, стоящие рядом, – это салон машины "скорой помощи". На левом стуле лежит баранка автомобиля. Сбоку подвешена телефонная трубка рации. В глубине сцены – диван, пара стульев и стол. Это типовая комната в квартире новостроечного дома.

     Одни и те же актеры могут играть роли разных пациентов.

     Место действия значения не имеет.

     Время действия – новогодняя ночь.

Сцена 1

     Станция "скорой помощи".

     Слышны объявления по трансляции.

     Г о л о с  К а т и   п о  т р а н с л я ц и и. Семнадцатая, семнадцатая, на выезд! Почему еще заявку не взяли?! Доктор Лосев! Коля!

     Появляется Коля в белом халате, с чемоданчиком врача в руке, под мышкой папка с документами, на шее стетоскоп.

     К о л я (отмахнувшись). Да, взял я заявку! (Подходит к "машине".) Ты Степу разыщи. (Разведя руками.) Ка-а-ать, ты же "не первый год замужем".

     Г о л о с  К а т и  п о  т р а н с л я ц и и. Я ему покажу сейчас! Степа! Степан!

     Г о л о с  С т е п ы  и з – з а  к у л и с. Катя, не трынди! Иду я! Иду!

     Г о л о с  К а т и  п о  т р а н с л я ц и и. Водитель семнадцатой, срочно на выезд! Время пошло! (Тише.) Погоди, Степан Андреич, я до тебя доберусь!

     Появляется Степа.

     С т е п а. Я второй год до тебя добираюсь. Но тебе врачей подавай. Что с них возьмешь-то (указывая на Колю.) Ни поговорить, ни выпить. То они в больнице устали, то у них разлад в семье, то зарплата не устраивает. Тьфу! Мало платят, садись за баранку – делом займись! (Садится на левый стул. Берет баранку в руки. Поворачивает ключ зажигания. Слышно, как запустился мотор. Коле.) Чего не садишься, Коль? Заслушался? Давай! Поехали! Тебя больные ждут.

     Коля садится на стул рядом. Ставит чемоданчик. Рядом пристраивает папку с документами.

     К о л я. Науки тридцать пять. Вход со двора.

     С т е п а. Во дворе, поди, снегу навалило. Убирать некому. Все за праздничным столом. Только мы в новогоднюю ночь… Как идиоты, ей-богу!

     К о л я. Ладно тебе! Все жребий тянули. Не повезло.

     С т е п а. Мне не везет второй год подряд! Вместо того чтобы на даче сердцем отойти да водочкой отогреться, катайся по заснеженным улицам. Все гуляют. Ты один трезвый, как дурак. Еще твою кислую рожу всю ночь наблюдать. Чего стряслось-то? Жена не дала?

     К о л я. Жена в роддоме на сохранении… Прошлой ночью в больнице дежурил…

     С т е п а. Да-а-а. В больнице, конечно, никто не даст…

     К о л я. В больнице некогда…

     С т е п а. Теперь это называется "некогда".

     К о л я. Как маятник: приемный – отделение, отделение – приемный.

     С т е п а. Заплачу сейчас.

     К о л я  (махнув рукой). Что ты понимаешь?!

     С т е п а. Это ты ни хрена не понимаешь! Интеллигенты! Учились, молодость профукали. Теперь за копейки корячитесь.

     К о л я. Призвание.

     С т е п а. В свободное время, небось, книжки читаете да в театры бегаете.

     К о л я. Бывает.

     С т е п а. Себя изводите. Жизни не видите. Вот ты знаешь, что такое - прийти утром на озеро? Лунку просверлить. Сесть. Забросить снасть и почувствовать, как окунь тянет на глубине. А с мороза – горячей картошечки с чесноком под водочку.

     К о л я. Слушай. Со вчерашнего дня ни крошки во рту.

     С т е п а. Теперь уже подхарчиться негде. Ладно. На станции чаю напьешься. Слышь, доктор, я у Катьки большую ампулу выпросил для тещи. Давление у нее. Самую большую… Как это?

     К о л я. Магнезия.

     С т е п а. Во-во. От давления ведь, правда?

     К о л я. Только колоть надо в ягодицу.

     С т е п а  (передразнивая). В ягоди-и-цу! Ага! Щас! Хотя уколоть бы надо, только не шприцем, а шпагой. Поскольку ни шприца, ни шпаги не оказалось, накапал ей в рюмку всю ампулу. Она выпила. Че теперь?

     К о л я. Слабительное.

     С т е п а (улыбнувшись и мечтательно посмотрев вверх.) Нормально! Не знал, снотворного бы добавил… Ишь, снег-то валит и валит. Через пару часов во двор будет не заехать. Ножками пойдешь по сугробам.

     К о л я. Прорвемся. Врачом - это тебе не баранку крутить.

     Раздается сигнал рации. Коля поднимает трубку.

     К о л я. Семнадцатая… Что?! (подпрыгивает на стуле.) – Шутишь?! Не может быть!.. Рано же еще!.. Сколько?.. Три двести? Нормально! Хорошо! Спасибо, Кать! (возвращает трубку на место, шлепает Степу по плечу.) Степа! Сте-е-епа! У меня родился сын! Сын, ты понимаешь?! Подарок на Новый год (приоткрывает дверцу, высовывается наружу, кричит.) Ура-а-а!

     Ж е н с к и й  г о л о с  и з – з а  к у л и с. Чего безобразничаете? Еще "скорая помощь" называется. Люди ждут, а они тут под окнами разорались.

    К о л я  (высовывается из кабины, машет таксисту). Эй, друг, тормозни, прижмись (показывает жест с оттопыренным большим пальцем и мизинцем.)  Есть чего в багажнике – подзаправиться? Не-е-ет! (мотает головой.) – Пш-ш-ш-ш-ш (показывает, как пена вырывается из бутылки шампанского.)

     Мужчина подходит. Вручает Коле бутылку шампанского. Получает деньги. Удаляется.

    

     С т е п а. Пей один. Мысленно с тобой (вздыхает.) Эх, пропащая жизнь. Один день в году и то…

     К о л я. Завтра напьешься (откупоривает бутылку, не разлив ни капли.)

     С т е п а. Завтра не пить, поправляться надо.

     К о л я. Ну, за прибавление семейства! (Выпивает треть бутылки из горлышка, морщится.)

     С т е п а. Что? Прокисло?

     К о л я.  Я вообще-то не любитель (смотрит на этикетку бутылки, допивает остальное.)

     С т е п а. Не любитель, значит, профессионал (запускает двигатель.)  Нам еще ехать.

     Степа смотрит на Колю. Тот спит, уронив голову на грудь. Степа выглядывает в окно, пытается рассмотреть название улицы и номер дома.

     С т е п а. Науки, Науки. Так. Тридцать три, тридцать пять. Приехали (глушит мотор. Треплет доктора за плечо. Надевает ему на голову меховую шапку.) Эй, Коля, доктор! Докторевич! Докторидзе! Докторенко! Докторюга! Просыпайся давай. Квартира двести восемьдесят пять, шестой этаж. (Шлепает папкой с документами по голове доктора.) Лифт должен быть. Ну!

     Коля глубоко вздыхает во сне, жует губами, поднимает брови, пытаясь открыть глаза, силится проснуться, но обмякает, громко захрапев.

     С т е п а  (обнимает баранку). Так. Чего делать будем? Скандал на весь район. С работы полетит. И че? На другую станцию. Все равно неприятно. В личном деле накалякают. Не посмотрят, что ребенок родился… Ладно. Прорвемся. (Стаскивает с Коли белый халат. Надевает. Снимает с шеи Коли стетоскоп. Прилаживает у себя на шее. Смотрится в зеркало заднего вида. В отчаянии сплевывает. Берет чемоданчик, папку с документами. Выходит из машины.)

Гаснет свет.

 

Сцена 2

     Огурцова, интересная женщина средних лет,  полулежит на диване. Ее ноги накрыты пледом. Степа входит в белом халате с чемоданчиком и папкой документов в руках. На шее стетоскоп. Останавливается, смотрит по сторонам. Чувствует себя неловко.

     О г у р ц о в а. Здравствуйте, доктор (при слове "доктор" Степа вздрагивает.) Заходите, присаживайтесь.  

     С т е п а  (сквозь одышку). – Лифт у вас не работает.

     О г у р ц о в а. Да. Извините, доктор, все никак не починят. Дотянули до праздника. Теперь ищи их, свищи. Садитесь, пожалуйста. Вот стул.

     С т е п а  (присаживается, ставит чемоданчик на колени). На что жалуемся?

     О г у р ц о в а. Часто бегаю. Иногда не добегаю.

     С т е п а. Это хорошо. Я вот бегать не могу. Задыхаюсь. Лишний вес (хлопает себя по животу.)

     О г у р ц о в а. Никуда не годится, доктор. Надо худеть. Я вам диету хорошую порекомендую. А я бегаю. Как же не бегать, если гоняет?

     С т е п а. Кто гоняет? (Смотрит по сторонам.)

     О г у р ц о в а. Я в разводе (вздыхает.) Меня уже давно никто не гоняет? (Пауза.)

     С т е п а  (с раздражением). Не пойму я вас. Так гоняет или не гоняет.

     О г у р ц о в а. Конечно, гоняет.

     С т е п а. Кто?

     О г у р ц о в а. Не кто, а что.

     С т е п а. Что?

     О г у р ц о в а. Моча. 

     С т е п а. Моча это… Это к некрологу. Я больше по поносам специалист. (Раскрывает папку с бланками.) Давно это у вас?

     О г у р ц о в а. Три дня.

     С т е п а.  Отчего раньше к врачу не пошли? Нового года ждали?

     О г у р ц о в а. Думала, пройдет. Не проходит. Пёки в канале. Когда мочусь, здорово трусит, и ноги покрываются цыпками. Как захочется на двор, психически кричу. Еще печенье между ног…

     С т е п а. Выньте печенье, и все дела!

     О г у р ц о в а.  Вы не поняли. Промежуточность горит аж до потери сознательности. А с мочой выходит порошочек. (Пауза.)

     С т е п а (с облегчением вздыхает, открывает папку, записывает.) Предварительный диагноз: воспаление мочи.  

     О г у р ц о в а. Решила до Нового года вызвать. Вы на меня не сердитесь?

     С т е п а  (открывает чемоданчик врача).  Нет… Нет у меня таблеток. Слабительное только. Укол делать не будем. Так ведь?

     О г у р ц о в а. Не знаю. Вам виднее. Вы доктор.

     С т е п а. Много пить. Ничего острого. Ничего спиртного. Теплую грелку… между ног. В понедельник к участковому врачу (захлопывает папку.)

     О г у р ц о в а  (откидывает плед). Так что, и живот не посмотрите?

     С т е п а  (испугавшись). Нет, нет! Что вы?! Руки холодные с мороза. Могу вам кишки простудить.

     О г у р ц о в а. Говорят, скоро диагнозы будут на расстоянии устанавливать.

     С т е п а. Врачам не придется ездить по домам.

     О г у р ц о в а. Жаль.

     С т е п а. С грелкой между ног поосторожнее.

     О г у р ц о в а. Что это значит?

     С т е п а. Чтобы не лопнула или не протекла. Знаете, у нас один сильный обжог получил. Жена ацетон в туалет вылила. Он сел, папиросу выкурил и - в унитаз. Фейерверк, пёки на коки себе устроил. (Пауза.)

     О г у р ц о в а. Ужас какой! Мне даже в туалет расхотелось. И рези прошли.

     С т е п а. Видите, гоны и рези прошли. У вас все будет хо-ро-шо. Я знаю. Знаю.

     О г у р ц о в а. Правда? Спасибо, доктор.

     С т е п а (строго). Завтра к участковому завтра. Рентген мочи сделаете.

     О г у р ц о в а. Да. В прошлом году приходила к нему по камням. Теперь пойду по моче. (Пауза.)

     С т е п а. Не поскользнитесь только.

     О г у р ц о в а. Вы такой душевный. Поговорите со мной. Здорово как рассказываете. Коротко, а сколько информации. Сразу видно: "скорая помощь".  Мне действительно лучше.

     С т е п а. Я пойду. Вызовы… вызова (ударение на «а»)… В общем, ждут меня еще.

     О г у р ц о в а. Спасибо, доктор. И с Новым годом вас! До свидания!

 

Гаснет свет.

 

Сцена 3

     На авансцене два стула (машина "скорой помощи"). Коля храпит, развалившись на стуле. Степа появляется счастливый, окрыленный успехом. Глубоко вздыхает, взмахивает кулаком, как футболист, забивший гол. Подходит. Садится в машину. Запускает двигатель. Берет трубку рации.

     С т е п а. Шестнадцатая? Шестнадцатая? Катя? Спишь, что ли?!

     Г о л о с  К а т и  из  р а ц и и. Шестнадцатая слушает.

     С т е п а  (улыбнувшись). Катюха, у кого это ты шестнадцатая?

     Г о л о с  К а т и.  Не у тебя, дурак!

     С т е п а. Я не дурак. Я, между прочим… между прочим… водитель "скорой помощи".

     Г о л о с  К а т и. Ты че, пьяный, что ли?

     С т е п а. Мы на смене. Нам (смотрит на Колю) нельзя. Чем болтать, прими отзвон с Науки, тридцать пять. Острое воспаление мочи. На месте.

     Г о л о с  К а т и. Повторное?

     С т е п а. Неповторимое.

     Г о л о с  К а т и. Почему Коля не докладывает?

     С т е п а. Охрип твой Коля. Знаками объясняется.

     Г о л о с  К а т и. Денежными?

     С т е п а. Завидуешь?

     Г о л о с  К а т и.  Крохоборы!

     С т е п а.  Дура ты, Катька, одно слово "шестнадцатая"!

     Г о л о с  К а т и. Как это он тебе "воспаление мочи" знаками передал?

     С т е п а. На станции покажу.

     Г о л о с  К а т и.  Ладно. Записывай. Лермонтовский тридцать, квартира шесть.

     С т е п а  (со вздохом). Принято. (Вешает трубку рации на место. Коле.) Дрыхнешь, гад! (Пытается его растолкать. Коля бурчит что-то невнятное. Вяло отстраняется. Снова обмякает, храпит. После короткой паузы Степа решает продолжить свои попытки разбудить Колю. Хватает его за грудки. Собирается трясти. Замечает, что держит лацканы. Разглаживает и расправляет их сначала на Коле, потом лацканы белого халата на себе. Обнимает баранку. С мечтательной улыбкой смотрит в зал.)

     К о л я (напевает пьяным голосом).

     Деньги, деньги, всюду деньги.

     Всюду деньги, господа.

     А без денег жизнь плохая.

     Не годится никуда.

     С т е п а. Вот, Катька, сука, А?! Нас крохоборами. (Задумчиво.) Быть крохоборами…

     К о л я (добавляет пьяным голосом.) Не спать под заборами.

     С т е п а. Молодец! (После короткой паузы.) Коль, че, правда, деньги с пациентов берете?

     К о л я (открывает глаза, трезвым четким голосом.) Степан Андреевич, слушайте внимательно! (Дальше пьяным голосом). Наш заведующий (икает на слоге "щий), наш заведующий (снова икает.)

     С т е п а  (морщится, отмахиваясь от запаха перегара). Скажи, просто, "зав".

     К о л я.  Наш зав… (Имитирует словом "зав" лай собаки, высунувшись в окно.) Зав, зав, зав, зав.

     С т е п а  (Рукой затягивает его обратно в кабину). Да, тихо, ты! Хулиган!

     К о л я. Я не хулиган. Я хирург.

     С т е п а.  Знаю, знаю. Хирург. На скорой халтуришь копейку заработать.

     К о л я. Умный ты какой.

     С т е п а.  Давай, лучше про завотделением.

     К о л я. Да. Наш…

     С т е п а  (помогает). Зав.

     К о л я.  Наш зав. оперировал старушку… Она выжила.

     С т е п а.  Да, ты что? Как же это? Надо же!

     К о л я.  Да-а-а. Крепкая оказалась (засыпает.)

     С т е п а.  Не крепкая. Хирург уставший был. Не все вырезал. Господи. Вот попадись вам в руки-то! (Замечает, что Коля уснул.)  Э-э-э. Не спи давай (толкает Колю локтем.)

     К о л я (вздрагивает). А? Что?

     С т е п а.  ЛОР в пальто! Дальше рассказывай.

     К о л я. Что?

     С т е п а.  Завотделением…

     К о л я  (повторяет кивая, кривляясь). Завотделением…

     С т е п а  (помогает).  Резал старушку.

     К о л я.  Рэзаль старущка…

     С т е п а.  Она выжила.

     К о л я.  Она вижиля! Чего? Выжила?! (Начинает хохотать, не может успокоиться.)

     С т е п а  (кричит). Хватит! Хорэ-э-э! А то я тебя в отделение сдам.

     К о л я.  Все! Я катапультируюсь! (Открывает дверцу, выпрыгивает, катится по полу, сворачивается калачиком, засыпает.)

     С т е п а  (Останавливает машину. Вылезает из кабины. Подходит к Коле, пытается его растолкать.) Ну что мне с тобой делать-то, а?!

     К о л я.  Что, уже земля?

     С т е п а.  Поле (смотрит вокруг) минное. Собаки, вишь, заминировали. А вон из-за леса – немцы на мотоциклах. Мотопехота, брат.

     К о л я.  А где самолет?

     С т е п а.  Здесь.

     К о л я  (поднимаясь, кладет Степе руку на плечо). Ты сел в поле?

     С т е п а.  Ага. На травку. Щёкотно, только. Обхохотался весь. Пошли. (Садятся в машину. Степа заводит двигатель. Трогается с места.) Коль?

     К о л я.  А?

     С т е п а.  Про заведующего доскажи.

     К о л я.  Про заведующего?.. Старушка выжила. Подслеповатая была. В день выписки прицелилась конвертом с деньгами. Вот так (показывает.)

     С т е п а.  Куда?

     К о л я.  Ему в карман. Ну, заведующему в карман халата. Прицелилась и рванула вперед.

     С т е п а.  Я так и знал!

     К о л я.  Он увернулся. Конверт – мимо (показывает.) Старуха поскользнулась. Он обнял, чтобы не упала. А она его – в губы, в засос.

     С т е п а.  За что ж это такое, Господи?! Молоко за вредность получаете?

     К о л я.  Да так засосала, что ее вставная челюсть - на пол.

     С т е п а.  Раскололась?

     К о л я.  Не успела. Мариванна судно выносила, непустое. Наступила. Падая, запустила судном на лестницу. Инспектор санэпидстанции поднимался. Думал на последнюю ступеньку, а угодил ногой в судно. До второго этажа лыжный слалом проделал. (Пауза.)

     С т е п а.  Обидели человека. Нехорошо.

     К о л я.  Мариванна ушиблась. Запах по всей лестнице.

     С т е п а.  Скверная история.

     К о л я.  Санэпидстанция больше не ходит. Услышали, что с лестницы спускают, не рискуют. Понимаешь, зав. как обычно все перепутал. Надо было от поцелуя увернуться, под конверт подставиться. А он – наоборот (зевает.)

     С т е п а.  Ладно дрыхни, приятель. На этот вызов схожу я. (Пауза.) На Лермонтовском, тридцать, ждут. Очень ждут! (Гаснет свет. Слышны звуки городской улицы. Веселые крики прохожих.)

        

 

Сцена 4

     Во время смены декорации звучит песня «Суп с котом»

 

Леон Агулянский

Суп с котом

Снег летит, подгоняя ночь,

Накрывая прошедший день,

Завтра, будто сегодня точь в точь,

Пролетит как чужая тень.

Снег летит, подгоняя ночь.

В черном небе наискосок.

Зачеркнуть свет в окне непрочь,

Шальной пулей ударить в висок.

Снег идет целый день, ну и что ж.

Весь растает на мостовой.

Глупо так погибать ни за грош.

Это жребий его, не мой.

Жизнь дана мне сейчас на сейчас,

Но сегодня нет времени жить.

Мне на службу. Который час?

Не до лирики, надо спешить.

За газетой в метро не уснуть.

На работу, с работы, смешно…

От звонка до звонка, и чуть-чуть

Для себя. Вот такое кино.

Посидим, погалдим, погудим,

Попоем, пожуем, все потом.

Много лет пройдет, много зим.

А потом – только суп с котом.

Припев

Когда жить начать?

Еще чуток, еще годок.

Чтобы рассвет встречать

Под трели птиц, а не звонок.

Успеть понять, простить,

В глаза взглянуть не торопясь.

Повинну голову склонить

В любви признаться не боясь.

     На диване лежит Агатова, полная женщина средних лет, с влажным полотенцем на лбу. Входит Степа в обличье доктора. Осматривается.

     С т е п а. Здрасте. Врача вызывали?    

     А г а т о в а. Да. Здравствуйте, доктор.

     С т е п а. На что жалуемся?

     А г а т о в а. В затылке набрикает, в висках тёхкает, перед глазами – гулечки. Давление у меня!

     С т е п а. Та-а-ак (с облегчением вздыхает, смотрит в зал, улыбается, знаками показывает, как смазал бы спиртом ягодицу пациентки и сделал бы укол.) Давление, значит…

     А г а т о в а. А как же не быть давлению, если муж от меня то на работу, то на рыбалку.

     С т е п а  (вздрагивает при слове "рыбалка"). Так, так, так. Та-а-ак! С этого места поподробнее.

     А г а т о в а. Что вас интересует?

     С т е п а. Кем работает?

     А г а т о в а. Водителем.

     С т е п а  (оживившись). Я тоже… вот… с шофером катаюсь.

     А г а т о в а. Нет. Он водитель метро.

     С т е п а. Метро - другое дело. В снегу не забуксуешь. Колесо не проколешь. Старухи под колеса не лезут. Гаишников нет.

     А г а т о в а. Работает в ночную смену. А утром выспится и бегом на рыбалку.

     С т е п а. И что?

     А г а т о в а. А то! Я думаю, это не рыбалка, а с какой-нибудь стерлядью обнималка. А у меня вот, сто шестьдесят на девяносто!

     С т е п а. Сами измеряете?

     А г а т о в а. Пока вас дождешься, околеть можно.

     С т е п а. Измерьте мне тоже (освобождает руку.)

     А г а т о в а  (ловко накладывает манжету, измеряет ему кровяное давление, вынимает из ушей стетоскоп.) Сто сорок на сто. Затылок не болит?

     С т е п а. Бывает, когда в бане об косяк…

     А г а т о в а (подходит к столу, подает Степе таблетки). Вот. Импортное. Один раз перед сном. Держите. Можете прямо сейчас.

     С т е п а. Спасибо. Меня теща лечит отравами, то есть отварами. (Пауза.) А у вас тяжелый случай (показывает на тонометр.) Баллоны перекачаны.

     А г а т о в а. В больницу не поеду! Там одни старики (поправляет волосы.) И на кого я мужа оставлю?

     С т е п а. Что вы, женщины, понимаете?! (Шлепает папкой по столу или тумбочке.) Как можно променять рыбалку на "с женой в кровати валялку"?!

     А г а т о в а. И вы туда же! А еще доктор, интеллигентный человек!

     С т е п а. Ложитесь!

     А г а т о в а. Что-о-о?!

     С т е п а. Закрывайте глаза и слушайте. Сеанс гипноза.

     Агатова ложится на диван. Кладет на лоб мокрое полотенце.

    

     С т е п а  (расхаживая по комнате). Раннее утро. Белый туман.

     А г а т о в а  (кивнув, лежа с закрытыми глазами). Похож на обман.

     С т е п а. Вода темная, гладкая.

     А г а т о в а. Он светлых любит. С формами.

     С т е п а. Донки уже заброшены.

     А г а т о в а.  Жены по домам сидят.

     С т е п а.  Зябко. Тихо. Костерочек. Вода закипает медленно, тягуче. Самое время достать нож и открыть братскую могилу.

     А г а т о в а.  Что? (Пауза.)

     С т е п а.  Братская могила – это килечки в томате. Ножом их под брюшко, да на хлебушек. Не просто, а чтобы на краешек. А рядом… Рядом ма-а-аленький огурчик. Еще не все. В воде у нас что?

     А г а о в а.  Рыба.

     С т е п а.  Правильно. Но рыба не у нас. Она, собака, не клюет. А у нас в воде бутылек затаился. Мы его цап из воды. Попа-а-ался, голубчик!

     А г а т о в а  (со вздохом). Я так и знала.

     С т е п а.  Открыва-а-а-аем и в кружки. По чуть-чуть. Слышите? По чуть-чуть, по чуть-чуть. По глоточку. И такое тепло, такое счастье по кишкам. И вот тут-то, двумя пальчиками берешь - и в рот (показывает.)

     А г а т о в а.  Как вам не стыдно! А еще доктор! (Пауза.)

     С т е п а.  Вы правы. Не двумя. Тремя. Двумя держишь бутерброд, а средним придерживаешь огурчик и - о-о-о-п ля!

     А г а т о в а.  Ой, слушайте! (В сердцах отбрасывает мокрое полотенце.) У меня от вашего рассказа аж голова прошла. Зато кишочник бурлит. (Вставая с постели.Цинично.) И жить хочется. (С грустной иронией.) Я ему сейчас наконец-то изменю. Идемте.

     С т е п а. Э-э-э, гражданочка! Я вам не шаровая опора на замену.

     А г а т о в а (усмехнувшись, со вздохом). На кухню. Я его макароны с колбасой пожарю. Вместе съедим. (Выходят. Слышен треск горячей сковородки, на которой что-то жарится. Одобрительные возгласы, которые воспринимаются, как сексуальные.)

 

     Гаснет свет.     

 

 

Сцена 5

     Степа сидит в машине рядом со спящим Колей. Смотрит на него, собирается разбудить, но останавливается. Оставляет его в покое. Говорит в трубку рации.    

    

     С т е п а.  Шестнадцатая? Шестнадцатая? Ответьте семнадцатой. (Слышны отдаленные крики "Ура", шум праздника. На фоне звучит грустная музыка. Она не соответствует радостным возгласам).

     Г о л о с  К а т и  (чувствуется веселье, на станции тоже звон бокалов и оживленные возгласы). Говори, Степа.

     С т е п а.  Что за шум?

     Г о л о с  К а т и.  Старый год провожаем.

     С т е п а  (грустно).  Извини, помешал.

     Г о л о с  К а т и.  Да ладно, чего там!

     С т е п а.  Отзвон прими.

     Г о л о с  К а т и.  Давай.

     С т е п а.  С Лермонтовского тридцать.

     Г о л о с  К а т и.  Говори.

     С т е п а.  Недотрахоз.

     Г о л о с  К а т и.  Чего?

     С т е п а. Половая недостаточность.

     Г о л о с  К а т и.  Пол, что ли, забыли настелить?

     С т е п а.  Линолеум у них.

     Г о л о с  К а т и.  Что еще?

     С т е п а.  Голодный психоз, острая фаза.

     Г о л о с  К а т и.  Рецидивирующий?

     С т е п а. Чего-о-о?! Да. Псих-рецидивист… на почве голодания. На месте.

     Г о л о с  К а т и.  Чем лечили? Седацией?

     С т е п а.  Да. Сели. Дали по макаронам с колбасой.

     Г о л о с  К а т и.  Ладно. Записывай.

     С т е п а.  Хоть бы часок передышки дала, Кать. Совести у тебя нет.

     Г о л о с  К а т и.  Нет передышки, Степа. Загнется кто-нибудь от инфаркта. Вам же по шапке будет.

     С т е п а.  Ладно. Давай.

     Г о л о с  К а т и.  Бутлерова пятнадцать, квартира пять.

     С т е п а.  Принял (возвращает трубку рации на место.)

 

     Гаснет свет.

 

 

Сцена 6

 

     На диване сидит Пашутин, мужчина средних лет. Рядом маленький стол или тумбочка. На ней лекарства. Слышен звонок в дверь.

     Г о л о с  С т е п ы.  Здравствуйте. Врача вызывали?

     Ж е н с к и й  г о л о с  (возмущенно.) Еще в прошлом году. Помереть можно, не дождавшись!

     Г о л о с  С т е п ы.  Врачей мало. Делаем все возможное.

     Ж е н с к и й  г о л о с.  Пальто вешайте. В дальнюю комнату.

     Появляется Степа.

     С т е п а.  Здравствуйте. "Скорую" вызывали?

     П а ш у т и н.  Новый год. А у нас телевизор полетел.

     С т е п а.  В окно, что ль, выбросили?

     П а ш у т и н.  Нет. Сломался.

     С т е п а.  На Старый год "Огонек" повторять будут.

     П а ш у т и н.  И то верно. Надо бы Деда Мороза, а я "скорую". С Новым годом, доктор! Извините, что не вовремя. Присаживайтесь.

     С т е п а  (присаживается на стул). На что жалуемся?

     П а ш у т и н  (садится напротив, постукивая пальцем по груди). Мотор барахлит.

     С т е п а  (оживившись). Так, так, так. (Открывает папку, записывает.) Что? Глохнет?

     П а ш у т и н.  Бывает.

     С т е п а.  Масло ест?

     Ж е н с к и й  г о л о с  и з – з а  к у л и с  (на фоне гремят кастрюли). Он без масла не может. Все ест с хлебом. А на хлеб масло намазывает.

     П а ш у т и н  (повысив голос). Даша. Не мешай, пожалуйста. Оставь нас с доктором.

     С т е п а.  Техосмотр давно проходили?

     П а ш у т и н.  Техосмотр? Да. Вон кардиограмма (вручает ленточку Степе.)

     С т е п а.  Хорошо (разворачивает ленточку кардиограммы, пытаясь понять, где верх, где низ.) О-о. Да, да, да. Ну, ну. Та-ак. Ух, ты! Да-а! (Протягивает ленточку между пальцев, вглядываясь в линию.) Н-да. Не очень. Но, ничего (сворачивает ленточку, кладет на стол.) Капот поднимите.

     П а ш у т и н.  Что, простите?

     С т е п а. Ну, капот, капот поднимите.

     П а ш у т и.  А. Да, да, да (поднимет одежду, оголяет живот и грудь.)

     С т е п а  (приставляет стетоскоп к его груди). Клапана стучат.

     П а ш у т и н.  Митральный не в порядке. Вы не вставили стетоскоп в уши.

     С т е п а.  Зачем? И так слышно. Менять клапана не думали?

     П а ш у т и н.  Операция серьезная. Боюсь.

     С т е п а  (глядя в потолок). Да. Весь движок надо разобрать, чтобы до клапанов добраться. Аккумулятор меняли? (пытается нащупать пульс на запястье Пашутина.)

     П а ш у т и н.  Аккумулятор? Аккумулятор на кухне вон, посуду моет. Менять его уже поздно.

     С т е п а  (удивленно указывая за кулисы). Аккумулятор?

     П а ш у т и н  (кивая). Ак-ку-му-ля-тор! Мои зарплаты аккумулирует. По капле выдает.

     С т е п а.  А, это тогда не аккумулятор, карбюратор. Он топливо прысь, прысь когда и куда надо.

     П а ш у т и н.  Точно! Но если честно, она аккумулятор (показывает, будто несет что-то тяжелое.)

     С т е п а.  Да-а?! (Показывает на себе женские формы.)

     П а ш у т и н.  Определенно. (Показывает на грудь.) Банки, (показывает на уши) пробки, (вытягивает руки, растопырив пальцы) провода-а-а.

     С т е п а.  А электричество дает?

     П а ш у т и н (смотрит себе между ног). Дает. (Смущенно.) Контакты барахлят. Зачистить надо.

     С т е п а.  Это к членологу.

     П а ш у т и н.  Как?

     С т е п а.  Тьфу ты! К урологу. (Пауза.)

     П а ш у т и н.  Запишусь.

     С т е п а.  Коленчатый вал не подводит?

     П а ш у т и н.  Есть такое дело. К дождю колени болят. С ног валюсь. Вот и получается "вал коленчатый". (Пауза.)

     С т е п а.  Прокладки меняете?

     П а ш у т и н.  Прокладки (указывает за кулисы) использует аккумулятор. Реактивы подтекают. (Пауза.) Мне пока не надо.

     С т е п а.  Что с цилиндром?

     П а ш у т и н.  Цилиндр? Цилиндр есть (указывает на маленькое ведерко рядом с диваном.) Это с утра. На анализ уже не годится.

     С т е п а.  Свечи меняли?

     П а ш у т и н  (доверительно понизив голос).  У меня только одна… Давно пришла в негодность. Замене, к сожалению, не подлежит. Благо дело, аккумулятор не в претензии. Сцепление, знаете. (Пауза.)

     С т е п а.  Может, поршень отказал? Или выхлопная труба?

     П а ш у т и н.  Определенно. Бегаю каждый час, а хожу только раз в неделю. (Пауза.) Когда приспичит, не срабатывает тормоз. (Пауза.) На прошлой неделе всю ночь в туалете газовал. К утру запухли… шарикоподшипники. Теперь, вот, в цилиндр хожу. Нет! Все время хочу ходить. Иду – ничего не выходит.

     С т е п а.  Я дам ампулу выпить. Сразу просифонит.

     П а ш у т и н (смотрит в ведерко). Аккумулятор заругается.

     С т е п а.  Ничего. Пусть аккумулирует. А как насчет реле?

     П а ш у т и н. Реле? (Трогает лицо.) Рыле опухает. Как мочегонное забуду принять, утром в зеркало смотреть жутко. (Пауза.)

     С т е п а.  Это потому что жидкость не выходит из вашего организма.

     С т е п а.  Что с ходовой?

     П а ш у т и н.  Одни воспоминания. Болезни, таблетки, возраст. Давно уже не "ходок". Как снежная горка. Очень тяжелый подъем.  Зато быстрый спуск. (Пауза.) Тридцать лет в один гараж въезжаю (кивает за кулисы.) И то могу по дороге заглохнуть. (Пауза.)

     С т е п а.  Так, ручной газ попробуйте!

     П а ш у т и н  (понизив голос). А что, медицина рекомендует?

     С т е п а.  В вашем возрасте – единственное средство!

     П а ш у т и н  (восторженно). Боже мой, ручной газ! Как же это я раньше… Ручной газ! Знаете, доктор, мне полегчало. Даже укол не нужен. Отпустило (поглаживает грудь.) Вот что значит хороший врач! С новым годом, доктор (обнимаются.)

     С т е п а.  С Новым годом (выходит.)

 

     Гаснет свет. Во время смены декорации звучит песня «Снова плюс».

Леон Агулянский

Снова плюс

Снова плюс. Разве это зима?

Влажный ветер сведет с ума.

Мелкий дождь и туман густой.

Белый снег, не черней, постой.

Белый снег, погоди, чуть-чуть.

Непогода? А ты  просто будь!

Белый снег, не спеши уходить.

Земля спит, ее рано будить.

Припев:

А где-то в лесу снег

Проживает свой зимний век.

Заслоняясь от солнца лучей

Опахалом еловых ветвей.

Земля дремлет, устала от нас.

От домов, каблуков и от трасс,

И мечтает в оковах дорог

Сбросить горький асфальта пирог

Обмануть иномарок поток,

Ускользнуть из-под ста тысяч ног,

Убежать из-под грязных колес,

Расстелиться под рощи берез.

Припев.

Снова плюс. Разве это зима?

Влажный ветер сведет с ума.

Мелкий дождь и туман густой.

Белый снег, не черней, постой.

Припев.

Сцена 7

     На авансцене два стула (машина "скорой помощи"). Спящий Коля ворочается, ища удобного положения, жует губами, чавкает. Появляется Степа. Медленно идет к машине. Ему навстречу выбегает снегурочка.

    

      С н е г у р о ч к а  (кричит). Помогите! Спасите! "Скорая"! Доктор! (Поскальзывается.)

     С т е п а  (удерживает ее, чтобы не упала). Что ж ты, голубушка, на тормоз-то жмешь в такую погоду. На оленях лучше…

     С н е г у р о ч к а.  Доктор, спасите! Умоляю! Пожалуйста! (Трясет Степу за плечи.)

     С т е п а  (указывает на Колю). Да я тут…

     С н е г у р о ч к а  (задыхаясь).  Последний вызов! В этом доме! (указывает за кулисы.)  Последний! А Сашка перебрал. Дед Мороз хренов! Добудиться не могу. Не одной же идти. Да и боязно.

     С т е п а.  Ясно. Тащи шубу, шапку. Только быстро.

     С н е г у р о ч к а.  Спасибочки! (Целует Степу. На его щеке остается помадный след. Убегает.)

     С т е п а  (к залу). Дедом Морозом еще полбеды. Вот звездой на елке не смогу. Геморрой у меня. (Пауза.)

     Появляется Снегурочка с шубой Деда Мороза. Помогает Степе одеться. Это должно выглядеть смешно. В завершение напяливает на Степу шапку с бородой.

     С н е г у р о ч к а.  Надо бы валенки стащить. Да Сашка ноги отморозит. Козел! (Махнув рукой.) Сойдет. Бери мешок. Пошли! (Начинают идти вокруг сцены.)

     С т е п а.  Слушай, а что говорить?

     С н е г у р о ч к а  (семенит рядом мелкими шажками, чтобы не поскользнуться.) Какая разница. Дети спят, наверняка. Родители вдетые. Зайдем, подарки вручим. Все. Да. С подарками конфуз случился. Сашка мешок Деда Мороза вместо гигиенического пакета использовал. Ну, это как у вас, врачебная ошибка.

     С т е п а.  Преступная халатность! Вот сволочь а! (Продолжает нести мешок с подарками, брезгливо отстраняя от себя.)

     С н е г у р о ч к а.  Очень надеюсь, что он не использовал мешок как памперс.

     С т е п а.  Это уже не важно. А что в мешке-то?

     С н е г у р о ч к а.  Заяц и медвежонок.

     С т е п а.  Не повезло им.

     С н е г у р о ч к а. Сашка, гад, еще на мешок уселся. Медвежонку башку свернул. Слышь, "скорая", но подарки вручить надо. Понимаешь, надо. И все!

     С т е п а.  Вручим. Мы на "скорой" не из таких переделок выбирались. Недавно вот четверо хулиганов напали. Ночью. Я им так накостылял, что разбежались. Только пятки сверкали.

     С н е г у р о ч к а. Как это пятки могут ночью сверкать?

     С т е п а. Мы им вслед фарами посветили.

     С н е г у р о ч к а  (переминаясь с ноги на ногу). Ну, вперед. (Уходят.)

      

     Гаснет свет.

 

Сцена 8

     На сцене стол, четыре стула вокруг. На столе выпивка и закуска. За столом Лаков, мужчина средних лет, в майке или футболке и трикотажных штанах, изрядно выпивший. Рядом его жена, Жанна, женщина средних лет. Ее праздничные одежда и прическа истрепались. Она тоже пьяна, но меньше. Раздается звонок в дверь.

     Л а к о в  (кричит пьяным голосом). Открыто!

     Ж а н н а  (одергивает его). Ш-ш-ш! Тише ты! Дети спят!

     Л а к о в. А. Да. Да. (Хриплым шепотом.) Не заперто. Не запёрто. Не заперто (ударение на «о»)! От-пёрто.

    

     Входят Степа и Снегурочка.

     С т е п а  (клянясь в пояс). С Новым годом поздравляем!

     С н е г у р о ч к а  (кланяясь в пояс). Счастья, радости желаем!

     С т е п а. И пока спать не легли…

     С н е г у р о ч к а. Вам подарки принесли (выкладывает на стол плюшевых медвежонка и зайца.)

     Л а к о в  (пьяным голосом). А че у них такой вид помятый?

     Ж а н н а. И чем они так воняют?

     Снегурочка убегает за кулисы.

     С т е п а  (авторитетно). Понимаете, Новый год. Игрушки напились и...

     Л а к о в  (нюхает у зайца межу ног). Перебор. Бываэт. Утром сгоняем за пивком, и все будет пучком. (Повысив голос). А теперь, отвэтная р-р-рэчь! (Встает в позу чтеца.) Итак. Вниманиэээ!

     Появляется счастливо улыбающаяся Снегурочка.

    

     С н е г у р о ч к а  (Степе на ухо).  Не бойся. Он долго не протянет.

     Л а к о в. Здравствуй, Дедушка Мороз, борода из ваты!

     Ж а н н а  (машет руками). Тише! Тише! Дети спят!

     Л а к о в. Ты подарки нам принес, пидар-р-рас проклятый?! (Указывает пальцем на игрушки на столе, хохочет, согнувшись пополам.)

     С т е п а  (обнимая Снегурочку). Праздник удался!

     Л а к о в  (подходит с двумя стаканами водки в руках, вручает Степе и Снегурочке, поворачивается и берет третий стакан). На посошок!

     С т е п а. Не, не. Мы на работе.

     Л а к о в. Да какая это работа. Удовольствиээ одно. Сказка! Ну, давай. Мы рождены, хоть нас и не спросилеээ!

     С н е г у р о ч к а  (Степе). Скорее выпьешь, скорее выйдешь. Упустишь момент, придется хором петь.

     Степа и Снегурочка выпивают. Лаков выпивает, крякает, занюхивает зайцем (нюхает у зайца между ног). Подходит с бутылкой водки, наполняет стаканы.

     Л а к о в. Между первой и второй перерыва нет вообще! По одной, и споем на четыре голоса!

     С т е п а. Нет. Нет. Мы пойдем (направляется к двери.)

     Л а к о в  (кричит). Стоя-а-ать! А кто ж вас пустит?! (Расплывается в улыбке.)

     С н е г у р о ч к а  (Степе). Держи себя в руках.

     С т е п а (указывая за кулисы.) У меня там шофер замерзает!

     Л а к о в. О! (взмахнув пальцем, как дирижерской палочкой.) О! За мороз! (выпивают.) Давай! (Поют хором.)

     Звучит песня «Ой, да ты…».

Леон Агулянский

Ой, да ты…

Ой, да ты, мороз, кровь не холоди.

Ой, да ты, бяда, мимо проходи.

Ой, да ты, тоска, мучать перестань.

Ой, да ты, жана, веселее стань.

Ой, да ты, мятель, не стучи в окно.

Ой, да ты, зима, не вечна все равно.

Ой, да ты, слеза, на исходе дня.

Ой, да ты, нужда, отпусти меня.

Ой, да ты, луна, не буди в ночи.

Ой, да ты, обед, не остынь в печи.

Ой, да ты, сосед, с долгом погоди.

Ой, да ты, погода, вновь не подведи.

Ой, да ты, рассвет, не спеши, постой.

Ой, да ты, кукушка, дай мне год – другой.

Ой, да ты, непруха, не ломай мне жисть

Ой, да ты, удача, останься погостить.

     С н е г у р о ч к а  (запевает). Ой, да ты, моро-оз, кровь не холоди.

     (Все четверо хором.) Ой, да ты бяда, мимо проходи. (Продолжают петь.)

     Л а к о в  (размазывая слезы счастья по лицу). Вот это праздник!

     Ж а н н а. Идите. Спасибо! С Новым годом!

     Гаснет свет.

 

Сцена 9

     На сцене машина "скорой". Коля продолжает спать внутри. Появляются Степа и Снегурочка, перемещаются на край сцены. Ежатся на холодном ветру. Освещение создает иллюзию снегопада.

  

     С н е г у р о ч к а  (стаскивает шубу со Степы). Спасибо тебе! Выручил.

     С т е п а. Да ладно, чего там…

     С н е г у р о ч к а. Держись. До утра далеко еще.

     С т е п а. А в жизни кем работаешь?

     С н е г у р о ч к а. Актриса я.

     С т е п а.  Да ну! Настоящая?

     С н е г у р о ч к а. Не. Силиконовая.

     С т е п а. А зовут тебя как?

     С н е г у р о ч к а. До утра я - Снегурочка. Прощай, дедушка, борода из ваты. Держись. До утра далеко еще (уходит.)

    

     Степа забирается в кабину "скорой". Коля бурчит что-то невнятное и отворачивается.

    

     С т е п а  (в трубку рации). Шестнадцатая? Шестнад… Стоп. Что там было-то у меня? Мужик с "мотором". Как это у них называется?! Потом халтура подвернулась: игрушки, борода, мороз…

     К о л я  (во сне негромко поет). Ой, да ты, мороз, кровь не холоди. Ой, да ты, бяда, мимо проходи…

 

     Степа слушает. В начале песни слышится голос Кати по рации.

     Г о л о с  К а т и.  Шестнадцатая слушает.

     С т е п а  (хватает трубку рации, спешно). Тише, тише, Кать.

     Г о л о с  К а т и.  Че такое?

     С т е п а.  Грудную жабу ловим. Потом! Все потом! (Возвращает трубку рации на место.)

     В середине песни Коля глубоко вздыхает, продолжает спать, жует губами.

     С т е п а  (говорит в трубку рации). Шестнадцатая?

     Г о л о с  К а т и  п о  р а ц и и.  Грудную жабу купировали?

     С т е п а.  Она сама замерзла. Прими отзвон с Бутлерова пятнадцать. Стоно-кадрия.

     Г о л о с  К а т и.  На месте?

     С т е п а.  На месте.

     Г о л о с  К а т и.  Записывай…

     С т е п а.  Вредная ты, Катька!

     Г о л о с  К а т и.  Зарплату получаете? Работайте давайте! Полюстровский двадцать пять. Квартира тридцать.

     С т е п а (посмотрев на часы). Тьфу!

     Г о л о с  К а т и.   Не "тьфу". А принял. Все!

     С т е п а  (запускает двигатель. Говорит сам себе). Три часа ночи. Ненавижу. Самое хреновое время. (В поисках сигарет хлопает Колю по карманам. Обыскивает. Достает листок бумаги из его кармана. Разворачивает. Читает.) Уже не ночь. Еще не утро. Глаза закрываются и слезятся. Молят о пощаде. Затекает спина. От усталости тошнит. Кружится голова. Тело становится беззащитным перед холодом. Язык заплетается. (Смотрит на Колю, кивает.) Отказывает память. Голод перемешивается с отвращением к еде. Кажется, ночь не кончится никогда. Многоточие. (Достает авторучку. Дописывает, диктуя вслух.) И очень, очень, очень! Ну, невозможно хочется курить! Нет! (Зачеркивает. Пишет и диктует.) Курить хочется так, что можно просто ох… (продолжение шепчет и дописывает. Ставит точку. Складывает листок. Возвращает в карман Коли.) Вот, примерно, так.  (Толкает локтем храпящего Колю.) Да, не храпи ж ты так! Имей совесть. Интеллигнет!

     К о л я  (начинает ерзать на стуле. Зажимает ноги. Хочет в туалет. Неожиданно застывает. Открывает глаза. Смотрит в зал). О Боже! Какой ужас! (Жмурится, ерзает. На лице гримаса страдания. Ему трудно терпеть. Порывается встать. Ударяется головой о предполагаемую крышу кабины. Пытается нащупать ручку дверцы. Не находит. Невнятно.) Степа! Степан Андреевич, беда (указывает на себя и толкает двумя руками в воздухе перед собой. Невнятно.) Ме нао сроч но нао на… Сроч… ме нао на… (толкает руками перед собой. Бормочет что-то невнятное, жестикулируя).

     С т е п а (разочарованно качая головой). Вот, сволочь,а! По-латыни шпарит! (Пауза.) Пылеглот хренов! (Трясет Колю за плечо.) Ну, чего тебе надо? Говори, собака говорящая!

     К о л я  (кивает, указывает на себя, толкает руками перед собой).  Оч… Очень.

     С т е п а.  Стой! (Толкает руками перед собой.) На толчок?

     К о л я  (кричит отчетливо). Де-а-а-а-а! Конечн-а-а-а! (Снова на лице его гримаса страдания).

     С т е п а (толкает Колю в плечо). Ты че, козел, сука? Какой толчок в новогоднюю ночь?! Стой! (Указывает Коле между ног.) На толчок. Это я, козел. Не догнал. Сейчас. (Выходит из машины. Открывает вторую дверцу. Пытается вытащить Колю. Коля выпадает и распластывается на Степе. Лицо Коли обращено в зал. На лице блаженство. Он обнимает Степу, как женщину в постели, и делает сексуальные движения.)

     С т е п а  (отчаянно вырываясь, выползает из-под Коли). Мы так не договаривались! И вообще… Я водила. Не мудельер и не ортопедик какой-нибудь. (Пауза.) И вообще… холодно здесь. (Кокетливо поправляя волосы.) Ишь, губу раскатал! (Поворачивается. Смотрит на Колю с интересом. Коля зажимает руками между ног. Перекатывается с боку на бок.)

     С т е п а  (поднимает). Сейчас. Сейчас. (Смотрит по сторонам.) Сейчас. Пошли. Сюда. Давай.

     С трудом доходят до края сцены. Коля пытается найти ширинку. Не находит. Издает неприличный звук ртом. Вставляет палец за щеку и делает щелчок. Разводит руками, дескать, сделал все, что мог. Степа плюет на руки. Начинает расстегивать ширинку Коли. Гримаса страдания на лице Коли сменяется выражением блаженства. Теперь страдание на лице Степы.

     С т е п а  (заметив блаженство на лице Коли). Э! Э! Держись. Терпи давай. Распущенный ты… у меня… такой…

     На лице Коли вновь гримаса страдания. Он притоптывает ногой. Что-то бормочет. Степа матерится неслышно – губами. Молнию на ширинке заело. Он тоже начинает топать ногой. Постепенно они начинают притоптывать в такт, что-то наподобие деревенской пляски. Коля напевает деревенский мотив. Внезапно останавливается. На лице его снова блаженство.

     С т е п а.  Держись, земеля! (Ему удается расстегнуть молнию.) Есть! (Степа взмахивает кулаком.)

     К о л я.  Не есть, а йес (взмахивает кулаком, пошатывается). Йес, с-с-сэр!

     С т е п а  (оглядываясь по сторонам, кивнув, указывает в зал). С-с-с-и, сеньор!

     Коля кивает. Нащупывает что-то в ширинке. Расставляет ноги, готовится помочиться в зал.

     С т е п а  (осматривается по сторонам, смотрит в зал, испугавшись). Оба-на! (Кричит Коле). Стоп. Стоять! Тормози-и-и!

     С т е п а (авторитетно). Незя! Пол? Незя-а-а! Пошли (уводит шатающегося Колю вглубь сцены.)

     К о л я  (обернувшись в зал, плаксивым голосом). Какую сцену испортили!

     С т е п а  (ведя Колю, машет рукой в зал). Вы тоже… Вы тоже пойдите. Еще второе отделение сидеть. Все. Давайте. Пошли. Пошли.

Гаснет свет. Антракт.

Сцена 10

     В комнате стол, на нем электрический чайник и пара чашек. На диване лежит Ольга, молодая стройная женщина. Она голая. На голове шапочка Снегурочки. Рядом плед или тонкое покрывало. Темно. Слышен скрип двери.

     Г о л о с  С т е п ы  (тихо). Есть кто живой? (В слабом свете видно, как Степа пробирается в комнату.)

     Г о л о с  О л ь г и  (страстно).  Ныряй!

     С т е п а.  Здесь что, бассейн?

     Г о л о с  О л ь г и.  Прорубь!

     С т е п а.  Я плавать не умею.

     Г о л о с  О л ь г и.  Вместе утонем! (Внезапно зажигается свет. Ольга лежит голая с распростертыми объятиями.) С Новым годом, любимый!

    

     Степа жмурится от внезапно зажженного света.

     О л ь г а  (накрывается покрывалом. На лице ее ужас. Хриплым голосом). Ты кто-о?

     С т е п а.  Я – Дед Мороз. Переоделся в доктора только что.

     О л ь г а.  Я закричу!

     С т е п а.  Кричи: а-а-а! Я горло посмотрю. (Ставит чемоданчик на пол.) – На что жалуемся?

     О л ь г а.  Где Коля?!

     С т е п а.  Я за него.

     О л ь г а  (изумленно качает головой). Вы за него быть не м-м-ожете!

     С т е п а  (обиженно). Это еще почему?

     О л ь г а.  Я узнавала. Он на смене. На этой машине (кивает в сторону.) Ехал ко мне. Ошибка исключена!

     С т е п а.  Ну, знаете, бывает, вызов передают другой машине. (Присаживается на стул рядом.) Так, я вас слушаю. На что жалуемся?

     О л ь г а.  Что-то случилось. Вы скрываете от меня! Говорите!

     С т е п а.  Ничего не случилось. Стойте. Случилось. Конечно же, случилось! У него утром родился сын!

     О л ь г а  (разочарованно). Сын… (Пауза.) Отвернитесь. Я оденусь. (Степа встает, отворачивается. Ольга надевает халат.) Можно (закуривает, руки ее трясутся. Пожав плечами, грустно.) Сын. Какое счастье. (Пауза.) Мне надо было его подловить. Раньше. Раньше нее. (Пауза.) Все не решалась. Поддалась на его уговоры: "Да потом, да не сейчас, да уйду от нее"… А сам на двух свадьбах плясал, одновременно. (Пауза.) Сама во всем виновата. Кофе хотите?

     С т е п а.  Да.

     О л ь г а  (тихо, сдерживая слезы, кивнув в сторону стола). Пошли.

    

     Присаживаются у стола.

     О л ь г а  (тушит сигарету в пепельнице. Кладет растворимый кофе в чашки). Сахар положить?

     С т е п а.  Две.

     О л ь г а.  Вы, наверное, голодный. У меня салат вот. Оливье новогодний. Будете?

     С т е п а.  Спасибо. Я на диете.

     О л ь г а.  Я тоже. Для него старалась. Он любит с зеленым горошком. (Наливает воду из чайника в чашки.)

     С т е п а.  Не знаю, чем утешить вас…

     О л ь г а.  Посидите со мной. Мне очень плохо. (Пауза.) Думала, встретим Новый год. Не приехал. Даже не позвонил.

     С т е п а.  Работа…

     О л ь г а. Да. Работа, конечно, важнее. Вам же больных спасать надо. А вас кто спасет? Бегаете по вызовам. Ни тебе денег, ни тебе спасибо.

     С т е п а  (с гордостью). Призвание.

     О л ь г а.  В кои-то веки договорились Новый год вместе. Полчаса всего, но вместе. Нет. Не вышло. Не положено нам…

     С т е п а.  Будут праздники еще…

     О л ь г а.  Вы пейте, пейте. Остынет. Курите, если хотите. (Пауза.) Меня зовут Ольга.

     С т е п а.  А я – Степан. С Новым годом, Ольга. С новым… (пожав плечами) счастьем.

     О л ь г а.  С Новым годом. (Пауза.)

     С т е п а.  Мне надо идти.

     О л ь г а.  Степа, могу я вас попросить?

     С т е п а.  Конечно.

     О л ь г а.  Я хочу изменить ему… с вами. Нет, не подумайте, что я… Просто хочу отомстить.

     С т е п а.  Зря вы так, Оля!

     О л ь г а.  Совсем не нравлюсь вам, доктор?

     С т е п а.  Ты красивая. Очень.

     О л ь г а.  Так в чем же дело?

     С т е п а.  Не знаю, как тебе, а мне не за что мстить жене. Хоть она и ведет себя иногда как настоящая мегера.

     О л ь г а.  Вот за это и отомстите. И еще за будущие обиды. Авансом.

     С т е п а.  Водитель замерзнет.

     О л ь г а.  Не успеет. Мы быстро.

     С т е п а.  Знаешь, я не мстительный. Я вообще добрый. Мягкий. Мягкий я.

     О л ь г а.  Понимаю. Не повезло. (Пауза.) Ладно. Беги. Да. По батюшке тебя как?

     С т е п а.  Степан Андреич.

     О л ь г а.  С Новым годом тебя, Степан Андреич!

     С т е п а.  И тебя!

     О л ь г а  (по-дружески хлопает его по плечу). Давай. Все.

     Во время смены декорации звучит песня «Рецепт на счастье».

Леон Агулянский

 

Рецепт на счастье

Ветер злой кружит

Снежный хоровод.

И трамвай бежит,

Должен быть вот-вот.

Дверь раскроет он,

А внутри светло.

Подыши теплом

В мерзлое стекло.

Прикорнешь немножко,

Выходить пора.

Замело дорожку

Поперек двора.

Старый дом, привет!

Спишь? Давно пора.

В редких окнах свет

Будет до утра.

Дом устал за день,

Но ему не спится.

Выкрасит метель

Ржавые ресницы.

Завершая бег,

Покрывает вровень

Бесконечный снег

Окон спящих брови.

Скрипнет дверь, пропустит,

Хлопнет за спиной.

Глупо, страшно, пусто

В Новый год одной.

Телефон молчит

Так невыносимо.

День за днем бежит.

Жизнь проходит мимо.

Счастье на сейчас

Снова не сбылось.

В графике для нас

Строчки не нашлось.

Счастья на сейчас,

Вместо долгих лет,

Мне на день, на час

Выпиши рецепт.

Больше не хочу

И просить не стану.

Заскочу к врачу,

В очереди встану.

Может и поможет,

Иль не совсем.

Счастья нет дороже.

Счастье нужно всем.

 

    

Сцена 11

     На сцене машина "скорой". Коля продолжает спать, сидя внутри. Появляется Степа. Садится в салон автомобиля. Запускает двигатель.

     С т е п а  (смотрит на Колю с сожалением). Спишь (изображает пальцем пистолет, делает "пух". Коля ворочается, жует губами. Степа вновь изображает пальцем пистолет.) Контрольный в голову, пух! Скажи спасибо, что у меня мягкий… характер. (Берет трубку рации. Про себя). Какой диагноз сообщать? Острое разочарование, острое нарушение жизнеобращения или рецидивирующая подлянка? (Подносит трубку к уху.) Шестнадцатая?

     Г о л о с  К а т и.  Что так быстро?! Коля всегда на этом адресе застревает!

     С т е п а.  Случай тяжелый.

     Г о л о с  К а т и.  Диагноз?

     С т е п а.  Острое разочарование в мужчинах.

     Г о л о с  К а т и  (возмущенно). Вот уроды-то. На месте или  в стационар?

     С т е п а.  На месте.

     Г о л о с  К а т и.  Ладно. Записывай. "Луначарского" двадцать пять, квартира сто двадцать три.

     С т е п а.  Принял (возвращает трубку рации на место.)

    

     Коля открывает глаза. Бурчит, что-то невнятное. Указывает рукой – ехать вперед и направо. Пытается насвистывать. Запевает начало песни «Рецепт на счастье»: "Ветер злой кружит снежный хоровод". Вновь отключается, уронив голову на грудь.

     Г о л о с  К а т и.  Семнадцатая?!

     С т е п а  (грустно). Катя, Катя, почто на нас катишь? Не спится тебе женщина?!

     Г о л о с  К а т и.  На пенсии отоспимся.

     С т е п а.  Если доживем.

     Г о л о с  К а т и.  Езди осторожно – доживешь. Коля слышит?

     С т е п а.  Слышит, ответить не может. Я за него.

     Г о л о с  К а т и.  Было два звонка на станцию. Люди говорят: не впервые "неотложку" вызываем. Но чтобы такой душевный доктор, сердешный - это впервые. Побеседует - все болезни как рукой снимает. Даже гипертонический криз.

     С т е п а. Сердешные - это не мы. Это кадриологи.

     Коля во сне многозначительно поднимает палец и кивает.

     Г о л о с  К а т и.  Только, спрашивают, почему у доктора руки бензином воняют.

     К о л я  (залу).  Потому, что для своей машины отливаю. (В трубку.) Коля спрашивает, будет ли ему прибавка к зарплате.

     Г о л о с  К а т и.  Да ладно, ребята. Кто вам прибавит-то?! Кому вы на фиг нужны. Работайте.

     С т е п а  (возвращая трубку рации на место). Вызывают, значит, нужны.

     Во время смены декорации звучит песня «Песенка водилы».

Леон Агулянский

Песенка водилы

Вот опять занесло в повороте.

Но движок еще пашет вроде.

Гололед, на педаль не дави.

И ручник на себя не рви.

Снег залепит лобовое стекло.

А в кабине как-будто тепло.

А в кабине, как-будто весна.

Ноги мокрые. Ночь без сна.

А в кабине дым сигарет.

Пачка кончилась. Больше нет.

Зажигалка в кармане одна.

На фига мне теперь она.

А колеса буксуют. Снег.

Дворник спит, ведь и он – человек.

Только нам запрещен сон.

Неотложка: я и он.

Припев

А утром – домой. Под душ и в постель.

Сигареты в столе и чаек на плите.

Только ночь черна, да смена длинна.

Не уснем, не сдадимся, идите все на…

Сцена 12

     В комнате диван, пианино, стол, пара стульев. На стульях разбросана одежда. На пианино нотные листы.

     Анастасия Заболоцкая расхаживает, напевает. Звонок в дверь. Заболоцкая спешит за кулисы. Возвращается, ведя Степу под руку.

  

     З а б о л о ц к а я.  Доктор! Уважаемый, доктор! Пожалуйте в гостиную!

     С т е п а (замечает пианино, смотрит на потолок, качает головой). Бедные соседи.

     З а б о л о ц к а я. Садитесь, доктор (театральным жестом указывает на диван.)

     С т е п а  (присаживается на диван, облокачивается. Он устал. Глаза начинают слипаться. Борется со сном. Засыпает. Вздрагивает. Как будто нажимает ногами на тормоз и сцепление). Куда, под желтый, сука! Э-э-э, то есть, на что жалуемся? (открывает папку с документами.)

     З а б о л о ц к а я.  Видите ли, доктор… (расхаживает перед ним, потирая руки.)

    

     Степа засыпает, во сне переключает скорость рычагом коробки передач. Крутит баранку.

    

     З а б о л о ц к а я.  Я… Я, конечно, очень извиняюсь. Но вы должны меня понять. Не сомневаюсь, поймете. Ведь, вы интеллигентный человек.

     На словах "интеллигентный человек" Степа вздрагивает как ошпаренный, просыпается.

     С т е п а.  Я постараюсь.

     З а б о л о ц к а я  (гордо).  Я – Анастасия Заболоцкая, жена композитора Заболоцкого. Вы, несомненно, знаете его произведения.

     С т е п а.  Э-э-э. (Чувствует приступ тошноты. Преодолевает рвоту.)

     З а б о л о ц к а я.  Ну, как же?! (Напевает.) Там, тара рам, тарара рам, пам, пам, пара ра.

     С т е п а  (испуганно).  Предварительный диагноз уже есть. Мне… мне надо бригаду вызвать… специалистов. Позвонить бы (ищет глазами телефон.)

     З а б о л о ц к а я.  Муж умер пять лет назад. Вы, конечно, помните.

     С т е п а.  Ну, как же, как же.

     З а б о л о ц к а я.  Я решила продолжить его дело.

     С т е п а.  Умереть? (Опомнившись, прикрывает рот.)

     З а б о л о ц к а я.  А вы шутник. (Театрально.) Но шутить со смертью грешно, мой друг (грозит пальцем.)

     С т е п а  (умоляюще).  Так на что жалуемся-то?

     З а б о л о ц к а я.  Выслушайте меня. Прошу вас. Я ждала целый вечер. И вот вы здесь, передо мной.

     С т е п а  (залу).  Если полезет, бью головой. Потом на станции разберемся. (Заболоцкой.) Мне бы телефончик.

     З а б о л о ц к а я.  Я дам вам визитную карточку. Но потом. Сначала выслушайте. Не перебивайте.

     С т е п а  (выдавливая из себя).  Да-а!

     З а б о л о ц к а я.  Вот уже год как я сочиняю музыку.

     Степа с выражением лица, будто ему больно или вот-вот заплачет, начинает молиться шепотом, глядя в потолок.

     З а б о л о ц к а я.  Нет, вы не подумайте. Не шлягеры какие-нибудь. Это настоящая, не побоюсь сказать, классическая музыка (садится за пианино.)

     На лице Степы ужас. Он молится шепотом быстрее.

     З а б о л о ц к а я.  В новогоднюю ночь ангелы прошептали мне финал! Вся пьеса сложилась. Высветилась в единую картину. Нет. (Кокетливо улыбнувшись.) Не картину - картинку!

     С т е п а.  Мне бы телефончик.

     З а б о л о ц к а я.  Доктор, вы первым услышите мою кантату. Первым! Сжимает кулак и встряхивает им. (При этом Степа подпрыгивает, хватается за мужские принадлежности и ойкает.)

     З а б о л о ц к а я.  Какое счастье! Поворотом телефонного диска можно вызвать интеллигентного человека - врача. Нет. Вы не врач.

     С т е п а  (испуганно).  Как не врач?!

     З а б о л о ц к а я.  Вы добрый волшебник! Итак, слушайте! (Играет на пианино.)

     С т е п а  (сначала сжимает виски, потом мотает головой, начинает плакать. Изображает руками, как схватил бы ее за холку и бил бы носом по клавишам. Внезапно.) Бра-а-аво! Браво! Здорово! Класс! Клево! Отпад!

     З а б о л о ц к а я  (сдерживая слезы).  Вам нравится. Но вы еще не слышали финала…

     С т е п а.  Прошу вас. Оставьте для меня эту загадку. Я дослушаю в физгармонии с оркестром.

     З а б о л о ц к а я  (начиная плакать, присаживается на диван). Вас проняло?

     С т е п а.  Впечатления так сильны, что обороты зашкаливает. (Пауза.) Нужно идти. Вы разбередили мне душу. Прощайте! (Идет к выходу.)

     З а б о л о ц к а я  (театрально). Стойте! (Степа вздрагивает, замирает.) Вы не можете уйти просто так!

     С т е п а  (достает кошелек). Скока?

     З а б о л о ц к а я  (угрожающе). Садитесь! Сяд-те-е!

     С т е п а  (присаживается на диван. Встает, подходит к роялю, вставляет стетоскоп в уши и прикладывает к деке инструмента. Заболоцкая спешит сесть за клавиши. Знаком Степа просит озвучить. Заболоцкая ударяет по клавишам. Степа вздрагивает. Громко.) Ой, бля! (Пауза.)

     З а б о л о ц к а я.  Ах, простите (тихо перебирает пальцами клавиши.)

     С т е п а.  Н-да. (Заправским жестом вынимает стетоскоп из ушей, вешает на шею.) Это, знаете ли… (качает головой.) Все очень запущено…

     З а б о л о ц к а я  (виновато). Да. Вы правы. Настройщик все не идет. И соль западает (щелкает глухой клавишей.)

     С т е п а.  Не держите солонку на инструменте! (Пауза.)

     З а б о л о ц к а я.  Доктор, как вам показалось мое форте?

     С т е п а.  Фортэ (ударение на «э»)? Не всем фортит и не всегда. Чаще колбасит и плющит. (Пауза.)

     З а б о л о ц к а я.  А вот был тут отрывочек пьяно…

     С т е п а.  Пьяно у меня в машине дрыхнет. (Пауза.)

     З а б о л о ц к а я.  Может, играть ниже на полтона?

     С т е п а.  Наша машина полтонны тянет не фиг делать.

     З а б о л о ц к а я.  Скажите, доктор. А-а-а…

     С т е п а (с надеждой на близкое избавление). Да?

     З а б о л о ц к а я.  Как насчет легато… у меня?

     С т е п а  (окинув ее взглядом с головы до пят). Легато… предпочитаю дома с женой. (Пауза.)

     З а б о л о ц к а я. Д а, да, да. Как романтично! А что вы скажете насчет стаккато?

     С т е п а. Стакан-то? Стакан у меня есть (уходит.)

     Медленно гаснет свет.

 

Сцена 13

     Коля храпит в машине "скорой", запрокинув голову назад. Степа сидит рядом.

     С т е п а  (говорит в трубку рации). Катя, мы падаем с ног. Пощади.

     Г о л о с  К а т и  п о  р а ц и и.  Все устали. А женщинам каково? Немного осталось. Непокоренных семь, квартира тридцать два.

     С т е п а.  Принято (возвращает трубку рации на место. Про себя.) Еще пару вызовов, и хорэ! Не надо торопиться отзваниваться. Дотянем до восьми (смотрит на часы.) Хотя Катька-сука может и без четверти вызов дать. Сколько раз наши врачи так на работу опаздывали. Ломаются за гроши. А без халтуры не протянешь. (Коле.) Верно говорю, Коль?

     К о л я  (во сне). От субботы до субботы до х…фига у нас работы.      С т е п а.  И в выходные хватает. Какая странная ночь. Люди зовут нас, потому что им одиноко. От одиночества страдают. А вместе им тесно. И так плохо и эдак нехорошо. А что если действительно инфаркт или прободная язва? Что тогда? Ничего! Придется Колю сдавать. Другого вызывать… Да. Как иначе? (Пауза.) Непокоренных семь. Знакомый адрес. (Запускает двигатель. Трогается с места.) Через Гражданский напрямик. (Пауза.) Здесь прошли детство и юность. Вон  девятиэтажка у пустыря – книжный магазин. Каждый вечер мини толчок у входа. Кто-то книги продает, чтобы сбегать за бутылкой. Кто-то копит, чтобы купить томик. Вон гастроном рядом. Всегда битком народу. В винном отделе пару раз в год "Жигулевское" бывает. Каменный пол у прилавка вытоптали. Зимой постоянно лужа от таящего снега. В следующем доме аптека. Большая, просторная. Но того, что нужно, обычно нет. А вот и электротовары. Там работает Дима. (Вспоминая.) Дима, Дима, Дима… Да. Может записать "Пинк Флойд" за трояк, а также за червонец придержать хороший магнитофон, когда отгрузят со склада. В угловом доме парикмахерская. Там всегда очередь и несет одеколоном. Во дворе Зиновий Исаакович принимает стеклотару. Зачем это нужно старому человеку? Там зимой ставили борта из неструганых досок. Заливали каток. А с балкона третьего этажа прожектор освещал лед. Как быстро без светофоров-то. Вот и Непокоренных. Когда-то на нем вспороли асфальт и постелили новый. Для Никсона старались, чтобы его в дороге не растрясло. Сколько милиции и войск нагнали в оцепление! А Никсон прошмыгнул в закрытой машине. И нет его. Сколько лет прошло. А будто вчера… Приехали.

 

     Гаснет свет.

 

Сцена 14

     На сцене диван, стул и пара стульев. На столе пепельница с окурками. На диване лежит Костя. Люда беспокойно расхаживает по комнате, смотрит на часы.

     Л ю д а. Ну, обнаглели совсем. Три часа как вызвала. Не едут. Небось, пьяные все. Напились и дрыхнут.

     К о с т я. Ладно. Не мелькай перед глазами. Обойдемся.

  

     Слышен звонок в дверь. Люда идет открывать. Возвращается вместе со Степой.

     Л ю д а.  Давно ждем.

     С т е п а.  Людей не хватает.

     Л ю д а.  Понимаю. Мы виноваты. Слишком много нас. Вот больной.

     С т е п а (подходит, садится рядом). На что жалуемся?

     К о с т я.  Степа? Ты, что ли?!

     С т е п а.  Ну, допустим, я… (вглядывается в лицо Кости.)

     К о с т я.  Не узнаешь?

     С т е п а.  Костя?!

     К о с т я.  Не Костя, а Кока! Эх ты! (Обнимаются.) За одной партой сидели. За одной девчонкой ухаживали! Не признал?!

     С т е п а.  Помню я. Все помню.

     К о с т я.  Вот оно как, значит. Слышал, что водилой. А ты, оказывается, врачом. Молоток! Всех за пояс заткнул.

     С т е п а.  Да ладно. Прямо, заткнул. Ну, чего у тебя?

     К о с т я.  Печенка шалит. Камушки зашевелились.

     С т е п а.  После шампанского, небось?

     К о с т я.  Говорил жене: водочки плесни. Нет: Новый год, Новый год! Как встретишь, так и пройдет. Встретил. Шампанское теплым было. Открыли. Пших! Пена – половину в потолок, половину на кота. Ходит теперь пьяный. Заболеет небось. Не посмотришь?

     С т е п а.  Не обучен.

     К о с т я.  Жаль. Теперь вот печень. Короче, встретили.

     С т е п а. Давай положу тебя в мою больницу… по блату?

     К о с т я.  Куда в больницу? Вырежут не то, пропаду ни за грош.

     С т е п а.  Зря ты так. Хирургия – это знаешь…

     Л ю д а.  Знаем, знаем мы вашу хирургию. Нашей соседке пинцет в живот зашили.

     С т е п а.  Это фигня. Я ей слабительного дам. А пинцет надо вернуть! Он денег стоит!

     Л ю д а.  Защищаете их! Коновалы! Сапожники!

     С т е п а.  Скажите спасибо, что будильник не зашили. А то звенела бы у вас за стеной днем и ночью.

     К о с т я.  Ладно, Степ, ну, ты че, ваще? Как это жить-то с пинцетой в животе? Ведь колется. Зимой морозит небось.

     С т е п а.  Очень просто. С магнитом только не баловать. Я вот в движке копался. Гаечный ключ в картер масла уронил. Достать не сумел. Так и езжу. И ничего. Так что решаешь с печенкой-то?

     К о с т я. Грелку приложил. Отпустило вроде. (Пауза.) Тут это… у тещи медвежьи лапки оказались.

     Л ю д а.  Ушки, дурак, ушки!

     К о с т я  (махнув рукой).  У нее и лапки, и ушки, и походка такая же. (Указывая на Люду.) Мы только в постель. Она тут как тут из своей берлоги. И шатается по квартире.

     С т е п а.  Я тещу слабительным лечу.

     К о с т я.  Это ты зря. Прочистишь кишечник. До ста проживет. Еще тебя похоронит.

     Л ю д а.  Конечно можно до ста. Если зять – врач, а не…

     К о с т я. А моя говорит: "Зять – не хрен взять". На. Пощупай (оголяет живот.)

    

     Степа тискает живот Кости, слушает живот стетоскопом.

     К о с т я.  Ой, холодный. (Указывая на Люду.) Живот – на живот, и все пройдет.

     Л ю д а.  Зачем тогда доктора вызывали?

     К о с т я  (передразнивая). Зачем доктора вызывали? Люд, это же Степка! Не узнаешь? Мы с ним из-за тебя на танцах подрались!

     С т е п а.  Людка? (всматривается в ее лицо.)

     Л ю д а.  Степка?!

     С т е п а  (кричит). Людка! (Обнимаются.)

     Л ю д а.  Степка и врач "скорой"! – Никогда бы не поверила.

     С т е п а.  Это почему?

     Л ю д а.  На уроках зевал…

     К о с т я.  На переменках газету, свернутую в трубочку, курил.

     Л ю д а.  Взрослого из себя корчил.

     С т е п а.  Каждый из себя что-то корчит.

     С т е п а.  Ты изменилась, Люд.

     Л ю д а.  Вы тоже, мальчики, из юношей прыщавых – в тараканы беременные.

     К о с т я.  Жисть такая. (Степе.)

     Л ю д а (Степе). После армии – медицинский?…

     К о с т я. А я – кинооператором на студии…

     Люда изумленно смотрит на Костю.

     С т е п а.  Да ну?!

     К о с т я.  Закончил отделение киноинженеров. Поработал. Поснимал кое-что. Нелегко, брат. Режиссеры, они же такие козлы. Командуют. А сами ни хрена не понимают. Я им все подсказывать должен: свет, звук, камера, мотор. Накрутишь пленки. Потом сиди – режь, кромсай. То сиськи оголенные, то слова нецензурные, то политически невыдержанно.

     С т е п а.  Здорово!

     К о с т я.  Над каждой минутой съемки неделю работаем, представляешь? Зато потом фестивали, Канны, Ялты и прочие Гагры начинаются. Правда, комиссия может отсмотреть и написать: "полная хренатень"! Вся работа коту под хвост. (Показывает под стол.) Ну, а ты как?

     Л ю д а. Что мы о себе! Ты-то как?

     К о с т я. Впрочем, если в новогоднюю ночь ходишь по квартирам и щупаешь животы, это не называется "устроился".

     С т е п а.  Ошибаешься (поправляет стетоскоп на шее.) Спасение жизни, это знаешь… Это дело непростое. Но почетное. Нередко даже опасное.

     К о с т я.  Да ты что?

     С т е п а.  А то! Бывает, едешь на вызов. Ночь. Хулиганы дорогу перекроют. Надо выйти – каждому объяснить, что нехорошо задерживать машину "скорой". Или едешь на инфаркт, а тебя сумасшедшая крышкой рояля прибить норовит. Еще, бывает, сексуальные террористки попадаются. Сначала: давайте кофе попьем. А потом как запрыгнет. Я еле успел…

     Л ю д а.  Что успел?

     С т е п а. Нет. Еле успел смыться.

     К о с т я.  Степка, у меня идея! Так, все, закончится эта хрень новогодняя, давай к нам на студию. Сценарий будем писать!

     С т е п а.  Некогда мне. Много вызовов (ударение на второе «о»). Больные ждут. Врачей не хватает.

     Л ю д а.  Да уж. Нелегко всю ночь ездить по адресам – задницы прокалывать.

     С т е п а.  Задницу проколоть – ума много не надо. Ты попробуй иглой в вену.

     К о с т я.  Да-а-а!

     С т е п а.  Еще, бывает, прямо в сердце колем.

     К о с т я.  Иди ты!

     С т е п а.  Это когда мотор заглох, не заводится.

     К о с т я.  Ох, и сериалище мы с тобой закатаем! Ну-ну, продолжай.

     С т е п а.  Вот недавно приезжаю на вызов. Человек лежит: половина на лестничной клетке, остальное – в квартире. Уже не дышит.

     К о с т я.  Ласты клеит.

     С т е п а.  Это тебе не эпихандр какой-нибудь, а самый что ни на есть…

     Л ю д а.  Кирдык!

     С т е п а.  Точно, инфаркт миокадра, по-нашему! (Берет со стола и показывает нож.) Острый. Я вот так вот беру шприц. И прямо в сердце бац!

     Л ю д а.  Через пальто-о-о?

     С т е п а.  И через "пинжак".

     К о с т я.  А если это, бумажник?

     С т е п а.  Кожаный?

     К о с т я.  Ну.

     С т е п а.  У нас Михалыч на станции иглы так точит – любую кожу пробьет.

     Л ю д а.  И что?

     С т е п а.  Что, что! Очнулся, встал и пошел.

     К о с т я.  Вот, мужик! Мог бы и на коньяк дать.

     С т е п а.  Как он даст?! Бумажник иглой пробит. (Пауза.)

     К о с т я.  А, ну да, не достанешь ведь... Степа, правда, скоро без лекарств будут лечить?

     С т е п а.  Темные вы люди. Уже лечим.

     Л ю д а.  Чем?

     С т е п а.  Чем, чем. Убеждением.

     Л ю д а.  Тут один по телевизору всю страну лечил. На его челку как посмотрят… У кого что было, все рассасывается. Чего откуда не выходило – прет без спросу. Бабы перестают по магазинам носиться. Мужики пить бросают. У меня самой две родинки и бородавка рассосались.

     С т е п а.  Это что. У нас водитель, Леха, рассосался. Как начал портвейн сосать. Остановиться не мог. Три фугаса высосал. Кузнечиков начал ловить – на закусь. (Пауза.)

     Л ю д а  (слегка кивнув в сторону Кости).  Кузнечики еще что. Бывает, до змей допиваются.

     К о с т я.  Со змеями надо осторожно. Не наступай на нее (указывает на Люду.) И она не тронет.

     С т е п а.  Да. Тут на вызов ездили. Летом. К одному на дачу приехала…

     К о с т я.  Баба.

     С т е п а.  Не баба, теща.

     К о с т я.  Экстрим!

     С т е п а. Пошла крыжовник собирать. В траве на змею наступила. Мужик на радостях заначку достал. Столько водки накупил. А ее просифонило, и хоб что.

     К о с т я.  Облом! Это змея попалась никудышная. Больная или старая.

     С т е п а.  Ладно, ребята, поехал я. Больные ждут. Еще два инфаркта, прищемленная грыжа (ударение на «а») и выворот кишок. До конца смены успеть надо. Бывай (встает, направляется к выходу.)

     К о с т я  (кричит вдогонку). Степа! Главное, жизнь удалась, а?

     С т е п а  (останавливается, оборачивается). Однозначно, старик.

     Л ю д а (провожая Степу, тихо). Вахтером он на киностудии.  

 

     Гаснет свет.

 

 

Финальная сцена

     Степа в халате с чемоданчиком в руке медленно идет из глубины сцены к залу. Постепенно к нему присоединяются остальные актеры.

     С т е п а.  Еще много лет Степан будет подруливать к дверям парадных. Ждать, что Коля вернется и сообщит диагноз по рации.

     З а б о л о ц к а я.  Эта странная ночь растворилась в утреннем свете.

     К о с т я.  Новый год уже наступил.

     К о л я.  Коля проспится и оформит ночные вызовы. Запишет жалобы и поставит диагнозы. Схлопочет выговор.

     О л ь г а.  Но у него родился сын. Это главное…

     А г а т о в а.  А вы… вы зовите нас.

     П а ш у т и н.  Звоните, когда вам плохо и хорошо.

     Л ю д а.  Когда неправильно быть одному.

     О л ь г а.  Когда даже крик отчаяния услышать некому.

     К о л я.  Мы приедем, ночью и днем, в жару и мороз.

     С т е п а.  Плевать на усталость! Вызывают, значит, мы нужны!

     Хором поют припев из песни «Суп с котом»

     Когда жить начать,

     Еще чуток, еще годок,

     Чтобы рассвет встречать

     Под трели птиц, а не звонок.

     Успеть понять, простить,

     В глаза взглянуть, не торопясь,

     Повинну голову склонить.

     В любви признаться не боясь.

     Гаснет свет.

    

02.08.2010

     В пьесе использованы оригинальные песни: «Суп с котом», «Ой, да ты…», «Рецепт на счастье», «Песенка водилы», «Снова плюс» композитора Аркадия Хаславского на стихи Леона Агулянского.

     Песни прилагаются на аудио диске.

_______

Copyright © Leon Agulansky 2010.

  

 

 

 

 

 

 

Сцены из спектакля «Што балiць?»

Республиканский театр белорусской драматургии

Сведения об авторе

 

Леон (Леонид Ильич) Агулянский родился в 1959 году в г. Ленинграде в семье служащих. В 1982 году окончил 1 Ленинградский медицинский институт им. Павлова в Ленинграде. С 1982 года после окончания ординатуры по урологии работал урологом в клиниках 1 Ленинградского медицинского института.

С 1988 года проживает в Израиле.

После окончания резидентуры по урологии в Медицинском центре Шиба Тель-Ха Шомер (Израиль) в 1998 получил звание уролога-специалиста с правом на частную практику. Работал в медицинских центрах Барзилай и Вольфсон (Израиль). С 2002 года работает в собственной клинике в г. Холон (Израиль).

Член союза писателей России и Израиля, член Международной Федерации русскоязычных писателей.

Лауреат Литературной премии им. А.П.Чехова (24.10.09) за цикл повестей и рассказов 2008-09 гг.

Автор романов "Резервист", "Нерусская рулетка", сборников:  "Визит в Зазеркалье", "Параллельные кривые", "Решает мгновение".

Автор пьес: "Деревянный театр", "Гнездо воробья", На что жалуемся?", "Дирижер", "Бабушкин сон" ("Видеть надо душой"), Любовь.Собак@Точка.RU, "Глоток чужого виски", "Зачем это вам?", "WoMan", "Я жив". Восемь пьес поставлены в театрах пяти стран.

Контактная информация:

 

11/33 Kapah st. Rishon LeZion, Israel 75730

Tel/Fax: +97239526657

Mob: +972505425893

E-mail: leonagulansky@gmail.com

Skype: lleon.agulansky

Офиц.Сайт: www//agulansky.com

     

Комментарии закрыты.