налог на вазу

Ярослав Кауров

Налог на вазу

Действующие лица:

женщина

девушка Марина

юноша Эдик

мужчина

блондинка на экране

голоса

массовка

Все началось с того, что я решила переставить вазу. Конечно это было глупо. Мне ведь всегда нравилось, что она стоит на белом буфете и придает комнате такой романтический вид, словно девятнадцатый век все еще шепчет свои упоительные стихи, и романсы звучат во всей своей первозданной искренней утонченности. Чтобы отогнать от себя эту мысль я прошлась по магазинам, но ничто не тронуло мою душу. Вещи в конце концов только вещи. И в наше нелегкое для страны время нужно уметь себе отказывать. Но что если, все-таки переставить вазу?

В белоснежную комнату с диваном торшером и буфетом, на правом  углу которого стоит ваза, входит женщина. Она разговаривает по телефону.

- Милый, как я боюсь твоих командировок. У меня всегда такое чувство, что тебя забирают из моей жизни, и ты перестаешь существовать. Что тебя хранят в какой-то темной коробочке, где тебе тесно и скучно, а потом достают для меня и наши отношения начинаются вновь. Ты приходишь чужой и только через некоторое время становишься снова моим, любимым. Оттаиваешь как Кай, в сердце которого попала острая льдинка. Я знаю! Я знаю, что сегодня это не надолго, но все равно волнуюсь! Целую тебя! Целую! Я жду!...

В комнату входит девушка

 - Мариночка, твой Эдик говорил, что у него неприятности на работе и вы не поедите летом на море, а как он сказал, по экономическим соображениям проведете отпуск в санатории. Я могла бы сбросить тебе с моей карточки денежек, и все устроилось бы.

- Мам, ну там нам будет лучше, только мы вдвоем никаких гостей. Эдик не любит одалживаться, и на его работе посмотрят косо на то, что мы отдыхаем за чужой счет.

- Кто здесь чужой?

- Ну мамочка, не начинай. Никого чужого здесь нет.

- Ты все время отгораживаешься от меня.

- Нет я тебя лю…

- Не лю…

- Лю!

- А если цифры на моей карточке сократят? У меня их слишком много.

- Ну что ты говоришь мамочка? Когда это у тебя было много цифр. Ты же добрая лояльная гражданка. Я всегда горжусь тобой.

- Ты снова перечитывала Тютчева?

- Да, заказывала. Ты же меня на него подсадила.

- А почему ты бросила Бальмонта? Как это прекрасно: «Чуждый чарам чудный челн!»

- Он не греет меня. Сначала поражает изысканностью, завораживает запахом звуков, но оставляет с пустым сердцем.

- Но, все-таки, сердце у него есть, только оно туманное, ночное, заоблачное.

- Ты слышала, в слободе опять завелся маньяк. Уже 19 жертв, скоро будет страшно выйти из дома.

- Да, еще одна бессонная ночь для кесаря.

- Вы вернетесь с Эдиком?

- Да он обещал.

Выходят из комнаты. Диван и буфет прячутся в стену, торшер взмывает в потолок, в воздухе остается висеть одна только ваза.

Звучат стихи.

Вас не спасет ни вера ни безверье

И времени осталось мало вам.

Принявшие число и облик зверя

Уже идут за вами по пятам.

Женщина входит в комнату, снизу выдвигается кресло, на стене загорается экран во всю стену. На экране возникает лицо симпатичной блондинки.

- 186-й, хотите начать рабочий день?

- Да это мое искреннее и сокровенное желание – блондинка улыбается и исчезает.

На экране появляется берег моря, по нему бегут двое влюбленных.

- По моему, они бегут слишком медленно.

Голос блондинки.                                 

- Вы так думаете? – влюбленные на экране бегут быстрее.

- А что если юноше сделать лицо Микки Рурга.

 Голос блондинки

- Не думаю.

- А Чилинтано?

- Слишком экстравагантно.

- Небо должно быть закатным – влюбленные бегут уже на фоне сочного закатного неба.

Движение влюбленных убыстряются, они бегут уже как мультяшки. Убыстряются и движения женщины и текст беседы с блондинкой, звучащий из динамиков.  Женщина дергается как кукла, как влюбленные на мелькающем и меняющемся экране.

Наконец, блондинка сообщает

- Рабочий день закончен. Хотите продолжить работу?

- Нет. Сегодня я что-то устала. До завтра.

Женщина выходит. Блондинка сообщает кому-то

- Когда она работала, она все время думала о вазе.

Действительно, пока шел фильм, ваза все время висела в воздухе.

Экран гаснет. Ваза исчезает.

Комната пуста. Стены в ней зеленые, потому, что подсвечены зеленым светом. Женщина входит. Долгая пауза. Женщина ходит по комнате, как будто в задумчивости. Входит Марина.

- Мам, пожалей меня,  я так устала. Этот Перельман высасывает из меня все силы, честное слово, он – вампир. Так придираться к моим отчетам может только шизофреник или лютый враг. То я не корректно выразилась, то алгоритм не тот, то нашел, ты представляешь, запятую и из этой запятой раздул чуть ли не служебное несоответствие. Может быть он до меня сексуально домогается? Да какое там. Старый хрен! Ему уже ничего не надо. Он вампир? Да?

- Ришечка, на работе всегда так. Мы придаем слишком большое значение словам тех, от кого зависим. Может быть он действительно так предан работе. У пожилых людей часто такое бывает. А может у него запор.

- Мааааам! Не смеши меня. Я представить себе боюсь, как он тужится.

- Это не тема для разговоров для девушки. Ты должна думать о цветах, о птичках.

- Ну Мааам! Какие цветы, какие птички!

- Хорошо, что ты сегодня приготовила Эдику? Путь к сердцу мужчины…

- Лежит через математику. Я знаю. Лобстеров.

- Без консервантов?

- Да я могу себе это позволить.

Пока они разговаривали, свет в комнате сменился на белый, так медленно, что этих изменений не было заметно.

Внезапно раздается жуткий крик и в комнату врывается юноша с разрезанным горлом. Кровь хлещет пульсирующей струйкой.

Он запирает дверь. Наваливается на нее. Женщины визжат. В дверь раздается несколько тяжелых ударов, но потом они стихают.

Женщина командует.

- В душ! Срочно в душ!

Обращаясь к девушке

- Зажми ему артерию рукой!

Девушка зажимает юноше артерию. Они выходят.

Девушка вновь появляется на мгновение.

- Мам это тот маньяк. Эдику уже лучше.

Девушка уходит. Женщина в смятении мечется по комнате. Свет становится все более красным. Стук в дверь входит мужчина. Свет становится белым. Женщина бросается к нему.

- Милый ты никого не встретил там за дверью?

- Чем ты взволнована? На тебе лица нет. Я никого не видел.

- Маньяк напал на Эдика. Только что. 

- Он жив?

- Да, он в душе.

- Ну тогда все нормально. Нет, я никого не видел.

- Как я боюсь твоих командировок. Тебе все время приходится уезжать за город.

- Заниматься поставками - труд не из легких. Часто необходимо встречаться лично, иначе потребителя не заинтересовать.

Входят Эдик и Марина. Мужчина юноше.

- Ну, как ты?

- Ничего. Только тошнит немного и голова кружится.

- Ты его видел?

- Нет, он напал сзади. И сразу бритвой. Я кинулся к двери. Она успела открыться и закрыться вовремя.

- Маньяков становится все больше и больше.

- Это какая-то эпидемия.

- В прошлой эпохе было еще больше.

- Да, но смертей было меньше.

- Никто не знает, что у человека в голове. Сегодня он честный человек, гражданин, а завтра маньяк.

- Это его право.

- Право убивать?

- Да, а у нас есть право быть убитыми. Это прекрасное право. Представляете, что было бы без него.

- Продолжим разговор за обедом. Мы пойдем что-нибудь приготовим.

Женщина и девушка отходят в угол комнаты.

За их спинами непонятно, что они делают. Они тихонько переговариваются, советуются. Мужчины стоят в середине комнаты

Звучит стихотворение:

На склоне дня, уставший от работы,

Во сне мгновений – капель дождевых –

Благословляю повседневные заботы,

Что нас хранят от мыслей роковых!

Лучом зардевшимся портал колонн украшен,

Афины лик не омрачен ничем,

Из стройной амфоры вино струится в чашу…

Как сладок миг общения со всем!

Вот женщина склонилась на колени,

Играют дети, давят виноград,

Вот наша жизнь – и только размышленья

Крадут плоды естественных услад.

Мысль о конечности существованья,

О краткости усилий на земле…

Как страшен миг такого осознанья,

Как душит надвигающийся тлен!

Тот жил разгульно, этот – слишком строго,

Тот властвовал, а в старости забыт…

Какой бы в жизни ни пошел дорогой,

Раскаянье в конце тебя спалит.

Кто закопал талант, кто продал душу,

Кто славен был, но не имел детей,

Кто, испугавшись, сам любовь разрушил,

Кто разочаровался в доброте.

Лучом зардевшимся портал колонн украшен,

Афины лик не омрачен ничем,

Из стройной амфоры вино струится в чашу…

Как сладок миг общения со всем!

На склоне дня, уставший от работы,

Во сне мгновений – капель дождевых –

Благословляю повседневные заботы,

Что нас хранят от мыслей роковых!

На лёгких нитях  тоньше паутины

Летят , летят , летят качели наши ,

В пространстве голубом плывут картины

И жизнь качается хрустальной чашей.

Как многое за нас решает случай !

И незнакомые , чужие люди ,

Не знающие истинно , что лучше ,

И будет ли – а может быть , не будет.

Мы беззащитны , как младенец в лодке –

Один , плывущий по законам ветра ,

Нас защищает лёгкая походка

И шляпа из потрёпанного фетра .

Иллюзия сраженья и покоя ,

Иллюзия и радости, и горя

Пленяет нас божественной рукою

В безбрежном громыхающем просторе.

Нет , всё не так, как мы воображаем, –

За мигом счастья вспышкою удачи

Нас бездна горя , смерти ожидает , -

Заметив их , и каменный заплачет.

Но мы смеёмся . Может быть, порою

Неведение и радость нас спасает

От сотен бед , что нам могилу роют ,

От смерти , что над нами нависает.

Постигнем величайшее искусство –

В искрящихся потоках прокатиться ,

И насладиться в жизни каждым чувством ,

И каждым мигом жизни насладиться.

Сверху спускается стол, из под пола появляются стулья.

Все садятся кушать.

- Тебе прекрасно удается программировать морепродукты.

- Да в этом я преуспела.

- Время радиопередачи. Послушаем.

- Я никогда не слушаю радио, до моего сознания оно не доходит.

- Мам у тебя все время странные шутки.

Голос из радио.

- Перебои с поставками незаменимых аминокислот. Кризис кредитной системы. Сектор 937584011 вымер от голода. Губернатор федерации северных секторов купил Англию. Сгорел сектор 7893475748. У певицы Гарпии СЛОМАЛСЯ НОГОТЬ. В ужасных мучениях скончались дети, которым пересадили не качественные органокомплексы. От неисправность порносайта трое ананистов сошли с ума. Участились изнасилования грудничков. Разгул преступности. Кесарь не спит в своем дворце. 

- Дорогой может быть тебе найти другую работу? Все-таки я так боюсь твоих командировок в другие модули. Целый километр на эскалаторе. Может произойти все что угодно. А сколько по дороге встречается людей. Сколько из них могут оказаться маньяками. А вирусы! В этот раз на тебя никто не кашлял? В прошлый раз ты говорил о каком-то омерзительном старике в двух человеках от тебя – он так хрипло подкашливал.

- Никакой он был не омерзительный. Просто пожилой ты же знаешь, многие не хотят часто пользоваться регенерационным душем. Странная мода на старые тела. Все это попахивает упадничеством. Но свободу воли никто еще не отменял.

- Мне не нравится то, что ты можешь погибнуть!

- Право на смерть священное право. Сколько столетий за него боролись! Сколько людей пожертвовали своими жизнями за него!

- Я горжусь тем, что ты у меня такой смелый, но…

 - Поставки стихов вообще дело сложное. Среди женщин неплохо расходятся мыслеобразы Ахматовой, Ахмадулиной, среди мужчин всегда в моде Есенин. Но ты же знаешь мою любовь к Гумилеву, а его воспринимают немногие. Кстати я пристроил несколько своих стихотворений.

-  Вы слышали о моде на блокадные пайки и Шостаковича?

- Резкие мыслеобразы быстро приедаются.

- А как твой 478375649 ремейковый сериал с Шоном Конери

- Сцена на пляже пока не удается, и мне очень хочется расширить палитру выражений его лица, а ты ведь знаешь, сколько инстанций нужно пройти, сколько согласований требуется, чтобы добавить один пиксель грусти.

- Спасибо все было очень вкусно.

Все встают из за стола.

- Ну что же мужчины займутся теологией а мы поговорим о тряпках.

Мужчина юноше

- Как твои интегралы

- Рутина.

- Странно, ты занимаешься абстрактными вещами, но принял в - нашем разговоре сторону материализма.

- Не материализма, а неоматериализма.

- Иногда мне кажется, что это одно и то же.

- Именно потому, что я математик, я и придерживаюсь неоматериализма.

- Но никто же не создал таблицу умножения. Я имею в виду из людей. Точно так же как ее нельзя уничтожить. Тем не менее, в материальном мире она значит больше, чем какой-нибудь конкретный кварк, нейтрон или квант, летящий с периферии к центру галактики.

- Математика доказывает, что только разум может планомерно изменять устоявшиеся процессы вселенной.

- Чей разум?

- Ну, например человеческий.

- А может быть, чей-то еще?

- Может быть, есть и инопланетяне, но встретится с ними пока не удалось, может быть слава богу.

- Слава кому?

- Я хотел сказать, что это к лучшему.

- Так разум помимо мозга не существует?

- Не встречал.

- Встречал, но не идентифицировал с разумом. Может быть и инопланетян встречал, только не считал их разумными, а они из этических соображений не настаивали на своей разумности. Я понимаю, что всем свойственно смеяться над моральными и этическими посланиями Бога, по видимому, едиными для всей вселенной, но такое послание как таблица умножения, разве не есть послание чистого разум? Разве это не есть тот самый нематериальный разум. Ну воплотился он в твоих клетках, это же не значит, что ты стал умнее его.

- Вы так упорно отстаиваете существование Бога, а с изобретением регенераторного душа ваша душа может с ним никогда и не встретиться. Если тело с заменяемыми органами вечно, где произойдет встреча с ангелами и Богом на том свете? Вы ведь всегда останетесь на этом. А тут для вас гораздо большее значение имеет система жизнеобеспечения, чем абстрактный Бог. Давайте изменим соотношение кислорода и азота в вентиляции и ваша бессмертная душа заскорбит если не возробщет.

- Но существует случайная смерть.

- А если вам не повезет, и вы останетесь жить вечно, или изменятся законы и случайную смерть запретят?

- Ну хватит, вы уже отдали государству теологическую пошлину, не надо слишком возбуждаться, а то о вас вспомнят эмоциональные приставы.

- Может быть какой-нибудь фильм?

- Нет лучше стихи, они меня гораздо больше успокаивают. Милый может быть ты прочтешь что-нибудь свое.

- Конечно …

Звучит песня:

Я узнаю вас, облака,

Что над лесами проплывают,

Как будто нежная рука

Кудряшки мальчика ласкает.

Белесый серебристый свет

Они несут сквозь хвойный иней.

И вот молитвами согрет

Простор качающийся синий.

И сосен желтые стволы

Согреты солнцем золотистым,

И, как видения, светлы

Ручьи в неведенье лучистом.

Там мудрый, трепетный покой,

Там серый мох на лапах ели,

Он вспоминается с тоской,

Как состоянье в колыбели.

Дороги теплые в пыли,

И мох, и хвоя, мягче пуха —

Во всем заботливость земли,

Как хлеба свежая краюха.

По ней прошел такой позор,

На ней прошли такие войны,

Но кроток этот юный взор,

Лицо прекрасное спокойно.

Любовь на листьях и ветвях,

Любовь на солнечных полянах —

Для всех, кто в городе зачах,

Для всех юродивых и пьяных.

Она, как прежде, хороша

И пахнет молоком и медом ...

Какая нежная душа —

России добрая природа!

Мир возникший из взрыва расцвел фейерверком созвездий.

Солнце вспыхнуло линзою жизни и все это вмиг.

Руки матери тело спасли от случайностей лезвий.

С первым вздохом раздался и первый мучительный крик.

Юность кинула в мир, как боек пистолета пружина.

Жизнь прошла как один одинокий и тягостный день.

Я слежу как на мне появляются сетью морщины.

На глазах удлиняется дерева долгая тень.

Вот могила и солнце вскружилось подстреленной птицей,

И во тьме обессмыслилось вдруг все, что разум постиг.

И распалась комет и планет, и светил вереница.

И состарился мир и растаял и все это вмиг.

- Нет, такие стихи не успокаивают. В  них есть правда, но неспокойная правда.

- Спокойная правда приближает к смерти.

- Боже мой, эти нескончаемые рассуждения. Вы все время говорите абстрактно, а я боюсь, все время боюсь. Вы говорите так, будто Эдик окровавленный только что не вбежал сюда.

- Но отсутствие смерти, - это сумасшествие, рано или поздно. Идеи встанут в круг, и из этого круга не будет выхода. Навязчивые повторяющиеся идеи – это и есть сумасшествие. Дальше аутизм и человек становится незрячим ничего не слышащим механизмом, погруженным в себя, в свои фантазии, которые повторяются вновь и вновь.

- Все это абстрактно,  а мне страшно сейчас. Почему мы не можем попасть в зону бедствия, почему вам кажется, что маньяк не убьет, окончательно убьет кого-нибудь из нас.

- Все может случиться, но не надо об этом думать.

- А я не могу об этом не думать. Что-то нужно исправить.

- Кесарь думает об этом.

- В конце концов это мучительно. Давайте поговорим о чем-нибудь другом.

- У примадонны Гарпии сломался ноготь.

- Как жаль у нее такие прекрасные ногти

- Она, наверное, подаст в суд на макияжную компанию.

- Да это будет громкое дело.

- Я решила переставить вазу.

Длительная, очень длительная пауза.

- Мама, ты написала прошение о том, что бы нам переставили вазу?

- Да в конце концов, что в этом Такого?

- Но ведь тебе всегда нравилось, как она стоит?

- Но почему ее нельзя переставить?

- Но зачем переставлять?

- Что предосудительного в таком простом желании?

- Но это же аморально!

- Что в этом аморального?

- У нас такое сложное экономическое положение. Кесарь не спит - ночами! Ты что в самом деле не слушаешь радио?

Шум радио.

Все начинают двигаться как в убыстренной киносьемке.

Марина и Эдик уходят. В комнате исчезают стол,  стулья. Появляется диван. Мужчина и женщина раздеваются. На всю комнату, как на белый экран проецируются картины реки, леса, луга. Звучит музыка. Мужчина и женщина в объятьях друг друга.

Мягкий голос сверху читает стихотворение:

Любовь рождается из плача,

Когда откроется душа,

И, ничего уже не пряча,

Прижмется к сильному, спеша.

В самой душе желанье бродит,

В глазах покорность и испуг,

Доступность разведенных бедер,

Незащищенность детских губ.

Любовь, как существо, так нежно,

Что нет нежнее ничего.

Чуть розовато-белоснежна

Мерцающая тень его.

Ни олененка, ни ребенка

Так тело тонко не дрожит

И из материи столь тонкой

Любовь рождается, как жизнь.

Любовь рождается на сломе

Судьбы, стремлений и тревог,

Когда сильней, чем на перроне,

Почувствуешь, как одинок.

В любви нет места для искусства,

В ней простыней засохших соль.

Любовь рождается из чувства

Такого сильного, как боль.

Постепенно музыка стихает.

- Когда ты со мной я взлетаю, я забываю обо всем. Ничто в мире больше не существует. Если бы это длилось вечно, я согласилась бы незаметно для себя умереть.

- Я растворяюсь в тебе. Ты мое счастье, ты моя любовь.

Она засыпает на его плече. Из динамиков звучит голос мужчины.

- Чем я живу, и главное зачем. Всеми своими рабочими хлопотами я будто ускоряю свою жизнь. Мгновения счастья проходят еще быстрее. Получается, что я гоню себя через жизнь, и 300 лет пролетают как один день. Так же пролетит и 1000. Я счастлив с ней, но все время покидаю ее. Может быть мне нравится возвращаться. Во всем этом нет никакого смысла и все же, хотя мне не страшно умереть, покинуть этот мир невозможно.

Свет гаснет. Пауза. Загорается свет женщина в своей обыкновенной одежде стоит посреди комнаты. В комнате в воздухе весит одна только белая ваза. Женщина обращается к залу.

- На следующий день я все-таки продолжила оформлять разрешение на перемещение вазы.

Обращается куда-то вверх.

Прошу высочайшего соизволения на перемещение белой фарфоровой вазы предположительно прошлого века изготовления на левый край буфета. Расстояние перемещения 1 метр 20 сантиметров. Сроки будут оговорены в дальнейших прошениях. Жилица сектора 158392385 № 798463726453.

Голос сверху

Высочайше повелеть соизволяем именем кесаря неусыпно заботящегося о нас и властью Вечной империи: перемещение вышеозначенной в прошении белой фарфоровой вазы предположительно прошлого века изготовления на левый край буфета на расстояние 1 метр 20 сантиметров осуществить невозмозно без согласования с Комитетом коммунального обслуживания, Комитетом жилищного строительства,  Комитетом защиты морали, Комитетом охраны жизни и имущества граждан, Комиссией чрезвычайно уполномоченной к скорому и правому суду. Составил властью неусыпно заботящегося о нас кесаря и Вечной империи чиновник 58473945 ранга. № 039470387653456.

Как будто издали раздается спокойный голос:

Как водится, всегда друзья до гроба -

Сейчас это случилось или встарь,-

Поссорились и затаили злобу

Избранники небес -  поэт и царь.

Поэт сказал: «Свободен вечный разум,

Творец  -  хозяин мира навсегда,

Столетия переживает фраза,

Властители уходят без следа».

Царь сделал стену новую в палатах

И гения замуровал внутри,

Последний камень вставил аккуратно

И произнес: «Пожалуйста, твори !»

Женщина вновь кричит вверх.

В Комитет коммунального обслуживания и Комитет жилищного строительства, Прошу высочайшего соизволения на перемещение белой фарфоровой вазы предположительно прошлого века изготовления на левый край буфета. Расстояние перемещения 1 метр 20 сантиметров. Сроки будут оговорены в дальнейших прошениях. Жилица сектора 158392385 № 798463726453.

Голос сверху

Высочайше повелеть соизволяем именем кесаря неусыпно заботящегося о нас и властью Вечной империи : перемещение вышеозначенной в прошении белой фарфоровой вазы предположительно прошлого века изготовления на левый край буфета на расстояние 1 метр 20 сантиметров осуществить невозможно без проведения экспертизы.

Вам необходимо организовать в присутствии понятых обмер и взвешивание вышеозначенной вазы, запротоколированное и заверенное нотариусом свидетельство необходимо направить на  согласование в Геодезический комитет, а так же в следующие инстанции: Комитет коммунального обслуживания и Комитет жилищного строительства Комитет защиты морали, Комитет охраны жизни и имущества граждан, Комиссию чрезвычайно уполномоченной к скорому и правому суду.

Составил  властью неусыпно заботящегося о нас кесаря и Вечной империи чиновник 58473946 ранга. № 039470387653468.

Женщина  кричит вверх.

В Комитет охраны жизни и имущества граждан. Прошу высочайшего соизволения на перемещение белой фарфоровой вазы предположительно прошлого века изготовления на левый край буфета. Расстояние перемещения 1 метр 20 сантиметров. Сроки будут оговорены в дальнейших прошениях. Жилица сектора 158392385 № 798463726453.

Голос сверху

Высочайше повелеть соизволяем именем кесаря неусыпно заботящегося о нас и властью Вечной империи : перемещение вышеозначенной в прошении белой фарфоровой вазы предположительно прошлого века изготовления на левый край буфета на расстояние 1 метр 20 сантиметров осуществить невозмозно без предоставления документов подтверждающих право владения вами вышеозначенной вазы, паспорта на вазу, кассовых чеков подтверждающих факт приобретения вами или вашими родственниками вышеозначенной вазы и данных видиокамер наблюдения в супермаркете подтверждающих факт приобретения вами или вашими родственниками вышеозначенной вазы. Для чего Вы должны обратиться в Комитет по неусыпному контролю за соблюдением законности. В случае если ваза была приобретена вашими родственниками необходимо заверенное нотариусом свидетельство о праве дарения или наследования с личными голосовыми подтверждениями дарителей прошедшими экспертизу тонального голосообразования.

Данные документы необходимо направить на  согласование в следующие инстанции: Комитет коммунального обслуживания и Комитет жилищного строительства Комитет защиты морали, Комитет охраны жизни и имущества граждан, Комиссию чрезвычайно уполномоченной к скорому и правому суду.

Составил  властью неусыпно заботящегося о нас кесаря и Вечной империи чиновник 58473947 ранга. № 039470387653498.

Женщина падает на колени, с колен куда-то вверх она кричит:

- Они воры! Воры! Воры! Воры нашего времени, воры нашей жизни, втягивая нас в бесконечные дрязги, они воруют наше время общения с Богом, они воруют Бога!

Женщина выходит.

Комната пуста. Стены в ней зеленые, потому, что подсвечены зеленым светом. Женщина входит. Долгая пауза. Женщина ходит по комнате, как будто в задумчивости. Входит Марина.

- Мам,  я так устала. Шеф снова за свое. Он – вампир. Снова изобрел какую-то новую форму отчета. Перемешал все пункты стало еще более громоздко, больше взаимных ссылок и согласований. Уж лучше бы он до меня сексуально домогался.

- Мне иногда кажется. Что тебе хочется этого.

- Ну что ты говоришь, какая гадость он такой противный.

- Просто ты часто говоришь об этом.

- Мам ну что ты такая у тебя что-то случилось.

- Нет. Все нормально. Ты должна думать о цветах, о птичках.

- Ну Мааам! Какие цветы, какие птички!

- Хорошо, что ты сегодня приготовила Эдику? Путь к сердцу мужчины…

- Лежит через математику. Я знаю. Миноги.

- Без консервантов?

- Да, я могу себе это позволить.

Пока они разговаривали, свет в комнате сменился на белый, так медленно, что этих изменений не было заметно. Начинает звучать стихотворение:

Во тьме огнями полыхают башни,

Дробятся вихри гранями колонн.

И, чудится, затмится день вчерашний,

Но никогда не рвется цепь времен.

Колеблются компьютерные троны

Под тем же ветром каменных пустынь.

На самом деле иноки Афона

Не дальше нас от истинных святынь.

И как не прет тинейджеровский гений

В циничности им не достичь верхов,

Им нечего прибавить к наслажденьям,

И эксклюзивных не создать грехов.

Рулетка покаянья и разврата

Все крутится, ее не изменить.

И то чем наша психика богата

Прядет с веретеном льняную нить.

И чудится, костры вокруг пылают,

На небе звезды ясные видны,

И сонные мечтанья заполняют

Бездонную обитель тишины.

Обнявшись и прильнув друг к другу, люди

Устало засыпают у костров.

И самая святая из прелюдий

Коснется скоро их волшебных снов.

А дальше снова оживут иконы,

И жертвами вновь озарится даль,

И безымянным инокам Афона

Откроется прозрения печаль.

Что остается в этом мавзолее,

Растущем на дрожжах из под земли?

Идти всех на пути своем жалея,

Рассказывать, что розы расцвели,

Что где-то там за башнями стальными

Уже родился розовый рассвет,

Произносить не забывая Имя,

И блеклому давать названьем цвет.

Монашеское исполнять служенье,

В обноски облачить стальную стать,

И неусыпно, но без напряженья

Кусочки сердца нищим раздавать.

И ощущать, что все вокруг красиво,

Хоть просочилась тень иных миров.

И выделять танцующим курсивом

В печатном тексте знаки Главных Слов.

В убыстренном темпе, пока читается стихотворение, прокручивается сцена застолья, и вот мужчина и женщина в пастели. Гаснет свет.

Незаметно комната начинает освещаться голубым утренним светом. Мужчина и женщина сладко спят. Мужчина медленно просыпается. Он нежно целует женщину.

- Просыпайся любимая. Мне сегодня нужно уехать далеко.

- Милый, мне так нравится нежиться с тобой в пастели. Давай еще полежим пять минуточек.

Пауза. Он целуются.

- Ты знаешь, мне бы больше всего хотелось побывать с тобой во Флоренции конца двадцатого века, в этот золотой период  относительного мирового спокойствия. Погулять по галерее Уффици а потом пересечь улицу и сесть в маленьком кафе под открытым небом. И попивая горячий кофе вспомнить все то, что мы только что видели.

Лишь во сне дано поэту

Прогуляться по Уффици

И феериями света

На полотнах насладиться.

Мужчина и женщина встают и одеваются.

- Ты идешь?

- Нет. Я должна разобраться в документах. (и как будто извиняясь женщина улыбается) Я хочу все-таки переставить вазу.

Они целуются, он уходит.

Женщина разбирается в бумагах.

Голос из радио.

- Комитет по сохранению жизни и имущества с глубочайшей скорбью оповещает что жилец сектора 158392385 № 798463726453 служащий «Неофициальной компании по распространению поэзии» в результате несчастного случая на эскалаторе скоропостижно скончался. Тело перемолото полностью и восстановлению не подлежит. Разделяем вашу скорбь. Соболезнование одобрил лично неусыпно заботящийся о нас кесарь.

На экране появляется изображение того, как ужасно гибнет мужчина.

Женщина кричит и падает в обморок

В динамик слышен голос мужчины:

Что мне оставит вам - огонь презренья

Иль мести яд, а может быть прощенья

С трудом годами скопленный елей?

Он был бродягой, или домоседом,

Аскетом жил, иль дорожил обедом –

Ярлык привяжет юный дуралей.

Затемнение. Свет. Женщина сидит сгорбившись на стуле. Рядом стоит дочь.

- Мама невозможно все время сидеть и смотреть в стену. Ты должна чем-нибудь заняться.

- Я не могу.

- Страданиями нельзя никого вернуть.

- Я знаю.

- Ну пойди займись своим кино.

- Я не могу.

- Смени профессию. Я устрою тебя в свой отдел.

- Я не хочу.

- Так что же ты будешь делать?

Женщина словно очнувшись.

- Я переставлю вазу.

Женщина остервенело кричит вверх.

В Комитет защиты морали, Комитет охраны жизни и имущества граждан, Комиссию чрезвычайно уполномоченной к скорому и правому суду, Прошу высочайшего соизволения на перемещение белой фарфоровой вазы предположительно прошлого века изготовления на левый край буфета. Расстояние перемещения 1 метр 20 сантиметров. Сроки будут оговорены в дальнейших прошениях. Необходимые документы прилагаю. Жилица сектора 158392385 № 798463726453.

Голос сверху

Высочайше повелеть соизволяем, именем кесаря неусыпно заботящегося о нас и властью Вечной империи: перемещение вышеозначенной в прошении белой фарфоровой вазы предположительно прошлого века изготовления на левый край буфета на расстояние 1 метр 20 сантиметров осуществить невозможно без согласования с жильцами окружающих вас квартир, кроме того, необходимо уточнение лиц проживающих в вашей квартире, так как, в связи со смертью Вашего мужа, могут быть оспорены права наследования движимого и недвижимого имущества, необходима справка о смерти Вашего мужа с предоставлением видиометериалов подтверждающих, как смерть супруга, так и зафиксированную психоэмоциональную реакцию Вас и ваших родственников на это скорбное известие.   Составил властью неусыпно заботящегося о нас кесаря и Вечной империи чиновник 58473945 ранга. № 039470387653456.

Затемнение.

Свет включается, за столом сидят и едят женщина, ее дочь и Эдик.

- Прекрасный томатный суп.

- А мне кажется что у него не только цвет, но и привкус крови.

- Мама не говори так.

- Мне все чаще приходит на ум одно стихотворение из двадцатого века. Века в котором хотел бы жить твой отец.

Не может быть все так скучно -

Бичующий правду гений,

Надсмотрщик равнодушный

Лишенный любых сомнений.

Не может быть все так страшно,

Цензура должна быть строже,

Не может быть день вчерашний

На будущее похожим.

Не может быть все так глупо

Чтоб мертвые не вставали,

И вновь за тарелку супа

Империи продавали.

Не может быть Бог подонком,

Но мертвых колокол звонок.

И ясно даже ребенку,

Что Бог у земли – подонок.

 Эдик - Это очень спекулятивное стихотворение. Люди сами делают свою жизнь адом. Бог только дает им возможность проявить себя так, как им хочется. Он не может отнимать свободу воли.

Женщина - А создавая условия игры Бог не догадывался, что это будет за игра. Он у нас такой наивный?

- Правила игры он нам дал. И точно сказал, чего делать нельзя, но все нарушают заповеди, и по этому мы грешны. Главное - то, что творится в наших мыслях, именно там мы грешны более всего. А дальше расходятся волны, и одна волна усиливает другую. Нам кажется, что мы ничего не сделали, просто накричали на кого-то, просто не заметили чьей-то просьбы, а человек, попавший под серию таких унижений от одного, второго, третьего встречного, звереет и может убить, а наблюдавший убийство мстит и убивает уже многих. Цепочка зла ведет к большему и большему горю. Так же как цепочка грехов.

- По моему, ты встал на позиции верующего, а ты же материалист.

- Ниша опустела, и я занял ее.

- Мы же за столом, зачем вы опять ведете эти абстрактные разговоры. Дайте спокойно поесть. Один из вас занимается отвлеченной математикой, другая абстрактным искусством мыслеобразов. Я из вас единственный работающий человек, я пишу отчеты о работе самоналаживающихся роботов.

- Так они же самоналаживающиеся.

- Прекрати. Ты же знаешь, что не контролировать их нельзя. Может произойти Бог знает что.

- Бог знает, что с нами уже ничего не произойдет. В этом весь кошмар. Нас не спасет ни освоение новых планет, ни эпидемии. Система стабилизировалась, угроз нет. Это смерть заживо.

От нашей жизни осталась только схема, у нас нет естественных продуктов, нет естественного солнца, Мы не в состоянии создать новые фильмы, остались одни ремейки. Мы воспринимаем только старых поэтов. Открытия есть только в математике, но она не греет душу. Можно увидеть любые картины природы, но обнять дерево нельзя. Игры приучают к тому, что у нас бесконечное количество жизней, но одной, своей нам прожить не удается. Осталась схема отношений, он+она, родители+дети, начальник+подчиненный. Это не наполнено чувством, ни радостью, ни болью. Мы потомки людей, но не люди. И дело не в том, что мы оторваны от природы, дело в том, что мы все можем.

Даже сексуальное чувство идет на убыль, единственное, что всегда останется жажда власти, жажда власти человека над человеком. Одно незыблемо.

Всегда будет кесарь – человек, который пойдет на все, чтобы сохранить власть, на убийства, и пытки. И он же будет охранять своих подданных, следя за тем, чтобы они размножались, просто для того чтобы они у него были!

Марина и Эдик выходят. Женщина остается одна.

- Последние дни меня беспокоит одна мысль, вернее одно направление мысли. Ведь у меня есть только я. Только мое сознание. Я вижу то, что хочу видеть и не замечаю того чего не хочу. Любите цветы и будете все время их встречать. Насколько мир диктует нам то, что мы встречаем и насколько мы диктуем ему те изменения, которые в нем происходят. Может быть, мне стоит только напрячься, и я оживлю своего любимого. Одно усилие желания, воли, мысли и он окажется снова со мной.

Последнее время придумано столько устройств воспринимающих человека. Как они подлаживаются под нас и насколько влияют на нас, навязывают нам свою волю?

Неужели существует только то, на что мы смотрим?

Женщина встает так, что бы виден был только торшер – диван и буфет втягиваются в стенку, она встает лицом к дивану – диван появляется, пропадает торшер, смотрит на буфет - втягивается в стенку диван.

- Откуда приходят к нам мысли? Это только деятельность нейронов? Нет, мысли подвержены влиянию логики, а логика вещь не материальная. Значит, нематериальный мир диктует нам наши мысли. Но кто этот подсказчик. Может быть, это Бог и дьявол? Но как отличить голос бога от голоса дьявола?

Вы думаете, черта нет?

Какие, право, предрассудки!

Но вылезает черт на свет

Сначала как бы в виде шутки.

Рождается из ничего,

Из миража, из наважденья.

Но вы попробуйте его

Остановить в его рожденье.

Из ваших мыслей о деньгах,

О беззаконии, двуличье

Растет, цепляется за страх,

За гордость, силу, безразличье.

Из ваших близких и друзей,

Торговцев, адвокатов, судей,

Из вами правящих людей,

Которые уже не люди.

Рождается из ваших душ,

Питаясь ими, их съедает,

И, как на бойне, груды туш

Курганом власти воздвигает.

Он выползает, как гюрза,

Из кожи старой выползает,

И вырастает на глазах,

Любимым вены разрезая.

И вот он властвует в стране,

И рубит головы на плахе,

И их сгрызает, располнев

На ваших жадности и страхе.

Быть может, в этот самый миг

Изнанка черная Вселенной

Рождается из вас самих,

Из серых, из обыкновенных.

Вкрадчивый голос сверху:

- А может быть, ты хотела этого?

- Чего?

- Может быть, ты хотела его смерти?

- Я боялась этого больше всего!

- Мы боимся того, чего тайно хотим.

- Я не могла этого хотеть. Мне это не нужно. Я от этого ничего бы не выиграла. У меня нет никакой корысти.

- Может быть, ты хотела это испытать?

- Как я могу желать себе сердечной боли?

- Человек может все! И испытывать наслаждение от боли – это его самое частое занятие. Проконтролируй свои мысли. Сколько из них являются крамольными? Сколько в них тьмы. Как часто это мысли еретика: богохульные, садистские, мазохистские, блудные, извращенные. Ты успокаиваешь себя тем, что не претворяешь их в дела, но есть тот, кто слышит именно твои мысли. Мы боимся того, чего тайно хотим.

- Я не могла этого хотеть! Я просто любила и боялась!

- А может быть, ты просто любишь бояться?

- Заткнись! Заткнись! Заткнись!!!

-А чего ты боишься теперь?

Женщина выбегает из комнаты. На мгновение наступает темнота и тишина. И вдруг слышен крик.

Марина вбегает в комнату, за ней гонятся трое. Они насилуют ее и убивают. За тем уходят.

Во время всего этого кошмара звучит песня:

Холодной петербуржскою зимою

Случайно я пришел на этот бал,

Тогда печаль и боль владели мною

И одного забвенья я искал.

И вмиг я стал богаче Креза,

Когда коснулась сердца страсть,

При первых звуках полонеза

Я выбрал Вас, я выбрал Вас.

И робость поборов надеждой,

Я пересёк бурлящий зал,

В прикосновенье вальса нежном

Я Вам шептал, я Вам шептал.

Как жаль - прервался плен волшебных  ручек

И следующий танец был не мой!

Вас пригласил молоденький поручик,

Прервав виденье грезы неземной.

Но вот в мазурке перемена,

И дамам время выбирать...

И восхитительного плена

Не избежать, не избежать...

И вновь от Вас повеяло весною,

Прекрасное и мудрое дитя,

И качество, задуманное мною,

Вы угадали, верность предпочтя.

И снова повстречались руки

И души улетели ввысь...

И в упоении мазурки

Мы унеслись, мы унеслись.

Теперь военная палатка

И враг от нас недалеко,

Но мне воспоминанья сладки,

И мне легко, и мне легко...

Вновь темнота.

Свет медленно загорается.

Женщина сидит за столом с Эдиком.

Женщина говорит без выражения:

- Как страшны эти постоянные потери.

- А что бы было без потерь? Без потерь мы бы сделали все, что бы устроить себе эти потери. Наша гордыня столкнулась бы с другой гордыней, и от оскорблений дело дошло бы до убийства. А кто-то в отместку убил бы нас или наших родственников. Это тоже законы разума два разума рано или поздно начнут конфликтовать. Хорошо если это дворовые разборки. А если родится вирус революционной пандемии - погибнут миллионы.

Эдик:

- Дьявол так или иначе возьмет свою пошлину человеческой кровью.

Древние жрецы знали это и совершали жертвоприношения. Если долго не будет жертв – начнется война, невозможна война – будет бунт, революция. Жрецы выбирают жертву и ее кровью платят дань не только дьяволу, но и всему народу. Жрецы опасаются за свою власть, но строже всего они охраняют свою главную тайну. Отвратительную тайну разума. Разум не действует без насилия и смерти, он угасает.

В «Золотой ветви» Фрезера, описывающей реальные ритуалы, жрец сдирает с девочки кожу и одевает ее на себя. Он прячется, он прячет себя и свою тайну.

Ответом на этот кошмар может быть только одно. Я прочел в какой-то книжке фразу:

«Ты должен увидеть свою ангельскую природу, иначе твоя дьявольская природа увидит тебя.»

Эдик выходит. Женщина остается одна.

- Мне все время кажется, что за мной кто-то наблюдает. Видимо это навязчивый страх.

В комнате начинают появляться мимы в черном трико и в масках. Они сначала из-за спины, а потом и в лицо смотрят на женщину как бы оплетая, обволакивая ее. Женщина их не замечает.

Женщина ходит по комнате, люди в черном трико ползут за ней, раскачиваются на трапециях, их руки обмеряют, ощупывают ее. Она их не замечает, даже глядя в упор.

- Будто кто-то смотрит на меня из-за спины и прячется когда я поворачиваюсь.

Люди в черном трико рассматривают ее со всех сторон. Слышатся голоса.

- У нее участился пульс

Кожные покровы влажнеют.

Виброграмма указывает на повышенное чувство тревожности.

Зрачки расширены.

Слюноотделение заторможено.

Движение глазных яблок неравномерное.

Дистанционная электроэнцефалография демонстрирует повышение социальной опасности.

Показатель насыщенности информационным вирусом революционных настроений выше нормы.

Скорректировать параметры не удается.

Постепенно убыстряя движения, женщина начинает танцевать с черными людьми как будто споря с ними. Сражаясь.

Наконец она в изнеможении падает, и ее безжизненное тело несут на руках.

Пока шла пьеса при каждой смене декораций ваза как будто становилась все больше. Сначала это было незаметно для зрителя, но теперь она огромная и в нее как в урну с прахом кладут тело женщины.

Люди в черном уходят.

Звучит голос из динамика:

- В 68658585859098 сектор срочно маньяка. В 97867558769 понизился уровень тревожности срочно передать новости о катастрофах. В 9087647590098 депрессивность скоро перейдет в агрессию - певицу Гарпию туда. В 986568479790 необходимо организовать утечку горячей воды, обваренными должны оказаться 6 человек, один со смертельным исходом. В 9872623693839 в 14. 00 запланировано обрушение  конструкций с 98765 по 98798 этажи проживания якобы из за перестановки дивана в 98675479298-й квартире она же офис жильца и жилицы. Данные жилец и жилица неофициальные распространители мыслеобразов Босха, Дюрера и Брегеля. В их трактовке мыслеобразов коэффициент революционности выше единицы.

В связи с явно революционными настроениями в психике жилицы  сектора 158392385 № 798463726453,  потерявшей последовательно мужа, дочь и зятя, и несмотря на это не отказавшейся от бунтовской идеи перестановки вазы, сектор   утопить в кипятке из реактора № 12876. Во что бы то не стало сохранить стабильность. Никаких перемен. Ни одного желания перемен.

Отчет составил чиновник    9999999999999999998 ранга. Да властвует Кесарь вечно!

Армагеддон растянется на миллионы лет, и в Аду этого мира навечно останутся преуспевающие, те, кто был к нему так привязан, кто так и не смог с ним расстаться. Все остальные уйдут к Богу, и Бог помилует их.

Вас не спасет ни вера, ни безверье

И времени осталось мало  Вам.

Принявшие число и облик зверя

Уже идут за вами по пятам.

Сражайтесь же, минута промедленья

И взором отсеченной головы

Увидите как пала на колени

Та плоть в которой прежде жили Вы.

Сражайтесь же, пусть шпаги багровеют,

Краснея за неловкость жертв своих.

Пусть блеск оружья тьму вокруг развеет

Сверкая глянцем граней огневых.

Вас в мире охраняет только смелость.

Податлива, эфирна Ваша плоть.

Готова брызнуть жизнь оставив тело

Как спелый фрукт лишь только уколоть.

Сражайтесь же, нет власти кроме силы.

Другие утвержденья просто ложь

Которой подлость праведных губила,

Бросая безоружными на нож.

Преобразуйте мир, не изменяясь

Ничто не в силах долго устоять.

Пусть будущее в жизни воплощаясь

Приобретет Ваш образ , Вашу стать.

Летите в бой победоносной птицей.

И падая не бойтесь высоты.

И сможете на время сохраниться

И передать и мысли и мечты.

Пусть даже все забыть, простить смогли бы,

Но в кубке жизни кровь, а не вино.

Мы иль они, прозренье или гибель

Другого в жизни просто не дано.

Комментарии закрыты.