КЛАД, КРЕМ ИЛИ ПРИЁМ ВЕДЁТ ПСИХОЛОГ

                                                              ИГОРЬ МУРЕНКО

                             КЛАД  КРЕМ

                                      или

                  ПРИЕМ ВЕДЕТ ПСИХОЛОГ                                    

                 Серьезная комедия в 2-х действиях

В пьесе использованы методы: нейролингвистического программирования, гипноза американского психотерапевта Милтона Эриксона, психокоррекции российского психотерапевта Георгия Сытина, трансакционного анализа американского психотерапевта Эрика Берна, динамическая медитация индийского учителя-мистика Бхагавана Шри Раджниша (Ошо), техника остановки мысли (Квантовое смещение) американского психотерапевта Фрэнка Кинслоу.

 ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ПСИХОЛОГ

МУЖ

ЖЕНА

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ

СЦЕНА 1. ЖЕНА

ЖЕНА. Доктор, подскажите – как мне поступить? Сжечь моего дорогого покойника в крематории или похоронить на кладбище?

ПСИХОЛОГ. Сожгите. Это современно.

ЖЕНА. Да, но труп все чувствует. И в печи кричит от страха. Только его не слышно.

ПСИХОЛОГ. Вы думаете?

ЖЕНА. Уверена.

ПСИХОЛОГ. Тогда похороните на кладбище.

ЖЕНА. Но там черви. Нет, нет. Это не для мужа. Он был таким брезгливым. Помогите, доктор. Я разрываюсь на части, не знаю, что выбрать.

ПСИХОЛОГ. А воля усопшего - кладбище, крематорий?

ЖЕНА. Он не собирался умирать. Цветущий мужчина, тридцать семь лет. И вдруг – раз! 

ПСИХОЛОГ. Если цветущий – лучше в огонь. Цветущий – яркий. И огонь – яркий. Подобное притягивается к подобному. Одно к одному. Да и жаль - цветущего черви… в кромешной темноте…

ЖЕНА. Вы правы. Но и сжечь цветущего… нет, нет… Муж был чувствительной натурой. Он с ума сойдет от ужаса, когда его отправят в печь.

ПСИХОЛОГ. Покойники с ума не сходят. Наукой это не зафиксировано.

ЖЕНА. Мой муж сойдет. Это абсолютно точно.

ПСИХОЛОГ. Тогда закопайте.

ЖЕНА. Я же сказала - этот вариант не подходит. Муж был брезгливым. Ненавидел рыбную ловлю с удочкой – из-за червей. Бр-р-р.

ПСИХОЛОГ. Тогда сожгите.

ЖЕНА. Ему гореть, как в аду? Он мне этого никогда не простит. Нет, нет.

ПСИХОЛОГ. Вся наша суета-маята связана с огнем. Жизнь прожигаем. На вечеринке зажигаем. От хохота угораем. На работе сгораем. Так что вполне логично - и в конце - огонь.

ЖЕНА. Муж не переносил жару. Не любил загорать на пляже. Не парился в бане.

ПСИХОЛОГ. Тогда закопайте. В могиле прохладно. Особенно в жаркий летний день. Ему это понравится.

ЖЕНА. Нет, нет - кладбище он мне тоже не простит.

ПСИХОЛОГ. Он был таким злопамятным?

ЖЕНА. Это был святой человек.

ПСИХОЛОГ. Тогда сожгите. Святые всех прощают. Либо закопайте. Он опять простит.

ЖЕНА. Остается моя совесть. Что он мне сделал такого, чтобы его сжечь или закопать?

ПСИХОЛОГ. Так уж и ничего?

ЖЕНА. Ничего, абсолютно ничего.

ПСИХОЛОГ. Такого не бывает. Люди всегда обижают друг друга. Особенно муж жену, жена мужа. Если бы этого не было – на что бы мы – психологи - жили? Мои первые две жены, например, постоянно уничтожали мои нервные клетки. Мне, вроде бы, это было на пользу – оттачивал профессиональное мастерство, искал способы все сгладить, смягчить…

                                     Пауза.

А измена… вообще взрыв – не каждый выживает…

                          Достает носовой платок, отворачивается, вытирает нос.

 Простите.

ЖЕНА. Это не про моего мужа, доктор. Он ничего, никогда не сделал мне дурного.

ПСИХОЛОГ. И ни разу косо не посмотрел?

ЖЕНА. Нет. У него всегда для меня было только два взгляда. Либо ласковый, либо веселый.

ПСИХОЛОГ. Веселый, с затаенной ироничной мыслью, с двойным дном - ну, дескать, ты и тупица? Извините, это я всего лишь для примера. Я, конечно же, не считаю вас тупицей. Мои клиенты – умные люди – раз выбирают консультации у меня.

ЖЕНА. Нет, открытый, веселый взгляд. Безо всякой задней мысли.

ПСИХОЛОГ. Любопытно, любопытно. И он вам не изменял?

ЖЕНА. Нет, доктор. Другие женщины его не интересовали.

ПСИХОЛОГ. А откуда вы это знаете? Простите…

          Отворачивается, достает носовой платок, вытирает нос и глаза.

Прошу меня извинить. Я вас слушаю.

ЖЕНА. Подруга говорила: в мое отсутствие он с ней ни разу не заигрывал. А ведь она пользуется успехом у мужчин.

ПСИХОЛОГ. Подруга могла и соврать. От подруг столько вреда. Как от химических добавок в продуктах. Как от сквозняков. От грязных рук. От телевизора. От правительства. От сорняков. От банков. От шкурки банана.

ЖЕНА. У вашей жены плохие подруги, доктор.

ПСИХОЛОГ. Отвратительные. Особенно одна. Сводничала, подбивала жену к тому, чтобы… Ладно. Плевать. Я ее больше не увижу. Обрубаю канаты. У меня, можно сказать, уже нет жены – собираюсь разводиться. Расстаюсь и с ее подругами.

ЖЕНА. Почти одинокий мужчина - очень интересная тема – для уже одинокой женщины… На чем мы остановились, доктор?

ПСИХОЛОГ. На измене.

ЖЕНА. Да – моя подруга не врала – я знаю, у меня интуиция. Женская интуиция – это еще и мощный контроль. Мужчины думают - водят нас вокруг пальца. Но они под контролем. Были, есть и будут. Я бы почувствовала измену.

ПСИХОЛОГ. Хорошо, допускаю - муж вам не изменял, не делал ничего плохого. Он же святой, идеальный человек. А вы его обижали?

ЖЕНА. Конечно. Ведь я шероховатая, очень шероховатая - как наждачная бумага.

ПСИХОЛОГ. А как покойный относился к вашим шероховатостям?

ЖЕНА. Он их не замечал, доктор.

ПСИХОЛОГ. Ни разу не вспылил, не бросил резкого замечания, не хлопнул дверью?

ЖЕНА. Нет. Ни разу.

ПСИХОЛОГ. Но как вам казалось – ему нравились ваши недостатки?

ЖЕНА. Не знаю. Мы никогда это не обсуждали.

ПСИХОЛОГ. А если сказать так – они ему не нравились, но он молчал?

ЖЕНА. Нет, не думаю.

ПСИХОЛОГ. А я уверен - своим молчанием он помешал вам стать лучше, совершенней, без шероховатостей. Он считал - горбатого могила исправит. И потому молчал. Не вмешивался. Не запустил в вас программу улучшения. Он виноват перед вами. Можно сказать, предал вас. Поступил непорядочно. Вы можете его с чистой совестью сжечь или закопать. И не мучиться, не грызть себя. Просто возьмите и сделайте – то или это.

ЖЕНА. Чепуха. Вы не убедили меня.

ПСИХОЛОГ. И я догадываюсь – почему. Вы провинились перед мужем. Вы сделали ему что-то такое, чего он вам не делал. И теперь вас заносит на поворотах. За обычным ритуалом для вас скрывается вина. Чтобы вы для него ни сделали – вы увеличиваете свою вину. Так вам кажется.

ЖЕНА. Вина, вина!.. Полная чушь!..

ПСИХОЛОГ. Хорошо. Где вы работаете?

ЖЕНА. Я хозяйка и директор турагентства!

ПСИХОЛОГ. Так… Отправляете путешествовать в разные страны… В разные точки планеты Земля… Земля – вот ваша трудовая стихия. Не огонь. Похороните вашего мужа в земле. Ваша профессиональное чувство будет спокойно.

ЖЕНА. А горящие путевки?! Это же огонь!... Зря я к вам обратилась! И кто это пустил слух, что вы лучший психолог в городе?! Вы самый настоящий мыльный пузырь! Верните мои деньги!

ПСИХОЛОГ. Да, интересный случай.

                                 Пауза.

Прошу прощения – у меня это вылетело из головы, как только я вас увидел – вы загипнотизировали меня - ведь вы очень красивы. А красивая женщина, как известно, вводит мужчину в транс. Он теряется, внешний зрительный канал сразу блокирует канал внутренний. То есть – мозги отключаются. Сейчас вы почувствуете разницу. На ваших глазах я выхожу из гипноза и включаю голову. Внимание! Раз, два, три! Включаю!… Возьмите, пожалуйста. (Протягивает ручку). Это презент от моей фирмы.

ЖЕНА (берет ручку левой рукой). Шутовство вам не поможет.

ПСИХОЛОГ (подает теннисный мяч). Бросьте, пожалуйста, этот мяч в любую сторону. В эту стену, в ту. Представьте – там ваша проблема. Бросьте в нее мяч.

ЖЕНА. Ваши штучки психолога вас не спасут.

ПСИХОЛОГ. Бросайте.

ЖЕНА (бросает мяч в стену левой рукой). Довольны?

ПСИХОЛОГ. Да, спасибо… (Встает из-за стола, подходит к жене так близко, что еще шаг, и он может ее поцеловать). Что вы почувствовали, когда узнали, что ваш муж умер? (Внимательно смотрит в глаза – следит за движениями зрачков).

ЖЕНА. Вы специалист по дурацким вопросам? Понятно что. Смятение… Боль… Ужас… Все, что можно почувствовать в такую минуту.

ПСИХОЛОГ. А как умер ваш муж? (Продолжает следить за движениями зрачков).

ЖЕНА. Прямо на работе. Сама я, конечно, не видела. Знаю только со слов его коллег. Сидел за столом. Звонил по телефону.  Встал. Упал. Вызвали «Скорую». Было уже поздно.

                                  Пауза.

ПСИХОЛОГ. Вы уверены, что ваш муж умер?

ЖЕНА. Еще один дурацкий вопрос. Конечно, уверена. Я же видела его мертвым.

                             Пауза. Психолог отходит в сторону, прохаживается.

ПСИХОЛОГ. Ваш брак длился лет двенадцать-тринадцать?

ЖЕНА. Допустим. И что?

ПСИХОЛОГ. Извините за бестактный вопрос - вам сейчас тридцать пять?

ЖЕНА. Ну, знаете! Это уже за гранью!

ПСИХОЛОГ. Вы молоды - и в самом расцвете женской красоты.

ЖЕНА. Между прочим - больше двадцати шести мне не дают.

ПСИХОЛОГ (мягко касается рукой ее руки). У вас нежная кожа. Чуткая душа. Прикосновения ваша стихия, не так ли?

ЖЕНА. Ну, что же… Хорошо. Я вас прощаю. Да – мне тридцать пять. И что тут такого ужасного?

ПСИХОЛОГ. Хочу вас обрадовать. Вы ни в чем не виноваты. Вашей вины нет. Это все тридцать пять лет. Тридцать пять все меняет. Женщина в тридцать пять – это, знаете ли, укрепление презумпции невиновности. Можно сказать и более возвышенно, литературно - специально для красивых женщин. Сейчас процитирую… (Меняет тон голоса. Вводит жену в транс по Милтон-модели Эриксоновского гипноза, и проводит внушение). Я знаю – вы начали получать новые представления об огромном количестве важных для вас явлений и процессов. Приобретая новые понятия, вы уже начали изменяться. И я знаю – вы хотите изменений к лучшему. И вы начали изменяться тонким, ажурным способом. И это означает – лечение началось – в том самом времени, когда раздвигаются дали, сходятся горы, ломая все на своем пути. Когда потоки воздуха с жаркой пустыни и прохладного океана, бросаются друг на друга, бьются в бешеной схватке, и, не одолев друг друга, бросаются на более слабых – на женщин. Но и из них выбирают слабейших – тех, кому тридцать пять. Тех, кого чуть подтолкни, и они упадут. Шальной ветер затуманивает им мозги, срывает одежду. И, окажись рядом с такой женщиной вожделеющее ее мужское тело…(Поза жены неподвижна. Мышцы расслаблены. Взгляд направлен в одну точку)... Вожделеющее, мерзкое, мужское тело. Вожделеющее, мерзкое, мужское тело с отвратительным, несносным характером. Подлец и негодяй! Порядочная скотина и свинья!»…

           Достает носовой платок, громко сморкается, вытирает нос и глаза.

Что скажете?

ЖЕНА (медленно выходит из транса). Воздух с пустыни и океана - на меня…

ПСИХОЛОГ. Вот именно.

ЖЕНА. И вожделеющее тело рядом...

ПСИХОЛОГ. С отвратительным, несносным характером. Подлец и негодяй. Скотина и свинья.

ЖЕНА. Не замечала…

ПСИХОЛОГ. Еще заметите, почувствуете.

ЖЕНА. И я ни в чем не виновата…

ПСИХОЛОГ. Совершенно верно. А раз вины вашей нет - смело хороните на кладбище или сжигайте в крематории. Или – вообще ничего не делайте. Само рассосется.

                               Пауза.

ЖЕНА. Время подумать у меня еще есть… Мне нужно развеяться… Хочу к морю – поплавать, позагорать... Появилась горящая путевка в Турцию... Отправлюсь туда... Там сейчас тоже тридцать пять…

ПСИХОЛОГ. Правильное решение. Вам нужно отдохнуть. Полностью одобряю.

ЖЕНА. Похороны можно и отложить…

ПСИХОЛОГ. Конечно. Торопиться с этим не стоит. Похороны от нас никуда не уйдут. Приходите ко мне через три недели для контроля. Мой секретарь вам позвонит.

ЖЕНА. Хорошо, приду. А что это у вас – грипп? Вы не заразны?

ПСИХОЛОГ. Что вы, что вы. Я в полном порядке. Это просто… аллергия – на цветы какие-то. Летом бывает.

ЖЕНА. А-а, ясно. Ну, что ж – тогда вы мне понравились, доктор. До-свидания. Я какая-то никакая…

ПСИХОЛОГ. Хорошего отдыха. Жду вас через три недели. Всего вам доброго.

                             Жена уходит, дверь за ней закрывается.

Шлюха! Неверная тварь!... (Достает носовой платок, сморкается, вытирает нос и глаза)… Так не пойдет. Нужно взять себя в руки, а то всех клиентов распугаю, а меня инсульт хватит. (Нажимает кнопку на столе, секретарю). Наташа, пятнадцать минут никого не принимаю. Занят. Придумай что-нибудь… (Настраивается). Динамическая медитация. Катарсис. Полное содействие любому проявлению энергии. Будь что будет. Не подавляю ничего. Кричать, вопить, прыгать! Пусть крик проникнет в половой центр!

             Поднимает руки над головой, прыгает на месте, гримасничает, выкрикивает: «Ху-ху-ху! Ху-ху-ху! Ху-ху-ху!»

СЦЕНА 2. МУЖ

МУЖ. Доктор, я волнуюсь…. Я впервые прихожу к психологу...

ПСИХОЛОГ. Успокойтесь, пожалуйста. Начните с первого, что приходит на ум.

МУЖ. Гвоздики, доктор... Навязчивая идея – хочу купить гвоздики... Две, четыре, шесть... Похоронное число... Это изводит меня… Плохо сплю…

ПСИХОЛОГ. Вы женаты?

МУЖ. Да.

ПСИХОЛОГ. Это уже ключ к диагнозу. Тогда начнем с вашей жены. Какие у вас отношения?

МУЖ. Не очень, доктор - пропал диалог. Как-то все наперекосяк пошло. То молчит, то какие-то дурацкие вопросы. Например, ни с того, ни с сего - почему я не люблю рыбалку с удочкой? Связано ли это с червями? Согласитесь, доктор – очень странный вопрос. Можно подумать я люблю рыбалку с сетью, с бреднем, со взрывчаткой. Я вообще не езжу на рыбалку. Почему про удочку? Про червей? Почему, например, она не спрашивает про мотогонки по вертикальной стене? Про сплав на байдарке по горной реке? Про альпинизм? Про дайвинг. Про прыжки с парашютом. Я этим тоже не занимаюсь.

ПСИХОЛОГ. Жить с женщиной – всегда тяжело. Первые две мои жены постоянно долбили мою башку - как дятел долбит сосну. И то им не так, и это. Я же искал способы, как минимизировать потери. Так сказать, профессионально, как психолог, развивался… Сочувствую вам и постараюсь помочь. Продолжайте, пожалуйста.

МУЖ. Меня тревожит вот еще что. Она уже три месяца со мной не спит.

ПСИХОЛОГ. Очень хорошо вас понимаю. Так понимаю, что даже мурашки по коже. Быть женатым и остаться живым – не так-то просто. Сколько лет вашей жене?

МУЖ. Тридцать пять.

ПСИХОЛОГ. Так и знал! Моей – третьей - представьте, тоже тридцать пять. Черт бы побрал этот возраст! Они с ума сходят от этой цифры! Понять их, конечно, можно. На носу сорок лет – бабий век. Маячит старость. Хочется успеть еще и на стороне. И муж, дети, семья – все вдребезги!

МУЖ. Моя, похоже, успела, а теперь выбирает. Хотя я не знаю точно – есть у нее кто-то или нет.

ПСИХОЛОГ. Я вижу - вы хотите сохранить семью.

МУЖ. Да. У нас же дочка. Даша. 5 лет. Я не представляю, как я буду жить отдельно от нее. Она отдельно от меня. Я буду лишен ее утреннего поцелуя, щебетания за завтраком. Не увижу вечером перед сном. Рядом с ней будет чужой дядя. Это для меня кошмар. Ужас. Я схожу от этого с ума.

ПСИХОЛОГ. Сочувствую и понимаю – как никто другой. Почему вы не обратились к детективу? Он установит – есть любовник или нет.  

МУЖ. Лучше не знать. Уйти от жены я не в состоянии – из-за дочки. А так сомневаюсь – и как-то легче.

ПСИХОЛОГ. Вдруг никого нет, и все это ваши фантазии. Просто переутомились. Где вы работаете?

МУЖ. Я научный сотрудник в планетарии. Показываю, как работает маятник Фуко. Веду детскую астрономическую секцию. По вечерам наблюдаю с посетителями в телескоп Луну, Марс, Сатурн. Фотографирую звездные скопления. Пишу стихи - издал книжку.

ПСИХОЛОГ. Ну, вот – творческий человек, поэт. Да еще туманность Андромеды, астроном, телескоп. Что-то привиделось, что-то увеличили – и покатился снежный ком. Поговорите с женой начистоту.

МУЖ. Пробовал. Ускользает, отнекивается, ссылается на нездоровье. 

ПСИХОЛОГ. Хорошо. Давайте пойдем от ее характера. И начнем с внешности. Внешность, как известно, накладывает отпечаток на душевные качества. Как выглядит ваша жена?

МУЖ. Высокая, стройная блондинка с зелеными глазами. Очень эффектная, красивые ноги. Широкая переносица, огромный лоб. И от этого всего идет ее ужасное упрямство. Особенно, я думаю, из-за переносицы и лба. Никогда с тобой не согласится. Всегда права только она. Конечно, на стадии знакомства все это скрывается. В начале легкость общения, юмор, большой интерес к тебе, уступчивость. Думаешь: «Вот оно, о чем мечтал, читал, видел в кино». А потом – все не так, доктор. Далеко не так. Если бы я сразу знал про широкую переносицу и огромный лоб - чем это чревато. Но при этом – заметьте - я не изменял ей. Из-за дочки. Дочка всегда удерживала меня от измен. Дашка – это все для меня… Вот вчера утром – я еще был в постели – прибежала ко мне, легла, прижалась, обняла за шею, поцеловала – и говорит: «Папочка, я так сильно люблю тебя. Даже больше, чем кота». А ведь она обожает кота – постоянно ласкает его, наряжает. Представляете – любит меня больше, чем кота.

                                  Пауза. Достает платок, вытирает нос и глаза.

Психолог достает платок, вытирает нос и глаза.

Видите… Смогу ли я уйти от жены?... Есть такие. Уходят. Им плевать на детей…. А я… (Вновь вытирает нос и глаза)… Я… Это же очень… очень…

ПСИХОЛОГ. Согласен….

                            Пауза. Сморкаются. Прячут платки в карман.

Все будет хорошо. Успокойтесь… Давайте продолжим. Вы не припомните – как вчера могла быть одета ваша жена между одиннадцатью и двенадцатью часами?

МУЖ. Утром на работу она пошла в белом костюме.

ПСИХОЛОГ. На руке золотые часики?

МУЖ. Да.

ПСИХОЛОГ. С маленькими бриллиантами на браслете?

МУЖ. Да.

ПСИХОЛОГ. Ваша жена хозяйка турагентства?

МУЖ. Да.

ПСИХОЛОГ. Она левша?
МУЖ. Да, левша.

                             Пауза.

ПСИХОЛОГ. Вы живой. Она лгала мне. Я это понял по ее зрачкам.

МУЖ. О чем вы, доктор?

                             Пауза.

 ПСИХОЛОГ. Слушайте внимательно. Я нарушаю служебную этику. Так разговаривать со своим клиентом я не должен никогда. Тем более, выдавать тайны, которые мне доверили другие. Вы даете слово о том, что не проговоритесь?

                  Муж не отвечает.

Имейте в виду. Свидетелей при нашем разговоре нет, я все стану отрицать. Даете?

МУЖ… Даю.  

ПСИХОЛОГ. Жене, а также - никому и никогда – ни слова. Обещаете?

МУЖ… Да.

ПСИХОЛОГ. Так вот. Ваша жена вчера была у меня на приеме. Сказала – вы покойник и вас нужно хоронить.

                                       Пауза.

МУЖ. Я покойник?!

ПСИХОЛОГ. Да.

МУЖ. И меня нужно хоронить?!

ПСИХОЛОГ. Вот именно. Об этом говорилось, как о факте.

                                Пауза.

Вы слышите?

                    Муж не отвечает.

Очнитесь. Гипноза я еще не применял.

МУЖ… Повторите, пожалуйста…

ПСИХОЛОГ. Сказала - вы покойник и вас нужно хоронить.

                              Пауза.

МУЖ. Этого не может быть.

ПСИХОЛОГ. Спрашивала, как поступить - сжечь дорогого покойника в крематории или похоронить на кладбище?

                                        Пауза.

МУЖ… Меня?

ПСИХОЛОГ. Вас. Но все-таки «дорогого покойника». Вы ей дороги.

МУЖ… Я не понимаю, о чем вы говорите.

ПСИХОЛОГ. Она по-своему любит вас.

МУЖ. Любит, но хочет похоронить?

ПСИХОЛОГ. Так любит, что не знает, как похоронить, чтоб вам было хорошо.

МУЖ. Это какая-то ошибка… Вдруг это все-таки не моя жена?

ПСИХОЛОГ. Сейчас уточню. (Находит нужную запись в мобильнике)… «Цветущий мужчина, тридцать семь лет – и вдруг – раз!» Вам тридцать семь?

МУЖ. Да, тридцать семь…Спина холодная. И руки, ноги тоже... Но я «не вдруг и раз». Я живой и сижу перед вами! Неужели это она? Я не верю. Конечно, у нас с ней сейчас…не очень… но не до такой же степени…

ПСИХОЛОГ. Ваша жена улетает на днях в Турцию?

МУЖ. Да. И все равно не верю… А что вы ей посоветовали – крематорий, кладбище?

ПСИХОЛОГ. И то, и это.

МУЖ. А она?

ПСИХОЛОГ. Ей не нравится ни один из вариантов.

МУЖ. Почему?

ПСИХОЛОГ. Она считает - вы слишком чувствительны и для огня, и для земли. Тонкая натура. С ума сойдете от ужаса, если вас отправить в печь или к червям.

МУЖ. Кошмар. Бред… Спрашивала про удочку и червей… Она что-то задумала – отравить меня, ударить молотком или током...

ПСИХОЛОГ. Вот что значит творческий человек. Фантазия сразу заработала. Не волнуйтесь. Вы же пришли к психологу. Мы найдем выход.

МУЖ. Еще меня можно утопить. Буду лежать на дне реки, озера, пруда, моря, океана – с камнем на шее. Это ее устроит - ни кладбище, ни крематорий не понадобятся.

ПСИХОЛОГ. Этот вариант она упустила. Я не стал ей подсказывать.

МУЖ. Он еще может прийти ей в голову. Можно я выпью воды?

ПСИХОЛОГ. Пожалуйста.

МУЖ (наливает из графина воду в стакан, но не пьет). Теперь стакан воды – проблема. Сразу картинка - лежит на дне реки утопленник, обглоданный рыбами. И это я… (Ставит стакан с водой рядом с графином). Подождите – но меня можно и взорвать. На кусочки, в клочья! И вновь кладбища и крематория можно избежать.

ПСИХОЛОГ. Успокойтесь - всегда что-то остается. Рука, нога, голова. Даже если найдут всего лишь одно ухо – похороны состоятся.

МУЖ. Из-за одного уха?

ПСИХОЛОГ. Ну, да. Не выбросишь же его на помойку.

МУЖ. В самом деле… А она знает об этом?

ПСИХОЛОГ. Я проинформирую – если что.

МУЖ. Спасибо, доктор. А жена еще придет к вам на прием?

ПСИХОЛОГ. Конечно – через три недели. После отдыха в Турции.

МУЖ. Запишите и меня на тот же день, после нее, через несколько часов. Я должен быть в курсе.

ПСИХОЛОГ. Хорошо. Это без проблем… Вы с дочкой, конечно, в Турцию не летите?

МУЖ. Нет, мы с Дашенькой остаемся дома. Жена сказала - горящая путевка только одна. К тому же, я терпеть не могу жариться на пляже.

ПСИХОЛОГ. Знаю.

МУЖ. Что же мне теперь делать?

ПСИХОЛОГ. Наблюдать. За Марсом, Сатурном наблюдаете – наблюдайте и за женой. Регистрируйте и сопоставляйте. И со статистикой вновь ко мне. (Подает визитку). Здесь адрес моего сайта. Ищите технику остановки мысли. Это поможет вам успокоиться.

                             Пауза.

МУЖ. Доктор, значит, у нее кто-то есть – раз она меня хоронит. Я ей мешаю.

ПСИХОЛОГ. Никого. Абсолютно никого у нее нет. Я проверил это по ее зрачкам… Просто… она же левша… И, заметьте – левша от рождения. От этого у нее все не так, как у нас с вами. Все наоборот. Мы спокойны – она взвинчена. Мы смеемся – она подозревает. Мы грустим – она хохочет. Нафантазирует - и в это верит.  Интуиция, вспыльчивость, мнительность – все умножайте на сто. Ручаюсь – и в Турцию она летит одна.

МУЖ. Да?

ПСИХОЛОГ. Да.

МУЖ. Я вам не верю. Дыма без огня не бывает.

ПСИХОЛОГ… Не верите? Ну, что ж - тогда у меня к вам еще несколько вопросов. Жена, как вы говорите, ужасно упрямая. С вашим мнением не считается. Да еще – гипотеза - завела любовника. Появилась угроза развода. Угроза жить отдельно от дочки. А дочка для вас – это все. Как вам удается контролировать свой взгляд? Ведь, по словам вашей жены, вы смотрите на нее только ласково и весело. Расслабьтесь. Говорите откровенно. Никто ничего не узнает. Я никому ни слова. Ничто не выйдет из этого кабинета. Я вас слушаю.

                            Муж не отвечает. Пауза. Психолог встает, подходит к мужу, садится рядом.

По закону я должен поставить в известность полицию – если замышляется убийство. Вы что-то скрываете? Вы сами хотите ее убить?

                  Муж не отвечает.

(Начинает вводить мужа в транс). Я знаю – вы начали получать новые представления об огромном количестве важных для вас явлений и процессов. Приобретая новые понятия, вы уже начали изменяться. И я знаю – вы хотите изменений к лучшему. И вы начали изменяться тонким, ажурным способом. И это означает – лечение началось.

                 Поза мужа неподвижна. Мышцы расслаблены. Взгляд направлен в одну точку.

(Ведет в трансе). Вы отдаете себе отчет, что находитесь в трансе, не так ли? Теперь я хочу, чтобы, находясь в трансе, вы ощутили уют и спокойствие, блаженство и расслабленность. Я хочу, чтобы вы ушли в транс очень глубоко, так глубоко, что у вас возникнет ощущение, что вы являетесь чистым сознанием, лишенным тела, что вы можете парить в пространстве, и что тело вас больше не держит, вы можете свободно перемещаться во времени… И – внимание – мой голос говорит вам - мысленно вы больше не убиваете свою жену – маму вашей дочки. И мой голос пойдет за вами, где бы вы ни были. … А сейчас вы прекрасно себя чувствуете. И ваш головной, спинной мозг энергично, правильно управляет жизнью всего тела. И все нервные клетки головного, спинного мозга постоянно, непрерывно увеличивают свои энергетические запасы... И я знаю - вы моете руки после туалета. Вы такой чистюля – вы обязательно тщательно моете руки после туалета. И, скажи вам, что такой-то и такой-то не моют руки после посещения уборной – вы не будете здороваться с ними за руку. Я прав? Вы согласны?

МУЖ... Да...

ПСИХОЛОГ. Теперь вы встаете – медленно, не спеша. Медленно, не спеша. Встаете. (Подходит к столу, берет стакан с водой, пьет).

                            Муж медленно встает.

МУЖ (словно после сна, хотя и не спал, а находился в трансе, в который погружают во время Эриксоновского гипноза)… Что это было, доктор?..

ПСИХОЛОГ. Это превентивная мера – чтобы не наломали дров и не оказались за решеткой.

МУЖ… Что мне сейчас делать?..

ПСИХОЛОГ. Идите на работу. Жду вас через три недели с отчетом. Мой секретарь вам позвонит.

МУЖ… До-свидания…

ПСИХОЛОГ. Всего вам доброго.

                   Дверь за мужем закрывается.

(Смотрит на часы. Нажимает кнопку на столе, секретарю).

Наташа, десять минут никого не принимаю. Я занят. (Садится, закрывает глаза, настраивается).

Остановка мысли. Остановка мысли. Остановка мысли. Просто наблюдаю и не впускаю. Откуда приходит моя следующая мысль? Не впускаю и наблюдаю. В голове пусто…

           Медитирует секунд десять.

Черт! Ничего не получается!!!... Опять эти долбаные картинки! Постоянно картинки! Каждую секунду картинки – она и он!!!... Придется опять водку – вечером.

СЦЕНА 3. ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Доктор, мое предприятие разоряет конкурент. Доходы падают. Мы стали меньше продавать гробов, памятников, венков, цветов, оградок. Меньше стали копать могил. Я, директор кладбища, не могу остановить это снижение. Скажите, ну что приятного, что вас после смерти сожгут? Где здесь пряник? В чем завлекаловка?

ПСИХОЛОГ. Смерть вообще неприятна.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Это так, сто пудов. Но когда тебя похоронят в земле – как твоих предков – разве не спокойнее?

ПСИХОЛОГ. Да, в этом есть убеждающий фактор.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Но он не действует на всех, доктор – крематорий все отсасывает и отсасывает. А тут еще устроил мне закавыку – покусился на моих постоянных клиентов – на бедноту. Ввел дешевую кремацию. И что мне делать? Чем кормиться? Подыхать с голоду?  

ПСИХОЛОГ. Что же вы хотите от меня?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Вы знаете человеческую душу. Все ее кнопочки. Подскажите – на какую кнопочку нажать – раз! – и все обращаются только ко мне. Как когда-то, когда кладбище было монополистом на рынке. Когда кладбище и смерть – это был союз нерушимый. Черт бы побрал эту новую моду! И вся эта гадость идет с запада, доктор! Это все чужое, не наше! Настоящий патриот должен выбирать могилу!

ПСИХОЛОГ. Вы давили на эту патриотическую кнопку?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Давил. Беднота еще туда-сюда. А вот тугой кошелек плюет на нашу землю. Не хочет в нее ложиться. Хоть ты тресни!

ПСИХОЛОГ. Необычная просьба. С подобным в своей практике я еще не встречался. Подобрать такую кнопочку…

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Раз! – и любовь к родной земле. Огромная любовь. Настоящая. Верная. До самого конца. До самого донышка.

ПСИХОЛОГ. Переворот в сознании.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Вот-вот. Тяга к березкам, соснам. Лежать под ними, а они шумят, знаете ли, качаются, убаюкивают. Птички чик-чирик, чик-чирик. Хорошо! Помню - в детстве любил ходить за нашу деревню на могилки – собирал землянику, лежал на поляне, где паслись коровы, смотрел на облака. Сейчас понимаю, доктор – тогда на могилках у меня росла душа. Это очень полезно для каждого – бывать на кладбище. На многое смотришь по-другому. Я понимаю - это нужно воспитывать с детства, но разве в школу такое протолкнешь. Да и дело не ждет, требует срочного вмешательства. Крематорий-то дышит в затылок.

ПСИХОЛОГ. Мне нужно время. Я должен проанализировать, взвесить. 

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. У нас мало времени. Земля пропадает, пустует, зарастает бурьяном.

ПСИХОЛОГ. Задачка сложнейшая. Найти выход инструментами одной психологии в споре земли и огня, в пользу земли. Без материальных стимулов для клиентов, так я понимаю?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Да, доктор. Снижать цены уже некуда. К тому же, тугому кошельку цены по барабану.

ПСИХОЛОГ. И все-таки мне нужно поразмыслить, покопаться.… Что если через неделю?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Можете искать дольше. Даю вам три недели. Я отправляюсь в отпуск. Мне нужно расслабиться. А то я весь извелся. Ночью не сплю, а кемарю. Даже перестал давать храпака. Хозяйка-то моя рада, а я нет - это же ненормально. Позагораю где-нибудь в дальних краях у теплого моря, а вы поищите мне эту кнопочку. И обязательно найдите. Без этой кнопочки земле хана. Гонораром не обидим. Кладбище еще не банкрот. Запомните главное, доктор – все должны стремиться в могилу, а не куда-нибудь еще.

                                   Пауза.

ПСИХОЛОГ. А вы были в логове врага?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Не был. И даже флягой самогона меня туда не заманишь.

ПСИХОЛОГ. А у меня видение – вы пришли в гости.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Чур, чур меня! Я скорее облобызаю  бешеного быка! Нет, не ходок я туда!

ПСИХОЛОГ. Мирно беседуете под коньячок.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Полная хрень! Да окажись я там – разнесу все в пух и прах! Камня на камне не оставлю!..

                                            Пауза.

… Вот как заведусь, раскочегарюсь – так сразу о хозяйке своей мыслищи. Чтоб ей неладно… Заноза, такая заноза. Помешалась на шубах. У нас вся изба увешана шубами. В шкафы уже не влезают. В трех спальнях шубы, в гостиной шубы, в зимнем саду шубы, в бильярдной шубы, на всех трех этажах в проходах – шубы. Скоро сауну шубами завалит. Выйдет из дома – возвращается с новой шубой. Мое кладбище только на нее и пашет. Нельзя ей мозги вправить? Подсобите, доктор.

ПСИХОЛОГ. Нет проблем. Приводите ее ко мне. Я поработаю с ней, и она полюбит только один овчинный тулуп. Не будет из него вылезать. Все остальные шубы продаст.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Подходит. А как ее к вам заманить? Каким калачом?

ПСИХОЛОГ. Скажите ей – я знаю способ, как быть стройной без диеты и таблеток. Она сможет есть все, что захочет.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. О - прибежит уже завтра - сто пудов... Доктор, ежели укоротите ее аппетит – кладбище ваш лучший друг до самой гробовой доски… Ну, до-свиданьица. Пошел я. Кнопочка, доктор, кнопочка…

ПСИХОЛОГ. Подождите. Есть один метод. Это, конечно, не та кнопочка, что вы хотите, но все же… ощутимая помощь в вашем деле возможна. Могилатерапия. Слышали?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Нет. Но уже интересно. Моя тема. И как это, чего?

ПСИХОЛОГ. Стресс-терапия, тренинг «Погребение в природных условиях». Пациента закапывают в могиле, какое-то время он лежит под землей, затем откапывают – и он чувствует себя психологически обновленным. Можно лечить наркоманов и алкоголиков.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Здорово. Подходит. Напишите – как это точно называется.

ПСИХОЛОГ (пишет на листочке, затем его подает). Вот – пусть ваш секретарь найдет в Интернете танатотерапию. И там есть раздел – лечение могилой. Ознакомьтесь, затем я приглашу вас и ваших сотрудников на обучающий семинар.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Отлично! Спасибо! По всем фронтам подсобил. А я думал – потопаю ни с чем. Ладно - у теплого моря, на горячем песочке обмозгую, как это все закрутить. Здорово! Могила – лечит! Доктор – ты, башковитый мужик! Хорошо, что я к тебе пришел! И еще приду. Я от тебя теперь не отстану. Коли разгрузишь избушку мою от шуб и кнопочку найдешь – твой должник до последней судороги. Ну, бывай. Слушай, а мне нравится. Могила – лечит! Это моё, моё! Ну, утру я нос больницам и поликлиникам!

ПСИХОЛОГ. Всего вам доброго. (Когда дверь за директором кладбища закрывается, смотрит на свои руки). Вот – дрожат. Может и самому в могилку-то – на лечение?

СЦЕНА 4. ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Уважаемый доктор, для нас, простых смертных, человеческая душа представляется лабиринтом - сложнейшим, запутанным, темным. Вы же ориентируетесь в ней, опираясь на свет знаний, обширнейших знаний – психологической науки. Но не о своих проблемах пришел я говорить. Меня интересуют загадки, так сказать, общечеловеческого свойства. Почему люди выбирают один вектор - консервативный, идущий из глубины веков, а другой, современный, цивилизованный - игнорируют? Уважаемый доктор, я пришел к вам в надежде получить разгадку и, в то же время, ориентир. Это помогло бы мне переломить все косное, отжившее. Суть проблемы вот в чем. Мой бизнес не расширяется. Уже пять лет, как я открыл крематорий, а печь все одна и одна. Я мог бы поставить вторую, третью, мог бы увеличить объемы. Но я застыл возле возможностей одной печи. Нет роста. И даже одна печь и то не загружена полностью. За сутки у нас одиннадцать сжиганий, а могли бы семнадцать. Куда это годится?... Уважаемый доктор, буду откровенен с вами -  так как понимаю – от вас ничего не скроешь. Вы видите всех насквозь. Вы сразу, я думаю, заметите в любой проблеме личную подоплеку. Да, мотивы эгоистические, конечно, имеются - потребности моей семьи увеличиваются. Подрастают внуки. Хочется отправить их на учебу в престижные места – в Англию или США. Нужно прикупить для них там недвижимость. Да и здесь – дома – траты растут. Дети, их жены, их родственники, моя жена, ее родственники, мои родственники, квартиры, коттеджи, машины, лечение, отдых, шопинг. А печь все одна и одна. Но и мотивы производственные тоже нельзя сбрасывать со счетов. Предприятие должно развиваться. Закон экономики. А я застыл на одном уровне. Подскажите, доктор – какой мне нужно найти аргумент, чтобы народ перестал стремиться на кладбище, чтобы все – поголовно – захотели ко мне в огонь? Скажите, пожалуйста, ну что хорошего, что твое тело после смерти будут пожирать черви в земле?

ПСИХОЛОГ. Приятного мало.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Вот видите. А у меня этой гадости не предвидится. Огонь – чистейшая субстанция. Экологичная. И все быстро. Не нужно сто лет гнить. И все у меня организовано красиво, цивильно, по-европейски.

ПСИХОЛОГ. Может быть, все дело в цене?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Я на три месяца объявил о половинной скидке для инвалидов, на одну треть снизил цену для пенсионеров. Провел акцию «Сожги двух по цене одного». Рост появился, но незначительный.

ПСИХОЛОГ. Пусть тарифы на ваши услуги будут ниже, чем на кладбище.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. А не все у меня дороже. Что-то дешевле. У кладбища тоже есть цены только для крутых. Но, все равно, при всем при этом, пошел еще дальше, целый месяц у меня было все гораздо доступнее, чем  у конкурента - проводил рекламную кампанию: «Гореть дешевле, чем гнить». И вновь рост был, но пустяковый. Нет, все дело, уважаемый доктор, не в цене, а в мозгах. Вот смотрите. Заказал соцопрос у ворот кладбища – почему выбираете могилу, а не печь крематория? И что оказалось? Почти все боятся огня. Им, видите ли, страшно. Как это их тела будут гореть? Можно подумать, они что-то почувствуют. Мрак.

ПСИХОЛОГ. Понимаю вас.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Спасибо вам большое, огромнейшее - за понимание. Вы человек обширнейших знаний в области человеческой души. Потому я к вам и обратился. Наверняка есть что-то мною упущенное, что-то, что могло бы мне помочь в моей работе, в моем огненном служении, так сказать - на поприще приобщения человечества к благам цивилизации. Обязуюсь, доктор, обслужить вас и вашу семью по высшему разряду и совершенно бесплатно. И, конечно, гонораром вас не обидим. Он составит очень достойную сумму.

ПСИХОЛОГ. Покорнейше вас благодарю. Могу кое-что предложить. Но это не из области научных знаний.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Я весь внимание, доктор. Можно сказать, горю от нетерпения.

ПСИХОЛОГ. Как вы относитесь к эзотерическим учениям?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. К мистике отношусь хорошо. Ведь что, по сути, я делаю? Отправляю путешествовать в мир загробный – мифически-мистический, трансцендентный, не познаваемый. Я, в некотором роде, турагентство. Вы были у меня? Видели, как гроб загружается в печь?

ПСИХОЛОГ. Нет, не доводилось.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Вы должны это увидеть. Вы не пожалеете. Это словно запуск в космос – к неизведанным мирам. Это что-то… Приходите на экскурсию. Я сам ее для вас проведу. Прошу вас – не отказывайтесь. Придете?

ПСИХОЛОГ. Не знаю почему – но… потянуло.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Очень рад. Буду вас ждать. Продолжайте, пожалуйста.

ПСИХОЛОГ. Слышали про Агни-Йогу?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Читал что-то. Но давно. Не помню уже. И чем она мне может помочь?

ПСИХОЛОГ. Буду краток. По Агни-Йоге, или другими словами, Огненной Йоге, у нас не одно тело, а три. Кроме видимого, плотного есть еще два – невидимых. Тело Мира тонкого и тело Мира огненного. Умирая, мы сбрасываем плотную оболочку, остаемся в теле Мира тонкого, какое-то время пребываем в этом Тонком мире - ну, и затем вновь воплощаемся на земле - в новом человеческом облике. Смысл эволюции – сознательное овладение телом Мира огненного. С таким телом можно жить в любом месте Космоса вечно.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Любопытно, любопытно. А что происходит в печи с телом моего клиента? Вот вопрос из вопросов.

ПСИХОЛОГ. Плотное тело сгорает, а два других, невидимых – тело Мира тонкого и тело Мира огненного – в целости и сохранности. Придет срок – и клиент ваш заново родится. ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. А кто поверит в эти тонкие тела, уважаемый доктор? Скажут – сказка, выдумка. Я и сам не верю.

ПСИХОЛОГ. Любой может узнать – это не сказка. Лягте на спину, начните останавливать мысль – и Тонкий мир тут как тут.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Да?

ПСИХОЛОГ. Да. Неведомая сила начнет вас вытягивать в длину – словно вы умираете. А в тело войдет необычная согревающая энергия. Понятно, что с остановкой дыхания – то есть, со смертью - это все только усилится. (Подает визитку). Держите. Здесь адрес моего сайта. Ищите технику остановки мысли.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Надо попробовать. До-свидания, доктор. Отправляюсь в отпуск. Куда-нибудь к морю. На горячем песочке под плеск волны перечитаю вашу Агни-Йогу. Горим, не сгорая? В этом что-то есть. Ко всем, конечно, с таким не постучишься, но к кому-то можно…

                                   Пауза.

ПСИХОЛОГ. Вижу – у вас что-то еще. И мне кажется – по женской части.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Вы видите всех насквозь… Не подумайте, что я такой алчный… Жена … Ее ненасытный характер. Все ей мало. «На улицах толпы людей, а печь все одна и одна. Ты не умеешь вести дела». Что же мне насильно, прямо с улиц – загонять людей в печь?... У нее золотая лихорадка. Я не понимаю – чем торгуют ювелирные магазины города? Мне кажется, моя жена скупила все золото… И плюс ее подруги. Они тоже помешаны на золоте. Втягивают ее в эту гонку. Вы не представляете, уважаемый доктор, как это для меня разорительно!

ПСИХОЛОГ. Приведите ко мне – и жену, и подруг – я проведу с ними работу. Они охладеют к золоту и полюбят нержавеющую сталь.  

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Да? Это бы меня спасло. Но как их к вам заманить?

ПСИХОЛОГ. Скажите – я знаю способ, как похудеть без диеты и таблеток.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. О, мгновенно прибегут. Спасибо вам, доктор, за понимание. У меня прямо камень с души. Теперь у моря на самом деле отдохну. (Уходит).

ПСИХОЛОГ. Желаю хорошо расслабиться. (Когда дверь за директором крематория закрывается, садится, закрывает глаза). А теперь расслаблюсь и я….Квантовое смещение. Все внимание на левой точке. (Ставит указательный палец левой руки на левое колено, и секунд 10 направляет внимание на эту точку)…. Затем внимание на правой точке. (Ставит указательный палец правой руки на правое колено, и все внимание направляет на эту точку, сидит секунд 10 концентрируется)… Затем внимание на обеих точках. (Секунд 10 концентрирует внимание на обеих этих точках)… Затем триангуляция – в круге внимания обе эти точки и чувство эйфории. (Концентрирует внимание на обеих точках и появившемся чувстве эйфории)…

                   Заметно, как тело Психолога расслабляется.

            

СЦЕНА 5. ЖЕНА, ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ, ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА

                   Турция, море, пляж. Жена загорает в шезлонге. Рядом пустой шезлонг. Появляется директор крематория. Он ищет место, где можно расположиться. Еще в одежде, не в плавках. Замечает красивую женщину. Останавливается неподалеку.  Колеблется - подойти, не подойти. И все-таки подходит.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Прекрасная погода, не правда ли?

ЖЕНА. Допустим.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. В Турции всегда хорошая погода в это время года. Так мне сказали в турагентстве.

ЖЕНА. Так вам скажут в турагентствах всего Земного шара.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Так считает и эта толпа. Смотрите – негде лечь.

ЖЕНА. Что вы хотите. Разгар сезона. Сейчас Турция продается, как горячие пирожки. Как Тайланд зимой.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Слышу речь профи. Вы, наверно, из турагентства?

ЖЕНА. Может быть.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. С удовольствием стану вашим клиентом. А где находится ваше агентство? В каком городе?

               Появляется директор кладбища. Он уже в плавках, готов для загара и купания. Решительно подходит к красивой женщине.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Вам нужно агентство? Дуйте прямо, затем налево, и как можно дальше.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Извините, это ваш друг?

ЖЕНА. Я не знаю этого господина.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Тогда прошу прощения - я первый подошел к этой очаровательной женщине.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Мужик, топай отсюда. (Садится в пустой шезлонг).

ЖЕНА. Между прочим, я вас не приглашала.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Обычное дело – сначала в штыки, а потом расстаться не хотите.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Встаньте. Вы ведете себя не по-джентльменски.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Свободен. Гуляй.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ (жене). Я должен защитить вас от этого назойливого, грубого господина. Вы не против?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Ха, ха, ха. Попробуй. Видал? (Показывает огромные кулаки). Теленка с ног сбиваю.

ЖЕНА. Хорошо. Оставайтесь оба. А то на нас уже все смотрят. Но тогда посоветуйте – что выбрать – кладбище или крематорий?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Ёшь твою дать! Я, между прочим, на отдыхе!

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ (садится на песок у ног жены). Примите мои соболезнования. Я вам сочувствую. У вас кто-то умер?

ЖЕНА. И да, и нет.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Понятно. Близкий вам человек скоро может покинуть этот мир. Так?

ЖЕНА. Да. Это не исключено.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Выбирайте крематорий. Он вам к лицу. Любой женщине крематорий к лицу. К каждой женщине новый, современный обряд погребения подберет свой ключик и предложит соответствующее обрамление. Ни одна женщина не останется недовольной. Ну, а вам - красивой женщине – конечно же, только красивое. (Встает). Представьте – вы идете по живописной аллее крематория в траурной церемонии. Справа и слева кусты роз, спиреи, новозеландской астры. Кое-где темными пятнами взметнулась ввысь – вечнозеленая туя. Породистые кони от ведущих производителей везут катафалк. Он украшен гирляндами из хризантем, лилий и гвоздик, которые искорками отражаются в ваших изумительных зеленых глазах. В небо выпускаются белые голуби. Это символ того, что душа близкого вам человека устремляется ввысь. И ваша печаль воспаряет вслед за ними. Их хрупкие тела уносят вашу скорбь по усопшему за облака, в синеву, к солнцу. И, кстати, ваш наряд на церемонии не обязательно черный, мрачный. Модельеры крематория подберут вам светлое, стильное, подходящее к ситуации. Достаточно какой-нибудь одной черной детали - черная блуза или черная шляпа, черные перчатки, туфли, брошь, платок. Каждая женщина тонко чувствует эстетику сегодняшнего дня. И крематорий это учитывает: исходя из внешности, вкуса, интеллектуального уровня...

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. И бабок в ее кошельке. Распелся, соловушка. Ты что там служишь что ли?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Это не имеет значения. Важно только одно - крематорий – это новые технологии. Это 21-й век. Всегда выбирайте крематорий. Он – свет. А кладбище – темнота, мрак.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Нет, ну ты меня достал. Терпел, терпел, но уже оползни по моей яме пошли. Красивая, слушай сюда. Этот хлыщ белым стелет, да только ляжешь – вся измажешься. А теперь глянь на все это с другой колокольни. С той колокольни, что еще пра-пра-прадеды наши топорами рубили. Так вот – коли хочешь, чтобы семья была крепка, чтобы все коленца ее почитали друг друга, помнили, уважали – выбирай могилки. Могилки – это опора каждой семьи, ее корни. Только здесь все родственники встречаются. Где еще их соберешь? Это бетон, скала. На кладбище испокон веков держался род человеческий. И мужняя любовь к жене здесь же зарыта. Коли муж знает, что и после смерти будет полеживать рядом со своей лебедушкой – то и работа у него спорится, и мрачные думы тучами не кружат. Вместе на земле - вместе под землей! Разве не любо? Всякая женщина должна строить семью вокруг кладбища. А вся эта модная новизна, технологии якобы – дрянь, погань. От них разводы, матери одиночки. Сама посуди – что такое крематорий? Это ж завод, фабрика, конвейер, производство. Все бездушное. А кладбище – никакого производства. Ты и земелька. Земелька и ты. Пожил, устал, прилег. Уютно. По-домашнему... А этот нахваливает бездушную лавочку – наверно, хозяин этой лавочки. (Директору крематория). Угадал?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ (жене). Разрешите представиться. Я не хозяин лавочки, как изволил выразиться этот господин, а директор металлургического комбината. По работе, действительно, связан с огнем. (Директору кладбища). А вы-то уж всенепременно директор кладбища. Такую оду про этот пережиток прошлого, про этот рассадник грязи, скопище ядов может сложить только человек, который руководит этой триадой – ямы, лома и лопаты.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Ошибаешься, дружок. (Жене). Я представляю не кладбище, я директор Центра инвентаризации и землеустройства. По роду своих занятий о земельке знаю все. (Директору крематория). Что – съел?

ЖЕНА (замечает кого-то вдали, встает с шезлонга, призывно машет). Дорогой, я здесь! Сюда, сюда! (Директору крематория и директору кладбища). Это мой муж. У него отвратительная привычка. Он всегда долго спит по утрам. Из-за этого мне приходится долго загорать одной. И ко мне пристают такие типы, как вы. (Вновь машет). Дорогой, я здесь!

                   ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

СЦЕНА 6. ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА заходит в кабинет ДИРЕКТОРА КРЕМАТОРИЯ

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Ба – не ожидал. Вот тебе и раз. Стоп, да стоп – и стопочка. Шел к директору крематория, а попал к директору металлургического комбината. Здорово, чудила. Узнаешь? Это же нас с тобой та смачная баба на пляже в Турции бортанула.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Тише, пожалуйста – прошу вас. Здравствуйте. Да, я вас тоже узнал. Вы директор Центра инвентаризации и землеустройства.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Так ты директор этой лавочки или нет?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Да, хозяин и директор.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Я гляжу – мы с тобой два сапога пара. Ты мне начинаешь нравиться.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ (понижая голос). Прошу вас – про ту историю  – больше ни слова. У меня семейный бизнес. Рядом полно родных ушей. Донесут, кому не следует.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Могила. Можешь положиться. Хрен с ней – с той бабенкой.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ (еще понижая голос). Прошу вас - тише.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Все, все. Закопал – и забыл. Спасибо тебе – ты согласился принять меня лично, не перебросил к своему работяге.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Я всегда иду навстречу клиенту. Если он хочет встретиться со мной – ради Бога, всегда пожалуйста. Для нас желание клиента, его душевный комфорт – приоритетны. Слушаю вас.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Я привык сразу быка за рога и потому не буду мямлить. Мой дядя скоро, видимо, того. Пора уже думать, где и как. Вот – интересуюсь - в ближайшее время, что вы планируете новенького? Чем собираетесь привлечь, заманить нас - смертных?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. А почему вы интересуетесь именно новшествами? Наш спектр услуг и в настоящее время необычайно широк и предоставляет огромнейшие возможности. Как говорится, что душе вашей угодно. Желаете скромное погребение – извольте. Есть варианты дешевле, чем на кладбище. Хотите - проводы с размахом здесь, у нас на территории – нет проблем. Можно еще круче – отправим в космос, на околоземную орбиту - у нас есть соглашение с американской компанией... Может быть, вас что-то не устраивает – какая-то церемония, или цена?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. О цене потом.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Хорошо. Так как вы еще и юридическое лицо, то для юрлиц у нас есть такое предложение - можем заключить корпоративный договор и прописать в нем оплату кремации в соцпакет — и ваш сотрудник не будет переживать - хватит ли денег на его похороны.  Но все это есть на нашем сайте. Вы посмотрели наш сайт?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Да, мои молодцы мне сбрасывали.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Так что все-таки вас к нам привело? Хотите заказать кремацию и желаете удивить своих знакомых и родственников нашим новшеством?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. В точку.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Должен вас огорчить. Новшества, которые мы разрабатываем и планируем ввести – наша коммерческая тайна. Выбирайте, пожалуйста, из того, что есть на сегодняшний день.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Понятно. Ты мужик упертый, конкретный, как и я. Тоже хватаешь сразу за рога. Уважаю. Тогда зайду с другого бока. Снижать-то тарифчики на все услуги, надеюсь, не собираешься? Учти – я в этом не заинтересован. А вообще у меня к тебе просьба – увеличь свои цены раза в два, еще лучше – в три. И тогда у меня маслица на хлебушке прибавится.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Я не понимаю – к чему вы клоните. (Встает).

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Расслабься. Не обижу. Разговор у меня к тебе есть. Давай, садись. (Достает из портфеля бутылку коньяка). Вот – вишь, я по-хорошему пришел. Садись, садись. Не бандюган я, не сумасшедший. Я начальник кладбища. Бугор могильный. Конкурент твой смертельный. Слушай сюда. Никакой я не директор Центра инвентаризации и землеустройства. Как и ты – приукрасил. Зря мы с тобой копытами в Турции били. Бабеночка-то ускользнула. Якобы с мужем она. Знаем мы, как с таким мужем настоящему мужу могилу роют.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Я вас умоляю - тише.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Понял. Уношу лопаты.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ (садится). Что вы все-таки хотите?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Чего хочу – про жизнь потолковать хочу. Про то, как смерть делить будем. Ты и я. Давай стаканы-то или рюмки. Где они у тебя? Лучше стаканы.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Я не пью. У меня гастрит.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. А вот это зря. Дело наше с тобой тяжелое. Можно сказать, смертельный номер. Без выпивона никак нельзя. (Вытаскивает пробку из бутылки). Гони стекло-то, прояви понимание. Ты ж мужик сметливый. Вон какой крематорий отгрохал, и все на свои деньги. Ни у кого не просил. Я бы в честь тебя целый футбольный стадион заставил аплодировать. Бери больше – целый город. Ты герой. Серьезно. Без шуток. Будь моя воля, я бы тебя каждый день орденом награждал.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Вам действительно нравится мое предприятие?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Предприятие – нет. Я его на дух не переношу. Ты - нравишься. Без дураков. Как говорится, умереть не встать. Давай - за тебя. Уверен – я первый такой. Пришел, открыто говорю: «Герой ты. Башковитый мужик». Восхищаться тобой нужно. Я все про тебя прочитал. Это ж надо во все вникнуть. Разузнать. Как печь работает, то, сё. В загранку смотаться, и не раз. Оборудование вон из Германии привез. Обустроил территорию. Статуи. Вазы. Скамейки. Деревья, цветы необычные. Верблюд вон даже у тебя ходит. Сжигаешь чисто. Грязи после себя не оставляешь. Людишки-то не разбегутся похвалить. Молчат – как трупы. Завидуют. А я хвалю. Открыто. Без задней мысли. 

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ (достает рюмки, нарезает лимон). Да, вы правы – вникать пришлось во все. В каждую мелочь. Вот, например. В большинстве печей топливом служит кокс. Во Франции применяют светильный газ, в Америке - нефть и керосин. Я сжигаю тоже на коксе. На одного покойника требуется 50 килограммов. И времени - один час и двадцать минут. В камере должно быть не ниже 900 и не выше 1200 градусов. Если температура меньше - полного сгорания костей не будет. Если выше 1200 градусов – тоже плохо -  фосфорнокислая известь костей остекловывается. Дальше. От гроба и одежды образуется много дыма. Для того, чтобы он не проник в печное помещение…

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Тормози. Глуши моторы. Противно слушать. То ли дело у меня – вырыл, опустил, закопал. Красиво. Лаконично. Краткость – она сестра деловитости, запомни. Но - признаю - ты в этом деле доктор наук, нет – академик, точно. (Наливает коньяк в рюмки). Ну, давай – за тебя и твою печурку-дочурку. (Выпивает рюмку залпомЗакидывает дольку лимона в рот, жует. Директор крематория делает крохотный глоток, и ставит рюмку). А ты мне все больше и больше нравишься, умная башка - хоть и конкурент ты мой заклятый.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. На экскурсию пойдете? Прошу вас - не отказывайтесь.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Не стошнит?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Вы не пожалеете. Вы увидите ее во всей красе. В блеске огней. В совершенстве конструкции. Это же техническое чудо. Давайте начнем экскурсию с уличной территории. Прошу вас - посмотрите в окно.

                             Подходят к окну.

Вечером у меня здесь все по-другому. Это пространство, залитое светом заходящего солнца. Эти дорожки - по ним днем ходили похоронные процессии. Эти скамейки – только что на них сидели люди с печальными лицами. Сейчас все пустынно. И эта пустынность сообщает нашим душам нечто поэтическое, высокое, таинственное. Мы думаем о мире, в который скоро уйдем, гадаем – что там... А прямо, чуть дальше колумбарий. Бывшие живые прошли огненный обряд и спят в нем вечным сном в урнах. Словно птицы в скворечнике. И этот образ связан с чем-то родным, домашним. Согласны?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Черте что – 21.15. Храпака давать надо, а я шатаюсь – кто бы мог подумать – по крематорию. Хозяйка моя – дурная на эту сторону – скажет: по бабам лазил. Не переубедишь ее, не переломишь. Месяц будет трындеть, плешь грызть. Погодь-ка – а ты мне справку дашь, что я у тебя чин чинарем безо всяких баб лазил с тобой по твоим горелкам-печуркам? Дашь?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Дам. За подписью и печатью. На фирменном бланке. Пойдемте.

                          Идут по коридору.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Спасибо, дружище. Представляю. Возьмет хозяйка моя бланк, а там… Удостоверяю – такой-то такого-то числа, такого-то месяца, такого-то года, в такое-то время, на ночь глядя, шастал по крематорию за каким-то хреном. И подпись – директор крематория. Вот бы ты, дружище, поприсутствовал в тот момент, увидел бы ее шанежку, услышал бы ее варежку. Да, она в обморок грохнется. Директор крематория! Директор металлургического комбината – оно бы лучше было. Да, ладно – пусть горькая, но правда. А я вот директор кладбища. Одного поля черного мы с тобой черные ягоды… А, кстати, как ты вырвался в Турцию один, без своей бабы? Я моей, например, тонну лапши на уши нагрузил, сказал – в деревню еду, родную. На рыбалку. Она и отстала. Ее в деревню и шубами не заманишь. А для сотового, сказал, зарядник забыл, и отключил его – чтоб не проверила. А ты что набрехал?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ (понижает голос, почти шепотом). Примерно то же самое. Только не деревня, а крематорий в Германии, затем конференция в Америке. Сотовый – та же сказка.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Давай пять. (Жмут друг другу руки).

                   Останавливаются возле печи.

Она что ли?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Да.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Не-е, могила лучше.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Вы только послушайте – разве в этом нет поэзии? Разогрев печи начинается зажиганием дров на чугунных колосниках; воздух для горения поступает через шлаковую дверцуЧерез три четверти часа, когда вся масса кокса раскалена, шлаковая дверца закрывается, и подогретый воздух подается через отверстия - ниже колосниковых решеток - поступая из каналов в стенке генератора. В генераторе - газы из кокса - окись углерода, смешанная с водородом, азотом и незначительным количеством углекислоты - поступают через горловину генератора в камеру сжигания...

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА (перебивает). Здорово. Зажигает. Вот в первый раз ты мне отказал. Но тогда мы еще были чужими друг другу, хотя нас и связывала вместе Турция, та баба… Молчу, молчу…Но теперь-то мы с тобой уже друганы. И если у другана к тебе просьба – задрать твои цены втрое, чтобы к нему, то есть, ко мне – пошел средний класс. Неужели откажешь? Ты вот попроси у кладбища чего-нибудь. Увидишь – кладбище пойдет тебе навстречу.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. При крематориях тоже имеются кладбища - в виде парков и садов. На одном квадратном метре разрешается закапывать до 15-ти капсюлей с прахом членов одной семьи.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Старик, ты не ответил – задерешь ты свои цены в три раза или нет? Уважишь меня? В долгу не останусь. У меня мохнатая идея есть. Очень мохнатая. Могу поделиться. Новшество так новшество.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Секунду! Вы не должны это пропустить! Сейчас важный момент. Гроб будет загружаться в печь. Вы можете понаблюдать за этим из специальной комнаты через бронированное стекло. Пойдемте.

                        Директор крематория заводит директора кладбища в специальную комнату, откуда родственники покойного через бронированное стекло наблюдают, как гроб загружается в печь.

(Директор крематория продолжает рассказ). Печное помещение расположено ниже зала прощания. Гроб из зала в печное отделение опускается на платформе с гидравлическим подъемником. Конечно, если гроб опустить внезапно – это неприятно поразит родных и близких покойного. Мы не хотим травмировать психику наших клиентов, и делаем так. У нас есть катафалк. Гроб плавно опускаем вместе с платформой катафалка, и крышка катафалка закрывает люк…

 ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА (напряженно смотрит, как гроб загружается в печное отделение, затем начинает улыбаться, показывает большой палец). Старик, это по круче американских горок! Покатай меня!

СЦЕНА 7. ЖЕНА

ЖЕНА. Доктор, вы помните меня?

ПСИХОЛОГ. Конечно. Вы не могли выбрать, где похоронить вашего мужа. Кладбище или крематорий. И на чем вы остановились? Где упокоился дорогой вам человек?

ЖЕНА. Нигде, доктор. Он оказался жив.

ПСИХОЛОГ. Неужели? Врачебная ошибка? Воскресение из мертвых?

ЖЕНА. Понимаете - я решила - он умер… для меня. Но прошло две недели, я побывала в отпуске, кое-что произошло, поменялось. И поняла - он жив.

ПСИХОЛОГ. Значит, проблема отпала сама собой?

ЖЕНА. Да, отпала.

ПСИХОЛОГ. Понял. Интересный случай. Такого в моей практике еще не встречалось. Значит, муж был жив, но для вас, как бы умер?

ЖЕНА. Да, доктор.

ПСИХОЛОГ. До него можно было дотронуться, убедиться, что он живой, но для вас он не существовал?

ЖЕНА. Да. Именно так мне все и представлялось.

ПСИХОЛОГ. А раз муж умер, то само собой возник вопрос о похоронах. Кладбище или крематорий.

ЖЕНА. Конечно. И я не знала, что выбрать.

ПСИХОЛОГ. Нужно отдать вам должное – вы хорошо отзывались о муже. (Находит нужную запись в мобильнике). «Святой, тонкая чувствительная натура, никогда вам не изменял. Только ласковый и веселый взгляд».

ЖЕНА. О покойниках плохо не говорят, доктор.

ПСИХОЛОГ. Любопытно, любопытно.

ЖЕНА. И еще мой сон. У меня в юности был вещий сон. Когда я была еще школьницей, ночью мне приснилось - в магазине к нам пристала собака, шла за нами до дома и стала у нас жить. Представьте – в этот же день мы пошли в Ботанический сад, и там к нам пристал щеночек, шел за нами, растопил наше сердце и мы приютили его.

ПСИХОЛОГ. Явление сна с краткосрочным предвидением.

ЖЕНА. И про мужа мне приснился сон – что он умер.

ПСИХОЛОГ. И вы решили – и этот сон вещий?

ЖЕНА. Да, доктор.

ПСИХОЛОГ. А на самом деле - проекция вашего представления о муже в тот период - на сновидение. Я рад, что ваш сон не сбылся и проблема исчезла. Спасибо вам большое – вы нашли время, пришли ко мне и рассказали об этом. Если бы все пациенты были такими. А то станет чуть лучше – и уже носа не кажут. Сколько ценной информации для нас, психологов, пропадает. А ведь она бы могла пригодиться для помощи другим. Еще раз вам спасибо. Мне кажется – у вас что-то еще.

ЖЕНА. Да, вы угадали, доктор... Появилась другая проблема… Я как-то раньше не задумывалась… а теперь… Мне-то что выбрать? Для себя? Когда я умру. Кладбище или крематорий?

ПСИХОЛОГ. Живите спокойно. Ваши родственники сделают выбор за вас.

ЖЕНА. Кто-то, не я - будет распоряжаться моим телом? Нет, мне бы хотелось выбрать самой. Но я в затруднении. Мне противно и то, и это.

ПСИХОЛОГ. Что же вы хотите от меня?

ЖЕНА. Рекомендаций. Научное решение. Индивидуальный подход.

ПСИХОЛОГ. Решайте сами. Задайте своему сердцу вопрос и помедитируйте. И ответ будет. Медитации я вас научу. У меня есть обучающий семинар. Вам – постоянному клиенту – скидка тридцать пять процентов.

ЖЕНА. Нет, нет. Я в эту чепуху не верю. Я должна принять решение в здравом уме и твердой памяти. А что выбрали вы – для себя - кладбище, крематорий?

ПСИХОЛОГ. Ничего. Время на размышления у меня еще есть - надеюсь.

ЖЕНА. А сколько вам? Извините, конечно, за любопытство.

ПСИХОЛОГ. Сорок восемь.

ЖЕНА. Цветущий мужчина.

ПСИХОЛОГ. Вот-вот. Раз – и готово. А затем воскресение из мертвых. Как в истории с вашим мужем.

ЖЕНА. Но что-то же вы мне можете посоветовать? Вы психолог или нет? Как-то успокойте меня, познакомьте с какими-нибудь подробностями, пусть они окажутся не такими уж и страшными. Умоляю, вас, доктор, помогите. Я уже две ночи не спала – и это после отдыха у моря. Всё неотвязные мысли про этот ужас… Я даже стала меньше думать… совсем не думаю…как отрезало… об одном мужчине... Не буду об этом человеке распространяться. Скажу только - теперь он для меня умер. Муж ожил, а он умер. Даже не умер, а скоропостижно скончался. Но хоронить его я не собираюсь – ведь он для меня никто. И к тому же оказался подлецом и негодяем. Порядочная скотина и свинья! Отвратительный, несносный характер! Мерзкий тип!... Но почему, доктор?! Откуда это внезапное отвращение?! Он был милым, обаятельным, сексопильным! Меня к нему тянуло. Его ко мне. Ничто не предвещало! И вдруг – раз! И это случилось всего за две недели отпуска! За такой короткий срок – такие изменения! Совершенно кардинальные, доктор! И главное – раньше я ничего отвратительного в нем не замечала. А теперь… как-то странно…

ПСИХОЛОГ. Бывает. Держите. (Подает рекламный листок).

ЖЕНА. Что это?

ПСИХОЛОГ. Это мне прислали приглашение. Да и на улице сегодня раздавали. Сходите, разузнайте. Может быть, вам подойдет этот вариант.

ЖЕНА (читает). Горим, не сгорая. Крематорий приглашает на День открытых дверей. 

ПСИХОЛОГ. Там наверняка в изобилии будут подробности – приукрашенные, конечно. Но вам таких и хочется.

ЖЕНА. Горим, не сгорая... Как это? Зачем? Причем тут я?..

ПСИХОЛОГ. Вы же хотите узнать.

ЖЕНА. Ах, это…

ПСИХОЛОГ. Сходите, сходите. Директор крематория милейший человек. Увлечен своим делом. Горит, так сказать, не сгорая. Мне кажется, он очарует вас перспективами.

ЖЕНА. Ну, не знаю… Как-то это бр-р-р…

ПСИХОЛОГ. А мне это кажется интересным. Собираюсь пойти. Вдруг что-нибудь пригодится в работе. Могу взять вас с собой… Будет лестно прийти в крематорий, в этот чертог смерти - с полной жизни очаровательной женщиной. Да к тому же, с женщиной, которая предпочитает семейные ценности – мужа, ребенка, а не что-то ненадежное на стороне.

ЖЕНА. Но объясните, доктор! Любовь! Страсть! И вдруг неприязнь – как снежный ком с горы! Все больше, больше! И удар, страшный удар! И главное – на курорте! На курорте же такого не бывает. Я понимаю – дом, быт – это да. Но на отдыхе? На отдыхе же самая прочная любовь. Скажите, доктор – что, почему? Может быть, что-то во мне не так?

ПСИХОЛОГ. Вы любите своего мужа. Но об этом не знаете. Я первый открыто вам об этом говорю. И любовь к мужу все и разрушила. И всегда будет разрушать. Так что можете больше ничего и не начинать. Знайте – ваша стезя – семья, муж, ребенок.

ЖЕНА. Я спешу, доктор. У меня клиенты - в агентстве. Но этот разговор хочу продолжить. Мы разберем с вами эти две недели подробно – час за часом, минута за минутой. Хочу понять, с чего возникли раздражение, неприязнь, отвращение. Это не ваши штучки-дрючки психолога? Помнится, я ушла от вас никакая. Если это ваши проделки – я подам на вас в суд! Вы манипулируете людьми!

ПСИХОЛОГ. Что вы, что вы. Откуда ж мне было знать, что у вас роман на стороне? Помилуйте. Речь ведь шла только о похоронах мужа. Чист, сударыня. Я абсолютно чист перед вами.

ЖЕНА. Я вам не верю…И это странно – ведь вы мне симпатичны… Так вы поможете?

ПСИХОЛОГ. С удовольствием. Приходите дней через десять. Мой секретарь вам позвонит. Разберем все до последней косточки. И вы сами убедитесь – я ни при чем. Повторяю – вы любите своего мужа. В этом все дело… До встречи в крематории. Не забудьте - День открытых дверей. Горим, не сгорая.

ЖЕНА. Нет, нет. Это без меня. (Уходит).

ПСИХОЛОГ. Ну, как знаете. Всего вам доброго.

            Дверь за женой закрывается.

Дикая, необъезженная лошадка! Будешь стоять в семейном стойле, как миленькая! Уж я постараюсь!

СЦЕНА 8. МУЖ

МУЖ. Доктор, моя жена кардинально переменилась. Мягче стала, добрее. И у нас вернулась интимная сторона. Это меня настораживает. Я уже настроился на худшее. Весь ощетинился, приготовился к обороне, и вдруг - переворот на 180 градусов. Наверно, усыпляет мое внимание. Я еще сильнее напрягся, каждую минуту жду от нее удара. По ночам не сплю. Она была сегодня у вас на приеме? О чем вы говорили? Она все еще хочет меня похоронить?

ПСИХОЛОГ. Успокойтесь. Эту идею она отнесла на свалку. Вы ожили – для нее. Уже не покойник. Теперь она не вдова.

МУЖ. Актриса, очень хорошая актриса. Может сыграть и вдову, и не вдову.

ПСИХОЛОГ. Теперь ее интересуют собственные похороны. Кладбище или крематорий – вот в чем вопрос? Она размышляла над этим касательно вашего погребения, и ее осенило – а ведь сама-то еще не сделала выбор – для себя. И это очень сильно ее озаботило. Она, словно ребенок, который впервые задумался о смерти. Можно сказать, за эти две недели девочка стала взрослой.

МУЖ. Я что – могу расслабиться и жить как ни в чем не бывало? Разлука с дочкой мне не грозит?

ПСИХОЛОГ. Да. Уж я постараюсь. Однако сохраняйте концентрацию, наблюдайте. Ваша жена не господин своего «я». У нее несколько «я». Сегодня одно, завтра может быть второе, послезавтра третье. Сейчас установилась доминанта не опасного для вас «я». Приходите ко мне каждый месяц. Будем держать ситуацию на контроле.

МУЖ. Слабое утешение.

ПСИХОЛОГ. Не унывайте. Я не отпущу вас в мир женщин без оружия. Приглашаю на сеанс гипноза – «Будущее в моем «я». Вы заглянете вперед, увидите, как сложатся ваши отношения с женой в дальнейшем. Знание - сила. Оно поможет вам сейчас, в настоящем. Соглашайтесь. Не пожалеете. Вам, как постоянному клиенту, к тому же, человеку, который мне симпатичен, скидка – тридцать пять процентов. Записываю?

МУЖ. У меня нет выбора, доктор. Записывайте.

ПСИХОЛОГ. Ну-ну – выше голову. Победа будет на нашей стороне… Вы не спешите? Я хотел бы вам кое-что рассказать. Я собираюсь разводиться. Мне хочется об этом поговорить, а не с кем. У меня плотный рабочий график, с друзьями встречаться некогда, потому и друзей растерял. Парадокс - у меня самого – психологические проблемы. Мне нужно, чтобы меня выслушали. Хоть иди на прием к психологу. Смешно. Но к коллеге обращаться бесполезно – я не расслаблюсь, не буду откровенен. К тому же, я знаю все наши профессиональные штучки-дрючки. С вами, пациентами – дело другое. Выслушайте меня, пожалуйста. За это денег я не возьму. Вы-то поймете меня, как никто другой.

МУЖ. Неужели еще раз собираетесь жениться?

ПСИХОЛОГ. Не знаю. Посмотрим. Каждая женитьба – это новый курс психологии и психиатрии. Это словно повышение квалификации – для меня. … Вы поговорите со мной?

МУЖ. Конечно, доктор. А вы позволите мне рассказать о своей дочке. Она такая чудесная. Это самый милый ребенок на всем белом свете. Вчера приносит мне свое игрушечное ведерко, полное воды. Вот, - говорит папочка, - станешь стареньким дедушкой, я тебе буду каждый день приносить ведерко воды. Я слышала – бабушка Таня хочет пить, а водички нет. Ей некому воды подать. У тебя, папочка, всегда будет водичка. Ты не бойся… Это у нас соседка, старушка – одинокая. Бабульки на лавочке судачили про нее, а Дашуля услышала… У меня в старости всегда будет водичка. … (Достает платок, вытирает нос и глаза).

                  Психолог достает платок, вытирает нос и глаза.

ПСИХОЛОГ. А моя жена… у нее на работе один тип с усами стал петь ей в уши, что он ее обожает, жить не может без нее, то да сё. Ей это польстило. Потом он пригласил ее на какую-то квартиру, якобы поговорить. И она, представьте, пошла. Ну, и, сами понимаете, к чему привел этот разговор. Теперь она умоляет ее простить. Затмение, якобы, нашло. Только меня она любит. Верю. У нас же всегда был мир и любовь… Нет, до вас дошла ситуация? Я ее люблю. И каждый день ей об этом говорю. Целую. Обнимаю. И она меня любит. Я это вижу по ее глазам. Она постоянно говорит мне всякие нежности. И это все искренне, абсолютно искренне. Я бы почувствовал фальшь. Но этот с усами за ней увивается – и ей это приятно. Она идет с ним на квартиру, и там он ее... Но - почему?! Почему?! Я люблю ее, она меня. У нас образцовая семья. Почему?! - ведь от этого еще страшнее! Выходит, здесь (показывает на грудь) – мрак… И никто ни черта в этом мраке не видит. Бездна! Неизвестная территория! И этот мрак всеми играет, забавляется!... А я-то какой дурак, кретин, идиот! Психолог хренов!!! Почему ничего не почувствовал, не заметил, не пресек – не уберег себя и ее?! Она тоже мучается – чистая, наивная душа! Славная, тихая, добрая. У нее чудесный характер. Никогда не кричит, не скандалит, не упрямится. И сама призналась мне, все рассказала, не смогла лгать. Это самое милое женское создание на планете Земля. Я без нее не могу, и с ней теперь не могу. Меня разрывает на две части… И, вроде, все понимаю – это же мрак виноват, не она. Но - сверлит, жжет, грызет, давит! Это электродрель – вот сюда и сюда!!! (показывает на лоб и на сердце)… Ты водку пьешь?

МУЖ. Нет. Но с вами буду. Вот - я подумал об этом. (Достает из сумки бутылку водки и пару яблок).

ПСИХОЛОГ (нажимает кнопку на столе, секретарю). Наташа, можешь идти домой. Я еще поработаю…

СЦЕНА 9. ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА и ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ на кладбище ночью.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА (светит фонариком). Вот, выбирай любой столик. Хошь справа, хошь слева. У меня этих столиков, да скамеек – миллион. Почти возле каждой могилки. Посидеть, выпить, закусить можно по-человечески. Не то, что у тебя – все заорганизовано, по трафарету. Туда ступить, туда поклониться. Нет, у меня тут стихиюшка, раздольюшка - для тех, кто видит, конечно. У кого глаз такие штуковины замечает.

                            Каркает ворона.

О, со мной уже соглашаются. Начальство на кладбище тоже уважают... Ты мне экскурсию – я тебе. Спасибо за визит вежливости в мою вотчину. Не отказал. У меня тоже есть на что посмотреть. Даже сейчас - ночью. Я как-то все время в девятнадцать ноль-ноль сворачиваю делишки – и айда до дома. Нет, чтобы остаться на ночь. Лето ведь. Хорошо. Как на даче. (Садится на скамейку возле одной из могил и усаживает рядом с собой директора крематория). Давай, садись. Чуешь - жизнью пахнет. Только на кладбище жизнь и замечаешь. В городе, в толпе – какая жизнь? Кто ее замечает? Все рвут вкруголя, на все четыре стороны с бешеной скоростью. Домой прибегают взмыленные. Поели, поругались, зубы почистили, и в кровать, на репетицию - лежать - привыкать к долгому лежанию в земельке. Утром вскочили, зубы почистили, поели, поругались - и айда вновь скакать, других в клочья рвать. А ночью опять на репетицию. А здесь тихие, смирные. Лежат и понимают – вот она жизнь. Только здесь она и чувствуется – когда руками ее из-под земли уже нельзя пощупать, помять. А ты – крематорий, крематорий…  У меня тоже и дорожки тут, и кусты. Тоже есть от чего сопли распустить…

                        Рядом, метрах в ста в темноте мужской нетрезвый голос запел: «Ты будешь вечно над могилою -  гореть, сиять, моя звезда». Женский голос его быстро оборвал и пение прекратилось.

Бомжи это. Насобирали водки, печенюх, конфет, колбасы, хлеба, наелись, напились, петь потянуло. Запомни – работу потеряешь, жрать нечего будет – трись возле кладбища, не пропадешь. Оно тебя накормит, напоит. Здесь всего навалом. Почти у каждой могилки жратву найдешь. Кладбище тебя в беде не бросит. Оно по чище всякого Пенсионного фонда и Собеса. Накормит и справки не спросит. Пойдем, я тебе кое-что покажу. Тут, недалеко. (Встают, идут по кладбищу. Директор кладбища освещает путь фонариком).

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Извините, пожалуйста, за вопрос, коллега - а мы здесь не отравимся? Трупные яды, испарения. Можем ли мы вот так просто здесь у вас – дышать, разговаривать? Кремация экологична, а ваш способ лично у меня вызывает опасения.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Чушь несешь. Решил - сразил наповал? Думаешь, не подготовлен я, нечего тебе ответить? Слушай сюда, старик. Народ уже тысячи лет знает – душа отлетает через корни и ветки. Потому в лесу и хоронили. А лес, его фитонциды всю гадость убивают. Безопасно здесь, сто процентов.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Этого не может быть. Могу привести другую аргументацию.

 ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Хватит талдычить про то, что нас разделяет. Есть и общая радость. Она там, где всем хреново, а нам - самое то. Обозначим?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Давайте попробуем.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Я начну, а ты потом подхватишь… (Поет в стиле рэп). А хорошо, что у нас дороги узкие, битые, без разделительного заграждения, и что из-за этого каждый день ДТП – вылетают на встречку - и много погибших и раненых? Как бы мы жили с тобою без этого?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Если смертность растет - это для нас хорошо.

ВМЕСТЕ. Хорошо!

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. А хорошо, что зарплаты и пенсии – дохлики - и бегут-соревнуются с румяной и крепкой инфляцией, и народец следит за забегами и знает уже проигравшего? Как бы мы жили без этого?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Да, это нам хорошо.

ВМЕСТЕ. Хорошо!

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. А хорошо, что налогами душат ИП, ОАО, ООО и люди горят, матерятся, темнят, но в конечном итоге бросают свой бизнес к чертям и стреляются, лезут в петлю, топятся, травятся - и жанр процветает записок предсмертных? Как бы мы жили без этого?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Да, это нам хорошо.

ВМЕСТЕ. Хорошо!

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. А хорошо, что подростки в подъездах ширяются, тело здоровое, крепкое в синий скелет превращают, и к тридцатнику к нам отправляются? Как бы мы жили без этого?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Да, это нам хорошо.

ВМЕСТЕ. Хорошо!

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. А хорошо, что лечение платным бесплатно становится? То есть, народ за создание частных больниц и медцентров не платит копеечку, даром ему достается само учреждение, и лишь потом раскошелиться просят – но это опять же вполне добровольно – не хочешь – ступай в поликлинику. А там, как всегда, не ждут никого и лица унылые у всех медсестер и врачей, и даже швабра печально у грустной уборщицы пол вытирает тоскливый. Это ж для нас хорошо?

ВМЕСТЕ. Хорошо!

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. А хорошо, что село загибается, пьет, уезжает, не пашет, не сеет, не косит, не доит, корову последнюю в музей скотоводства отправило? Это ж для нас хорошо?

ВМЕСТЕ. Хорошо!

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА (прекращает петь). А теперь глянь – будь все наоборот – было бы это нам любо? К примеру. (Напевает)... Ночью все спят, на улице тихо, никто не орет, не вопит, будто режут; матюгами не радует, не пьет бухло суррогатное мутное, никто не дерется, бутылкой башку никто не проломит, ножом в животяру никто не пырнет. Нам нужно такое?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Не нужно, конечно. Вы правы. Наш бизнес завянет.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Все любят друг друга.

ВМЕСТЕ. Нет, это нам ни к чему.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Никто никого не обидит.

ВМЕСТЕ. Нет, это нам ни к чему.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Никто не разводится, детей не бросает.

ВМЕСТЕ. Нет, это нам ни к чему.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Не мстят, не завидуют, не похищают.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Нет, это нам ни к чему.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Терпят, заботятся.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Лишнее это.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Прощают, не злятся.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. К чертям!... (Перестает петь). Видишь – мы два сапога пара. Давай дружить до гроба.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Предлагаю здесь, сейчас провести деловое совещание и заключить соглашение. Вы не отбиваете клиентов у меня, я у вас. Ни слова хулы друг о друге. Согласны?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Давай пять. (Жмут друг другу руки). Идем. Тут недалеко осталось. (Идут дальше).

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Коллега, для чего вы меня сюда привезли? Что вы мне хотите показать?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Могилу – эксклюзивную. Для себя приготовил – забетонировал, как бассейн. Засыплют не землей, а песком с реки из моей деревеньки родной. И песок уже заготовлен. Любо-дорого в такой лежать. Пойдем, она тут рядом.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. А еще вы обещали мне рассказать о вашем бизнес-новшестве. Идея какая-то у вас. Что это?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Кладбище для домашних животных и мини-печурка – в одном месте. Собак, попугайчиков, кошек, хомячков я бы хоронил, ты бы сжигал. Памятники бы им ставили. Склепы. Можно было бы хорошо подзаработать.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Спасибо, коллега. Вы подумали обо мне. Это приятно. (Жмут друг другу руки).

      Директор крематория вскрикивает, и, не отпуская руки директора кладбища, падает в яму и увлекает директора кладбища за собой.

                         Пауза.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Ты жив, старина?

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Жив, но только сильно ударился. Что это?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Свежачок. Могильца. Завтра будут в нее хоронить. Работяги заранее приготовили.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Глубокая. Как теперь выбраться?

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Не хныч. Ты наклонишься, подставишь спину. Я на тебя вскарабкаюсь и вылезу. И тебя вытащу. Только погоди. Чувствуешь запах земли, разрубленных корней? Это все родное, наше, исконное. Давай здесь посидим – отдохнем от наших баб, понаблюдаем, послушаем. Назавтра другим станешь. Заново родишься - ей, Богу.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Только ради вас, коллега, соглашаюсь на эту могилотерапию.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Ба, да ты в курсе. Подкован. А я хотел тебя удивить.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Читал, но не пробовал.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Вот и попробуешь. Это тебе мой подарок. Ну, все – молчим.

                          Слышны редкие вскрики вдруг очнувшихся ото сна птиц на вершинах сосен, стрекотание кузнечиков в траве.

СЦЕНА 10. МУЖ, ЖЕНА, ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА

МУЖ (звонит мобильник). Да, слушаю вас.

ЖЕНА (звонит мобильник). Да, да.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА (звонит мобильник). Алё.

ГОЛОС СЕКРЕТАРЯ ПСИХОЛОГА. Добрый день. Вас беспокоит Центр психологической помощи, секретарь Олега Витальевича, психолога. У вас через два дня назначена консультация. Она отменяется. Олег Витальевич... больше никогда не будет проводить консультации... Прощание с ним состоится завтра в крематории в 14 часов. (Гудки).

МУЖ. Этого не может быть...

ЖЕНА. Странно…

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Не понял. Алё.

СЦЕНА 11. ПСИХОЛОГ, МУЖ, ЖЕНА, ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА, ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ

 

ЖЕНА. Вы ведь умерли, доктор. Разве не так?

ПСИХОЛОГ. Да, умер.

ЖЕНА. А почему я вижу вас живым? Вас сожгли в крематории в нашем присутствии. Вы мне снитесь?

ПСИХОЛОГ. Нет, это не сон.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Живой, ёшь твою дать – это факт.

МУЖ. И я вас вижу, доктор. Вы воскресли? Разве такое возможно? Это гипноз?

ПСИХОЛОГ. Да, меня сожгли. Спасибо вам большое, что пришли попрощаться. Я тронут… Нет, это и не гипноз.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Ну, ты даешь, доктор. Ты ж молодой еще мужик. И вдруг – бац! И меня обидел. Выбрал не землицу - крематорий.

ПСИХОЛОГ. Это было решение моего старшего сына.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Но скажите - почему мы видим вас?

ПСИХОЛОГ. А вы подумайте, вспомните.

ЖЕНА. Я помню – мне вдруг стало легко. Я точно взлетела, как пушинка.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. И я взлетел.

МУЖ. Мы словно космонавты в невесомости.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Факт.

ЖЕНА. Я какая-то тонкая, прозрачная. Как паутинка. На мне платье - из электричества что ли. Смотрите - оно будто из молний.

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Я думаю - это мир тонких энергий. Я об этом недавно читал в книжке про Агни-Йогу – в отпуске, у моря. И мы, похоже, сейчас оказались в этом мире. Здесь вообще не умирают…Я прав, доктор?

ПСИХОЛОГ. Да, это Мир тонкий. Располагайтесь, господа. Наша командировка в это место закончится не скоро.

ЖЕНА. А мы вернемся к людям? Здесь, сейчас я люблю людей. Никогда так сильно я не любила людей.

МУЖ. Странно – здесь я тоже люблю людей.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Факт, ёшь твою дать. Что-то тут засосало (показывает на грудь).

ДИРЕКТОР КРЕМАТОРИЯ. Это магнит космический такой – непреодолимое влечение в Тонком мире к людям. Я читал об этом, в той самой книжке про Агни-Йогу - в отпуске, у моря. И все всегда возвращаются. Поживем здесь лет восемьсот-тысячу, и вернемся. Я не ошибаюсь, доктор?

ПСИХОЛОГ. Все именно так – подлечим свои раны - и вернемся.

ЖЕНА. Мы вновь станем людьми! Это здорово!

МУЖ. Черт, а как же Дашка?! Она же сейчас там без нас! Я здесь, она там! Я хочу назад! Я хочу к дочке! Эй, кто тут главный?! Верните меня - срочно! Я не хочу тысячу лет жить без нее! Без дочки я умру даже там, где не умирают! Даша, дочка, ты слышишь меня?!

                   Музыкальные позывные выпуска телевизионной программы новостей.

ГОЛОС ВЕДУЩЕГО ТЕЛЕНОВОСТЕЙ. Добрый вечер. Начинаем выпуск с экстренного сообщения. Сегодня в крематории нашего города произошла авария. Во время процесса кремации произошел взрыв газа. Есть погибшие и раненые. Возбуждено уголовное дело. Ведется следствие.

                             ЗАНАВЕС

                 

Комментарии закрыты.