КАК ЦАРЕВИШНА ЗАМУЖ ЗА ИВАНА-ДУРАКА ПОШЛА

                                                                                                                  Ольга Манько

                КАК ЦАРЕВИШНА ЗАМУЖ ЗА ИВАНА-ДУРАКА ПОШЛА                                                      

                                           Сказка в трех действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Царь

Царевна

Царевишна

Иван-дурак

Баба-Яга

Бабки-няньки

Воевода

Змей Горыныч

Кощей

Солдаты

Девушки

Действие первое.

Картина первая.

Царские покои. В центре стоит трон. За ним на стене висит ковер-самолет. На нем – шапка-невидимка, меч-кладенец, скатерть-самобранка, сапоги-скороходы. На троне  - царская корона, скипетр и держава. Царевна ходит, скучая, не зная чем заняться, перекладывая с места на место то скипетр, то державу, то примеряя отцовскую корону себе на голову.

Бабки-няньки (суетятся вокруг царевны с блюдами, ковшами и кувшинами): Ваше милейшее величество, молочка бы откушали. Свеженького парного. Блинчиков бы испробовали с медом. Растегайчиков. Пирогов с клюквой. Лебедей жареных, да зайчатины. Пряники расписные для вас, голубушка, цветами семицветными расписаны…

Царевишна кидает в них скипетр: Надоели! С глаз долой!

Бабки - няньки (привыкшие к такому обращению, пригибаются и продолжают ныть): Ваше красивейшее и добрейшее величество, вы же с лица спали, похудели. Кто же вас замуж возьмет? Невеста должна быть справная, румяная, веселая…

Царевишна: Коли у меня приданное богатое, то могу быть и худой, и злой и вообще какой захочу! Батюшка, когда обещали с войны быть?

Бабки - няньки: Не знаем, не ведаем. Гонца не присылали они.

Царевна садиться на трон и надевает корону.

Царевишна (мечтательно): Вернется батюшка, женихов привезет. Как замуж выйду, батюшку можно не слушаться. Что изволю, то и делать буду! Хоть хороводы водить, хоть на речку бегать! А то и сама на войну пойду!

Бабки - няньки (испуганно): Помилуй, голубушка, женское ли это дело на войну ходить?!

Царевна: Дома-то скучно! Папенька же завсегда после баталий веселый возвращается, а меня не пускает. Как есть, пойду на войну!

Бабки - няньки: Свят! Свят! Свят!

Раздаются бравая солдатская песня, топот солдат, конское ржание.

Царевишна (прислушиваясь): Папенька, папенька едет!

Начинается суета, бабки-няньки взволновано бегают, приводя в порядок залу.

Голос Воеводы: Стой! Ать-два!

Голос Царя-батюшки: Благодарю за доблесть, служивые! Награды и жалование потом раздам, ступайте в казармы. Ты, Воевода, за мной. Мешок с подарками неси.

Солдаты: Царь-батюшка, так хоть жалование дай, третью кампанию не платишь… Наград нам уж и не надобно…

Голос Воеводы: Цыц! Царю перечить?! Да я вас!!!

В зал входит Царь. На нем походная одежда. Грудь в орденах. Бабки-няньки низко кланяются.

Бабки-няньки (нестройным хором): Здравствуйте, Царь-батюшка! Заждались уж совсем.

Царь (сурово): Так ли я вас, бестолковых, учил?!

Бабки-няньки (испуганно вытянувшись во фрунт): Здравия желаем, Ваше Величество!

Царь: Вольно! Впредь не забывайте! Не то сошлю конюшни чистить! (распахивает объятия) Здравствуй, моя доченька! Здравствуй, красавица! Соскучилась ли по папеньке?

Царевишна: Соскучилась, батюшка, соскучилась родненький. Как не соскучиться!

Бабки-няньки (запричитали): Да уж все глазки царевишна наша высмотрела, батюшку дожидаяся. Вся истосковалася. Денечки пересчитывалася. Плакала-приговаривалася: «Где мой родименький папенька? Пошто покинул свою доченьку?»

Царь (обнимая царевну): Не забыл тебя папенька. Не забыл тебя родненький. Привез женихов знатных, удалых да богатых.

Царевишна: Да где же они?

Царь: Воевода, неси мешок!

Входит Воевода, тащит мешок. Бросает его на пол.

Воевода: Вот, Царь-батюшка, все шашнадцать в наличии.

Царь: Так открывай скорей. Порадуй царевну.

Воевода (с некоторым сомнением):Шашнадцать-то шашнадцать… Да мешок больно легкий стал…

Царь: Знамо дело. Кто их в пути кормил? Исхудали - отощали. Открывай!

Воевода открывает мешок.

Царь (с гордостью): Шестнадцать женихов привез для дочурочки. Трофейные женихи-то! Заморские! Выбирай любого!

Воевода из мешка за шиворот вытаскивает Ивана-дурака. Затем удивленно роется в мешке, пытаясь отыскать еще женихов. Царевна в изумлении смотрит на Ивана-дурака. Он стоит босиком, через плечо у него висят лапти, в руках балалайка.

Царевишна (обиженно): Так-то вы любите свою доченьку-раскрасавицу, папенька! Такого жениха мне привезли из походов дальних?

Царь (не поворачиваясь и не видя Ивана-дурака): Чем же тебе не нравятся иноземные женишки-то?

Царевишна (отворачивается от царя): Да вы хоть посмотрите, кого привезли. Бахвалитесь непонятно чем…

Царь оборачивается и таращится на Ивана-дурака.

Царь: Ты откуда взялся? Куда женихи подевались?

Иван-дурак отряхивается от пыли.

Иван-дурак: Дык отпустил на волю. Плакали уж больно жалостливо.

Воевода (сурово): Как на волю? Кто позволил?!

Царь: В неравном бою захватил я женихов, а он их - фить – и на волю, видите ли, отпустил!

Воевода (возмущенно): Шашнадцать штук! Один к одному! Молодцы бравые! Один усатый, другой бородатый, третий в панталонах розовых, у четвертого камзол звездами расшит, у пятого…

Иван-дурак: Только и доблести у тех женихов, что панталоны розовые, да звезды на усах! Да и не в бою ты их захватил, царь-батюшка. В салки играли принцы заморские, а вы навалились гурьбой, да в мешок запихали аки котят.

Воевода: Цыц! Царю перечить?! Да я тебя!!!

Царь (неожиданно смутившись): Ты мне поговори, в салки они играли… Там такая баталия была, что ого-го!

Воевода (подобострастно повторяет):Ого-го!

Царь: И даже два раза ого-го! Рубились не щадя живота своего!

Воевода: Два живота!

Царь: Враг дрогнул, тут мы его, конечно,  в мешок! И нате вам, все труды насмарку!

Иван-дурак: Никак в толк не возьму, царь-батюшка, пошто вам немочь заморская нужна? Проку в хозяйстве от них никакого…

Царь: Дочь - раскрасавицу замуж надоть выдать.

Иван-дурак: Чем я не жених? И на балалайке играю, и песни пою, и руки у меня золотые.

(Играет на балалайке и поет)

 (Бабки-няньки подтанцовывают, Царившна поводит плечами в такт музыке, даже Воевода притопывает)

Царь: Хватит! Только и умеешь, на трех струнах тренькать. Какой из тебя жених царевишне?

Иван-дурак: Очень даже подходящий! Ихнее царившнее величество я люблю. Обижать не буду, токмо баловать.

Царь (смеется): Правильно говорят о тебе: Иван-дурак.

Иван-дурак: Да кто говорит?

Царевишна: Все говорят!

Бабки-няньки (согласно кивают головами): Все-все говорят. Как есть, Иван-дурак.

Иван-дурак: Тьфу, на вас! Заладили: дурак, да дурак! Да лучше меня и не сыскать!

Царь (сердито): Ты не очень-то тьфукай в палатах царских. Не заслужил пока!

Воевода: Не заслужил тьфукать!

Бабки-няньки: Верно, верно! Не заслужил.

Царевишна: Да как это тебе в голову пришло замуж меня звать? Был бы принц заморский, али богатырь какой. А то обидно до невозможности: Иван-дурак меня, царевну, замуж зовет.

Иван-дурак: Так я и есть богатырь!

Поднимает Воеводу, крутит его и бросает.

Иван-дурак: Во сколько силушки во мне гуляет!

Бабки-няньки кидаются к Воеводе, помогают ему подняться. Царь садиться на трон и надевает корону.

Воевода (кряхтит): Да я тебя!

Царь: То ума много не надо. Паче того, утомленный наш Воевода походом дальним.

Воевода: Шибко утомленный!

Иван-дурак: Да как же мне доказать, что богатырь я?  Любой наказ давай! Исполню!

Царь (задумчиво):С того наказа прибыток державе должён быть… За так кулаками махать всяк может.

Иван-дурак: Ты царь, тебе и думать!

Царь: На дальнем пограничье Змей Горыныч бесчинствует. Вот тебе мой наказ: победи Змея, тогда и поглядим, годишься ли в женихи царевне. Слово сие последнее и твердое. Ступай!

Иван-дурак почесав затылок, задумался.

Воевода: Ступай!

Бабки-няньки: Ступай, ступай отсель! Змей тебя заждался.

Иван-дурак (царю):Токмо дай мне меч-кладенец, царь-батюшка, Змея рубить. Как - никак три головы у него, а у меня только одна на шее болтается.

Царь: Ступай, ступай. Не про тебя тот меч.

Иван-дурак: На смерть верную посылаешь меня. Да ладно, сдюжу! Прощай, царевна. За ради тебя на подвиг иду. Ежели сложу головушку буйную, то не поминай лихом, а помни: шибко любил тебя Иван.

Царевишна (кокетливо): Иди, иди!

Бабки-няньки (плачут): Ой, сложишь, Ванечка, головушку. Ой, сложишь бедную. Осиротишь матушку, осиротишь горемычную. Не ходил бы ты, Ванёк, на Змея. На Змея Горыныча. Лапы у него стопудовые, пасти у него огнедышащие. Зубы у него кривые, да мысли лихие….

Иван-дурак (бабкам-нянькам): Тьфу, на вас еще раз!

Иван уходит.

Царь (качая головой): Охальник.

Царевишна: Как есть охальник, царь-батюшка.

Воевода (грозно): Да я его!

Царь:  А ты помолчи, Воевода. Ить как тебя Иван-дурак! Словно пушинку! Через коленце! Летел гусем, да шлепнулся жабой!

Все смеются. Царевна подбирается тихонечко к сапогам-скороходам, надевает их и быстро убегает. Никто этого не замечает. Когда все перестают смеяться, царь замечает, что царевны нет.

Царь: Куда подевалась моя доченька? Куда подевалась царевишна?

Бабки-няньки: Ой, пропала! Ой, сгинула…

Царь: Тэк-с, тэк-с… недоглядели! Отправлю-ка я вас конюшни чистить!

Бабки-няньки (ахают): Сапоги-скороходы пропали!

Царь (хватаясь за голову): Сбежала! За Ванькой-дураком сбежала! Уж я её норов знаю…

Воевода: Как есть сбежала!

Царь: Догнать! Вернуть царевишну!

Воевода: Догнать!

Царь: Солдат зови, болван! Пущай догоняют!

Воевода (кричит): Солдаты! Ко мне! Стройся!

Вбегают солдаты, строятся.

Воевода: Слушай мою команду! Догнать! Схватить! Вернуть! Песню запевай! Шагом марш!

Солдаты, маршируя на месте, начинают громко петь.

Царь: Кто позволил горлопанить в палатах царских?! Петь шепотом, маршировать на цыпочках.

Воевода (рявкает): Маршировать шепотом, петь на цыпочка!  Ать-два! Ать-два.

Солдаты уходят, шепотом поют.

Бабки-няньки: Ой, сбежала! Ой, пропала! Ой, в беду бы не попала!

Царь: Прекратить, кричать - причитать!

Бабки-няньки: Да как же не плакать - убиваться, царь-батюшка, ежели царица-матушка также в одночасье пропала! Уж сколько лет плачем.

Царь (задумчиво смотрит им вслед): Как бы, правда, худого с царевишной не случилось…

Царь снимает меч-кладенец с ковра.

Царь (кричит):  Коня! Еду дочь разыскивать!

Бабки-няньки (кидаются на него, облепив со всех сторон): Ой, не бросай нас, царь-батюшка! Царевна утерямшись, царевишна убежамши, да ты нас покинумши… Осиротишь нас, горемычных. Обездолишь нас, злосчастных. Царство – государство распадется, по миру пойдем милостыньку прося….

Царь: Цыц! Раскудахтались! Слово мое царское: еду дочь разыскивать!

Царь уходит, бабки-няньки плачут.

Действие второе

Картина первая

Иван идет через лес, распевая песни. Выходит на полянку. На полянке - избушка на курьих ножках, рядом ступа с метлой и два пенька. Присев на пенёк, вытягивает ноги.

Иван: Протопал сто верст, да где то пограничье? Сколько еще идти? Опять-таки, уставший приду. А Змей-то, небось, в силушке будет. Как мне с ним биться в таком разе?

Смотрит на избушку.

Иван: Попрошусь-ка на ночлег. Может, пустит добрая душа, да накормит. Чай царский наказ исполняю.  Эй, избушка, встань ко мне передом, а к лесу задом.

Избушка не двигается.

Иван: Избушка, встань ко мне передом, а к лесу задом.

Избушка стоит на месте.

Иван: Оглохла али как? По-человечески прошу: встань ко мне передом, а к лесу задом!

Голос из избушки: Дудки! Крутися –вертися тудама – сюдама, Покою от вас нетути.

Иван: Ты что ли Яга?

Избушка поворачивается, из двери выглядывает Баба-Яга.

Баба-Яга (недовольно бурчит): Правильно говорят о тебе: Иван-дурак. Ни почтения, ни уважения. Хозяйничает туточки чисто супостат.

Иван (встает с пенька, кланяется): Доброго денёчка, Бабушка Яга! Как здоровьице?

Баба-Яга: Теперича вижу, уважительный человек пришел. С таким не грех и поздороваться.

Выходит из избушки.

 

Баба-Яга: Спасибо, мил человек, на добром слове. Куда путь-дорожку держишь?

Иван: Иду по царской надобности. Змея Горыныча победить. Нашу землю от лиходея освободить. Ежели одолею Змея, отдаст за меня замуж царь дочь свою.

Баба-Яга: Как бесчинствует злодей бесстыжий! Гляжу на его безобразия, ажно душа холодится! Ты послушай, послушай, что выкозюливает Змей.

Баба-Яга присаживается на пенёк.

Баба-Яга: Второго дня прилетел сюдама. Раскидал ступу, метлу, избушку перекувыркнул вверх ногами. Кавардак такой устроил, ой-ё-ой! Представляешь? Слопал все мухоморы.  Я их-то собирала, сушила, ручки-ножки трудила... Ведь не для себя, для людей, для дела доброго.

Иван что-то хочет сказать, Баба-Яга его прерывает.

Баба-Яга: Погоди! Ты послушай спервоначалу! Я тута живу, всё вижу, всё знаю! Всех девиц в округе украл злыдень и к себе в пещеру затащил. Ой, беда-то, какая! Что тама с ними, как тама они, не знаю, врать не буду. Потома на меня еще глаз положил. Ой, еле убереглася! По кустам со своей костяной ногой прыгала аки заяц. Благо клюка у меня есть. Треснула Змея промеж глаз, он и сбёг. С чего сбёг, то я сказать не могу. То ли ослеп, то ли наоборот, прозрел, увидал меня, да и дал дёру (хихикает). А могёт так случится, что и мои мухоморы на него, душегубца, подействовали. Я ж говорю: вещь пользительная. Ну, а  ты за какой надобностью меня беспокоишь?

Иван: Прошел я уж сто верст в поисках Змея. Умаялся с дороги. Пустила бы ты меня переночевать, бабушка.

Баба-Яга:  Даже не проси. Избушка у меня маленькая, сам видишь. Места нетути. Накормить тебя бы чем? Дык жабьи лапы не ешь, крысиными хвостами, небось, забрезгуешь. Мухоморы Змей слопал… Есть еще петушиный коготь, так и от него нос будешь воротить. Чем же подсобить?

Иван: Коли так, то хоть не прогоняй, позволь здесь переночевать.

Баба-Яга: Погоди, не гоношись, покумекать надоть…

Досказать она не успевает, как мимо Бабы-Яги быстро пробегает царевна, сбивая её с ног. Иван помогает Яге подняться, как в тот же момент его самого царевна сбивает с ног.

Баба-Яга (бурчит): Медведь тебя задери! Снуёт, снуёт, покою нетути! Третий день, как оглашенная носится!

Мимо опять пробегает царевна. Баба-яга клюкой цепляет её. С ноги у царевны слетают сапоги - скороходы. Она падает.

Царевишна: Уф, спасибо, бабушка! Спасибо, милая! Уморилась с сапогами-скороходами. Никак остановиться не могу.

Иван (удивлено):  Ты откуда взялась? Пошто здесь?

Царевишна:  За тобой, Иванушка, побежала. Скучно мне в палатах царских. Папенька в строгости держит, никакой воли не дает.

Баба-Яга:  Правильно делает, такую неугомонную токмо в строгости и держать.

Царевишна: Погоди, бабушка, ругаться. Я тут пока бегала, добежала до самой пещеры змеевой. Девушек там видимо-невидимо. Плачут – убиваются, слезами умываются, с жизнью прощаются.

Баба-Яга(с подозрением): Как же тебя Змей Горыныч отпустил? Он ажно мне проходу не давал. Дело, похоже, нечистое.

Царевишна (смеется): Дык я же в сапогах - скороходах. Сослепу Змей и не разглядел, что вокруг него вертится. Зенками своим пучеглазыми хлопал-хлопал, да ничего не нахлопал. А я мимо нет – шмык, шмык. Зато со стола змеева кушаний прихватила.

Иван (иронично): Зеленушки да мухоморы что ль?

Царевишна: Фи! Стала бы я с зеленушками возиться! Глянь! Вкуснотища какая!

Царевна развязывает узелок, а в нем  - и курочка, и яблоки, и ягоды.

Баба-Яга (рассматривая содержимое узелка): Вот поганец! Ежели у него стока провизии, пошто мои мухоморы слопал? Ну, садитесь, потрапезничайте, а пока смекнем, как в драку вступить, а синяков и шишек не получить.

Царевишна и Иван с аппетитом едят. Баба-Яга ходит вокруг них, размышляя вслух.

Баба-Яга: Поручение царское, знамо дело, непростое, но нужное. Змей он хоть и здоровый, но дурной. Хоть и о трех головах, но безголовый. Значиться, надоть его хитростью взять. Царевна туточки остается Ивана ждать. Не царское дело Змею хвост крутить.

Царевишна: Еще чего! Не для того я из отцовского дома убегала, чтобы мне указки давали! Даже и не подумаю!

Иван: То правильно, чтобы невеста жениха ждала.

Царевишна: То правильно, что тебя народ Иваном-дураком величает. Жених нашелся!

Встает и надевает сапоги-скороходы.

Царевишна: Раз нет понимания в этой компании, сама пойду на Змея!

Баба-Яга: Ить, как царская своевольная кровь бурлит! Охолонись, неугомонная. Бабка я хоть и Яга, но умом одарена. Будет дело для тебя. Попервости меняемся платьем. Негоже дорогой наряд трепать.

Царевишна: А что? Мне нравится! Побуду Бабой-Ягой костяной ногой!

Иван встает с пенька.

Иван: Вот что, барышни, я вам скажу. Война – непременно мужское дело, но и вам найдется, чем подсобить. Пошли в избушку, там и обсудим.

При слове «барышни», Баба-Яга выпрямляется и кокетливо поправляет платок на голове.

Иван: И у деревьев есть уши, а план наш будет шибко секретный.

Действие третье

Картина первая.

Змей Горыныч дремлет перед входом в пещеру.  Из леса выходит Баба-Яга в платье царевны. Становится перед Змеем.

Баба-Яга (тонким голоском): Просыпайся, Змеюшка! Просыпайся! Пришла к тебе я, царевишна. По доброй воле пришла, мухоморов вкусных принесла. Не мухоморы - мармелад!

Баба-Яга протягивает корзинку полную грибов. Змей открывает глаза.

Змей (оглядывая её): Какая из тебя царевишна?

Баба-Яга (крутиться перед носом Змея): А вот платье на мне царское с оборками да кружевам. А вот туфельки на мне парчовые. А вот колечки на моих пальчиках золотые. Да разве я не царевишна?

Змей: Может оно, конечно, и платье царское, да сама ты - Яга.

Баба-Яга (возмущенно): Ты, чудище поганое, не смей перечить царевишне! Другой головой посмотри, глазищи на этой у тебя подслеповаты.

Змей: Хорошо вижу и не  гоношись, Яга.  Спасибо, что пришла. Дело у меня к тебе.

Баба-Яга (с подозрением): Ежели облапошить хочешь, то не на ту напал, Горыныч!

Змей: Дело сурьезное. Не до шуток.

Баба-Яга усаживается рядом.

Баба-Яга: Давай, рассказывай!

Змей: Что тут долго рассказывать? Кузнец я Гаврилыч. Поймал меня Кощей Бессмертный и превратил в Змея Горыныча.

Баба-Яга:  Наслышана я о твоем мастерстве, кузнец. Да за что же он тебя так, голубок?

Змей (в волнении прохаживается, затем наклоняется к Бабе-Яге и шепотом говорит): Велел попервости он мне жизнь свою кощеевую заковать в иголку. Для той иглы сковать сундук. Для того сундука выковать цепи. Подвесить сундук на дуб, чтобы никто не смог достать.  Опосля этого Кощей украл царицу.

Баба-Яга (всплескивает руками): Ой, беда, беда, беда! Царицу-то с ног сбились, разыскивая! А она вона где!

Змей Горыныч: Царица не просто у Кощея. Наказал он  мне выковать цветок железный. Да хитёр тот цветок. В него Кощей царицу замуровал.

Баба-Яга:  Да  ему, какая радость от этого?

Змей: Того не знаю, но замуровал её за то, что  не согласилась замуж за него выйти. Царица так и сказала: «Есть у меня разлюбезный супруг мой. Ни на кого его не променяю. Сколько бы злата и серебра мне не предлагали». Осерчал после тех слов Кощей. Ох, как осерчал!

Баба-Яга: А ты-то как Змеем стал? Почто тебе такое наказание? Ты же все его повеления исполнил!

Змей (вздыхает горько):  Не все. Последнее кощеево повеление было: добровольно в услужение к нему пойти. Воспротивился я. Тут-то он меня в Змея и оборотил. Страсть как он не любит, когда ему перечат.

Баба-Яга: А почто мухоморы мои украл?

Змей: Смерти себя хотел лютой предать. Думаешь, легко жить о трех головах страхолюдиной, когда всяк от тебя шарахается, пугается?

Баба-Яга (сочувственно): И чё? Не помогло?

Змей (горестно): Не берут меня мухоморы, токмо бурчание в животе, да на одну голову ослеп чуток.

Из лесы выходит Иван с корягой и, пританцовывая, прыгает вокруг Змея.

Иван:  Эй, чудище головастое – горластое, вставай, биться будем!

Змей: Что за мурашка - букашка пищит?

Иван: Поднимайся, защищайся!

Баба-Яга:  Вань, угомонись!

Иван-дурак продолжает вытанцовывать вокруг змея.

Иван-дурак (Бабе-Яге):  Так ты вражина, Яга?! Обманула? Сговорилась с ворогом рода людского? Ну, держитесь у меня оба!

Баба-Яга: Как есть Иван-дурак!

Иван со всей силы бьет Змея корягой по голове.   Змей сначала падает, затем пытается подняться. Иван кидается на Бабу-Ягу. Она уворачивается, прячась за Змея, и Иван бьет Змея по другой голове. Тот вновь падает.

Баба-Яга:  Дуралей, ты же ему всю соображалку отбил!

Иван пританцовывая, бегает за Бабой-Ягой с корягой. Из леса выбегает царевна в сапогах – скороходах и бежит к Бабе-Яге, но проносится мимо, не успевая её зацепить.

Иван:  Так ты, Яга, еще и лиходейская заступница?

Царевишна (бегая вокруг компании):  Правильно говоришь, Иванушка, заступница она! Видела, видела, как она с Горынычем любезностями обменивалась.

Баба-Яга: Елки-метелки! Да прекратите  колготиться! Голова от вас кругом!

Змей поднимается на ноги и изрыгает из пасти дым. Царевна ойкает от испуга и убегает в лес. Иван идет вприсядку.

Баба-Яга:  Угомонись, Ванюша, Змей-то не настоящий!  Пострадалец он от кощеевого зла. Кузнец  это - Гаврилыч.

Иван:  Так я тебе и поверил, Яга! Гаврилыч – мужик правильный, а тут на лицо аспид страхолюдский.

Баба-Яга: Да и что, что страхолюдный? С лица воду не пить. Беда у него, а ты корягами размахиваешь.

Иван: Ха-ха, беда! Так я и поверил!

Баба-Яга:  Да ежели Змей хотел бы, то давно тебя поджарил, да слопал. И перестань скакать.

Иван: Не могу, это у меня лапти - самоплясы. Как надену, так  и пляшу без удержу.

Баба-Яга: Так сымай их. Упляшешься, а доброго дела не сделаешь. Змей Гаврилыч  знает, где кощеева жизнь запрятана и поспособствует делу правому: избавить нашу землю от Кощея.

Иван: Допустим. А девушек, зачем по деревням ловил, да в пещере темной прятал?

Змей: Ты, Ванюша, не подумай плохого. Я девиц токмо уберегал. Кощей велел своим слугам невесту ему искать. Жениться надумал злыдень.

Слышится ржание коня и голоса царя и царевишны, но о чем говорят непонятно. Все прислушиваются.

Баба-Яга:  Кажись, их величество самолично пожаловали.

Змей (горестно): Вот и пришел мой последний час. У ихнего величества меч-кладенец есть. Покататься мои головушки по чисту полю в разные стороны…

Баба-Яга:  Да где ты в лесу поле увидел? Хоть и три головы у тебя нонче, Гаврилыч, да всё одно, соображаешь туговато.

На полянку в доспехах выбегает царь, за ним царевишна. Царь размахивает мечом.

Царь: Выходи на бой, чудо-юдо! Вот мой меч, буду голову тебе сечь!

Змей прячется за Бабу-Ягу.

Змей: Ну и денёк! Всяк норовит покалечить…

Иван: Погоди, величество, мечом махать.

Царь:  А ты молчи, Иван-дурак! Не сдюжил, так и не встревай.

Баба-Яга: Давай, давай, рубани сразу три головы Гаврилычу, возьми грех на душу. Опосля этого не узнаешь вовеки, где царица твоя.

Царь останавливается.

Царь (сурово): Ты, Яга, попусту душу мне не лихорадь. Ежели что знаешь – говори, а то и твой почтенный возраст не уважу. Отсеку голову на раз!

Баба - Яга: Фу-ты, ну-ты,  раскочегарились, ихнее величество. Шаблей машут, будто пляшут.

Царь:  Цыц, Яга! Смотри, кому прекословишь!

Воевода (повторяет за царем): Цыц, старая!

Баба – Яга (презрительно фыркает): Не пужайте, не на пугливых напали. (оглядывает Воеводу). Сам на себя погляди, мухомор старый. Одно токмо, что лентами, да позументами разукрашенный.  А я вот сегодня прелестница (кокетливо вертится перед Воеводой, демонстрируя платье и туфельки)

Воевода (смутившись, оглядывает себя, но по привычке бурчит): Цыц! Не перечь ихнему величеству, прелестница.

Царь (рявкает):   Смирно! Балаболят они попусту! (Бабе-Яге) Отвечай, где царевна?

Змей: У Кощея в заточении. Замуровал он её в цветок железный, который я самолично выковал, за что и поплатился.

Иван: Да как спасти царицу, знаешь?

Змей: А то! Сундук надоть найти, который я сковал, в нем иголку, куда жизнь кощеева запрятана. Как сломаешь ту иголку, то Кощей бессмертный помрет, а царица на волю выйдет.

Царевишна: Да где же тот сундук? Говори, окаянная твоя душа! Стосковалась я по маменьке.

Змей: То мне неизвестно. Кощей собственноручно сундук прятал. Никто окромя его не знает. Хоть всю землю обойди и то навряд ли найдешь.

Иван: Вы тут пока посидите, пойду я на бой с Кощеем. И без иголки вытрясу его гадкую душонку.

Идет в сторону леса. Царевишна за ним.

Царевишна: Постой, Иванушка, я с тобой!

Баба-Яга: А чего это вы без меня? Тоже хочу супостату накостылять.

Царь: Стоять! Я иду! То не ваше дело жену мою милую из плена вызволять.

Воевода: Я с вами, ваше величество!

Неожиданно темнеет, раздается грохот, свист. Все оглядываются. Царевна в испуге прижимается к Ивану. Воевода достает саблю. Царь выступает вперед. Баба-Яга прячется за Воеводу.

Змей (испугано шепчет): Сам прилетел.

Появляется Кощей. В руках у него железный цветок. Он зловеще смеется.

Кощей: На Кощея войной собрались? Не победить вам меня бессмертного! Не видать вам царевны в цветок железный замурованной.

Иван (выхватывает саблю у Воеводы): То мы еще посмотрим, мешок с костями! Вызываю тебя на бой смертельный!

Кидается с саблей на Кощея, начинается бой. Царь присоединяется. Баба-Яга подхватывает корягу, пытается огреть Кощея ею. Он роняет железный цветок, царевна подхватывает его и бережно уносит.  Видно, что Царь, Воевода и Иван уже слабеют, Кощей побеждает.

Змей: Ну-ка разойдитесь! Я теперь должён свое слово сказать!

Все отбегают от Кощея. Змей дыхнул. Клубы дыма. Из них выходит живехонький Кощей.

Кощей (смеется): Дуралеи, говорю же, я бессмертный. Поиграюсь с вами, да уничтожу.

Царь: Как ни дуйся, лягушка, а всё одно волом не станешь!

Бой начинается вновь. Кощей побеждает.  Воевода падает, Царь. Один Иван держится. Но трудно ему, уже и силы покидают. Баба-Яга ему помогает, чем может. Неожиданно на полянку выходят бабки-няньки, тащат с собой сундук.

Бабка-нянька (говорит своей подружке): Глянь, какие безобразия происходят.

Вторая бабка-нянька: То-то я смотрю, отважные солдаты по кустам сидят, прячутся.

Третья бабка-нянька (возмущенно): Никого без пригляду нельзя оставить!

К бабкам-нянькам подбегает царевна.

Царевишна: Голубушки, мои дорогие! Сундук откуда у вас? Где взяли его?

Бабка-нянька: Ходили мы по оврагам, буеракам, с дерева он нам под ноженьки и упал. Что в том сундуке не знаем, не ведаем.

Вторая бабка-нянька: Прихватили с собой на всякий случай. Мы домовитые. Всё для хозяйства сберегаем.

Третья бабка-нянька: Может вещь полезная в нем?

Змей: Мой сундук. Я ковал его.

Царевишна: Так открывай скорее!

Змей открывает замок, Царевна выхватывает иголку. Кощей бросается к Царевне. Бабки-няньки загораживают её.

Кощей: Негодница, отдай!

Бабки-няньки: Не смей так разговаривать с царевишной! Не дадим её в обиду!

Бросаются бить Кощея. Подбегает Иван и Царь. Царевна передает им иглу. Вдвоем они её ломают. Раздаются вопли Кощея. Затемнение.

Включается свет. Над поляной встает солнце. Змей стал кузнецом.  Рядом с Царем стоит Царица. Царь берет её за руку.

Царь: Душа моя, вовек уже не разлучимся!

Царица: Истосковалась я об вас, мои милые, а теперь-то я как рада, что вас всех вижу.

Царевишна: Знаешь что, Иван, а пойду я за тебя замуж. Хоть народ и говорит, что ты Иван-дурак, а ты – богатырь.

Иван (падает в ноги царю и царевне): Благословите нас, батюшка и матушка.

Воевода (смущенно): Ты, Яга, того. Не подумай ничего дурного. Я с намерениями. Замуж за меня пойдешь?

Баба-Яга: А кто меня старой называл?

Воевода: Дык я сразу приметил, что женщина ты интересная. Смущался токмо. Буду тебе хорошим мужем.

Баба-Яга: Исполнительный болван, да причинах? Лучше мужа мне и не найти. Пойду, голубь мой сизокрылый.

Кузнец: А девушек за солдат замуж отдадим.

Царевна: Пир на весь мир!

Все радуются, выходят девушки, солдаты, танцуют, поют.

КОНЕЦ

Комментарии закрыты.