ВЫПИТЬ МОРЕ

Г. БОНДАРЕНКО

ВЫПИТЬ МОРЕ…

трагедия в 3-х актах с прологом

ПРОЛОГ

Неосвещённая сцена. На диалоге Мели и Аминды луч выхватывает в разных местах позы Ксанфа в процессе мышления.

Голос Аминды

Мели, знаешь, что случилось на выборах? Я там была.

Голос Мели

Нет, Аминда.

Голос Аминды

Так слушай же. Весь народ собрался на агоре – главной площади любого города Эллады. Законохранитель принёс книгу с государственными законами и большую печать, а затем сказал: «Сограждане, вы должны избрать нового хранителя». Когда народ обсуждал, кому оказать столь высокое доверие, налетевший орёл схватил печать и исчез в небе. Самосцы в великом смятении обратились к гадателям для истолкования знамения. Но те лепетали что-то невразумительное. Тогда один старик произнёс: «Зачем нам слушать этих лживых ревнителей благонравия? Разгадать такое знаменье нелегко – нужно превзойти все науки. Но ведь у нас есть знаменитый философ Ксанф, пусть он объяснит волю богов».

Голос Мели

Мой господин самый умный...

Голос Аминды

На что другой старец возразил: «Нет, пусть это сделает Хризипп – он мудрейший из философов».

Голос Мели

Это неправда! Старец давно выжил из ума.

Голос Аминды

В итоге Хризипп и Ксанф вышли к собранию и стали спорить, кто из них достоин истолковать знамение.

акт 1

Дом Ксанфа в Самосе. Справа, внутри арки, висит гонг. По бокам площадки скамеечки. Слева, за площадкой, фонтан в виде умывальника, на котором стоит бюст Сократа. Служанка Мели делает причёску своей госпоже Клее.

Мели

…Потом Аминда рассказала, что Хризипп,

Прервав их долгий спор, с усмешкою спросил:

«Тебе принадлежит, чего ты не терял?»

«Бесспорно» – Ксанф ответствовал тот час.

«Ты не терял рога?» «С помолвки не терял».

«Коль не терял, гордись, что их имеешь ты!»

Клея смеётся.

Народ смеялся тоже.

Клея

                                     И такая чушь

Красиво называется «софизмом»?

Вот дураки. Выходит, что мой муж –

Мишень для всенародного глумленья?

Мели

Ксанф – мудр, средь гогота толпы

Хризиппу он с достоинством сказал:

«С другим твоя супруга делит ложе

Не вследствие отсутствия рогов,

А потому, что стыд утратил ты!»

Всем рты заткнули кляпом потасовки

Ученики двух философских школ.

Клея

Об этом как Аминда разузнала?

Мели

На площади была.

Клея

                                Рабыни лучше

Свободных женщин знают о событьях

На Самосе.

Мели

                     Свободные сидят

В домах, как в тюрьмах. В этом смысле

Они рабыни большие, чем мы.

Клея

Да, это так. С плебейкой не поспоришь.

А ты о вольной жизни не мечтаешь?

Мели

За все сокровища Эллады

Я б не желала стать свободной.

Мне повезло, что я принадлежу

Такому знаменитому…

Клея

                                      Оставь.

Мели

Большая честь – философу служить.

Клея

Философу я предпочла бы мужа.

Мели

Я восхищаюсь Ксанфом…

Клея

                                            И давно ты

На господина смотришь с вожделеньем

И грезишь сутками, чтоб он оставил Клею

И на рабе по глупости женился?

Мели

Не будь жестокой! Ксанф тебя так любит…

Клея

Я часть его богатства вместе с домом,

Рабами, книгами, фонтаном...

Мели

Из всех поездок он тебе привозит

Подарки очень дорогие.

Клея

Подарки жёнам – порождение гордыни

И оправдание обильного разврата.

Мели

Ксанф знаменит.

Клея

                             Он вечно рассуждает:

Несправедливость заключает справедливость,

Страданье – радость, а ученье Эпикура

Предназначалось только для того,

Чтоб Ксанф владел огромным домом,

Пил, как верблюд, изысканные вина

И женщину роскошную любил.

Когда же ты закончишь, наконец-то!

Мели

Ах, госпожа, какое наслажденье

Лучи твоих волос убрать в прическу.

На ложе ты предстанешь Афродитой

Перед философом возлюбленным своим.

Клея

Философы – по разуму младенцы –

Открытия Сократа и Платона

Перевирают пересказом жалким

И продают ученикам как мускус.

Мели, а капитан афинской стражи,

Ещё стоит с копьём у въезда в город?

Мели

Так вот я для кого вожусь с причёской?

Клея

Мы встретились на празднике Тесфорий,

Когда следил тот воин за порядком,

А я раз в год отпущенная мужем,

Могла с подругами по детским играм

Пять дней свободе радоваться смело

И покровительницам плодородья –

Деметре-матери и дочке-Персефоне,

Молиться о блаженстве материнства.

Мели

Твой муж идёт по анфиладе, Клея!

Клея

(указывает на дверь)

Войдёт оттуда он и скажет: «Клея, радость,

Тебе привёз я, как всегда, подарок».

Ксанф

(вбегает)

Клея, радость, тебе привёз я дорогой подарок!

Клея

Как скоро ты вернулся.

Клея делает знак Мели, та выходит.

Ксанф

                                       Быстрей целуй скитальца!

Клея формально целует Ксанфа.

Возрадуйся скучавшая супруга –

Диковинный подарок ждёт за дверью.

Клея

Что ж, положи его на ту скамейку.

Ксанф

Я не смогу – подарок мой огромен.

Ксанф хлопает в ладоши. Входит Эзоп с тканью на голове, которую эффектно срывает Ксанф.  Эзоп действует перед сценой.

Клея

Что это за страшилище?

Ксанф

                                        Подарок.

Клея

Он – раб?

Ксанф

                   По имени Эзоп.

Когда б калек не сбрасывали вечно

Со скал в младенчестве, а в Олимпийских Играх

Был вид соревнований по уродству,

Он лавры б обновлял, как я хитоны.

Клея

Ты во хмелю свалился с колесницы,

Когда решил купить такую гадость?

Эзоп

Он не купил меня, а взял в придачу.

Клея

Чудовище владеет даром речи?

Ксанф

Работорговец, продавая Эфиопа,

Довольный прибылью обильной,

В знак благодарности дал чудище в довесок.

Ксанф хлопает в ладоши. Входит Мели и, увидев Эзопа, вопит.

Мели, вульгарно глупым восклицаньем

Так невоспитанность выпячивать прилюдно.

Эзоп

Так и должно быть, господин. Привычен

Ужасный вопль людей при первой встрече.

Клея

Сказал забавно.

Эзоп

                            Часто я забавен.

Однако ты себе не представляешь,

Когда других весельем развлекаю,

Насколько я серьёзен.

Клея

                                      Почему?

Эзоп

И потому, что слишком безобразен,

И потому, что говорю с подтекстом.

Ничто в душе не вызывает смеха.

Ксанф

Ценю тебя за ум парадоксальный.

Эзоп

Приятно то, что ты заметил это.

Мели

Но, Ксанф, его уродство распугает

Твоих гостей. Пускай простят мне боги.

Эзоп

Они простят тебя, не сомневайся,

Для этого их выдумали люди.

Клея

Ты остроумен для раба. Подумай, Ксанф,

Кто б смог прощать тебя без жертвоприношений?

Ксанф

Мели, за дверью Эфиоп заждался,

Зови его сюда, я вас представлю.

Мели хлопает в ладоши. Входит Эфиоп.

Ксанф

Как, хороша покупка, Клея?

(Эфиопу)

Нам боди ала!

Эфиоп

Нам боди ала!

Под хлопки Ксанфа Эфиоп с возгласами скачет вдоль сцены. При его приближении Эзоп отступает.

Клея

Что это, Ксанф?

Ксанф

                             Полезная покупка.

(Эзопу)

Как видно, он не нравится тебе?

Эзоп

Скотине этой я предпочитаю

Зверей разумных из простецких басен.

Ксанф

Ступай, послушный раб, и отдохни.

Эфиоп уходит. Ксанф снимает лавровый венок. Мели моет ему ноги.

В пути я приказал атлету Эфиопу

Эзопа высечь за большую дерзость.

Эзоп

Дикарь отменно справился с заданьем.

Клея

За что тебя секли?

Эзоп

                                Хотел дышать свободой…

Клея

Пытался убежать?

Эзоп

                                 Нет, пробовал добиться,

Чтоб Ксанф меня на волю отпустил.

Клея

Мольба явилась поводом для порки?

Муж, это не похоже на тебя.

Эзоп

Похоже, госпожа, о, как ещё похоже.

Ксанф

Наверно, ты соскучился по плети?

Эзоп

Помилосердствуй, господин! Пылают раны,

Что в прошлый раз на мне оставил изверг.

Ксанф

Раб должен отличаться стоицизмом.

Эзоп

Рубцы на теле оскорбляют душу.

Клея

Зачем кормить бессильного раба?

Ксанф

История корзины с хлебом

Тебя в обратном убедить сумеет.

Рассказывай, Эзоп.

Эзоп

                                 Когда мы возвращались,

Ксанф повелел нести покупки.

Мешки с посудой, статуэтками и тканью

Попутчики хватали в свалке.

Огромная корзина с хлебом

Мне за медлительность досталась.

Все дружно этим потешались.

Смеялся даже Эфиоп угрюмый.

Но ежедневно хлеб съедали люди,

И вскоре нёс я лишь саму корзину.

Ксанф

Возвышенно умён! К тому же клад нашёл он.

Клея

Сокровища лишился добровольно?

В таком поступке я не вижу смысла.

Эзоп

Клад слишком был тяжёл, а я к богатству

Давнишнее презрение питаю.

Переложив сосуд на плечи Ксанфа,

Я уровнял патриция с рабами.

Клея

Каким же образом маммону обнаружил?

Эзоп

Ксанф надпись не сумел прочесть

На памятнике древнем у дороги.

Я предложил раскрыть её значенье

И получить свободу не бесплатно.

В траншее, вырытой совместно,

Сосуд с персидским золотом светился.

Но сладкий сон обещанной свободы

Был прерван жалом плети Эфиопа.

Ксанф

Такое чучело свобода не утешит.

Мне надлежит в богатстве быть свободным,

Тебе – пожизненно рабом неприхотливым.

Клея

Ты должен был исполнить обещанье.

Эзоп

Ну, что ты? Я полезен, госпожа.

Отыскиваю мимоходом клады,

Рассказываю басни про животных,

Из ситуаций, каверзных для Ксанфа,

Всегда достойный выход нахожу.

Моё калечество – спокойствие хозяев

За жён, что в клетках каменных томятся.

Мне не сбежать: так явственны увечья –

Любой поймает или страже донесёт.

Какой философ сможет отказаться

От стольких выгод? Боги не одобрят…

Клея

Освободи его.

Ксанф

                          Кого? Эзопа?

А что один он станет делать

В огромном и жестоком мире?

Умрёт! И тяжкий грех пред Зевсом

На наши души ляжет вечным грузом!

Ну, мне пора напутствовать за деньги

Моих учеников. Тебя я покидаю.

Ксанф стремительно уходит. Мели с туникой Ксанфа тоже.

Клея

Так ты желаешь быть свободным?

Эзоп

Одно есть право у раба – надежда.

Клея

А для чего тебе нужна свобода?

Эзоп

Припав к ручью, хочу не опасаться,

Что некто грозный крикнет приказанье,

Мол, хватит пить, иль пить ещё не время…

Чем больше узнаю людскую низость,

Тем вдохновеннее люблю животных.

Ах, если б удалось на их наречье

Пересказать все басни на опушке.

Знаешь волк, пожиратель ягнят, есть такие животные – люди, которые тоже убивают друг друга. Только делают это не для пропитания, а просто так, из любви к убийству.

Клея

Как овладеешь ты звериной речью?

Эзоп

Я часто изучал язык хозяев

Из разных стран, в которые был продан.

Все люди, при обилии словесном,

Друг друга крайне редко понимают.

Животные сигналят только криком:

«Враг приближается», «Я голоден», «Люблю».

Вообрази, насколько тонки звуки,

Чей смысл понятен в трели, рёве, лае.

Клея

Ты жаждешь быть свободным? Так беги –

Используй шанс надежду воплотить!

Эзоп

Я не могу. Страх беглеца – капкан.

Свобода – не какая-нибудь тайна.

Свободу эллин под плащом не прячет.

Клея

Немедленно беги! Я Ксанфу заявлю,

Что вправе отпустить раба на волю.

Эзоп

Тебя накажут. Мне же душу совесть

По зёрнышку сгрызёт, как мышь пшеницу.

Клея

Ты изумительно умён и уморительно наивен –

Порядочность подругою не станет

Ни миру алчному, ни доле бесталанной.

Эзоп

Волк повстречал откормленную собаку в ошейнике и спросил: «Кто тебя так раскормил?» – «Мой хозяин, охотник». «Да избавят меня боги от такой судьбы», – воскликнул волк, – «я предпочитаю голод ошейнику»!

Клея

Ты этой басней тешил господина?

Эзоп

Софист провозгласил: «Что это значит?»

Ксанф выдумал мирок желаний плотских

И свято верит в то, что он реален.

А мы с тобой характерами схожи –

Годами не смиряемся с неволей!

Клея

Как ты узнал, что я не примерилась?

Эзоп

Об этом в блеске глаз твоих читаю –

Они рассвет желаний отражают

Души мятежной. Только искра жизни

Мгновенно гаснет, словно на закате

Таинственные контуры предметов

Морским отливом вытесняет ночь.

Клея

Взор скрещивать рабу с господским взором

Под страхом новой порки запрещаю!

Эзоп

Да, ты права. Нельзя мне отражаться

В зрачках бездонных, как у Афродиты.

Клея

(опускает глаза)

Расскажешь басню только для меня?

Эзоп

Голодная лиса увидела на высокой беседке кисть винограда и не смогла достать его. Удаляясь, она сказала: «Пока не созрел».

Клея

«Что это значит?» – вслед спрошу за Ксанфом.

Эзоп

Твой разум не позволит вторить мужу.

Ксанф

(вбегает с довольным видом)

Жена! Я только что открытьем гениальным

Сразил весь Самос! Ты увидишь личность,

Чей стоицизм затмил величие Сократа.

Клея

А может, хватит на сегодня потрясений?

Ксанф

Все блага мира для него презренны,

Страдания и радости безлики

В зерцале ощущений и желаний.

Войди в мой дом, любезный воин!

В форме капитана афинской стражи, атлетического телосложения, с большим мечом и щитом входит Агностос. Увидев Клею, пытается уйти. Ксанф останавливает его.

Моя супруга Клея. Раб Эзоп.

Родился он в Афинах, как Гомер.

Но между делом сочиняет басни.

Эзоп

Я, господин, во Фракии родился.

Ксанф

Пускай во Фракии. Сейчас речь не об этом.

Что за привычка – спорить с господином?

Внимательней взгляните на пришельца –

Немой мыслитель превзошёл Эзопа!

Клея

Ты капитан дворцовой стражи из Афин?

Агностос

(вяло издаёт невнятный звук)

                                                                  М-мм!

Ксанф

Беседуя с учениками, я увидел

Задумчивого человека из приезжих,

Желая оказать любезность гостю,

Его спросил с улыбкою радушной:

«Не хочешь ли со мною выпить, воин?»

А он в ответ:

Агностос

(отрицательно качает головой).

                       М-мм!

Ксанф

                                  Что означало, не желаю.

«А состязания борцов увидеть?»

А он в ответ:

Агностос

                         М-мм!

Ксанф

                                     И головой мотает.

Тогда я предложил на выбор

Пойти со мною в баню, в храм, к гетерам.

Мычаньем бычьим стоик отказался.

«Чего же хочешь ты?» Ответил: «Ничего».

Я говорил ученикам, что люди

Чего-нибудь желают постоянно:

Любви, богатства, долгой жизни в счастье.

И вдруг встречаю юного аскета –

Неслыханный в природе экземпляр.

И он не чувствует себя несчастным.

А мог бы многого желать от жизни,

Ведь он красив и молод.

Клея

                                        Да, красив!

Ксанф

А ты, Эзоп, что скажешь о герое?

Эзоп

(Агностосу)

Ты любишь жизнь?

Агностос

                                   М-мм!

Ксанф

                                               Как видишь, нет.

Эзоп

Страдал бы ты, когда во время пытки

Швырнули об стену оторванные руки,

Отрезали без спешки оба уха,

Копьём горячим выкололи очи?

Агностос

                                                     М-мм!

Ксанф

                                                                Ответ гранита твёрже.

Эзоп

Ксанф! Он влюблён и безнадёжно,

Иначе капитан дворцовой стражи

Не может быть столь безразличным,

А должен метить в таксиархи:

Вести в поход тяжёлую пехоту,

Входить в состав Военного Совета,

Казною ведать, помогать стратегу

В период мира войско набирать.

Клея

(с волнением Агностосу)

Ты без взаимности влюблён?

Агностос

(с возмущением разводит перед Ксанфом руками)

                                                 М-мм!

Ксанф

                                                             Мели, вина!

Скажи, дружище, что такое женщины? Хорошо выточенные ножки.

(Хватает сзади за бёдра Клею и грубо раскручивает её).

И бедра, покачивающиеся как лодки на причале.

Клея

(вырывается)

Тебе не следовало говорить этого, имея такую жену.

Ксанф

Глупости! Распорядись, чтоб нам накрыли.

Клея

Мели!

Выходит Мели, Клея ей что-то говорит, Мели уходит и возвращается, неся амфору с вином и чаши, уходит.

Ксанф

Ты понимаешь, воин, что я  говорю с высоты философии.  Дикие и неуклюжие женщины севера с туманными бирюзовыми глазами и телом, покрытым золотым пушком…

С подносом изящно выходит Мели. Ксанф смотрит на Мели.

Дикие и неуклюжие…

Мели, расставив ноги, на опущенных руках доносит поднос и уходит.

Практичные и пышногрудые  гречанки, ласкающие слух поэзией Сафо. Чёрные эфиопки, чьи поцелуи имеют вкус экзотических фруктов.

Обмотанный тканью с подносом выходит улыбающийся Эфиоп. Ксанф хлопает его по заднице, тот срывает чалму и смеётся.

Пошёл отсюда!

Эфиоп, изображая испуг, убегает.

Дородные и плодовитые арапки, манящие мужчин, как ароматный восточный цветок пчелу.

С двумя подносами фруктов выходит Мели. Снимает с Ксанфа лавровый венок, водружает его на бюст Сократа, кормит господина виноградом.

Ксанф

Что ты знаешь о женщинах, воин?

Агностос

М-мм.

Ксанф

Он неуязвим. А ты Эзоп?

Эзоп

Известны мне два рода женщин:

Одни страдают из-за нас, мужчин,

Другие заставляют нас метаться.

Из женщин, что терзались глубоко,

Единственную знаю голубицу.

Ксанф

Эзоп, ты заставил страдать женщину?

Ксанф и Мели хохочут.

Кто же она?

Эзоп

Ей матерью моей Деметра быть велела.

В горах годами от людской расправы

Меня страдалица с любовью укрывала.

Ксанф

Ах, ты обманщик! Следуя твоей логике, остальные женщины мучили тебя? Почему бы и нет? В конце концов, Эзоп тоже мужчина. Ты любишь женщин? А они тебя нет.

Ксанф подводит Мели сзади к Эзопу и её руками обнимает его.

Он нравится тебе?

Мели

Господин!

Ксанф

Они чудесная пара: красота и мудрость – великий идеал спартанцев!

Эзоп

(сбрасывает руки Мели)

Я не стремлюсь такой гармонии достичь.

Ксанф

К чему же ты тогда стремишься?

Эзоп

К свободе чайки – ни к чему другому.

Ксанф

Зачем тебе свобода без любви?

Эзоп

А для чего любовь мне без свободы?

Ксанф

Глупости!

(Хватает сзади Клею и гнёт до земли).

Любовь – порабощение женщины мужчиной. Не так ли, капитан?

Агностос

(пьёт из кубка)

М-мм!

Эзоп

Аргументация ответов капитана

Точна и безупречна как всегда.

Ксанф

Всё потому, что он большой философ!

Эзоп

Ты думаешь, в походах сильный воин

Становиться мудрее год от года?

Ксанф

Опять перечишь! Сколько можно?

(Вынимает из-за пояса мешочек с монетами).

Сходи скорей на рынок, чтоб купить

Для наших оргий лучшее на свете!

Эзоп уходит.

Мели

(указывает на Агностоса)

Это он?

Клея

Да.

Ксанф

Садись, мой друг.

Агностос садится.

Жена, окажи гостю честь: омой ноги.

Клея, наклонив голову, уходит.

Ты пребываешь в доме самого выдающегося философа современности Ксанфа. У меня сотни учеников. С Клеей ты уже знаком, а эта – Мели, моя рабыня.

Мели подает чаши Ксанфу и Агностосу и наполняет их вином. Входит Клея с кувшином и бронзовым  тазом. На корточках омывает Агностосу ноги. Тот быстро хмелеет.

Клея

Капитан участвовал в сражениях?

Ксанф

На Крите. Хорошее вино?

Агностос

М-мм!

Ксанф

Самос – край сладчайшего в мире вина. Моя жена – великолепная женщина?

Агностос

М-мм!

Ксанф

Самос родина самых обольстительных женщин.

Ксанф делает знак Мели, та наливает вино Агностосу.

Красивая рабыня?

Агностос

М-мм!

Ксанф

Не будь ты аскетом, я подарил бы её тебе.

Клея

Подарить мою рабыню?

Мели

Что вы, господин?

Ксанф

Видишь? Испугались. Учитесь у воина пренебрегать земными благами.

Агностос

Чудный дом!

Ксанф

Его построил для меня Иктин, создатель Парфенона в Афинах.

Клея

(ласкает Агностоса)

Ты долго пробудешь на Самосе?

Агностос

(громко Ксанфу)

Потрясающий дом!

(тихо Клее)

Я прислан наблюдать за сбором урожая, и уеду после полевых работ.

Клея

Значит, два месяца?

Агностос

Замечательный дом!

Клея

Ты не ответил.

Агностос

Два месяца я твой.

Клея завязывает Агностосу сандалии и встаёт с колен. Мели уносит кувшин и таз. Входит Эзоп, неся покрытое тканью блюдо.

Ксанф

(раскрывает блюдо)

А-а-а!.. Язык! Ты хорошо сделал, что принёс язык. Подай следующее блюдо.

Эзоп уходит и тут же возвращается.

Чужеземец, как хорошо быть эпикурейцем! Ты же наслаждаешься, смакуя этот язык, вино?

Агностос

М-мм!

Ксанф

                Что ты, Эзоп, теперь принёс?

Эзоп

                                                Свиной язык.

Ксанф

Опять? Я разве не велел купить

Для гостя лучшее? Ты хочешь,

Чтоб оскандалился хозяин

И не обрёл сенаторское кресло?

Эзоп

Что лучше языка отыщем в разных странах?

Язык является ключом науки,

Орудьем правды, разума и сердца.

Любовь мы выражаем языком

И произносим «мать», «желанная», «богиня».

Элладу гордую от края и до края

Народ прославил языком великим,

И он звучать в веках не перестанет!

Ксанф

Браво, браво! Ты великий мыслитель, Эзоп!

Все аплодируют. Ксанф бросает Эзопу мешочек с монетами.

А теперь я хочу, чтобы ты вернулся на рынок и принёс самое скверное, что там есть… Я желаю окончательно убедиться в твоей мудрости.

Эзоп забирает со сцены мешочек и уходит.

Правда, полезно иметь такого раба?

Во время следующего монолога Ксанф с Клеей, Агностос с Мели танцуют, меняясь партнёрами.

Сегодня все мы счастливы, поэтому пьём! Пей тоже, жена! И ты пей, Мели! Эфиоп, ещё вина! Я в состоянии выпить целый бочонок!

Эфиоп вносит бочонок вина. Входит Эзоп с подносом, покрытым тканью.

Теперь, когда мы знаем, что самое лучшее, посмотрим, что же, по мнению этого монстра, – самое худшее.

Ксанф берёт у Эзопа блюдо, ходит с ним, морщится, наконец, снимает ткань. Все хохочут. Ксанф бросает блюдо и хватает Эзопа за грудки.

Разве я не просил тебя принести самое худшее? Не ты ли, тупица, сказал, что язык – это лучшее? Хочешь, чтобы я высек тебя?

Эзоп

Язык, мой господин, есть худшее на свете –

Источник всех интриг, насмешек, кляуз,

Язык используют никчёмные поэты

И те философы, что думать не способны!

Ксанф

Хризипп.

Эзоп

Мы языком клеймим – «умри», «каналья», «раб»!

Ксанф

Эзоп, ты самый парадоксальный мыслитель, после меня, конечно. Ты, действительно, принёс самое худшее. (Аплодирует). Сегодня я мог бы выпить всё вино, сделанное в мире! Да, друг мой, перед тобой человек, способный выпить целое море…

Агностос

М-мм.

Ксанф

Не веришь? Эзоп, выведи меня справить нужду. Держу пари! Ставлю, что хочешь.

Агностос

Дом!

Клея

Ты пьян, Ксанф!

Ксанф

Замолчи! Мой дом, богатство, рабов. Сомневаться в словах философа…

Агностос

М-мм…

Агностос падает. Ксанф за дверью мочится.

Эзоп

Жил в древние времена царский сын, который от безделья объедался и опивался, поэтому сидеть за нуждой ему приходилось так долго, что однажды у него мозги через брюхо вытекли, а он и не заметил.

Ксанф

Эзоп, дай мне, чем писать! То есть писать! Дай на чём писать.

Эзоп подает Ксанфу суму. Тот достаёт из неё лист пергамента и кисточку. Эзоп подставляет спину. Ксанф кладёт на неё пергамент и пишет.

И чем закончилась эта история?

Эзоп

С тех пор люди, сделав дело, каждый раз оборачиваются посмотреть, не вытек ли у них мозг. Но ты, Ксанф, не беспокойся – у тебя он не вытечет по причине отсутствия.

Ксанф

(читает)

«Я, философ Ксанф, обязуюсь пойти завтра на берег и выпить море. В противном случае вручу всё моё добро…»

Агностос

Дом!

Ксанф

«Дом и рабов моему другу…» Как тебя зовут?

Агностос

Агностос.

Ксанф

(пишет)

«…Агностосу». Держи!

Ксанф бросает пергамент Агностосу. Берёт молоток и говорит в него, как в микрофон.

А теперь в честь моего друга из солнечных Афин – сладкое!

Ксанф ударяет в гонг. Звучит музыка. Ксанф и Клея, Агностос и Мели танцуют. Эфиоп хватает со всех блюд фрукты и жадно ест.

Кто это приготовил?

Клея

Я, Ксанф.

Ксанф

Это самое отвратительное блюдо из всего, что я пробовал! Женщина, приготовившая такую дрянь, заслуживает костра. На костёр! На костёр! Принесите дрова, я сожгу жену!

Агностос

Ты хочешь сжечь свою жену? Погоди, я приведу мою! Сожжём их вместе.

Клея

Я не желаю больше видеть тебя, отвратительный философ!

Клея выбегает. За ней устремляется еле держащейся на ногах Агностос. Ксанф в страстном танце гнёт Мели в разные стороны. Когда Мели убегает, Ксанф, топча фрукты, скачет с Эфиопом.

Эзоп

Это самый яркий сюжет для басни о безумии.

АКТ 2

Утро следующего дня. Ксанф, шатаясь, идёт от гонга к неработающему фонтану, становится на четвереньки, суёт палец в фонтан, потом в рот. Встаёт и медленно, сделав круг, возвращается к гонгу.

Ксанф

Клея! Клея! Кто-нибудь!

(Еле слышно ударяет в гонг).

Эзоп! Эзопушка! Эзопушка!

Эзоп

(выходит с длинным кувшином)

Да, господин.

Ксанф

                        Моя жена ушла.

Эзоп ставит кувшин. Ксанф жадно пьёт.

Эзоп

Однажды мышка с кошкой подружилась…

Ксанф

Я сыт по горло баснями твоими.

Вчера ушла из дома Клея.

Ты полагаешь, нет другой заботы,

Как слушать небылицы о животных?

Эзоп

Могу и не рассказывать в дальнейшем.

А ты жену так сильно любишь?

Ксанф

Да, я её люблю. Совсем не это

С утра безумно угнетает душу.

Вот если я пойду куда угодно,

Никто и словом это не отметит.

А коль жена бросает дом и мужа,

Сограждане неистово хохочут!

(Рыдает).

Я ведь философ… И никто не должен

Смеяться надо мной. Скажи, что делать?

Эзоп

Да женщины вообще философов не терпят.

Ксанф

Весь Самос будет попирать моё величье.

Эзоп

А над изъянами Эзопа остров

То пьяным насмехается, то трезвым, –

Такими Эллинов создали боги.

Ксанф

Эзопушка, что делать расскажи?

Эзоп

Допустим, объясню, а ты мне дашь свободу?

Ксанф

А ты вернешь капризную супругу?

Эзоп

Не сомневайся, Клея возвратится.

Ксанф

Тогда освобожу любимого раба я.

Ступай за ветром. Только растолкуй,

Как сохранить престиж главы семейства?

Эзоп

Дай денег поскорей.

Ксанф

                                                  Как денег? Денег?

Ксанф берёт сундучок, достает из него монету и даёт Эзопу.

Вот денежка тебе.

Эзоп

                                Давай ещё монеты.

Ксанф вынимает ещё одну монету и дает Эзопу. Тот бросает деньги на пол.

Нет, за такие деньги ни одна

Жена домой ещё не возвращалась.

Ксанф

Меня ты разорить собрался?

Эзоп

Отдай мне всё, что при себе имеешь.

Ксанф

(показывает кукиш)

Ты хочешь, чтоб помимо Клеи,

Я потерял моё богатство?

Скромнее сумма Клею не устроит?

Эзоп

(показывает кукиш)

Видал в ответ. Давай сюда мешочек!

Стиснув зубы, Ксанф кладёт мешочек Эзопу в суму и высыпает из сундучка остаток монет. Эзоп уходит.

Твоя жена вернётся очень скоро.

Ксанф

Мели! Мели!

Мели

(входит)

                                      Ты звал меня, философ?

Ксанф

(машет руками)

                Омой скорее как-то господина.

Мели

                 Незамедлительно готовлю ванну!

Мели снимает доску и превращает пол в ванну, затем раздевает Ксанфа.

Ксанф

Мигрень меня заставила поддаться

На уговоры долгие Эзопа,

Я как в бреду отдал ему все деньги

Для возвращения коварной Клеи.

Ты как считаешь, не сбежит разбойник?

Мели

Рабу ты отдал деньги? Молодчина!

Ксанф

Да, отдал деньги. А теперь уверен,

Что допустил оплошность. Сей поступок

Всего лишил меня: жены, раба, богатства.

Обманут бедный Ксанф.

Скорей на помощь, стража!

Мели

(сажает Ксанфа в ванну)

Тебе всё ещё нравится супруга?

Умерь свой гнев и на меня взгляни…

Ксанф

А как вернуть украденные деньги?!

Мели

(страстно моет Ксанфа)

Ты взглядом никогда меня не приласкаешь,

Однако это я причёсываю Клею

Столь вычурно, чтоб ты сильней желал

На ложе взять надменную супругу.

С утра до вечера твержу скале холодной

Десятка два секретов Купидона.

Не знала Клея, что жена должна

Ласкать мужчину, словно струны арфы.

Так не жалей, пусть даже потеряешь

Аристократку. Я намного лучше!

В час оргии, когда через плечо

Тебе я подаю вино и сласти,

То, кажется, дыхание Мели

Вот-вот заставит Ксанфа оглянуться –

Не можешь ты не чувствовать затылком

Дрожь разбухающих грудей рабыни,

Когда ей с милым хочется взойти

На жертвенник у храма Афродиты…

Но ты, философ, ничего не видишь.

Ксанф

Меня ты любишь? Бедная Мели!

Мели

Всех на агоре учишь, а не знаешь,

Что жалость унизительней всего

Для женщины, без памяти влюблённой.

Какая польза от жены бездушной

И от раба, что над тобой смеётся?

А, может быть, они удрали вместе?

Ксанф

Такое невозможно! Невозможно!

Мели

А сколько невозможного, мыслитель,

Уже свершилось?

Ксанф

                               Ты права, Мели, –

Они удрали вместе. Стража, стража!

Мели

(садится перед Ксанфом в ванну и снимает тунику)

Пускай идут. Афиной присягаю

В том, что как только Ксанфа обниму я,

Про всё на свете господин забудет…

Ксанф

Предательница предпочла калеку,

А я в ответ ей предпочту рабыню…

Мели

(протягивает руки)

Великий Ксанф!

Ксанф

                            Иди ко мне, невеста!

Ксанф тискает Мели, а в этот момент с корзиной входит Эзоп.

Эзоп

Всё подготовил…

Мели

                               Как, ты возвратился?

Ксанф

А где моя жена?

Эзоп

                            Я не встречался с нею.

Но всё купил для свадьбы господина.

Мели

Ты догадался, что Ксанф женится на мне?

Ты лучше, чем я думала.

Ксанф

                                          Постой.

Не понимаю, для чего ты деньги

На эту чепуху потратил?

Эзоп

Всё лучшее купил, поверь Эзопу!

Мели снимет с Эзопа корзину и вынимает её содержимое.

Мели

Добротные шелка из Карфагена!

Браслеты! Бусы! Статуэтки из Танагры!

Из кож газелей лёгкие сандалии!

Для поясов златые шкуры! Прелесть!

Ксанф

Зачем такое вытворил?

Эзоп

                                       Чтоб в лавках восклицали:

Ксанф женится!

Ксанф

                           Немыслимо, Эзоп!

Все говорят, что на рабе женюсь я?

Эзоп

От каждого торговца на агоре

Один вопрос я слышал бесконечно:

«Эзоп, кому ты вещи покупаешь?»

«Философу для свадьбы пригодятся».

Ксанф

У стоика бы лопнуло терпенье

И он лжеца избил нещадно!

Мели

Любимый, не наказывай Эзопа,

Ведь он предвидел нашу свадьбу.

Ксанф

Все деньги отдал прохиндею

На возвращение супруги,

А он ненужными вещами

Мой дом наполнил выше крыши!

Мели

Они к лицу молодожёнам.

Эзоп, ты поступил разумно.

За месяц упрошу супруга

Тебе свободу даровать за это.

Эзоп

Благодарю! Ксанф сам пообещал…

Ксанф

(берёт молоток и хочет ударить в гонг)

Но только в день, когда вернётся Клея!

Мели

(хватает руку Ксанфа с молотком)

Её я даже не найму в служанки.

Мели страстно целует Ксанфа, а в это время входит Клея и аплодирует.

Клея

Сказали мне, ты женишься? Весь город

Гудит, как улей, о подарках к свадьбе.

Так это правда?

Эзоп

                             Ксанф, я сделал так,

Чтоб Клея в тот же день домой вернулась.

Дай мне свободу.

Ксанф

                               Клея, ты вернулась!

Мели закрывает лицо руками и плачет.

Чего ты плачешь, дура?

Эзоп

                                        От восторга!

Распущенный мной слух о свадьбе

Привёл домой законную супругу.

Ты радуешься, Ксанф?

Ксанф

                                      Я беспредельно счастлив!

Эзоп

Исполни обещанье – дай свободу!

Мели

Проси теперь свою свободу раб,

Когда я чуть мою не получила!

(Оборачивается к Клее).

Да если б ты Агностоса ласкала,

Ксанф через час на мне женился.

(Подходит к Ксанфу).

Твоя жена вернулась из-за денег.

Её наряд – для капитана стражи.

Вот с ней и оставайся до могилы!

Клея

Не слушай, Ксанф, блудливую горгону,

Кто не украл супружеского ложа,

Тот всех подряд оклеветать способен!

(Мели).

Заткнись и убирайся восвояси,

Пока я не позвала Эфиопа,

Чтоб плоть твою голодную насытил

И навсегда отбил желанье твари

На званье госпожи претендовать!

Эзоп

О, бедная Мели, ты не сумела...

Мели

Себя воображаешь благородным?

Ксанф утверждал: ты – Пан коварный,

Что убежал с его деньгами и женою!

Опустив голову, Мели уходит.

Эзоп

Ксанф, напиши пергамент и простимся.

Ксанф

Потом поговорим.

Эзоп

                              Ты обещал!

Ксанф

Ты, раб, не веришь в предзнаменованье,

А я гадателям с пелёнок верю.

Когда увидишь в небесах двух чаек,

Знаменье будет означать, что боги

Твоё освобожденье одобряют.

Беги, беги скорее на веранду.

Эзоп

Случайность справедливости не пара.

Ты должен обещание сдержать,

Пусть даже боги будут против.

Ксанф

(нависает над Эзопом)

Лишь боги отстоят твою свободу!

Ступай, не дожидаясь Эфиопа!

Эзоп уходит. Ксанф надвигается на Клею, та в страхе отступает.

Как радостно тебя мне видеть, Клея!

Клея

Подарки эти… для меня?

Ксанф

                                             Конечно,

Они твои. Ну, поцелуй супруга.

Клея

Эзопа почему ты не отпустишь?

Ксанф

Не раз я повторял, что он душою

Пока что для свободы не созрел.

Клея

Поэтому ты слову изменяешь?

Ксанф

А почему ты о рабе хлопочешь?

Клея

Меня он рассмешить умеет,

И этим нравится.

Ксанф

                                А я

Тебя уже совсем не веселю?

Клея

Иначе, Ксанф. Эзоп смешит лишь тем,

Что говорит. А у тебя забавно,

Чего ты не сказал. Вернее, думал…

Но это не одно и тоже. Понимаешь?

Ксанф

Нет, я не понимаю!

Ксанф насилует Клею в разных позах, отвечая Эзопу.

Эзоп

                                    Ксанф, смотри,

Две чайки в небе показались!

Во имя всех богов иди немедля!

(Пауза).

Во имя Зевса я молю – скорее!

Две чайки там, на горизонте,

Парят привольно над пучиной!

(Пауза).

Иди же посмотри на небо,

Где тешится моя свобода!

Ксанф

Но я там ничего не вижу.

Эзоп

У горизонта самого, вон там.

Благословенны боги!

Ксанф

                                   Лишь одну

Отчётливо я вижу чайку.

(За волосы подымает голову Клеи).

Двух чаек видишь в небе?

Клея

                                            Нет!

Эзоп

(вбегает)

Ксанф! Ксанф!

Ксанф

                         Тебе в свободе отказали боги!

Эзоп садится на краю сцены и, закрыв ладонями лицо, рыдает. Ксанф покрывает тканью изнасилованную Клею.

Пора мне повидать учеников.

А ты пока тут приберись.

(Уходит).

Клея

                                          Ты плачешь?

Эзоп

                                                                 Нет.

Клея

В твоих глазах застыли слёзы.

Эзоп

Я слишком долго вглядывался в небо.

Судьба рабов – смотреть всё время в землю.

Клея

А знаешь, почему я в тот же день вернулась?

Эзоп

Ты любишь мужа.

Клея

                                 В этом вся причина?

Ну, посмотри же на меня!

Эзоп

                                           Нет, Клея, я ужасен...

Клея

Внимательно всмотрись в мои глаза,

В них, отражаясь, сразу разглядишь,

Как ты красив!

Эзоп

(поворачивается к Клее)

                         Благословит Эрот

Твои глаза. Не добивайся только,

Чтоб я их понимал.

Клея

                                Ты понимаешь.

Ты не философ, но совсем не глуп.

Эзоп

Нет, Клея, я глупец.

Клея

                                  Нет, ты умён, Эзоп.

А имя Клея – означает слава.

Эзоп

Что стоит воздух славы без свободы?

Клея

Ксанф никогда не даст тебе свободу.

Клея со спины подходит к Эзопу, становится на колени, обнимает и ласкает его.

Возьми меня, чтоб отомстить тирану!

Эзоп

(отстраняется)

Нет! Нет! Я – раб, я даже не метек.

Клея

Эзоп душою разве не свободен?

Ты для меня не раб, а мудрый эллин.

Эзоп

Ты господина моего супруга.

Клея

Я лишь витрина выродка, который

Тебя сечёт и унижает. Так рогами

Главу обидчика укрась.

Эзоп

                                      Я повторяю, нет!

(Отбегает на противоположный конец сцены).

У меня есть лучшая месть – не любить. Лиса, увидев на высокой беседке кисть винограда, не смогла достать его и сказала: «Он зелен». Представь теперь сладкий виноград, который она может достать и который сам напрашивается… Вообрази также, что лиса пренебрегает им, и виноград зеленеет от ненависти, что его манящая зрелость отвергнута. Вот, как я отомщу Ксанфу. Ты прекрасна, как слава. Ты желанная женщина моей мечты. А я отказываюсь от тебя.

Клея

Не отвергай, Эзоп, протянутые руки.

А я у Ксанфа выпрошу свободу.

Эзоп

Чиста свобода – и недопустимо

Её принять греховными руками.

Клея

Предпочитаешь быть рабом до гроба?

Эзоп

Коль такова цена – предпочитаю.

Клея

Надеешься, свободу заслужить,

Платя за подлость благородством?

Эзоп

Другого способа метеком стать не вижу,

Пусть он не наделён правами гражданина,

Зато не подчинён приказам самодура.

Клея

Да чем нужнее будешь ты для Ксанфа,

Тем жёстче цепи обмотают члены.

Ведь мы стараемся отделаться от тех,

Кто не приносит ощутимой пользы.

(Медленно снимает тунику).

Всё тайное души и юной плоти

Я раскрываю перед праведным мужчиной.

Посмеешь искренность мою отвергнуть?

Эзоп

                                                                   Да!

Клея за руки втаскивает на сцену коленопреклонённого Эзопа и становится напротив его на колени.

Клея

Эзоп, молю, к устам прильни устами...

Ты заслужил хоть каплю наслажденья

В тяжёлой жизни, что перемешала

В тебе уродство, рабство, ясный разум.

(Кладёт ладони Эзопа на свои груди).

Люби меня, Эзоп!

Эзоп

(разбрасывает руки в стороны в виде креста)

                                Я не могу!

Мои ручищи огрубели от работы

И потому утратили способность

Почувствовать шафран нежнейшей кожи.

Вдобавок люди награждали тело

Одними лишь побоями. Скажи,

Какое наслажденье ты получишь,

Касаясь страстно ран кровоточащих?

Ах, если бы не это, я, возможно,

Сам возмечтал, чтоб мы нашли друг друга,

Как в чаще двое молодых животных,

Которые, вкусив соитья соты,

Расходятся навеки.

Клея

                                 Почему

Так не должно быть?

Эзоп

                                    Есть в душе зарница,

Что даже плеть не погасила болью,

Она заставит опустить зеницы,

Когда предложат телу наслажденье.

Клея

Какая блажь тобой, мудрец, владеет?

Эзоп

Уздою совести смиряю вожделенье,

Утешусь платонической любовью,

Лишь в одиночестве смогу с душою ладить!

Клея с воплем хлещет Эзопа туникой и отбегает вглубь сцены.

Клея

Трусливый евнух! Ксанф тебя накажет!

Эзоп

Он не прощает, если отвергают

Его жену?

Клея

(за гонгом надевает тунику)

                   Я это не прощаю!

Эзоп

Вы, женщины, лукавы от рожденья.

Теперь я виноградом стал зелёным,

Ты ж превратилась в хищную лисицу.

Не упусти момент – карай на славу!

Клея

Спесивый раб достоин мокрой плети!

Ксанф

(вбегает)

Спаси меня, Эзоп, скорей спаси!

Агностос требует исполнить клятву,

Он на агоре показал папирус,

С утра весь Самос ждёт на берегу,

Когда я, наконец-то, выпью море.

Они смеются...

Эзоп

                            Выпей море, Ксанф!

Клея

Вели его немедля высечь –

Он соблазнял твою супругу!

Сказал, что обладанье госпожою

Насытит жажду мщения господину!

Ксанф

Ты?!

Эзоп

          Отпираться бесполезно.

Клея

Он непристойным предложеньем

Смел оскорбить аристократку!

Эзоп

Вели бить палками меня по голове –

Спасатель превратится в идиота.

Потом пойди публично выпей море.

Клея

Оружье против Ксанфа быстро выбрал!

Ксанф

А как же дом, родная?

Эзоп

                                     Клея будет

Жить под открытым небом с Диогеном,

Когда ты переселишься в бочонок,

Опустошённый с молчуном в согласье.

Клея

Что ты предпримешь?

Ксанф

                                     Женщина, пойми,

Философ я и потому не в курсе

Житейских ситуаций. Это ты

Позволила вчера мне пить без меры

И в доме принимала капитана,

Ему радушно омывая ноги.

Со всеми ты любезна.

Эзоп

                                     В спешке боги

Любезностью не наградили Клею.

Ксанф

Эзоп, что ты сказал моей супруге,

Сочтём за басню.

Клея

                                Ксанф!

Ксанф

                                             За басню только.

Эзоп

Ксанф, выпей море!

Ксанф

                                   Всем известно,

Как я Эзопом беспрестанно восхищаюсь:

Он – первый стихотворец на Олимпе,

Кто превзошёл Гомера с Гесиодом...

Эзоп

Ксанф, срочно выпей море, до обеда!

Клея

Он старый жалкий раб и баснописец!

Ксанф

Что смыслишь ты в поэзии? Мужчины

Ценители крылатых афоризмов.

Есть у Эзопа образец софизма –

Вороне кто-то что-то там послал…

Эзопушка, ну, выручи, скажи мне,

Как дом спасти от козней проходимца,

Ведь ты мой друг, коллега, собеседник!

Эзоп

Во имя Зевса – я Гомера краше?

Ксанф

Бесспорно.

Эзоп

                   Соблазнить жену – безделка?

Ксанф

Любую возбудишь звериной басней.

Эзоп

Скажи, что я совсем не безобразен.

Ксанф

Коль в зеркало внимательно посмотришь,

Проступит в облике величье Аполлона!

Эзоп

Лукавый Ксанф. Я до того несносен,

Что плакать хочется при виде отраженья.

Встречались, правда, искренние люди,

В чьих душах расцветало состраданье

Ко мне, нечастному. Но большинство двуногих

Такие монстры изнутри, как я снаружи.

Ксанф, выпей море, чтобы утопить

В нём все приметы твоего уродства!

Ксанф

Я дам тебе свободу с тем условьем,

Что ты моё добро спасёшь сегодня.

Эзоп

Все обещания твои во лжи тонули.

Клея

Меня ты унижаешь, Ксанф!

Эзоп

                                             Что ж, делай выбор:

Имущество иль честь!

Долгая пауза.

Ксанф

                                      Наверно,

С тобой сама заигрывала Клея?

Эзоп

Ты всё-таки философ.

Ксанф

                                     Безусловно.

Эзоп

А если б я сказал, что Клея страстно

Охотилась за мной?

Клея

                                  Наглец ничтожный!

Ксанф

Его ты соблазняла?

Клея

                                 Может быть…

Ксанф

Вы перегрелись! Ведь Эзоп уродлив.

Эзоп

Моё лицо претит кокетству Клеи

И чудотворно для спасенья Ксанфа.

Ксанф

Пойми, Эзоп, не в жёнах сущность жизни,

Мой дом – вот главная проблема! Дом!

Эзоп

Довольно, Ксанф! Спасу твоё добро.

Взамен же ничего не попрошу.

Пойди на берег к людям и скажи,

Что выпьешь море, как и обещал.

Ксанф

Эзопушка, но я ведь не смогу.

Эзоп

Но только море без петлистых рек,

Впадающих в него.

Ксанф

                                 Я запишу.

Эзоп

Поставь условье: «Отделите

Речную от морской воды,

И я с восторгом выпью остальное».

Ксанф

Так-так… А дальше?

Эзоп

                                  Всё. Соображай.

Ксанф

(прыгает от радости и машет лавровым венком)

А… Отделите… Отделите… Отделите…

Тогда я выпью… Ах, какая  мысль!

Помчусь быстрее олимпийской колесницы!

Клея

Ты не прикажешь наказать Эзопа?

Ксанф

За что?

Клея

              Иначе навсегда вернусь к отцу.

Ксанф

(берёт молоток и ударяет в гонг)

  Виновен без вины! Любуйся поркой, Клея!

АКТ 3

Та же декорация, но без боковых скамеек. Эфиоп, сидя посередине сцены, под барабанную дробь молится, повторяя слова «Нам боди ала» (Спасибо, Бог). С тарелкой олив медленно выходит Мели и ставит её под гонг. Подходит сзади к Эфиопу  и стучит по его спине. Эфиоп, не прерывая молитву, показывает на небо. Мели садится напротив и с хохотом бьёт в барабан. Эфиоп с воплями отбегает к фонтану, где продолжает молиться.

Мели

(беснуется)

Ты не понимаешь меня, Эфиоп, а я тебя понимаю. Ты повинуешься. Я тоже. С одной лишь разницей: я выжидаю. А вот Эзоп, кроме свободы, ничего не хочет. Я же надеюсь стать свободной, богатой и любимой. А тебе нравится полосовать Эзопа? Неужели причинять боль другому доставляет удовольствие? Это даёт ощущение власти? Но власть завоёвывается  любовью. Ты любил, Эфиоп? Нет, ты дикарь. Ну, чего же ты ждёшь? Поцелуй меня!

Вбегает Клея. Эфиоп на своём языке жалуется. На окрик Клеи исчезает.

Клея

Где Ксанф?

Мели

                      Провозглашая: «Ухожу навеки»,

Достойнее уйти.

Клея

                            Я не обязана рабыне

Давать отчёт в своих поступках.

Ксанф с берега ещё не возвращался?

Мели

Не стража повела его к народу?

Клея

По доброй воле побежал, чтоб объявить

Условья, при которых выпьет море.

Мели

(радостно)

                                                            Значит,

Он дом не потеряет?

Клея

                                   Нет, плутовка.

Продолжишь ты философу служить.

Ах, почему, скажи мне откровенно,

Его ты, дурочка, в себя не влюбишь?

Ведь это лучше, чем на Эфиопа

Тайком бросаться раздражённой кошкой.

Мели

К чему твоё великодушье?

Клея

                                             Потому что…

Ксанф

(за сценой яростно)

Всё это бред! Где власть, жрецы, законы?

Входит Ксанф, за ним Агностос.

(Клее).

Ты представляешь, возмущённая толпа

Полдня как требует освобождения Эзопа.

Клея

До смерти баснописца не отпустишь…

Ксанф

А почему ты так хлопочешь…

Клея

                                                  Ксанф,

Ты потеряешь уважение сограждан.

Ксанф

(Агностосу)

Я только дом вернул?

Агностос

                                    Со всем богатством.

Ксанф

А потерял жену и любомудра?

Агностос

Ты на свободной женщине женился.

А что касается Эзопа, гражданин

Народной воле должен подчиниться!

Ксанф

Толпа уже сенат сместила

И делит скарб достойных граждан?!

Агностос

По праву люди требуют свободы

Для одного конкретного страдальца,

Работорговец дал его бесплатно,

Чтоб ты не захлебнулся, выпив море…

Ксанф

Он мой! Ты понимаешь, мой?

Входит Эзоп.

Клея

                                                  Эзоп,

Народ потребовал от Ксанфа

Свободы для раба, что пишет басни.

Он догадался, что твоя смекалка

Глупцу внушила, как отбиться

От обещанья выпить море.

Эзоп

Так значит, я свободен?

Ксанф

                                         Ни за что!

Мели

Немедленно гони неверного раба,

Отправь к отцу коварную жену…

Клея

Плебейка в роли новой госпожи

Тебя утешит в ванной и на ложе.

Ксанф

Нет! Он мой раб.

Мели

                               Ксанф, я – твоя рабыня

И всю оставшуюся жизнь пребуду ею.

Ксанф

Ты рвёшься стать моей женой, блудница?

Какая польза во втором аркане?

Иль господину надо разрешенье,

Чтоб забавляться купленною плотью?

Запомните: Эзоп – моя игрушка,

Её я выброшу, когда сломаю!

Эзоп

По телу спящего льва разгуливал мышонок. Зверь проснулся, схватил его и хотел съесть. Добыча взмолилась: «Отпусти меня, и я в долгу не останусь». Хищник улыбнулся и согласился. Однажды царь зверей попался в ловушку. Мышонок услыхал его стенания, прибежал, перегрыз сеть и освободил льва.

Ксанф

И в чём тут смысл?

Эзоп

                                Мораль сей басни такова –

Вознаграждается великодушье.

Клея

                                                     Ксанф,

Ты должен дарованием свободы

За дом спасённый отблагодарить.

Ксанф

Я знаю, почему, ты суетишься.

Клея

До появления Эзопа в нашем доме

Мечтала встретить я такого, как Агностос.

Однако этот некрасивый человек

Сказал такое про меня, что ни один мужчина

Ещё не говорил. Позволь уйти нам вместе.

Ксанф

Теперь всем ясно, по какой причине

Эзопа я удерживаю в рабстве –

Союз наш, освещённый Гименеем,

Я всеми силами стараюсь сохранить.

Останется Эзоп – останется и Клея.

Клея

Ты не союз бездетный сохраняешь,

Моё приданое вернуть не можешь,

Его с друзьями пропил, а остаток

Пустил на философские забавы.

Не беспокойся, мой отец, сенатор,

На жалкие пожитки не польститься.

Я удивляюсь, где берёшь ты силы

Терпеть жену, что, не скрывая, любит

Всем сердцем твоего раба?

Ксанф

                                              Предпочитаю,

С тобою жить без всяких оговорок.

Эзоп

Ты оказал мне честь, философ.

Хотя известно всем, что совесть

Мне не позволит к Клее прикоснуться.

Клея

Меня не любишь ты?

Эзоп

                                    Нет, Клея, не люблю.

Ксанф

Коль я его освобожу, останешься со мною?

Эзоп

Она останется, чтоб долг жены исполнить.

Клея

Останусь только, если ты прикажешь.

Эзоп

Я дать аристократке не сумею,

Чего от брака ожидает страстно, –

Мне безразличны роскошь и объятья.

А свет свободы не отдам вовеки,

Пусть даже Клея умолять об этом будет.

Клея

Освободи его, супруг. Я остаюсь.

Ксанф идёт к столу, берёт пергамент и кисть, пишет. Клея плачет. Ксанф протягивает пергамент Мели. Та передает его Эзопу.

Ксанф

Свободен ты.

Эзоп

(берёт пергамент, смотрит на него и отдает Клее)

                        Возьми. Освободи иль удержи.

Клея смотрит на пергамен, берёт его и собирается разорвать, но вместо этого возвращает Эзопу.

Эзоп

Прощай же, Ксанф!

Ксанф

                                   Нельзя ли, капитан,

Найти нам способ удержать Эзопа?

Не всё приданое я растранжирил –

На повышенье в чине денег хватит.

Клея

Ксанф, перестань!

Эзоп

                                  Прощай навеки, Клея.

Клея

Куда пойдёшь?

Эзоп

                             Хочу на мир взглянуть

Свободными счастливыми глазами.

Прощай, Мели. Пусть боги ниспошлют

Тебе свободу. Капитан, прощай.

Пускай ты станешь таксиархом.

Агностос

Прощай, Эзоп. Свободу береги –

В кровавой битве завоёвана победа.

Эзоп уходит.

Ксанф

Капитан, останься с нами пообедать.

Клея

Останься.

Ксанф

Что у нас на обед?

Мели

Язык.

Ксанф

А-а! Самое прекрасное, что может быть. Языком мы говорим о любви...

Клея

Ксанф!

Агностос

Язык – самое отвратительное, что есть на земле. Он источник всех интриг и кляуз. Что-то похожее я уже слышал?

Ксанф

От меня на площади.

Агностос

Это одно из твоих поучений, Ксанф? Ты величайший философ! И будешь бессмертен.

Ксанф

Думаешь? Я так и знал! Жена, омой ему ноги!

Затемнение. Снова свет. Ксанф сидит на шаре.

Ксанф

Жили-были… однажды… две лягушки… И… однажды… им стало скучно…

Клея

(входит)

Ксанф, не говори «жили-были, однажды…». Как в детских сказках. Действующие лица – вот что существенно.

Ксанф

Это абсурд начинать басню без предисловия. Всякая речь разделяется на предисловие, изложение и заключение. Это зафиксировано в трактатах Аристотеля. Я читал…

Клея

Забудь о трактатах. Рассказывай сам факт. Так делал Эзоп.

Ксанф

Удивительно, что его бессмысленные, лишённые всякой логики небылицы пользуются огромным успехом.

Клея

Да. С тех пор, как ты усвоил эзопову манеру говорить, народ на площади слушает тебя гораздо внимательнее. Повтори басню о лягушках.

Ксанф

Жили-были… однажды… две лягушки… И… им стало скучно. Нет, я никогда не смогу рассказывать как Эзоп. Я не должен был освобождать его. Ты видишь, сколько я потерял? И что я буду делать, когда перескажу все его басни? Где я найду другие? Я не умею сочинять. Не умею!

Мели

(вбегает)

Госпожа, стража ведёт Эзопа! Дельфийцы схватили его и когда дошли до Самоса, сдали капитану.

Ксанф

За что его арестовали?

Мели

Не знаю.

Клея

Ксанф, он нуждается в нашей помощи.

Ксанф

Отлично! Он расскажет мне новые басни.

Входит Агностос, за ним связанный Эзоп с корзиной за плечами.

Эзоп

Я снова здесь. Мы, кажется, не можем

Отделаться навечно друг от друга.

Ксанф

Эзопушка, мой друг, вновь лицезрю тебя ли?

Агностос

Он золотой сосуд украл из храма Аполлона,

За что его жрецы отдали страже.

Ксанф

Его украл ты?

Эзоп

                         Нет. Тебе известно,

Что я хочу иметь свободу и корзину,

Где чашка для воды, сума для хлеба.

Удостоверься в справедливости дельфийцев.

Ксанф вынимает из корзины сосуд и высыпает из него монеты.

Ксанф

Метек, да за такое святотатство

Обычно жизнью платит Аполлону.

Клея

Зачем ты к нам доставлен стражей?

Эзоп

Что я метек, лишь Самос знает.

А в Дельфах думают: невольник.

Рабам, укравшим, наказанье назначает

Лишь господин.

Агностос

                           Пойди, скажи жрецам,

Что ты на волю отпустил Эзопа.

Эзоп

Мне кто-то подложил сосуд.

Ксанф

                                              Зачем?

Эзоп

Дельфийцы молятся Аполлону так усердно, что даже перестали сеять пшеницу, поэтому просят милостыню. Я сказал им: цикада всё лето пела, в то время как жук собирал навоз.

Ксанф, поглядывая на Эзопа, с довольной улыбкой записывает за ним.

Зимой голодная цикада попросила у жука поесть. «Почему ты не собирала навоз летом?» – «Я пела». – «Пела? Так теперь пляши!» – заключил жук.

Ксанф

Я этой басни никогда не слышал.

Эзоп

Жрецы единодушно возмутились,

Мол, я считаю более достойным

С усердием выращивать пшеницу,

Чем возносить молитвы Аполлону.

Ксанф

Так оскорблять богов – позор и ересь.

Эзоп

Ксанф, понимаешь, басня ведь не только

История, придуманная кем-то,

В ней истина гнездо себе свивает.

А мы живём и умираем ради истин.

Ксанф

Я запишу: «Живём и умираем...»

Клея

(Агностосу)

А как карается такое преступленье?

Агностос

Согласно принятым законам, человека

(Будь он метеком или гражданином)

В миг со скалы Гиампианской сбросят

В ущелье смерти. Для раба Эзопа

Ксанф выберет по вкусу наказанье.

Ответа ждут жрецы.

Клея

                                    За амфору вина

У них сердечно попроси отсрочку.

Агностос выходит. Клея подбегает к Эзопу и кладёт ему руку на плечо.

Пергамент спрятал ты, спастись желая?

Эзоп

(поворачивается к Клее)

Тебя хотел увидеть перед смертью.

Клея подбегает к продолжающему писать Ксанфу.

Клея

Скажи жрецам: Эзоп мой раб. И точка.

(Эзопу).

Давай в жаровню бросим твой пергамент.

Ксанф

Какая мысль, Эзоп. Ты снова будешь с нами.

Эзоп

Как раб?

Ксанф

                Формально. А, на самом деле,

Мы будем компаньонами с тобою.

Эзоп

Как компаньонами?

Ксанф

                                 Ты будешь

Рассказывать мне басни. Я взамен

От Клеи отрекусь... по воскресеньям.

Эзоп

Ксанф, выпей море!

Ксанф

                                  Боги вразумите…

Тебя казнят жестокие дельфийцы!

Не будем времени терять впустую.

(Ударяет в гонг и берёт сосуд).

Сейчас я отведу тебя на площадь,

Скажу жрецам, что ты уже наказан,

И золотой сосуд верну с поклоном.

Эзоп

Но я – не раб!

Ксанф

                         Пойми, обман

Тебе подарит жизнь.

Мели

                                     И любящую Клею.

Клея

Солги. Ложь для толпы приятней.

Эзоп

                                                        Значит,

За кражу для свободных граждан

Страшнее существует наказанье,

Чем для воров-рабов?

Ксанф

                                        Конечно!

Эзоп

Тогда... я… выбираю… наказанье…

Свободных граждан!

Ксанф

                                    Ты – безумец!

 Шум голосов. Мели бежит к двери и возвращается.

Мели

Дельфийцы приближаются!

Агностос

(вбегает)

                                              Узнать решенье!

Клея медленно подходит к Эзопу, гладит его волосы и лицо. Эзоп целует её руки. Клея разматывает канат, которым связан Эзоп, и, на их диалоге, натягивая канат со второй петлёй, отходит в противоположную сторону и набрасывает петлю на шею. Ксанф, Мели, Агностос и вышедший Эфиоп садятся к ним спиной.

Клея

Когда ты бурно пререкался со жрецами,

Я в храм проникла и тайком в корзину

Сосуд алтарный подложила, чтоб сказать:

«Вот тот урод украл реликт священный».

Эзоп

Ты лжёшь, любовь моя! Напрасно лжёшь,

Меня от смерти защитить желая!

Клея

Я отомстить упрямцу захотела

И для себя сберечь любви прозренье.

Пусть в пропасть сбросят проклятую Клею!

Эзоп

Мы, заблуждаясь, Клея, не смогли

Найти друг друга. Я всё время думал,

Что зло заложено в тебе, и ошибался –

Ты в помыслах чиста. Виновен я один!

Эзоп сбрасывает петлю и уходит. Клея с рыданиями бросается за ним, но падает.

Клея

Как ты прекрасен, некрасивый человек!

Эзоп

Прощай же, Клея.

Клея

                                Смерть твоя спешит

Замуровать в глазах моих рассвет!

Ксанф, Мели, Агностос и Эфиоп встают и замедленно танцуют.

Голос Эзопа

Я свободен. Никто и никогда больше не дотронется до моего тела – ни ненависть, ни любовь. Граждане Самоса, слушайте последнюю басню Эзопа: «Лиса, увидев высоко на беседке кисть винограда, хотела достать его, но не смогла, тогда она сказала: «Он ещё зелен». Люди, вы – свободны! Всякий человек созрел для свободы, для того, чтобы умереть за неё! Я тоже ещё зелен для любви, для жизни…

Ксанф на канате выводит Клею на сцену, та повторяет движения танцующих. На середину перед сценой выходит Эзоп.

Но я свободен, свободен! Прочь с дороги! Где ваша пропасть для свободных людей?..

Эзоп уходит к последним рядам зрительного зала, символизируя восхождение на вершину Гиампианской скалы.

Комментарии закрыты.