БОРДАЛЬЕРО

                                                                                                             Ольга Манько

                                                                                                             mankolga@mail.ru

                                                       БОРДАЛЬЕРО

                                                        Комедия

Действующие лица:

СВЕТЛАНА, дама за 40 лет

ЛЯЛЬКА, ее школьная подруга

РОМАН, муж Ляльки.

АЛЕКСЕЙ, гражданский муж  Светланы

ВАДИМ, знакомый Светланы с сайта знакомств

ЛЕОНИД, знакомый Светланы с сайта знакомств

БОРИС,  знакомый Светланы с сайта знакомств

РИММА НАТАНОВНА, мать Бориса

ЛЕЙБ МОИСЕЕВИЧ, адвокат, пожилой мужчина

БАРМЕН

ПОСЕТИТЕЛИ КАФЕ

КАПИТАН ПОЛИЦИИ БЕЛОКОПЫТОВ

ДЕЖУРНЫЙ ШАЛАКИН

ПОЛИЦЕЙСКИЕ– двое

МУЖЧИНА НЕОПРЕДЕЛЕННОГО ВОЗРАСТА,  задержанный

СУЛТАН,  30 лет

АКГЮЛЬ, наложница, она же Дилара, дочь настоящего султана. Она же дервиш. Совсем молодая дева.

ВИЗИРЬ, стар и горбат.

ОХРАННИК у дворца султана

МЕХМЕТ, охранник у дворца султана, впоследствии становится пашой.

ХИЗМЕТИ,  слуга султана.

НАЛОЖНИЦА ЭМИНЕ, молодая дева

НАЛОЖНИЦЫ.

РАБЫ

ПРИДВОРНЫЕ

СТРАЖНИКИ

                                    АКТ ПЕРВЫЙ

                                   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

                                   КАРТИНА ПЕРВАЯ

Комната одинокой   женщины. Вечерний свет мягко пробивается сквозь вуаль штор. Над белоснежным паласом парил журнальный стеклянный столик, чуть касаясь хромированными ножками пола. Солидные кожаные кресла, надув седалища, вальяжно расположились рядом. Выставленный напоказ в горке хрусталь сияет. На подоконнике пестрят бальзамины. В углах комнаты, словно в тропическом лесу, раскинули листья пальмы и папоротники. Одна из стен занята огромным телевизором (в дальнейшем именно в нем будут происходить часть действия). Светлана в домашнем халатике, поглядывая на часы, протирает пыль. Раздается звонок в дверь. Удивившись, она идет открывать. Входит женщина. На гордо выступающей вперед  груди, лежат крупные бусы. Узкая юбка безнадежно пытается сдержать роскошные формы. Лицо ее сияет.

Лялька: Бубельская! Еле тебя нашла! Сколько лет!

Светлана:  Вы ошиблись дверью.

Лялька (хохочет): Ну, ты даешь, Бубельская! Школьную подругу не узнаешь.  Забыла, как контрольные у меня списывала?  

Светлана (радостно):  Лялька! Тебя трудно узнать! Сколько же лет прошло?

Лялька:  Не будем о вечном! Помнишь, каким гадким утенком я была? А теперь лебедь белая, точнее рыжая.  И все это ты. Умом, может быть, бог тебя и обделил, но вкус сногсшибательный. Но я и кое-чему научилась.

Вертится на месте, демонстрируя свой наряд. Обиженно поджав губы, Светик оценивающе окидывает взглядом подругу.

Лялька:   Как тебе моя юбочка? Представляешь, я похудела. Всё с меня слетает. Пришлось дочь раздеть! Теперь я с ней почти одного размера!

Светлана ( в сторону): Буженина ты в мармеладе, а не лебедь белая.  (мило улыбается Ляльке)  Ты прекрасно выглядишь.

Лялька: Ты, Бубельская, вообще вне конкуренции. Венера белокурая. Колечек много на пальчиках, но что-то обручального не вижу. Замуж не выходила? Или развелась? Я своего благоневерного послала. Закобелировал на старости лет. Воткнула ему в тапочки зубную щетку и выставила. Если бы позволял уголовный кодекс, убила бы! Жутко ему повезло, что я такая законопослушная

Светлана: Лялька, не кричи, соседи услышат. Проходи, я кофеек сделаю.

Лялька (смеется): Ты всегда была тихушницей. Мне скрывать нечего. Если мужики бабуины, то они бабуины. Хоть молчи, хоть кричи об этом во все горло. Но кофеек – это вещь! Коньячком разбавим его для душевности. Как раз бутылочку прикупила.

Лялька достает бутылку коньяка из сумки.

Лялька (по-хозяйски распоряжается): Давай, вари кофе, а я пока огляжусь.

Светлана уходит. Лялька с любопытством оглядывает комнату.

Лялька: Светик! А ты тут живешь?

Голос Светланы:  Да,  что за странный вопрос?

Лялька (оглядываясь бормочет):  В этой стерильности даже мухи передохли от безысходности.

Голос Светланы:  Ты поаккуратней, пожалуйста.  Возьми фужеры, не разбей только ничего. И бутылку на стол не ставь, сейчас салфетку принесу.

Лялька недовольно мотнула рыжей шевелюрой, затем смиренно вздохнула, закатив глаза к потолку.

Лялька: Женская дружба требует многие жертва. Аминь!

Поставив бутылку на пол, Лялька с ногами забралась в кресло. В комнату вплыла Светик, неся поднос, на котором стоял кофейник и тарелочка с канапе.

Лялька: Походочка у тебя – грёзы вожделения.

Светлана: Я танцами занималась.

Лялька: Помню, помню. Всем мальчишкам головы кружила своими хитропопыми «па». Давай-ка, подружка, выпьем за встречу.

Лялька разлила коньяк в бокалы и, приподняв свой, посмотрела на свет.

Лялька: Божественный напиток.

Светлана: За встречу.  

 Светик, чокнулась с подругой и, манерно отставив мизинчик, вылила коньяк в рот.

Лялька: Рассказывай, Светик, как жизнь сложилась у тебя за время моего отсутствия?

Светлана тяжело вздохнула, потупив глазки.

Светлана: Что рассказывать? Замуж вышла, дочь родилась.

Лялька: Погоди, погоди, за кого вышла? Я же всех твоих воздыхателей помню. Славик на гитаре воробьиным голосом верещал мадригалы собственного сочинения. Он? (поет передразнивая  бывшего ухажера Светы) «Мы шли с тобой по темноте к своей мечте, к своей мечте. Тебя увидел в наготе я на мостЕ, я на мостЕ».

Светлана (отрицательно машет головой): Он меня на Таньку из второго подъезда променял.

Лялька: Тогда спортсмен?  Каждое утро на пробежку … ла, ла, ла, побежала-ла-ла-ла, Толик, кажется?

Света отрицательно машет головой.

Светлана: Что ты, Славик с Наташкой закрутил.

Лялька: Остается Серега. Ушастенький, как я помню, толстенький. На домашнего хомячка похожий.

 Лялька надувает щеки и изображает сосредоточенно хрумкающего зернышки  хомяка.

Светлана: Да, за Сереженьку замуж вышла.

Лялька: Вот уж не подумала бы! Где он сейчас?

Светлана (изображая скорбь) : Скончался.

Лялька: Куда скончался? С кем? Ой-ё! Помер? Серега?

Светлана: Да, теперь я вдова.

Лялька (возмущенно): И этот паршивец сбежал!  (печально вздохнув) Давай, за помин души покойничка. Земля ему пухом.

Подруги не чокаясь, пригубили коньячок и обе замолчали, каждая думая о своем.

Лялька: С другой стороны, свезло тебе, Светик, ох, как свезло.

Светлана:  О чем ты?

Лялька: Покинул тебя, ушел, бросил одну. Правильно?

Светлана: Да.  (всхлипнула и аккуратно кружевным платочком вытерла сухие глаза) Бросил, оставил.

Лялька: Не реви! Всё же тебе оставил. Благороднейший  человек!

Светик непонимающе вытаращилась на подругу.

Лялька: Смотри, квартира теперь твоя? (загибает пальцы, считая).

Светлана: Моя,

Лялька:  Машина есть?

Светлана:  Есть.

Лялька: Деньги у него были?

Светлана: Были.

Лялька: Тоже твои! Понимаешь? Ты хозяйка всего! Ни судов тебе, ни скандалов. А мой енот-полоскун, всю жизнь мозги полоскал, теперь ушёл и грозится делить всё.

Светик наивно поморгала, не зная, то ли еще раз всплакнуть, то ли согласиться с Лялькой, но на всякий случай скорбно шмыгнула носом.

Лялька: Не реви.  (наливает коньяк в бокалы)  Как сказал классик, все мы в этот мир пришли по неосторожности, а уходим неожиданно для себя, а зачастую и на радость близким. Портрет Сереги у тебя есть?

Светлана: Есть.

Лялька: Доставай, пусть с нами посидит. Скажем ему добрые слова.

Светлана послушно принесла из спальни фотографию мужа, к уголку которой был прикреплен траурный креп. С портрета на подруг смотрит толстячок с легкой меланхоличной улыбкой. Лялька прислонила фотографию к бутылке.

Лялька: Так вот какой ты человек щедрой души и большого сердца. Слушай, а как фамилия Сергея, что-то я запамятовала.

Светлана: Понюшкин. Сергей Викторович Понюшкин.

 Светик скорбно смахивает несуществующую пыль с портрета.

Лялька: М-да, всем хорош,  с фамилией, однако, подкачал. Гордо звучало  - Светлана Бубельская, а теперь из-за любви к Сережке двадцать лет в Понюшкиных ходишь. Будем считать это единственным недостатком. Посему, давай, теперь выпьем за глубоко порядочного мужчину, мужчину невероятной щедрости. Мужчину, который до гробовой доски был верен и честен. Мужчину, который жизнь положил ради счастья любимой.

Подруги чокаются. Светик пьет залпом, Лялька  слегка пригубила .

Лялька: Этот изысканный напиток достоин твоего мужа!

Светлана (гневно): Порядочный, говоришь? Большое сердце у него? Если бы ты знала, сколько он мне крови попортил. Каких сил мне стоило удержать его в семье! Двадцать пять лет жизни! С этим бабником я прожила двадцать пять лет. Двадцать из них он мне изменял. Следила, вылавливала, проверяла его карманы, читала его письма!  Это была не жизнь! Каторга! Двадцать лет у него была любовница. Курносая с толстыми ногами, вся в веснушках. Индюшка в кляре, а не баба.

Лялька (размышляя) :  М-да, возмутительно, подруга.  Когда женщины разные – это кобельеро, а тут любовь. Эх, мне бы такое, пусть и любовник, но чтобы двадцать лет меня одну любил.

Светлана (желчно):  Подарки дарил? Дорогие?

Лялька: И дорогие время от времени.  На свидание с цветочком приходил, баловал меня всякими милыми пустячками.

Светлана: Деньги из семьи, значит, забирал и тебя ублажал?

Лялька (беззаботно): Да мне какое дело, откуда он брал бы деньги? Зарабатывал.

Светлана: Вот какой ты стала подруга. На всё готова пойти ради мужика. Семью чужую готова развалить, лишь бы тебе было хорошо. На чужом несчастье счастья не построишь.

Лялька: Говоришь, не построишь? А ведь правильно, не построишь.

Схватив сумку, вытряхивает  на палас всю мелочовку, хранящуюся в сумке, а вещичек, как в любой женской сумке очень много

Светлана:  Что ты делаешь?  Немедленно убери!

Лялька:  Сейчас, сейчас, подруга. Кажется, у меня начался припадок.

Светлана:  Припадок?! Тебе плохо?

Порывшись среди своего добра, Лялька нашла телефон.

Лялька: Уф!  Ты  вызвала у меня припадок благородства. Подожди минутку.

Ничего непонимающая Светлана, плюхается  в кресло,  её фигура говорит о том, что обижена на подругу. Лялька, усевшись тут же на полу, звонит по телефону.

Лялька: Привет! Завтра мы можем подать на развод. Конечно, я согласна.  И квартиру делим пополам. Да, я в здравом уме и твердой памяти. Почему? Ты полюбил другую женщину. Хочу, чтобы ты был счастлив. Нет, я не издеваюсь. Приезжать сейчас не надо. Я у подруги. Нет, дорогой мой, я не у мужчины,  у подруги. Чего ты орешь как резаный? Разве ты не этого хотел? Всё, всё. Больше говорить не могу. Жду тебя завтра.

Бросив телефон в сумку, Лялька смеется.

Лялька: Семейство гомо эректикус временами проявляет удивительное тупоумие.  Когда я была молодой и наивной, считала, что мужчины разбираются во всем: от неевклидовой геометрии до управления Вселенной. Как показала жизнь, какая там Вселенная? Они не в силах понять даже собственную жену.

Светлана (изумленно): Ты дашь развод?!

Лялька:  Конечно.

Лялька  сваливает  свои вещички в сумочку.

Светлана:  У тебя кто-то есть?

Лялька: Откуда? Никого у меня нет.

Светлана:  Ты круглая дура?

Лялька: Очень может быть, что даже  параллелепипедная. Но ты сама сказала, что на чужом несчастье счастья не построишь.

Светлана: Ты поступаешь глупо.

Лялька:  Не буду спорить. Но сейчас я чувствую себя прекрасно.

Светлана в волнении  прохаживается  по комнате.

Светлана: Значит так. Надо немедленно узнать, кто она такая. Где работает, чем занимается, сколько ей лет, кто у нее родственники, где живет. Мы ей устроим сладкую жизнь! Тебе надо с ней встретиться, поговорить и предупредить, что ты так просто это дело не оставишь! Надо узнать номер телефона.

Лялька: Зачем?

Светлана: Семью надо сохранить! Блажь пройдет. Во всем виновата эта женщина, это она разрушает вашу семью.

Лялька:  Нет. Не буду я костью в горле чужому счастью. Ты знаешь, Светик, ведь он ревнует меня. Орал, будто ему дверью этот самый эректикус прищемили. Приятно. Когда сердится, у него кончик носа дергается, как у кролика. Я влюбилась в него, как только увидела. Не красавец, но безумно обаятельный. У него потрясающая улыбка. От его улыбки я голову потеряла. Я и сейчас как дура просто млею от его улыбки.  А на голове у Ромки уже пушок беленький такой. Дунешь, волосики трепещутся, трепещутся и осыпаются. Одуванчик мой. А вот здесь (показывает на макушку)  у него лысина. Но он говорит, что это не лысина, а линза, чтобы с космосом связь поддерживать.

Светлана: Что? Правда, линза?

Лялька: Нет, шутит так. Умный, сил нет! Вообще-то я его иногда называю Пизанская башня. Артрит время от времени донимает, ходит, прихрамывая. Пусть будет счастлив. Он столько лет терпел мой буйный нрав. А я поищу кого-нибудь другого.

Светлана: Ты масхинистка!

Лялька (смеется): Ничего не меняется под луной. Ты, Светик, как всегда слова путаешь. Но я не мазохистка. Передо мной в данный момент жизнь открыла новую дверь.

Светлана: Это какую? Там, где одиночество, старость и болезни?

Лялька: Смотри, сначала меня бросил муж, правильно?

Светлана: Неправильно, но бросил.

Лялька: Затем я потеряла работу.

Светлана:  Кошмар!

Лялька: Я месяц ревела, из дома не выходила. Денег нет, работы нет, этот эфиопский шакал требовал развода и раздела имущества. Я похудела на десять килограммов! А вчера я посмотрела в зеркало и поняла, что пришло время устраивать личную жизнь. Тем более что возраст дает право на безумные поступки. Но надо только учесть, сейчас я лучше выгляжу в лучах заходящего солнца. А совсем недавно была прекрасна и на рассвете. Жизнь, к сожалению, прошлась когтистой лапой, оставив морщины  на лице. Ладно,  возникает практический вопрос: где и с кем я могу познакомиться?

Раздается мелодичный перезвон будильника. Света включает телевизор. Тревожные звуки баглама наполняют комнату. В знойное небо  суховей поднимал желтый песок пустыни, он застилал раскаленное солнце. 

Светлана: Сейчас мой сериал будет. Давай, посмотрим. Фильм обалденный.  Главная героиня красавица. А любовь! Султан красавчик. А какие наряды! Какая музыка! Ох,  не могу! Мне так нравится! Лялька насмешливо сморщилась и заторопилась.

Лялька (торопливо): Совсем забыла, мне надо еще в одно место забежать.

Лялька собирается уходить, но Света на нее уже не обращает внимание.

 

                                            КАРТИНА ВТОРАЯ

 

В роскошные покои, богато убранные коврами, льется завораживающий свет из витражных окон. Красавица наложница стоит перед султаном.

Акгюль: Мой господин, как доказать мою любовь?

Упав на колени, наложница простерла руки. Султан молчит, отвернувшись от Акгюль.

Акгюль:  Ведь лишь с тобой я вижу солнца лучезарный свет, игру далеких звезд на бархате ночном.  Серебряная трель ручья лишь при тебе звучит, и ангелы небес поют зарю, предсказывая счастье, даруя упоение тобой. И в сердце, что в груди стучит, алмазом чистым любовь к тебе сияет. Мой господин, моя душа принадлежит тебе и боле никому. Так посмотри в мои глаза. О, Повелитель…

Султан: Смотреть в твои глаза и видеть ложь, рядящуюся в белые одежды? Уволь! Мне нет нужды коварством любоваться. Не сердце у тебя в груди. То лишь мешок  чертополоха полный. И смрадная душа твоя – душа гиены подлой. Да, завтра на заре палач поднимет меч и вырвет твое сердце из груди.

Султан (повелительно махнул рукой):  В темницу!

Стражники схватили Акгюль и повели в темницу. Наложница идет, гордо неся голову.

 

                                           КАРТИНА ТРЕТЬЯ

 

Вновь мелодично звонит будильник.

Лялька: Еще один сериал?

Светлана: Блин! (с досадой отключила будильник и телевизор) Мне же позвонить надо!

Лялька: Кому это звонят вдовы по вечерам?

Светлана:  Интересному мужчине

Лялька: Хо-хо! Остаюсь. Хочу узнать, какой-такой у нас интересный мужчина, которому надо звонить по будильнику. Включи громкую связь, чтобы я голос послушала.

Она с ногами забирается в кресло, с любопытством ожидая разговора. Светлана достает розовый телефон, перекрещивается и набирает номер.

Алексей (голос):  Кому не спиться в ночь глухую?

Светик замялась, не зная, что ответить.

Лялька: Давай, давай, говори!

Светлана: Мурзику не спиться.

Алексей (голос):  Рад вас слышать.

Переведя дыхание, Светлана перешла на сексуальное контральто.

Светлана: Добрый вечер, Алексей. Не отвлекаю вас?

На Ляльку напал смех, она закрыла рот рукой, чтобы не было слышно.

Алексей (голос):  Нет ничего важнее общения с вами, Света.  Я только вернулся домой после  работы. Холостяцкий ужин готовлю.

Светлана: А я думала о вас.

Алексей (голос):  Какие же мысли вас посетили, Мурзик?

Светлана:  Я не спала после нашей встречи.

Алексей (голос):   Что так? Неужели обо мне думали?

Светлана: Да, я представляла, как вы такой одинокий возвращаетесь в пустой дом. Никто вас не ждет. Это так грустно. Я тоже одинока. От встречи с вами, моя душа расцвела как цветок жасмина.

Алексей (голос):  За эти слезы, Эмма, я люблю вас еще больше.

Светлана (обиженно): Я не Эмма, я Мурзик., то есть Света.

Алексей (голос):  Хм, собственно говоря, я просто цитировал. Что вам мешает сейчас приехать и разделить со мной холостяцкий ужин?

Светлана:  Мне неловко. Я вас еще мало знаю.

Алексей (голос, смеется):   Обещаю сохранить вашу девственность.  Ну что? Мне вас ждать? Приедете?

Светлана (голосом наивной девочки): Мне так неловко. Я вас так мало знаю…. Но вы пока не ужинайте. Я борщ приготовила, рыбку жаренную. Салатик уже у вас порежу. Называйте адрес.

Схватив ручку, записывает адрес.

Светлана (томным голосом): Буду минут через сорок, Алексей.

Лялька: Да ты роковая штучка! Кто он герой твоего романа? Как познакомились? Откуда игривое имечко?

Светлана: Ой, нет у меня времени!

Света бегает по квартире, на ходу переодеваясь, в заранее приготовленное платье, освежая макияж, проверяя сумочку, пересчитывая деньги в кошельке.

Лялька: Если я сейчас же не узнаю подробности, то просто лопну от любопытства и забрызгаю твои обои.  Мой утконос меня бросил, не оставаться же мне одной на старости лет? Делись опытом!

Светлана (складывая в сумку кастрюльки, судочки, пакетики с едой): Когда я осталась одна, дочь уже замуж вышла. Семейные пары стали реже приглашать в гости. Подруг кроме тебя у меня никогда не было.

Лялька: Мужчины были?

Светлана: Были. Но жениться никто не хотел.

Лялька: И тогда, вдова вышла на охоту, засунув в колчан стрелы Купидона в виде борща и жареной рыбы. Как я понимаю, тебе нужен мужчина обеспеченный?

Светлана: Да, мне нужен мужчина обеспеченный.  Я привыкла к такой жизни. Если бы ты знала, сколько усилий я приложила, чтобы Сереженька стал старпомом! Пока он был в морях, весь дом на мне. Ах, сколько пережито, если бы ты знала!

Лялька: Понимаю, понимаю, как же не понять? Колись, подруга, когда муж в рейсах был, ты время-то тоже не теряла? Оттачивала мастерство женского обольщения?

Светлана: В смысле?

Лялька: Любовники были?

Светлана (смутившись): Немножко.

Лялька: Это как немножко?

Светлана (обиженно): Я женщина честная. Да, у меня были у меня отношения. А что я должна девять месяцев жить без мужской ласки?! Но я никого из семьи не уводила. И свою сохранила.   Я поместила свою фотографию на сайте знакомств. Ну а где еще мне искать мужа? На улице они не валяются.

Лялька: Точно, окольцованные валяются на диванах,  а у компьютеров можно подсечь выпущенных на свободу.

Светлана: Вот и я о том же. Имя себе выбрала Мурзик.

Лялька: Почему?

Светлана: Меня Понюшкин  Мурзиком называл.

Лялька (хихикает в сторону) : Больше на овечку Долли похожа..

Светлана: Мужчинам очень оно понравилось.  Столько комплиментов получала! Какие прекрасные слова мне писали Один очень интересный мужчина написал мне стихи. Жаль, что у нас не сложилось…

 Чем душу вашу успокоить?

Могу я сердце предложить.

И руки, ноги, мозг и шею.

Да, в общем, все, что я имею,

Отдам я вам, а всех других,

Гоните в шею!

Лялька: Каннибальский стишок. Этот мужчина случайно не раздельщиком мяса в магазине работает?

Светлана (обиженно): Фу! Всегда ты так!

Лялька: Как я понимаю, ты выдернула невод, а там оказалась жирный сом. Насколько рыбка золотая?

Светлана: У Алексея уже две квартиры. Сейчас новую покупает. Говорит, что хочет новую жизнь начать в новой квартире.  Машина закачаешься! Дорогущая! Но не это главное. У нас много общего. Он вдовец. Когда я рассказываю о своей семейной жизни, знаешь, Алексей так внимательно меня слушает. Он так переживает, так меня понимает!

Лялька (иронично): Да ты что! Переживает и понимает? Кто бы мог подумать! Очень тонкий мужчина.

Светлана: Ну, всё! Разговоры закончены, пора ехать, а то опоздаю.

 Светлана взяла сумку и пошла к двери, по дороге выключая свет в квартире.

Лялька: Женщина и должна чуть-чуть опаздывать.

                               ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

                                КАРТИНА ПЕРВАЯ

 

Всё та же квартира Светланы. Она входит в квартиру, снимает плащ, устало садится в кресло.

Светлана (размышляет): Если сравнить знакомства в интернете с лотереей, то мне достался джек-пот.  Но три недели за свой счет я порхаю вокруг Алексея, а он не предлагает к нему переехать! Борщи, котлеты, заливная рыбка, отбивные, хачапури, чахохбили – у меня скоро рецепты закончатся, а этот бабуин даже не убрал анкету с сайта знакомств. Да, Лешенька такой же, как все остальные! Хотя, его отличает от прочих престарелых женихов  материальный достаток.   Как Лешенька не понимает, что жадные ручонки вертлявых дамочек тянутся только к его телу и жилплощади. Встретились бы они мне, я бы каждую общипанную курицу разделала бы до состояния цыпленка-табака!

Светлана встает, нервно прохаживается по комнате, но тут смотрит на часы.

Светлана: Совсем забыла. Мой сериал!

Включает телевизор. Ложится на диван, смотреть сериал. Комната погружается в сумрак. В экране телевизора султан сидит в богато убранном зале.  Шелковые одежды, танцующих одалисок, лепестками причудливых цветов парят вокруг точеных тел. Перстни и серьги сверкают звездами. Звон браслетов  неземной музыкой услаждает слух. Каждое движение танцовщиц - сладостное обещание чувственного блаженства.  Но правитель мрачен. Наложница Эмине во время танца подбрасывает  шаль перед султаном, которая взмыв вверх, подстреленной птицей упадает к ногам правителя. Он делает знак. Музыка стихает, наложницы убегают. Остается одна Эмине.  Султан киваетл, евнух подает шаль правителю.

Султан: Чья это шаль?

Эмине (низко склонившись): Не смею слух твой осквернить,  мой господин.

Султан: Приказываю я тебе.

Эмине (закрыв лицо руками, шепчет): В богато убранных покоях Акгюль нашла я эту шаль. По шёлку серебром даритель своё имя начертал. Достоин одного неверный: на корм шакалам он пойти. И до десятого колена быть проклятым в подлунном мире, стервятникам на радость гнить в пустыне, иль навсегда пропасть в пучине.  

Султан (гневно): Донос достоин всяческой награды. Что, женщина, ты выбираешь? Пиалу с ядом или столб позорный, где каждый по спине хлыстом пройдется, в каракуль кожу превращая? А может, хочешь ты, что б голова твоя на кол взлетела? Тогда твои глаза увидят много больше.

Эмине упадает на колени, рыдает, вырывая у себя волосы.

Эмине: Прошу пощады, повелитель мудрых! Лишь истину желала донести.

Султан (кивает стражнику): Приведите Акгюль.

Стражники хватают  Светика за косы и тащат к султану. Она пыталась вырваться. Её бросают к ногам правителя. Светик поднимает глаза и видит Понюшкина в чалме.

Султан - Понюшкин: Изменник, говорящий о любви, подобен яду, где ложь как мёд, пропитывает сладость. В ад – джаханнам ты ввергла жизнь мою. И вместо счастья ты дала испить воды мне гнойной, жгучего огня. И всякий день, что рядом был с тобой, душа моя сгорала, иссыхало сердце. Распутница посмела изменить супругу, благодетелю, кормильцу!

Светлана: Сереженька миленький, врут! Я верная жена.

Султан – Понюшкин (сурово): Нет, женщина, поток фальшивых слов мой гнев не в силах умолить. И вместо сердца лишь мешок с камнями лежит в груди твоей. Да и сегодня ночь ты провела вне дома. Ты с полюбовником резвилась, предавшись радости грехопадения!

Светлана: Понюшкин, откуда ты знаешь? Ты же умер!

Султан безумно захохочет. Его хохот переходит в непрекращающийся звон. Светик в ужасе бросается бежать. Лабиринт пустынных коридоров чуть освещают тусклые светильники. Светлана ударяется о стену. Сцена в темноте на пару секунд. Свет включается. Светлана лежит на диване.  Дверной звонок разрывается. Светлана вскакивает с дивана, поправляет одежду.

Светлана: Уф, слава богу, это только сон! Интересно, к чему Понюшкин приснился?

Идет открывать дверь.  На пороге стоит Лялька.

Лялька:  Привет, Мурзик! Второй день кружу вокруг твоего дома. Вижу, с золотым тельцом дела идут на лад? Судя по сонному виду, ночь проведена в утехах?

Светлана: Привет. Ты как всегда кричишь на всю округу.

Лялька:  Ладно, я шучу. Ты женщина у нас серьезная.

Светлана: Где пропадала?

Оценивающе разглядывает Ляльку. Подруга выглядит великолепно. Новое синее платье в белую полоску идет ей необыкновенно, делая фигуру стройнее.  Рыжая копна волос придает Ляльке озорной вид.

Лялька:  Как тебе мое платьишко? Дорогущее! Недавно его купила.

Лялька с удовольствием вертится перед Светиком.

Светлана (в сторону): Прямо тортик с масляной розочкой, а я как в ботах на именинах. (кисло Ляльке)  Симпатичное платьишко. Как жизнь? Как твой благоневерный? (с надеждой)  Развелись уже?

Лялька: Ну, матушка, просто так и не расскажешь. Мой павиан притащился домой, устроил скандал. Кричал, что не хочет разводиться. Мол, он подвергся наветам недоброжелателей. Ха! Можно подумать!

Светлана: Может и в самом деле?

Лялька: Да он сам и был тот недоброжелатель. Вертелся как слизняк под скипидаром. Меня обвинял. Орал, что я шастаю неизвестно где и неизвестно с кем. Даже разбил штук пять тарелок.  Для душевного спокойствия пришлось расколошматить остальные.  Мундиаль полный! Теперь у меня в доме нет ни одной тарелки. Ты представляешь, ем из салатников.

Светлана: Ты с ума сошла!

Лялька: Ему можно, а мне нельзя? Зато умиротворение после сего действа снизошло на меня благодатью. Короче говоря, я плюнула и ушла из дома.

Светлана: Ты с ума сошла.

Лялька: Нет, не думаю. Безумцы не совершают логичных действий.

Светик пожимает плечами и тяжело вздыхает.

Лялька: То-то же!  Хоть раз от тебя услышала разумные слова.  Должна признать, ночь для одинокой женщины таит огромную опасность. Невозможно погрустить во тьме! Тут же на тебя кидаются брюхоногие.

Светлана: Какие?

Лялька: Гаишник.  Притаился, понимаешь, да как выскочит, как выпрыгнет, как замашет палкой на меня. Страш-ш-но!

Светлана:  Бедная девочка.

Лялька: Не то слово! Ты бы знала, как я испугалась! Словом, этот моллюск по совокупности моих злоключений лишил меня прав. Теперь я катаюсь на своих двоих.

Светлана: За что?

Лялька: Ну, Мурзик, ты совсем забыла, как мы с тобой в тот душевный вечер коньячок приголубили.

Светлана: Мне кажется, ты совершила глупость. Если мужчина хочет сохранить семью, надо немедленно соглашаться.

Лялька: А, ладно.  На каждую кастрюлю найдется своя крышка, если она, конечно, не плошка. Ко всему прочему я потеряла телефон. Как-то глупо получилось. Представляешь, объясняюсь с гаишником. Темпераментно объясняюсь. А кто бы в моей ситуации был спокоен? Тут павиан телефон обрывает. Мешает, сил нет! Нервы ни к черту. Пришлось выкинуть телефон прямо в кусты.

Светлана: С ума сошла.

Лялька: Что ты заладила: с ума сошла, с ума сошла. Не дождешься от тебя сочувствия. Гаишник очень даже ничего мужчина. Свидание мне назначил. Он такой… (описывает руками нечто похожее на снежную бабу)  Я бы сказала выразительный в смысле фигуры.  Мы в ресторан ходили.

Светлана (завистливо): Да ты что?  Много он там потратил? Не жадничал?

Лялька: Не знаю. Я внимания не обратила. Скучно мне с ним. Токует,  токует тетерев брюхоногий. Да, ладно. Рассказывай, что у тебя с тельцом? Процесс движется в нужном направлении?

Светлана: Ты его бросила?

Лялька: Что значит, бросила? Я вообще-то замужем. Давай о вдовце рассказывай. Это интересней.

Светик потупилась, поправила прическу

Светлана: Всё у нас хорошо. Лёшечка очень внимателен, заботлив, добр.

Лялька: Так. Стоп. Не вижу азарта. Не вижу огня. Что-то недоговариваешь. В чем проблема?

Светик прошлась по комнате, поправила листочки у цветов.

Светлана: Давай, чаем угощу.

Лялька:  Прекрасная мысль!  (Лялька вскочила и побежала в коридор ) Я пирожные принесла. Парочка гормонов счастья фигуре  не повредят, зато восстановят душевный комфорт.

Светлана приносит поднос с чайником, чашками, на тарелочке лежит лимон

Лялька (берет в руки лимон) : Вот так и в жизни. Желтенький веселенький, а на вкус - кисляк кисляком. Эх, ладно, рассказывай, подруга.

Светлана:  Понимаешь, Лялька, вроде всё хорошо. Два раза в неделю Лёшенька приглашает меня к себе.  Мы проводим вечер, а утром он меня отвозит домой.

Лялька: Не поняла. Что значит, два раза в неделю? Утехи у вас по расписанию?

Светлана: Он очень занятой человек. Он устает на работе. У него много дел.

Лялька:  Куда-нибудь ходите, культурные мероприятия посещаете?

Светлана: Я же сказала тебе, что Лёшенька очень занят.

Лялька: Цветы хоть дарит?

Светлана: Но у него нет времени.

Лялька: Ясно, скупердяй.

Светлана:  Ты не права Лёшенька просто рачительный.

Лялька:  Знаешь, Светик, я сейчас почувствовала себя реликтом третичного периода.

Светлана:  Почему?

Лялька: Раньше было понятно: мерзавец – это мерзавец,  теперь же – предприимчивый, жлоб стал рачительным человеком, абсурд стал считаться оригинальностью. Всё так креативненько.

Светлана(смеется) :  Ой, Лялька, какая же ты старая?

Лялька:  Впрочем, ты права.  (Лялька игриво улыбнулась, встала из-за стола и прошлась по кухне, виляя бедрами)  Я, может быть, и  секонд-хенд, но не утиль. Эх, можем!!!

Светлана: Ты рассуждаешь как школьница. Всё-таки мы не первой молодости. Нельзя мужчинами разбрасываться.

Лялька: Да ладно, первой – второй. Твой золотой телец тебе хоть нравится? Что-то я не пойму.

Светлана: Алексей мужчина интересный, высокий, представительный. Его не стыдно показать людям.

Лялька: Жетон за отличный экстерьер у него есть?

Светлана: Тебе всё смешочки.

Лялька:  Мама миа! Не будешь же ты его гордо в парке выгуливать на поводке? Тебе с ним жить. Ну, хоть есть у вас общие темы для разговоров?

Светлана: Да, мне с ним интересно. Он дал мне развиться в других развитиях. Мы вместе смотрим новости.

Лялька: Что же тебя смущает?

Светик замялась, не зная как объяснить.

Лялька: Давай, давай, рассказывай. Какие сомнения терзают твое одинокое сердце? Подозреваешь, что у него еще женщина есть, и ты не на первых ролях?

Светлана:  Подозреваю.

Лялька: В чем проявляется?

Светлана:  Когда Алексей пошел в душ, я посмотрела его телефон. Там много женских имен. И они ему звонят даже поздно вечером.

Лялька:  О! Наш вдовец любодей оказывается.

Светик встала из-за стола, нервно прошлась по кухне.

Светлана:  Если бы я была моложе, то соврала бы, что беременна. А сейчас не знаю, что делать!

Настойчивый звонок в дверь прервал разговор.

Лялька:  Ты кого-нибудь ждешь?

Светлана:  Ко мне вообще никто не ходит.

Лялька:  Тогда будем надеяться, что это не претендентка на руку и сердце твоего вдовца. Если ты смотришь его телефон, то более шустрая невеста адреса могла узнать, а теперь вышла на тропу войны с томагавком, избавляясь от соперниц.

Светик поднялась из-за стола, чтобы открыть дверь, но после лялькиных слов, вновь села в кресло.   

Лялька:  Робеешь взглянуть в лицо конкурентке? Не бойся, я с тобой. Вдвоем отобьемся.

Звонящий принялся стучать со всей силы. Светлана резко распахнула входную дверь. На пороге стоял незнакомый мужчина. Куртка расстёгнута, свитер надет наизнанку. Светлана оперла руку на косяк.

Светлана (голосом светской львицы):  Что вы хотите?

Мужчина набычился и рявкнул так, что Светлана отшатнулась.

Роман:  Где она?

Светлана:  Кто?

Роман:  Бандерша! Притон устроила! Я знаю, она здесь! Я следил за вами!

Роман отпихивает  Светлану и вламывается в квартиру.

Светлана:  Придурок, я сейчас полицию вызову! Пошел вон!

Лялька (озорно):  Не надо полицию.  Мой орел прилетел.

Роман (фальцетом):  Ты еще насмехаешься?

Светлана:   Это твой муж?

Роман:   Да! Я её муж!

Лялька (насмешливо):  Похоже, пассия тебя выкинула из дома? Даже свитер не дала времени надеть по-человечески.   Ну, правильно. Что ты можешь дать женщине кроме перхоти?

Роман:  У меня нет перхоти.

Лялька:  С такой жизнью -  будет!

Роман:  Не смей со мной так разговаривать. Я твой муж!

Лялька:  Ты подкидыш, а не муж.

Роман:  Собирайся и пошли домой из этого вертепа! Там разберемся, кто муж тебе

 Лялька:  Смотри, смотри,  ( показала на Романа пальчиком)  я же говорила, что когда он сердится, то кончик носа у него дергается как у кролика. Кстати, дорогой, не ори, а познакомься. Это моя школьная подруга Светлана.

Роман (тушуется):  Подруга?! Школьная?

Лялька:  Ты в приличном обществе.  Будь любезен, представиться даме.

Роман:  Извините. Роман Валерьянович.

Роман крепко пожимает руку Светлане.

Лялька:  Боже мой! Его еще нарекли Романом! Дамам руки целуют, а не расплющивают. Кстати,  этот мужлан - профессор и доктор наук. Отец двоих моих детей и дед моего внука.

Светлана (жеманно) :  Очень приятно.  Мы с Лялечкой чай пьем, я вас тоже приглашаю.

Роман:   Извините еще раз меня за мое поведение.  Благодарю за приглашение, но я хотел бы поговорить с женой.

Из-под куртки Роман достает букет цветов, достаточно уже помятый. Приводит его, как может, в божеский вид и протягивает жене. Лялька ласково трепет мужа по голове.

Лялька:  Одуванчик мой. Мои любимые купил. Помнишь.

Роман берет Ляльку за руку.

Роман:   Жена моя, в присутствии твоей школьной подруги…  Я пришел сказать, что я дурак.

Лялька:  Спорить не буду, ты сейчас это продемонстрировал страстной  сценой.

Роман:   Не перебивай меня, пожалуйста.  Мне трудно подобрать слова. Ляля, я иррациональный дурак. Нет у меня никакой любовницы. Не могу объяснить, почему я это сказал. Амбивалентность моих переживаний вызвала гендерный взрыв  моего восприятия бытия.

Лялька:   Милый, но твое поведение было абсолютно девиантным.

Роман:   Согласен. Но императивность твоего восприятия ситуации меня потрясла. Я предполагал, что жена начнет ревновать мужа, будет бороться за него. Ты же просто указала мне на дверь, не желая понять меня.

Светлана (восторженно):  Как в кино. Крутоны муаль, а не объяснения.

Лялька:   (обращается к Светлане) Я же говорила, Ромка жуть, какой умный. (мужу) Зачем ты всё это затеял? Жили хорошо, спокойно.

Роман: Мне показалось, что ты меня уже не замечаешь. Доминантой твоей жизни стали дети и внук. Латентно у меня назревали неудовлетворение и обида.

Лялька:   И ты захотел, чтобы я, начав тебя ревновать, заметила тебя?

Роман: Да.  Ты знаешь, Лялька, я жил на даче,  вспоминал нашу жизнь. Расставшись с тобой, понял: ты  никогда не покажешь свою слабость, всегда будешь улыбаться, как бы трудно тебе не было, ты взбалмошная,  язвительная, резкая, порой. Но ты самый родной человечек. Ты женщина, которая была со мной рядом всегда, как бы трудно мы не жили. Я всегда был уверен, что чтобы ни случилось, у меня есть ты, моя жена.

Лялька:   Какой же ты дурак, профессор! И как я тебя люблю. Ты даже не представляешь, Ромка, сколько я проплакала. Как себя ругала. Роднее тебя у меня тоже никого нет.

(Лялька обращается  к Светлане) Эти цветы заслужила ты, моя дорогая подруга. Благодаря тебе мы смогли помириться. Извини нас за всё, ради Бога. Мы пойдем.

  Когда они ушли, Светлана поставила цветы в вазу

 Светлана ( с завистью вздыхает):Ах, какой мужчина! Какие чувства! Какая любовь! Надо успокоиться, надо успокоиться.

                                       КАРТИНА ВТОРАЯ

Светлана включает телевизор. Нежная мелодия кеманча легким ветерком заструилась в домашней тишине. Словно увядший цветок на пучке гнилой соломы сидит  прекрасная Акгюль. Некогда богатое платье превратилось в рваные тряпки. Черные блестящие волосы, служившие завистью других наложниц,  выглядят траурным обрамлением бледного лица.  Серый свет пробивался сквозь решетчатое оконце под потолком,  оставляя безобразные полосы на юном лице. Акгюль подходит к окну.

Акгюль: Клеветники соткали саван мне из лживых слов. Уж скоро смерть покроет меня мраком. И ты, кого любила больше жизни, поверил им, но не поверил мне. За истину ты принял грязные наветы, и ложью стала для тебя любовь.

Акгюль опустила голову. К её ногам упал лепесток розы.

Мужской голос: О, дева, не гони меня. В тебя влюблен я сотню дней и столько же томительных ночей. Прими сей лепесток, не отвергай. Пусть будет он предвестником надежды.

Акгюль:  Ты кто? Беги, здесь стражники презлые. Убьют тебя!

Мужской голос: Не смерть страшна. Мучения твои.

Акгюль: Да кто ты?

Мужской голос: Готов гореть в огне, шайтаном быть истерзан, иссохнуть без воды. Всё для того, что б ты, прелестная Акгюль, забыла слезы, скорбь свою и боль. Что б видеть свет в глазах твоих и слышать нежный смех, что по утрам звенел, как щебет птички.

Акгюль: Ах, юноша, спеши уйти! Меня ты не спасёшь, погибнешь сам. Уж на рассвете в погребальный саван я облачусь навеки.

В темницу вбегают стражник. Акгюль встала, гордо подняв голову.

Акгюль:  Как смел, переступить порог моих покоев?

Стражник низко кланяется, придерживая дверь. В темницу входит визирь. Следом семенят евнухи, неся факелы. Парчовая чалма визиря, расшитая жемчужными  нитями, тускло мерцает. Перья цапли, усыпанные бриллиантами, покачиваются при ходьбе. Из-под зеленого шелка фередже, подбитого богатым мехом, были видны красные сафьяновые сапоги с загнутыми носками. Визирь стар, безобразен и горбат. Он оглядывает с ног до головы Акгюль

Визирь: Прекрасна дева как заря в рассветный час ласкающая взор. Не исказило облик и невзгодье.

Акгюль:  Зачем пришел?

Визирь:  Оплакать красоту, что завтра станет тленом.

Акгюль:  Оплакал и ступай, и передай султану, чиста я перед ним.

Визирь: Я знаю и готов тебе помочь.

Акгюль:  Как понимать твои слова?

Визирь:  Могу я дни твои продлить до старости глубокой.

Акгюль:  Ты стар, но глуп произнося такие речи.

Визирь: Боишься, языки развяжут слуги? (Визирь засмеялся и открыл рот стражнику). Уже давно избавил я их от нужды блуждать в хитросплетенье слов. И слышать то, что не для их ушей. Понадобиться - глаз они лишаться.

Акгюль:  Безмерно ты жесток!

Визирь:  Не будь жесток, не стал бы визирем я первым. Но, женщина, молчи. И нрав свой успокой. Тебе часы остались в этом мире.

Акгюль:   Молчу и слушаю тебя.

Визирь: Что видишь ты сейчас перед собой?

Акгюль:  Что вижу я? Передо мной ты, визирь.

Визирь: Что еще? Внимательно смотри!

Акгюль:  В богатые одежды старец облачен. Уродлив он, горбат, умен и властью наделен. Жесток, хитер и знает цену жизни.

Визирь:  И цену смерти тоже знает он.

Акгюль:  И цену смерти.

Визирь: Но главного не видишь, дева, ты.

Акгюль:  Чего же?

Визирь: И старость, и богатые одежды, могущество моё и горб, то видит всякий. Ты в глаза смотри!

Визирь приблизил факел к своему лицу. В игре пламени уродливые черты исказились. Вскрикнув, Акгюль отпрянула.

Акгюль:  Пугаешь ты меня!

Визирь передал факел евнуху.

Визирь: Как молодость слепа! Её прельщает только блеск и совершенство.  Но драгоценность лишь одна в подлунном мире есть. И для неё пустое: молод ты иль стар, красавец иль урод, богат иль беден. И это есть любовь. Она мёд сладкий, жгучий яд. Огонь и лёд. Отрада и печаль. Она нежна, жестока. При ней свет звезд звучит как голос флейты…

Акгюль:  О, визирь! Столько слов, зачем?

Визирь: Готов тебя, Акгюль, я вызволить из плена и жизнь дарую я тебе. Но тайно. Имя сменишь.  Диларой буду звать тебя.

Акгюль:  Что взамен?

Визирь: Уже возвел  дворец вдали от суеты. Чудеснее его не видела земля. Служанки, танцовщицы, музыканты любую прихоть, что придет в прекрасную головку, исполнят в тот же миг.  Хозяйкой будь. Роскошный сад вокруг дворца с фонтанами, скамьями золотыми. Павлины украшают сад. И лебеди в пруду с чистейшим опереньем. Ночами соловьи поют влюбленным песни. Будь беззаботной бабочкой в саду. Порхай и веселись, вкушай там радость жизни.

Акгюль:  Ты хочешь бабочку пришпилить на булавку, что б любоваться мертвым блеском?

В телевизоре происходит дальнейший разговор, но Светлана отключает звук и берет свой телефон.

Светлана: Я тоже хочу вкушать радость жизни. (Набирает номер)  Здравствуй, любимый! Это я, твоя девочка, твоя королева.  Ты дома? Лёшечка! Любимый! Я не могу без тебя. Я еду к тебе навсегда! Ты рад? (Слушает короткий ответ, отключает телефон и задумчиво говорит). Что-то я не поняла, что он сказал: «Вставайте, граф, рассвет уже полощется… пара-па-па, пара-па-па…Вы, несомненно, сделали счастливой её саму и всю её семью». Но неважно. Надо собрать сумку, и пока Лешечка не успел передумать, надо вызвать такси.

                                     КАРТИНА ТРЕТЬЯ

Квартира Алексея. Он с унылым выражением лица сидит перед телевизором. Светик, кокетливо улыбаясь,  несколько раз проходит мимо него, загораживая экран. Он продолжает внимательно смотреть новости. Светлана встала перед ним.

Светлана: Лешечка, я не потолстела?

Алексей: Никто не обнимет необъятного. (бормочет он, не отрываясь от экрана).

Светлана: Ты опять шутишь! Посмотри на меня. Тебе нравится?

Алексей: Вы само совершенство,

От улыбки до жестов

Выше всяких похвал!

Светлана: Не балуйся. Ты видишь у меня новое платье? Оно идет мне?

Алексей: Ты ослепительно красива и прекрасна,

Божественно нежна, влекома, властна,

Поверь, богиня! В этом знаю толк…

Светлана присела рядышком с Алексеем, прижалась к нему.

Светлана: Милый, давай сегодня в ресторан пойдем? Я так давно не была в ресторане.

Алексей: Ну, ты же знаешь, я запланировал с утра в гараж, потом мне на работу после обеда. Новую линию запускаем. Надо всё проверить, как идет.

Светлана:  Но мне так хочется в ресторан. Я ведь последний раз была только с Понюшкиным.

Алексей: И чем закончилось? Вдовой осталась.

 Светлана (обиженно): Мы никуда не ходим вместе. Сегодня же выходной.

Алексей: Ты же умная женщина, а  умная жена подобна Семирамиде.

Светлана: Кому?

Алексей: Хорошо, что не знаешь. А то бы я задумался, стоит ли с тобой жить.

Светлана: Значит, любишь меня. Как мало ты об этом говоришь…

Алексей: Я старый солдат и не знаю слов любви.

Светлана (вскакивает с дивана): Ой, зачем ты уселся посередине? Ты же продавишь новый диван. Подвинься к краешку. И на подушку не облокачивайся. Только вчера постирала чехлы.

Алексей: Ладно, у кого выходной, а у кого и рабочий день.  Пора, пора. Засиделся.

Собираясь, он поет

- Мы везде, где трудно

Дорог каждый час,

Трудовые будни -

Праздники для нас.

Светлана:  Когда вернешься?

Алексей: Позвоню.

В дверях поцелует Свету.

Алексей: Готовишь ты лучше, чем в любом ресторане мира. Особенно мне нравится, как складываешь салфетки. Это надо же так причудливо их навертеть! (поет) Кто может сравниться с Матильдой моей, сверкающей искрами черных очей!

Светлана:  Я жду тебя, любимый!

Дверь за ним захлопнулась. Светик еще некоторое время смотрит на запертую дверь, улыбка сползает с лиц, и она облегченно выдыхает.

Светлана: Уф, ушел. (Наводит порядок после ухода Алексея и рассуждает). Лялька умная, умная, но ошиблась. Мне Лешечку даже на поводке в парк не вывести, чтобы перед людьми похвастаться, какого, мол, мужика оторвала. И пользы от его богатства никакого не получаю. Надо менять пока я еще в форме.

Подходит к зеркалу, рассматривая себя.

Светлана (удовлетворенно): Хороша! Чертовски хороша!  Персик!  Хорошо, что вчера забежала к косметологу, иначе вместо овала лица был бы обвал. (говорит немножко грустно) Если и персик, то консервированный. Да, в моем возрасте найти мужчину сложно. Это уже не супермаркет, а барахолка. Товар залежалый, поношенный, да еще и со скрытыми дефектами. Впрочем, и на барахолке можно встретить вполне приличный экземпляр, надо только постараться. (берет телефон, звонит) Здравствуйте, Вадим! Это Света. Да, я тоже рада вас слышать. Где встречаемся? Через полчасика буду.

                                         КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

 

Увитое плющом кафе «Райский сад» в парке.  Цветник перед входом.  В огромном окне кафе выставлен аквариум. Светлана рассматривает рыб.

 Вадим: Любуетесь?

Светлана оборачивается и видит неказистого мужичка в застиранной оранжевой рубашке, на которой бельмом топырился голубой галстук. Вадим невысокий. Лысина тщательно зачесана жиденькими волосёнками.

Вадим: Прекрасное место. Смотришь на эти божьи создания, и понимаешь, что мы плывем в вечности, как рыбы в аквариуме. Мимо тебя проносятся дни, годы, меняются эпохи, а ты всё также одинок. Вы согласны, Светочка?

Светлана (потрясенная видом Вадима): Ага.

Вадим: Я ждал нашей встречи здесь с раннего утра. Бродил по парку, наслаждался  цветами,  первой листвой.  Вы же любите цветы? Вы - Афродита, рожденная из пены. Вы владычица любви, вам  подчинены и цветы, и люди, и боги! Вы обязаны любить цветы, купаться в их аромате, возлежать на ложе из лепестков роз.

Вадим берет ее за руку. Светик пытается выдернуть руку, но он держит крепко.

Светлана: Может, в кафе зайдем, там и поговорим?

Вадим: Как вам такое могло прийти в голову! Как вы можете поощрять желтого дьявола в то время, как матушка-природа безвозмездно одаривает нас своими богатствами! Лучше погуляем по парку. Смотрите, какая зелень! Каждый листочек тянется к теплу и свету. Так и душа человеческая ищет тепло и свет.

Светлана: Но я не хочу гулять по парку!

Вадим: Тогда у меня другое предложение. Едем ко мне. В моей скромной обители мы обрящим отдохновение и воссоединимся душами.

Светлана (скороговоркой): Мне только что позвонили с работы, меня вызывают. До свидания.

Резко разворачивается и уходит.

Вадим (кричит вслед): Я, поэт тонких материй, предлагаю вам весь мир! Кто же от такого счастья отказывается?

Вадим уходит, Светлана, постоянно оборачиваясь, возвращается.

Светлана (деловым тоном): От этого избавилась. Теперь вторая перемена блюд. Хорошо, что с Леонидом назначила свидание здесь же. Он должен ждать на второй скамейке под деревом.

К скамейке подходит представительный мужчина и садится. Седая шевелюра, идеальный костюм.

Светлана: Ах! Мужчина мечта!

Достает зеркальце, проверяет макияж и, слегка повиливая, бедрами, идет к Леониду.   Светлана (голосом послушной девочки): Здравствуйте, Леонид.

Леонид:  Добрый день. Вы Светлана?

Светлана: Да, я Светлана.

Леонид:  Присаживайтесь.

Леонид слегка подвинулся, освобождая место. Светик присела на краешек скамьи, поставив сумочку на коленки. Оба замолчали, не зная о чем говорить. Светик взволнованно вздохнула, обращая на себя внимание.

Леонид:  Нелегко остаться одному. Моя жена меня бросила. Ушла.

Светлана (робко):  К другому?

Леонид:  Нет. Она переехала жить к детям.

Светлана:  Нелегко одному. Я это знаю. Не с кем вкусить радость жизни…

Леонид:  Вы сериалы любите?

Светлана: Очень! Целыми бы днями смотрела! Но, то работа, то домашние хлопоты.

Леонид (грустно):  Не понимаю, что в сериалах находят женщины.

Светлана: Там столько правды жизни! Там учишься на положительных героях. Я без ума от  фильма «Наложница». Какие там костюмы, какие там шикарные дворцы. Какая красавица наложница! В последней серии я не очень пока поняла, что произошло, но визирь, не тот, который старый и горбатый, а другой молодой. Красивый, сил нет!  У него еще халат такой золотой. И чалма такая… (Светлана руками изобразила чалму на своей голове) Бриллиант в ней огромный. Так вот он оказывается сын старого визиря и второй его жены, которая была матерью бедняка Саида, но она об этом не знала.  А Саид влюбился в наложницу султана, которую тот хотел …

Леонид (мрачно перебивает Светлану):  Вы, как я понял, вдова?

Светлана (скорбно): Да. Покинул меня мой муж, оставил одну.

Леонид:  Повезло мужику. Нет, Света, ничего у нас не получится. Я с женой и развелся из-за сериалов. Извините. Желаю вам счастья.

Леонид встает и, не оборачиваясь, уходит.

Светлана (с обидой): Посмотри, какой рататуй! Жену бросил из-за кино! Вот и сиди один! (задумывается) А не дура ли я? Мужик-то эффектный, не бедный. Могла бы и промолчать! Вот черт! Упустила! Что же делать?

Мимо Светланы проходит мужчина, она не обращает на него внимания, но он возвращается и робко присаживается рядышком.

Борис: Извините, вы Светлана?

Светлана (совсем недружелюбно): Вы откуда меня знаете?

Борис: Мы с вами на сайте познакомились. Я Борис.

Светлана ( голос источает патоку) : Здравствуйте! Я так рада вас видеть!

Борис: Я очень, очень рад нашей неожиданной встрече! Вы такая интересная женщина! Я не решался вам позвонить. Сейчас в аптеку бегу.  Моя любимая мамочка, дай Бог ей здоровья, нездорова.

Светлана: Какое несчастье! Что-то серьезное? (в сторону) Блин, мне только еще лакрицы старой не хватало.

Борис:  Вы знаете, Света, моя мамочка пережила такое горе, такое горе! Мой дорогой папочка двадцать лет назад оставил мою любимую мамочку. С тех пор мамочка никак не может оправиться.  Время от времени её мучают ужасная мигрень и сердцебиения.

Светлана: Ваш папа ушел из семьи?

Борис: Мой дорогой папочка  не был ангел, но он никогда бы не позволил себе бросить семью. Хотя он поступил гораздо хуже. Он скончался, оставив мою любимую мамочку одну с ребенком на руках. В то время я был совсем юн, мне еще не было и тридцати.

Светлана:  Какое горе!

Борис: Да, Света, жизнь несправедлива. И моя дорогая Циля…

Светлана:  Циля – это кто?

Борис:  Циля – моя жена.

Светлана (холодно):  Вы женаты?

Борис: Нет, моя дорогая Циля вместо того, чтобы разделить испытания, посланные судьбой, тоже нас оставила.

Светлана:  Циля умерла?

Борис:  Бог с вами и дай Бог здоровья моей дорогой Циле! Она нашла себе стоматолога и уехала с ним из нашей страны. Конечно, я понимаю там лучше климат. Это многое объясняет.

Светлана (простодушно):  Из-за климата уехала?

Борис: Были еще причины. Моя дорогая Циля сказала, что у её дорогого стоматолога  белоснежная металлокерамическая улыбка, и он - сирота. Жизнь несправедлива.

Светлана: Желаю здоровья вашей маме. Буду рада, если вы позвоните и сообщите, что она поправилась.

Борис: Обязательно. Я надеюсь, что моя любимая мамочка недолго будет мучиться, дай Бог ей здоровья.  Я вам непременно позвоню. Моя мамочка очень хочет познакомиться с вами. Она вас приглашает в гости.

                                             КАРТИНА ПЯТАЯ

 

Квартира Алексея. Светлана смотрит сериал по телевизору. В резной беседке увитой клематисом Акгюль рисует портрет женщины. В руках женщина держит кинжал, украшенный драгоценными каменьями.

Акгюль (смотрит на рисунок):  Кто, незнакомка, ты с прекрасным ликом, блуждающая в снах моих тревожных? Ты ангел, затерявшийся в тенях, что хочешь мне сказать? Какую тайну за улыбкой сберегаешь? Что значит твой кинжал? Не в силах я понять. Игра камней взор привлекает, рубин как капля крови на клинке мерцает. А бирюза, что в цвет твоим глазам,  как блеск волны, покой небес, слеза с ресниц, упавшая на сталь. Скажи мне: кто ты?

Визирь: Дилара, где ты? Сказали ты одна.

Акгюль:  Да, визирь, я одна. Но ты забыл, Акгюль меня зовут.

Визирь :  Нет, нет, дитя. Зовут тебя Дилара, так нарекли тебя отец и мать, кого не знала ты.

визирь на стол кладет сверток, завернутый в шелк.  

Акгюль:  Как странно говоришь. (Акгюль встала, уронив рисунок)  Я помню их. Для них всегда Акгюль была я.

Визирь, поднимает рисунок, рассматривает его.

Акгюль:  Возможно, ты сочтешь: неблагодарна я, дерзка и своенравна, но лун взошедших в небеса не счесть, как мне не счесть тех дней, что во дворце я пребываю. Впервые ты пришел сюда…

Визирь: Кто рисовал портрет сей? Ты?

Акгюль:   Я.

Визирь:  Где видела её?

Акгюль (смущенно):   В сновидениях являлась.

Визирь: Давно ль?

Акгюль:  Всю жизнь. Коснётся лба холодными губами, да и прошепчет тихо: «Не бойся, ласточка моя. Оберегаю я тебя. Твой сон сотку из света звезд, росы, играющей искрами, благоухания цветов и  блеска вод, пронизанных лучами. Спи, безмятежное дитя. Оберегаю я тебя».

Визирь: Так может только мать сказать. А что потом? Кинжал откуда?

Акгюль:   Как-то раз вновь в сновидениях явилась… ( девушка, замолчав, опустила голову).

Визирь (с нетерпением): Дальше говори.

Акгюль:  Кинжал мне в руки отдала, но был в крови клинок. Затем вдруг засиял он нестерпимо.

Визирь:  А что она?

Акгюль:   Исчезла, слова не сказав.

Визирь: Жизнь, как рисунок на ковре, влечет причудливым узором…

Акгюль:  Что прячешь за словами ты, понять я не могу.

Визирь: И где начало, где конец, не разберётся и мудрец.

Визирь разворачивает сверток и подает Акгюль кинжал, изображенный на её рисунке.

Акгюль:  Кинжал из снов? Откуда он? Как знал ты?

Визирь: Дитя, кинжал по праву твой. Должна ты знать. Отец твой я, а женщина из снов…

Акгюль:  Мать?

Визирь: Да, дитя.

Акгюль:   Не хочешь ли, сказать: дочь визиря – наложница султана?

Визирь: Нет, нет. Ты дочь султана.

Акгюль (отшатываясь от визиря):  Безумец ты, старик!

Визирь: Уродлив я и стар, но ум мой ясен. И в данный миг для истины пришла пора.

Акгюль:  Молчи! Боюсь речей твоих, тебя боюсь!

Визирь:  Не побоялась смерти ты, а истина пугает. То было много лет тому. Отец отца, да и его отец восславили наш род в веках и бремя власти на плечах держали.

Акгюль:   Почтенный, хочешь ты сказать, наш древний род и род султанов?

Визирь:  Верно, дочь моя.  Но вот пришел и мой черед, кормило власти в руки взять. В то время был я юн, влюблен. Моя Мелек, моя жена луч солнца для меня была и родниковою водой и песней в выси голубой, крылами для меня была...  (замолкает, задумавшись)

Акгюль:   Что дальше? Говори, отец!

Визирь:  Мечтал я стать царем царей и к трону кинуть как ковер весь мир.

Акгюль:   Весь мир?

Визирь (смеется):  Не меньше.

Акгюль:   Что дальше сталось? О, отец, да говори же, наконец!

Визирь (мрачно):   Две тонкие струны, когда молчат, на первый взгляд совсем неотличимы. Но прикоснешься лишь рукой, одна звучит, как сокола полет, что грудью рассекает небо. Другая – рокотом морских глубин пугая.

Мой друг, моё втрое я, предал меня. Он погубил Мелек, тебя осиротил, отдав на воспитание чужестранцам. Меня израненного после боя, когда в беспамятстве к Всевышнему дорогу я искал, он выбросил на корм шакалам.

Акгюль:   Где он теперь?

Визирь:  Песок пустыни знойной уж спеленал его навеки, сокрыв от наших глаз.

Под беспокойные звуки баглама вечерний туман опустился в сад, закрывая собой беседку. Ветви старого дерев в причудливом переплетении превратились в арабскую вязь – титры фильма.

Светлана (с завистью):  Живут же люди! Моя жена луч солнца для меня была и родниковою водой и песней в выси голубой… Ах, как прекрасно!  Мне надо уйти от Лешечки. Борис очень хороший вариант. Он ученый, его мама хочет со мной познакомиться. Старушку потом пристрою  в дом престарелых. Детей у него нет. Говорил, что квартира большая. А раз нет детей, то и трат лишних нет. (ходит по комнате, раздумывая) Но от Лешечки надо уйти так, чтобы он чувствовал себя виноватым. Пусть побегает за мной, а я сравню, кто лучше: Лешечка или Борюсик. Точно! Так и сделаю. Нужен скандальчик.

Открывается дверь, входит Алексей, он вернулся после  работы.

Алексей: Привет! Что у нас на ужин? Голодный, аки дикий зверь.

Светлана: Ты не обедал?

Алексей:  Не успел. Работы валом.

Светлана: Сейчас, любимый.

Алексей:  Корми кормильца быстрее. ( он хлопает ее по попе, подталкивая к кухне).

Светлана: Ты куда-то торопишься?

Уходит на кухню и возвращается с подносом, на котором стоят тарелки, через руку перекинуто кухонное полотенце.

Алексей:  На работу надо. Мы не закончили. Заскочил перекусить. Вернусь, скорее всего, поздно.

Светлана ( с угрожающими нотками): С кем не закончили?

Алексей  не слышит её,  переодевается в чистую рубашку .

Светлана: Куда это ты нарядился?

Алексей: На работу. Жарко, пропотел.

Светлана: Я так и поняла.  Пропотел. Работал не покладая тела.

Алексей: Какого тела?

Светлана:  Уж не знаю какого. Кто у тебя сегодня по расписанию?

Алексей (смеется): Руссо туристо! Облико морале! Успокойся, на работе я был. Завал у нас там.

Светлана: Кого же ты завалил? Совесть совсем потерял! Куда идешь, пусть тебя там и кормят!

Алексей: Я без пропитания оставаться не могу. Где же я буду харчеваться?

Светлана бросает тарелки, кухонное полотенце и бурно рыдает.

Алексей:  Берегите пенсне, Киса! Сейчас начнется!

Светлана:  Мне надоело! Я ухожу от тебя!  Мне надоели твои бабы! Ты изменщик!

Алексей: Арфы нет, возьмите бубен.  Пуще прежнего старуха вздурилась!

Светлана:  Ах, я старуха! Мерзавец! Кобель! Не благодарный! Сколько я сделала для тебя!

Алексей: Сколько?

Светлана:  Хватит! Я ухожу! Бросаю тебя!

Алексей: Вещи помочь довезти?

Светлана:  Без тебя справлюсь.  (из шкафа достает одежду, в сумку складывает косметику, оглядывается, всё ли взяла). Ладно,  остальное потом заберу.  (с патетикой)  Прощай, я ухожу!

 Алексей:  Погоди, ты кое-что забыла.

Светлана (обиженно):  За оставшимися вещами потом заеду.

Алексей приносит горшок с монстерой.

Алексей: Бери сразу.

 Алексей сует горшок в руки Светлане.

Светлана: Я еще посмотрю, как ты без моих котлет проживешь!

Алексей: Кто ест мало, живет долго, ибо ножом и вилкой роем мы могилу себе.

Светлана : С легкость меня отпускаешь.

Алексей: Нет такого мужа, который не мечтал бы хоть на час стать холостяком!

Светлана: Я так и знала! Так и знала! Уже, наверное, созвонился со своими...

Алексей: Бабу Ягу со стороны брать не будем – воспитаем в своем коллективе. Кстати, ты мужа мне своего оставила. Мне посторонние мужчины ни к чему.

Алексей достает из стенки портрет Понюшкина и вручает его Светлане. 

Светлана: Безжалостный!  Пусть песок пустыни знойной спеленает тебя на веки! Ты меня погубил и осиротил. 

Светлана громко плачет, резко выходит из квартиры.

 

                                 АКТ ВТОРОЙ

                                ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

                                КАРТИНА ПЕРВАЯ

 

Квартира Светланы.  Звонок в дверь. Она идет открывать . На пороге стоит босая Лялька. В руках у нее куча пакетов и туфли с поломанным каблуком.

Лялька: Привет, подруга! Вот это удача, что ты дома.  Представляешь, каблук сломался. Кенгурой прыгаю рядом с твоим домом. Одна надежда на тебя. Дашь что-нибудь на ногу надеть?

Светлана:  Что-нибудь найдем.  (с любопытством разглядывая и заглядывая в пакеты) По магазинам ходила?

Лялька (радостно):  Мои крольчата родили мне внуков-близнецов. Представляешь? Я теперь многовнуковая бабушка!

Светлана (кисло): Ты теперь с памперсами носишься, распашонками?

Лялька: Конечно! Ты не представляешь, как я рада.  Ромка, тот вообще о своей науке забыл! Перетащили молодых жить к нам, чтобы помогать. В доме бардак, шум, гам, ни минуты покоя, но такая радость!

Светлана: Поздравляю.

Лялька : Ой, что-то ты бледненькая.  Ты здорова? Всё в порядке?

Светлана:  (плачет):  У него любовница!

Лялька: У кого? У тельца?! Вы ведь живете еще всего ничего.

Светлана: Почему я такая несчастная? Что ему не хватает?

Лялька: Погоди, может ты всё это придумала? Или телец специально тебя поддразнивает? Ты вспомни, что мой гусь начудил. Чуть до развода дело не дошло. Мужчины, они как капризные дети. 

Светлана: Он пришпилил меня! Теперь любуется.

Лялька: Что сделал?– не поняла Лялька.

Светлана:  Пришпилил как бабочку. Враньем стала для него любовь. А я мечтала вкусить радость жизни.

Лялька: М-да. На французский роман не похоже. Зато похоже, что от переживаний у тебя ум за разум зашел, матушка.

Светлана: Тебе легко говорить! У тебя муж есть, внуки вот новенькие родились. Всё хорошо, а я? Понюшкин, земля ему пухом пусть колом встанет, изменял. Этот драник возомнил себя жульеном!

Лялька: Как-то не понятно. Ты с коллекционером женских душ и тел разговаривала?

Светлана:  С кем?

Лялька: С тельцом своим разговаривала?

Светлана: Он сказал, что я дура.

Лялька: Нет, Светка, ты не дура. Ты минога.

Светлана: Кто?!

Лялька:  Дай мне обувку какую-нибудь, побегу уже, а то внучата деда, наверное, заездили, - тяжело вздохнула Лялька.

Светлана: Я скорблю, а подруга пришла  миногой обозвала и ушла? У меня душа завяла, а она о внуках думает!

Лялька: Ты хочешь знать, что я думаю или тебе надо, чтобы я тебя утешила?

Светлана: Что думаешь.

Лялька: Светик, я думаю, что ты, правильно сделала, уйдя от тельца. Он тебя не любит, ты его тоже. Я уверена, что ты найдешь еще мужчину. Ты молода, красива, ты прекрасная хозяйка.

Светлана:  Ах, ах! Нового, значит, найти? Хорош совет, нечего сказать! Ты, значит, при муже, детях и внуках, а меня на улицу выбрасываешь?

Лялька:  Какую улицу? У тебя есть квартира, работа. Ты же на сайте знакомств нашла тельца? Наверняка там еще есть мужчины, которые с радостью с тобой познакомятся.

Светлана: Я так и знала! Ты всегда мне завидовала! Ты со своим уткоухом…

Лялька (автоматически поправляет Светлану): Утконосом.

Светлана: - … со свои-то не развелась! Вцепилась в него: «Ой, ой! Как я тебя люблю! Ой, ой! Ночи не спала!» (передразнивая Ляльку, она напомниет о встрече Романа и Ляльки в её доме)  Как клещ впилась в своего Ромку, теперь мне советы даешь!

Лялька молча взяла пакеты и, хлопнув дверью, ушла босиком.

Светлана (кричит вслед): Бешамель она из себя изображает! Обиделась! Правильно говорят, женская дружба до первого мужика! Но и я не такая дура, Лялечка, как ты думаешь. Тоже замуж за ученого выйду, посмотрим, кто из них умнее.

Светлана включает телевизор. Идет продолжение сериала.

                                          КАРТИНА ВТОРАЯ

Зазвучала баглама. Визирь, склонив голову, стоял перед султаном. Лицо повелителя было гневно.

Султан: Мне донесли, что ты сродни неверным, предать меня желаешь?

Визирь: Доверчив ты, султан, и молод, коль в каждой сплетне видишь истины зерно. На то и злые языки, чтоб правду кривдой выставлять, а кривду нарядив в шелка, на трон возвесть.

Султан: Ты складно говоришь, однако точно знаю, мою наложницу Акгюль ты держишь за пределами дворца, украв её.

Визирь: И вновь ошибся ты, султан. То не Акгюль, а дочь моя Дилара. Больна она и посему живет затворницей уж много лет. Пытались лекари лечить её, однако хворь не одолели.

Визирь кланяется султану.

Визирь: Теперь ты правду знаешь, повелитель, которую я тщательно хранил, не смея отвлекать тебя от дел важнейших.

                                            КАРТИНА ТРЕТЬЯ                

 Дилара сидит у фонтана, читает книгу.  Визирь, войдя во внутренний дворик, некоторое время наблюдает за девушкой. Лицо его было печально. Он садится на топчан, покрытый шкурой леопарда. 

Визирь: Дилара, девочка моя, спасая жизнь тебе, тебя я погубил. Но можешь ты еще бежать. Дам золота и денег, корабль снаряжу везти тебя на край земли. К Всевышнему молитву вознесу, прося о милости небес.

Дилара (она же Акгюль): Почтенный, чем встревожен ты? (Дилара подошла к визирю, нежно взяв его за руку)  Бежать, зачем должна, лишь только обретя отцовскую любовь? Чем вызвала я гнев, что гонишь ты меня в неведомые земли?

Визирь:  Да разве можешь ты разгневать? Дитя, ты свет моей души, цветок жасмина в моем сердце. Спасти хочу тебя.

Дилара: Отец, что сталось? Не молчи. Скажи мне, умоляю!

Визирь: Султану донесли, наложница его Акгюль скрывается в моем дворце. Ответствовал я тем, что ты, Дилара, дочь мне. Больна давно, поэтому дворца не покидаешь. Султан приказ дал через десять дней тебе предстать пред ним. О, дочь моя, нет времени у нас. Должна ты собираться в дальний путь, но скрытно. Султан хитер. Он подошлет соглядатаев, что б уличить меня во лжи.

Дилара: Да кто посмел? Какой душепродавец?

Визирь: Средь слуг моих доносчик. Найду и  брошу в клетку к тиграм. Пусть плоть его трещит и рвется, как горе разрывает сердце мне. Пусть кровь его течет рекой, как слезы из моих несчастных глаз текут, прощаясь с дочерью  любимой. Дитя, не медли. Торопись. Спокоен буду лишь, когда покинешь земли султаната.

Дилара (весело): Ах, милый мой отец, тревогу прогни. Ответствовал, что я больна?

Визирь:  Да.

Дилара: Неизлечимо?

Визирь: Да, дитя. Неизлечимо.

Дилара: Да лучше и придумать ты не мог!  Хитер султан? Да есть его хитрее! Он хочет посмотреть Дилара иль Акгюль сокрыта от его всезрящих глаз? Увидит он Дилару. Акгюль уж умерла. Нет женщины такой. Ушла из мира света в мир теней и не сыскать её среди живых.

Визирь: Султан жесток, погубит он тебя.  

Дилара: Бессилен ум мужей перед лукавством женским.  И мщение давно в груди моей исхода просит. Верну тебе я трон, и славу, и почет. Всё то, что есть твоё по праву, мой отец, султан султанов.

Визирь: Дилара, умоляю, беги, спасайся.

Дилара: Да разве ты простил предательство? Свой трон, что подлостью отобран? Смерть матери моей? Моё сиротство на чужбине?

Визирь: О, нет. Главы моей склоненной враг не узрит. И трон, и имя я себе верну. Но жизнь, что подарил тебе, не вправе погубить.

 Смотрю в твои глаза - глаза Мелек я вижу. Улыбка на твоих устах – её улыбка. Склонишь ты голову, грустя, или поёшь, подобно трели соловья, танцуешь словно бабочка, порхая, иль просто слушаешь меня – во всём её ты продолжение. Ты – нить, что связывает нас через года, в мирах иных.

Дилара: Отец,  кровь матери моей во мне огнём кипит и требует отмщения. Но разум холоден, как лёд, что покрывает снежные вершины. С тобой иль без тебя вступлю я в схватку.

Визирь: Да, вижу ты уж не дитя. Предательство изведала сполна. Любить умеешь, ненавидеть тоже.

Дилара: Прошу, отец, мне просто помоги. Шелка нужны,  сурьма, белила, киноварь, шафран, бараний жир и хна, два бурдюка, воск, глина, лошадиный хвост. Но тайно всё сюда доставить. И через десять дней готова буду предстать перед султаном ложным.

Визирь:  Сегодня же доставят нужное тебе.

Дилара: Благодарю, отец! (Дилара целует  руку визирю)  Не ошибешься ты во мне.

Визирь (смеется): Да, мне, бесспорно, не понять, как лошадиный хвост, сурьма, бурдюк вернут мне трон.

Дилара: А также сажа и белила. Воск, киноварь и глина.

Визирь: Ум женщины подобен древа корню в земле переплетённом. Клубок не разобрать, но от него родится плод, что может быть и сладок, может быть и горек.

Светик шмыгнула носом, утерев слезу с глаз.

Светлана: Предательства изведала сполна… Прямо обо мне! Но кровь моя отмщенья просит! Выйду замуж за Борюсика, чего бы мне это ни стоило!

                                       КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

 

Квартира Бориса.  На стенах невероятное количество фотографий одного и того же мужчины. Борис входит со Светланой. Она осматривается. В руках у нее мокрый зонт, который она не знает, куда поставить. Но, в конце концов, ставит его в угол.

Борис: Мамочка, я пришел со Светочкой! Да, Светочка, у нас с мамочкой очень большая квартира. Мамочка не в силах убирать ее, и мы приглашаем женщину два раза в неделю. Но теперь-то нам легче будет. Проходите, пожалуйста. Мамочка, мы пришли!

В комнату входит  крупная пожилая женщина. По её халату среди ядовито зеленых папоротников летают толстые розовые попугаи. Пухлые пальцы украшены кольцами.  Монументальное тело венчала маленькая  головка с жиденькими волосенками.

Светлана: Добрый день, Римма Натановна, мы с Борисом под дождь попали. Мне так неловко, что вас побеспокоили.

Римма Натановна: Здравствуйте, моя дорогая.  Но ай-яй-яй, как вы могли подумать о беспокойстве? Я вас ужасно ждала.

Светлана: Как ваше здоровье? Борис говорил, вы приболели.

Римма Натановна: Ой вэй, вас не должно это беспокоить, пока на вас не писано завещание.

Взглядом она пробежалась по Свете с головы до ног, оценивая  фигуру,  макияж, и одежду.

Римма Натановна: Я имею сказать, что вы прекрасно выглядите на свои годы, но промокли, как памперс моего внучатого племянника Арончика. Очень, очень крупный и сообразительный мальчик. Боренька, деточка, дай Свете тапочки. Не дай бог, она заболеет, и её кончина будет на нашей совести, дай бог ей здоровья.

Из груды обуви сваленной под вешалкой, Борис вытащил большие мужские шлёпки.

Борис: Надевайте, Светочка, не стесняйтесь.

Ей ничего не оставалось, как скинуть свои туфельки и вставить ноги в замшелые фетровые шлепанцы.

Римма Натановна: Вы знаете, Светочка, это дорогая реликвия нашей семьи. Их носил борин папа. ( царственным жестом она указывает на фотографии)  Семен Давидович Фусик. Невероятно уважаемый человек. Дай бог каждому!

Заметив, что Светик брезгливо смотрит на шлепанцы, Римма укоризненно качает головой.

Римма Натановна: Моя дорогая, они таки почти новые. Мой покойный Сёма носил их всего пару лет. Когда я их достаю, на душе становится дико легче, будто наш дорогой покойный муж и отец с нами. Наша разлука не кажется мне уж столь печальной.

Светлана: Боря говорил, что ваш муж умер двадцать лет назад?

Римма Натановна: Что вы этим хотите сказать? Что двадцать лет – это срок? Сразу видно, деточка, что вы еще не видели жизни. Совсем недавно я была малюткой, которая ползала и кряхтела от счастья. И что вы себе думаете? Теперь я тоже ползаю и кряхчу от счастья, когда могу ползать. Семьдесят лет, а разницы никакой!

Борис: Мамочка, вы заболтали Светочку.

Римма Натановна: Боренька, вскипяти чайник. (обращается в Светлане) Если вы думаете, что я испекла просто пирог с рыбой…

Светлана: Я ничего не думаю…

Римма Натановна:  …вы таки да делаете большую ошибку.

Борис: Светочка, это не пирог, это цимес!

Борис закатил глаза, показывая неземное блаженство от вкуса пирога, и удаляется на кухню.

Римма Натановна: Я имею кое-что вам сказать.  Только борина мамочка умеет делать такой пирог с такой рыбой! Садитесь на диван, он мягкий.   Днём на нём любил спать мой покойный муж Сёма.

Света робко пристроилась на краешек. Римма - в кресло напротив.

Римма Натановна:  Я хотела поговорить с вами за Борю как женщина.  Вы кем работаете?

Светлана: Бухгалтером.  

Римма Натановна: Ой вэй, какая опасная профессия! Вы много зарабатываете?

Светлана: Какое это имеет значение?

Римма Натановна: Таки да, имеет. Если вы таки хороший бухгалтер, то вы зарабатываете хорошие деньги. Если вы плохой, то это не деньги, а жалование на пропитание.  И вас, Светочка, не в обиду будет сказано,  могут посадить! Зачем Бореньке жена, которой придется носить передачи в тюрьму целых десять лет, да еще и нервничать в свободное от работы время, не дай бог?

Светлана:  Я хороший бухгалтер!

Римма Натановна: Таки рада это слышать. Светочка, вы заметили, что Боря очень худой?

Светлана:  Вы напрасно беспокоитесь.  Боря стройный, а не худой.

Римма Натановна: Вот что значит не мать. Мальчик кушает очень плохо. И Боренька, таки да, невероятно талантлив.

Светлана: Борис очень умный.  

Римма Натановна: Хм, вы стесняетесь сказать, что Боря гений?

Светлана (растерянно) : Нет, не стесняюсь…

 Римма Натановна: Почему я должна из вас вытаскивать это клещами? Мальчик гений, поэтому ему надо хорошо кушать. Ему нужна жена, умеющая вкусно готовить. Я не вечная. Когда-нибудь мой дорогой Сёма позовет меня к себе и мне придется, таки, оставить Борю. Если мальчик будет голодать, я не переживу этого. И Сёма тоже. У вас есть дети?

Светлана:  У меня взрослая дочь. Она вышла замуж и уехала к мужу.

Римма Натановна: О, это большое облегчение! Вам не приходится теребить свои нервы, глядя на её мужа.

Светлана (оскорблено): Почему вы так говорите? У моей дочери прекрасный муж!

Римма Натановна: Дорогуша, я, конечно, дико извиняюсь, и могу сделать вид, что я слепо-глухо-немая старая еврейская женщина. А вы имеете возможность рассказывать сказки  о вашем дорогом зяте. Но если ваша девочка уехала с вашим дорогим зятем из вашего дома, таки она не хочет огорчать вас видом своего любимого мужа. Но пусть у вас болит голова, что таки вашей дочери не повезло. Жизнь несправедлива, что поделаешь…

Из кухни раздается жуткий грохот и борины вопли.

Римма Натановна: Боже мой! Он разрывает мне сердце! Я родила талантливого шлёмиля на свою бедную голову! Он опять разбил заварочный чайник!

Резво поднявшись с кресла, Римма суетливо засеменила на кухню. Света подскочила и побежала за ней следом, но запуталась в шлепанцах, упала на диван, больно ударилась о ручку. Римма обернулась и бросила через плечо.

Римма Натановна: Что вы так нервничаете, что роняете себя? Наша дорогая Циля тоже нервничала и, в конце концов, уехала со своим стоматологом. Хотя была девочка из хорошей семьи.

Светлана: Это ваш Сёма меня роняет.

Борис: Мамочка, не волнуйся. Я не разбил чайник. Я обварил руку.

Римма Натановна: Светочка, деточка, раз мой Сёма не имеет доверия к вам, сидите тихо и не копошитесь. Я сама разберусь с Боренькой.

Светлана обиженно уселась на место, разглядывая комнату. Из кухни сначала доносились риммины охи и борины вздохи, затем звон посуды. Через некоторое время  в комнату вплыла Римма Натановна с чайником и чашками на подносе, следом Борис нес пирог с рыбой. Перевязанный бинтом палец, торчал из-под тарелки с пирогом унылой снежной бабой.

Светлана: Боренька, как же вы так не аккуратно? Очень болит?

Борис, ставя тарелку с пирогом на стол, морщится

Борис:  Болит…

Римма Натановна: Не тормоши мне нервы жалостливыми рассказами. Кушайте пирог, дай бог вам здоровья.

Светлана: Римма Натановна, у меня дома есть очень хорошее средство от ожогов. Если вы не против, я принесу его для Бори.

Римма Натановна: Ой, вы делаете мне смешно! Когда вы принесете средство от ожогов, Бореньке таки понадобиться гипс. Когда вы принесете гипс, он будет нуждаться в желудочных таблетках. Кушайте пирог и постарайтесь не сойти с ума от восторга, дай бог вам здоровья.

Светлана: Почему вы, Римма Натановна, так со мной разговариваете? Я таки потеряла с вами полжизни!

Римма, разрезая пирог и раскладывая его по тарелкам, не моргнула даже глазом.

Борис: Светочка,  мы с моей дорогой мамочкой совсем не хотели вас расстраивать.

Римма Натановна: Дорогая, а что вы так кричите, будто разговариваете со мной по телефону? Моя дорогая тётя Рахиль тоже кричала. И что вы себе думаете? У неё дико воспалился желчный пузырь.

Светлана: Извините.  Но я не понимаю, почему вы так разговариваете…

Римма Натановна: Светочка, Боренька очень талантливый мальчик. Когда он шел на защиту диплома, не заметил трамвая и ударился в него головой. Вы сильно удивитесь, но на трамвае осталась таки вмятина. Когда Боренька защищал кандидатскую, он упал с кафедры, ужасно сломав себе ногу. Когда он женился на нашей дорогой Циле, он попал под свою свадебную машину. Я, конечно, понимаю, свадебная машина с лентами и цветами гораздо наряднее трамвая, но Циля обиделась. Именно поэтому Бореньки нужны хорошие руки, в которые смогу его с радостью  отдать. Кушайте рыбку с чаем и не морочьте мне голову вашими переживаниями.

Светлана (в сторону): М-да, плавленый сырок с чесноком. С таким мужем покоя не будет. Хотя…. Кольца у Риммы недешевые, квартирка тоже. Не так уж дурственно. Компенсация стоит того. Да и старушка невечная. (обращается к Римме) Римма Натановна, пирог божественный! Я очень люблю готовить, но такого сказочного пирога никогда даже не пробовала. Вы поделитесь рецептом?

Римма Натановна: Вы что хотите, чтобы я за так отдала ценный семейный рецепт моей любимой бабушки Двойры, который она хранила в страшном секрете?  Это будет нечестно по отношению к моей бабушке.

Светлана: Да, я понимаю

Римма Натановна:  Но я могу вам его продать и совсем недорого, моя дорогая. Моя бабушка Двойра будет радоваться на небесах, что вам понравился ее пирог всего за две тысячи рублей.

Светлана (совершенно опешившая): У меня с собой только тысяча.

Римма Натановна: Не переживайте, а кушайте, кушайте. Я таки продам вам половину рецепта. За второй зайдете потом. Кстати, Светочка, ваши родители живы, дай бог им здоровья?

Светлана: Да, мама, жива, слава богу. Папы уже нет.

Римма Натановна:  Милая моя, у меня сейчас от вас начнется мигрень. (Римма театрально приложила руку ко лбу)  Я таки не поняла. Слава богу «нет», или, слава богу «жива»? Вы очень скрытная женщина.

Светлана: Нет, нет. Мама у меня, слава богу, жива.

Римма Натановна: Это очень хорошо.  Но пора заканчивать разговоры. Сейчас я буду смотреть кино. Боренька, помоги Светочке убрать со стола.

Звучит баглама. Светлана замерла с тарелками в руках.

Светлана: Ах, как мне нравится этот сериал!

Римма Натановна: Деточка, вы еще таки успеете посмотреть у себя дома, если поторопитесь.

Вспыхнув, Света с грохотом ставит тарелки на стол.

Светлана: Убирайте сами, дорогая Римма Натановна. Боюсь, что ваш талантливый Борюсик никогда не жениться. До свидания!

Борис вжался в диван. Римма никак не отреагировала на выпад. Светик развернулась и вышла.

Борис: Мамочка, я думаю, мне надо проводить Светочку.

Римма Натановна: Боренька, таки не тереби себе нервы. Эта женщина не для тебя. У неё дурная наследственность. Она вдова, её мама вдова, я не удивлюсь, если её бабушка вдова и еще как!

                                   КАРТИНА ПЯТАЯ

Сериал «Наложница»

Визирь входит к султану.

Визирь: Приветствую тебя, мудрейший повелитель.  Дилара, дочь моя, перед тобой предстать готова, чтоб сам увидел ты её.

Султан: Войдёт пусть, сняв с лица чадру.

Визирь: Султан, она девица, не знавшая мужчин. Прошу будь снисходителен ты к ней. Оставь чадру.

Султан (с сарказмом): Не хочешь ли, сказать, что дева испугается меня? Или боишься, увижу не Дилару, а Акгюль, наложницу мою?

Визирь:  Мудрейший повелитель совершенней солнца, что небосклон венчает. Любая дева за счастие почтёт явиться пред тобой во всей красе, дарованной Всевышним, чтоб ублажить твой взор. Несчастна дочь моя своим уродством. Оно лишь оскорбит…

Султан: Хватит слов! Веди девицу. Хочу увидеть сам, что ты скрываешь от меня.

Визирь: Никто не кичится бедою, стараясь утаить её от пересудов.  Ты сам хотел лицом к лицу с уродством повстречаться, по-твоему, пусть будет.

Он махнул рукой и в зал ввели Дилару, закутанную в роскошные одежды.

Султан: Не бойся, дева, и сними чадру. Твой лик хочу увидеть

Султан с интересом разглядывает девушку. Под обилием парчи, муслина, шелка и бархата фигура её спрятана. Чадра с сеткой полностью закрывают лицо девушки.

Дилара: Мой повелитель, отец сказал мне поутру пред светлооким я предстану. Я, в лучшие одежды нарядившись, спешила во дворец с надеждой, что может ты меня одну из многих тысяч изберешь, чтоб я была женой тебе, родив наследника на трон. Мой господин, чиста я и невинна. В молитвах дни я проводила. Я знаю счет, письмо и лютню. И говорят, талант к стихосложенью есть. Но облик мой мне незнаком. Пятнадцать лет, что я живу на этом свете, не видела зеркал.

Султан: Лишили деву без чего, никто из женщин дня прожить не может?

Султан: Отец сказал, когда я родилась, Луна стыдливо спряталась за тучу, узрев мои точеные черты. С годами красота цвела, и чтобы не ослепла от неё, отец велел убрать все зеркала. Никто не видел моего лица.

Султан:  Служанки тоже?

Султан:  Безмерно я добра и кроток нрав мой, повелитель. Ослепнуть они могут тоже, воочию увидев совершенство, явившееся миру. А зависть черная, что спит в сердечке женском, во прах способно жизнь их превратить.

Султан в нетерпении восклицает.

Султан: Скорей мне покажи свой лик, девица. От нетерпенья я сгораю!

Султан:  Я повинуюсь.

 Дилара сбрасывает чадру. Лицо юной девы в струпьях и язвах, нижняя губа отвисает до подбородка. Уродливый горб делает её более похожей на верблюда, а не человека. Большой живот висит курдюком. Волосы, подобны конскому хвосту, уложены в замысловатую прическу. Побледнев, султан отшатывается, закрыв глаза рукой.

Дилара: О, горе мне! (Дилара кричит, выдирая у себя волосы) И ты, светлейший, вдруг ослеп! За что Всевышний наказал меня столь утонченным совершенством? Пойду и брошусь в воды злые! Уж лучше труп мой пусть глодают крабы, чем жить затворницей в тиши и знать, что приношу несчастье.

Надев чадру, она выбегает из покоев султана.

                                             ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

                                             КАРТИНА ПЕРВАЯ

Лялька и Светик сидят за столиком  кафе. Позвякивание чашек и тарелок звучит ксилофоном, внося звонкие ноты в тихую мелодию блюза, льющуюся из колонок. Столики наполовину заняты.

Светлана: Ты на меня не сердись, чего только в запале не скажешь.  Мне очень нужен твой совет. Ты единственный человек, кто меня понимает. Мне без тебя так плохо.

Лялька: Ладно, проехали. Что случилось?

 Светлана: Он не хочет на мне жениться!

Лялька: Кто не хочет жениться? Борис? Так вы знакомы всего несколько дней.

Светлана: Причем здесь Борис? Лёшечка.

Лялька: Так. Стоп! Я уже запуталась. Давай сначала. Ты ушла от Алексея. Правильно?

Светлана: Да, ушла.

Лялька: Затем ты встретилась с Борисом.

Светлана: Встретилась.

Лялька: Уф! Пока  всё правильно. Но я не поняла, что с Борисом случилось.

Вместо ответа Светик жалобно всхлипнула.

Лялька: Только не плачь. Всё равно не поверю! Чем тебе не угодил интеллигентный мужчина Борис?

Светлана: Сам он ничего. Но его мама – это морской черт в остром соусе. Не знаешь, куда деваться от неё.

Лялька: Она-то каким боком?

Светлана: Она сказала, что у меня дурная наследственность. «Она вдова, её мама вдова, я не удивлюсь, если её бабушка вдова и еще как!»

Лялька: Значит, тебя не пропустил комитет защиты прав потребителей?

Светлана: Какой комитет?

Лялька: Ладно, проехали. А сам-то жених что?

Светлана: Сам-то ничего, внимательный. Но маму слушается во всем.

Лялька  (с интонацией известного спортивного комментатора ):  Нет, нет! Такой женишок нам не нужен!

Светлана: Борис очень милый, и очень-очень похож на Симонок.

Лялька: Что такое симонок?

Светлана: Артурчик Симонок. Мой первый муж.

Лялька: Понюшкин Серега твой второй муж?

Светлана: Ага, второй.

Лялька: Артурчик куда подевался?

Светлана: Скончался. Преждевременно. Большая трагедия. Но давно уже. Я вскоре за Сергея замуж вышла. Он заглушил мне боль потери.

Лялька:  Ну что же, самка богомола тоже имеет право на личное счастье. Ну, а как Лёшечка? Жив и здоров, надеюсь?

Светлана:  Здоров, я к нему вернулась.

Лялька: Ну?

Светик с тоской посмотрела на недоеденное пирожное  и, махнув на фигуру рукой, целиком засунула её в рот.

Светлана: Я поняла, что люблю Лешечку. Это была большая глупость уйти от него. Но я ревновала!  Он обзавелся бабами. Будто бы на работу уходит ни свет, ни заря, в выходные пропадает на работе. А сам в свой курятник, петух общипанный!  Ух, так бы сделала из него люля-кебаб!

Светлана: Из петуха не получится. Только из барана. Мурзик, ты же мне не просто хотела рассказать о том, что вернулась к своему золотому тельцу. Что-то еще произошло?

Света с сожалением отставила пустую тарелочку. Допила кофе. Вытерла салфеткой руки и достала из сумочки планшетник.

Светлана: Я хотела с тобой посоветоваться. Ой, (она  отодвинулась от стола, закинула ногу на ногу, выставив на обозрение круглые коленки, обтянутые тончащими колготками).

Подруга с любопытством за ней наблюдает. Светик поправила локон и стрельнула глазками в сторону. Обернувшись, Лялька замечает мужчину( капитана Белокопытова), сидящего за соседним столиком. Он пристально смотрит на Светлану. Массивная челюсть тщательно пережевывает котлету. Стрижка из разряда «в общем-то, прилично». Рубашка столь тщательно отутюжена, что  даже на коротких рукавах были чёткие стрелочки. Из-под стола торчат ноги в черных брюках и черных начищенных до блеска туфлях. Красные носки фривольно выглядывали из-под брюк, намекая на многогранность натуры.

Лялька:  Ты этого орангутанга знаешь?

Светлана: Кого? Этого? Нет.

Лялька: Так что у тебя случилось, что срочно понадобилась женская консультация?

Светлана:  Ах, да! Лёшечку я, конечно, очень люблю. И ревную. Но в нём я сомневаюсь.

Лялька: Почему? Он же не выставил тебя за дверь.

Светлана: Я же тебе сказала,  жениться не хочет! Получается, что я не жена ему, а содержанка. Это оскорбительно.

Лялька: Зачем тебе штамп в паспорте? Ты уже дважды его портила синими печатями.

Светлана: Вдруг с Лёшечкой что-нибудь произойдет? Я, как официальная жена, на многое буду иметь право. С юридической точки зрения. Иначе меня его родственники выставят в три секунды, даже собственные вещи не дадут собрать.

Лялька: Практично, ничего не скажешь. С одной стороны, резон в твоих словах есть. С другой, не вижу смысла. Квартира у тебя есть, деньги тоже. Ты же не из меркантильных соображений живешь с тельцом?

Светлана: Ах, боже мой! Я уже сто раз тебе сказала, что люблю Лёшечку.

Лялька: Возможно, чуть позже, он поймет, что вам надо пожениться.  А от меня-то ты что хочешь? Чтобы я с ним поговорила?

Светлана: Нет, нет и нет! Это его отпугнет. Каждый раз, когда я говорю ему об этом, знаешь, что он мне отвечает?

Лялька: Что?

Светлана: Осчастливить против желания нельзя! Ты представляешь?! Как это понимать?

Лялька:  Надо понимать, что он смотрел «Покровские ворота».

Светлана: Я не об этом…

Лялька: Жениться он не хочет.

Светлана: Вот и я так думаю. Но не всё еще потеряно.

Лялька:  Надеюсь.

Светлана:  Смотри.  ( показывает планшетник) Очень интересный мужчина мне написал. Зовут его Евгений. Бимзесмен. Из Москвы, между прочим. Ты почитай, что он мне пишет! «Здравствуйте, Мурзик!»  (читает с выражением)   Очень галантный, заметь!

«Увидел вашу фотографию и не смог пройти мимо. Вы очаровательная женщина. Предполагаю, что у вас множество поклонников. Боюсь затеряться среди жаждущих вашего внимания. Буду рад, если вы мне ответите. Что-то мне подсказывает, мы можем стать друзьями, а может чем-то большим друг для друга».

Лялька: И всё?

Светлана: Нет, конечно, это только начало. Ты внимательно посмотри. Мне кажется, он лучше Лёшечки. Надёжность в нём есть.

Лялька:  Материальная?

Светлана: Нечего хихикать, это важный вопрос. Посмотри, как он прилично одет. А вот на этой фотографии с грибами. Свитерочек, между прочим, немаленьких денег стоит, а он за грибами в нём пошел.

Светик еще раз стрельнула глазками в сторону капитана Белокопытова и кокетливо повела плечиком. Он же продолжал методично жевать, не отводя взгляда от Светланы.

Лялька: Странно, что твой «бимзесмен» не найдет женщину в Москве. И ближе, и расходов меньше, да и время сэкономил бы.

Светлана: Богатый человек может позволить себе искать жену там, где он хочет. У него квартира в Москве, в нашем городе дом. Бизнес очень большой. И он может управлять им по интернету.

Лялька: Стоп, голуба моя. Расчирикалась. Ты-то о себе, что ему сообщила?

Светлана: Не так уж и много. Можешь почитать.

Светлана показывает  на планшетнике свою переписку с Евгением.

Лялька (читает): «Работаю бухгалтером, знакома с учетом, как говорят во всех видах деятельности».   Слушай, подруга, а ты что? К нему на работу устраиваешься? Может, еще грамоту за успехи в капиталистическом соревновании пошлешь?

Светлана:  Он должен знать, что я сама зарабатываю. Так надо!

Лялька: Раз надо, то надо. (продолжает  чтение)  «Муж у меня был моряк. Вот уже 5 лет его нет. Травма на производстве моей дочери 21 года. Вот и вся моя не очень большая история».

Лялька: Белиберда какая-то. Какая травма на производстве твоей дочери?

Светик выхватывает у неё планшетник:

Светлана: Что не понятно? Просто: травма на производстве. А потом: моей дочери 21 год.

Лялька: Птичка моя, так ты знаки препинания не ставишь! Вообще-то, владельца фирмы да еще московской это может  отпугнуть.

Светлана: Всё что от меня требуется – это в брачном контракте подпись поставить, а там грамотность никто не проверяет.

Лялька: Жить с одним, встречаться с другими, переписываться с третьими, двоих проводив в лучший мир. Мурзик, ты меня восхищаешь!

Светик ничего не успела ответить, как к столику подошел капитан Белокопытов.

Капитан Белокопытов (сурово):  Мурка?

Светлана:  Вы ошиблись, мужчина. Я Мурзик.

Он внимательно смотрел на Свету, будто старался запомнить её.

Капитан Белокопытов:  Хорошо, пусть будет Мурзик. Хотя я не мог ошибиться.

Светлана (кокетливо): А вы кто? Я вас не знаю, или не помню?

Лялька с любопытством наблюдает за ними.

Капитан Белокопытов:  Оперуполномоченный капитан Белокопытов. Пройдемте, дамочка. А вы, (обращается к Ляльке) пройдемте тоже. Будете свидетелем. Пока.

Светлана переливчато смеется

Светлана:  Вы такой темпераментный мужчина! С места в карьер.  Неужто прямо в Загс сразу?

Лялька: Погоди, боюсь, капитан совсем не в Загс тебя ведет.

Светлана: Вот и я думаю, вижу мужчину первый раз в жизни, а он с ходу знакомится.  

Капитан Белокопытов:  Прекратите паясничать. Вы задержаны по подозрению в мошенничестве, статья 159 Уголовного Кодекса. Пройдемте в отделение.

Светлана:  Вы с ума сошли?! Какое мошенничество? Я честная женщина!

Её крик привлекает  внимание посетителей кафе. Официант  перестал сновать между столиков, уставившись на Светлану. Разговоры умолкли. Бармен уменьшил звук в проигрывателе, чтобы не пропустить ничего важного.

Капитан Белокопытов:  Все так говорят.  Мне наряд вызвать или сами пойдете?

Лялька: Капитан, вы заблуждаетесь. Светлана и я  подруги. Встретились, чтобы поболтать, выпить чашечку кофе. В этом нет ничего криминального. Женщины просто отдыхают.

Светлана: Ты не капитан! Ты лобстер под погонами!

Капитан Белокопытов:  Задаю еще раз вопрос: вы сами пойдете или мне наряд вызвать?

Посетители кафе зашушукались  между собой, женщины схватили сумочки, проверяя на месте ли кошельки. Мужчины с интересом разглядывали Светика и Ляльку. Донеслась фраза: «А тётки то ничего, хоть и не первой свежести. Круто зажигают».

Лялька: Капитан, мы пройдем с вами в отделение, но уверяю вас, это ошибка.

Светлана:  Никуда я не пойду! Среди бела дня полицейский произвол! Люди добрые, помогите!

Лялька: Прекрати истерить! Пойдем в отделение и всё выясним. Нас наверняка с кем-то перепутали. Капитан, могу я позвонить мужу?

Капитан Белокопытов:   Звоните. Можете сообщить, что вы будете в 35 отделении. Пусть привезет ваши документы, если у вас их нет с собой. (Светлане) Кстати, вы тоже, гражданочка, можете позвонить супругу.  

Светлана: У меня нет мужа.

Капитан Белокопытов (ухмыляется):  Странно.

Светлана: Странно ему! Можно подумать, у вас есть муж.

                                    КАРТИНА ВТОРАЯ

В отделении полиции  капитан Белокопытов посадил подруг на лавку.

Капитан Белокопытов:  Ждите, вас вызовут. И не вздумайте уйти. Догоню, посажу в обезьянник к бомжам.  Шалакин, (кричит дежурному) присмотри за дамочками.

Дежурный оторвался от телефона. Был он толст и краснолиц. Из-под фуражки скатывались большие капли пота, которые он вытирал тыльной стороной ладони.

Дежурный Шалакин: Капитан, ты куда? –Тебя майор обыскался. Шуруй к нему.

Капитан Белокопытов:  Вот, чёрт! Совсем забыл! Шалакин, отвечаешь за дамочек. Я к майору.

Дежурный Шалакин : Отвечаю, отвечаю. Я тут за всё отвечаю.

Вновь зазвонил телефон в дежурке.

Дежурный Шалакин : Тридцать пятое отделение. Дежурный Шалакин.

Лялька: Ничего, ничего, Мурзик, сейчас приедет Ромка и всё выясниться. Уверена, что капитан просто ошибся.

Светлана: Несправедливо опозорили перед людьми!  Я найду на него управу! Я его начальству буду жаловаться! Быстро он у меня сержантом сделается!

Лялька: Не думаю, что скандал сейчас кому-нибудь нужен.

Два прапорщика ведут вертлявого мужичка, который заглядывая в глаза, гундосит

Задержанный: Гражданин начальник, я не виноват. Колян сам головой долбанулся о табурет.

Первый полицейский (равнодушно): Ну да, табурет будем считать пострадавшим.

Второй полицейский (хохочет):  Получил повреждения средней тяжести. Щас токо от табуретки заявление примем и Коляна привлечем по полной ответственности.

Мужичок с тоской смотрит на Светика. Та, подобралась, прижав сумочку к животу.

Задержанный: Вот, дамочка подтвердит. (кивает на Светлану) Она меня знает. Может даже на поруки возьмёт.

Светлана в ужасе замахала руками, будто отталкивая от себя.

Светлана: Уберите, уберите от меня эту маринованную устрицу! Я его не знаю!

Полицейский подпихнул мужичка.

Первый полицейский : У следователя поговоришь, молча, иди.

Лялька: Давай, спокойно подождем, всё выясним.

Светлана: Ну, уж нет! Я этому копытному просто так это не оставлю! Устрою ему гоголь-моголь с взбитыми сливками!

Лялька: Угомонись. Сядь, посиди.

Светлана, войдя в раж, не может остановиться.

Светлана:  Пошляк! Муркой меня назвал!

Дежурный Шалакин с любопытством выглядывает из-за перегородки.

Дежурный Шалакин: Так вы и есть легендарная Мурка? Ну, Белокопытов дает! Дело века закрыл! Быть ему полковником.

Светлана: Этот хек безголовый  только килькой может стать в томатном соусе!

Дежурный Шалакин: Вы, гражданочка, не очень-то. Капитан Белокопытов находится при исполнении. Язычок попридержите.

Светлана уселась на скамейку, тяжело дыша. Достав из сумочки носовой платочек, принялась им обмахиваться.

Лялька (обращается к дежурному): У вас воды не найдется?

Дежурный Шалакин: Найдется.  Вы подруге скажите, чтобы вела себя законопослушно, а то последствия могут быть уголовно наказуемые.

Из графина он налил воды в стакан и подает его  Ляльке.

Дежурный Шалакин: Вы себе или подруге?

Лялька: Ей, конечно. Нервничает очень. Валерьяночку хочу дать.

Дежурный Шалакин: Ей полагается нервничать. Когда десятка светит, любой занервничает, не только такая фасонистая дамочка.

Лялька: Что вы такое говорите? Светочка прекрасный человек! Честная и никогда у неё никаких проблем не было.

Дежурный Шалакин: Человеки без проблем сидят в психушке. Все остальные - с проблемами.

Лялька наклонилась к Шалакину и тихо спрашивает.

Лялька: Объясните, что происходит? Мы сидели в кафе, нас арестовал. Ничего не понимаю.

Дежурный Шалакин: Не арестовал, а задержал вас, дамочка, (дежурный многозначительно кивает на стенд) гляньте, там ваша подруга красуется. Ищем её уже три года.

Лялька: Этого не может быть.

Дежурный Шалакин: Идите, идите. Всё сами увидите. Ахферистка она брачная. Двух мужиков уконтропупила, трех обчистила под чистую. Один, из которых помер, не дожил до девяносто пяти всего неделю. Но тоже ведь человек. Любви ему хотелось, а видишь, как обернулось? Родственники шум и подняли, по наследству им ничего не досталось…

Светлана: О чем это ты говоришь? Что шепчешься?

Лялька: Да вот водички попросила.

Она достала из сумочки валерьянку.

Лялька: Выпей, дорогая, побереги нервы. Не волнуйся. Сейчас приедет Ромка и всё утрясется

Светик, взяв таблетки, ворчит.

Светлана: Что-то долго твой муж едет. Мог бы и побыстрее.

Лялька:  Он же после лекций должен домой за документами заехать, потом сюда.

Светик нервно смотрит  на часы.

Лялька: Торопишься? Потерпи, я уверена, сейчас Белокопытов подойдет, и мы будем свободны. Пойдем после этого в кафе и снимем стресс коньячком, посмеемся над нашим небольшим приключением.   

Светлана (кричит нервно): Причем здесь коньячок? Сейчас мой сериал будет. Из-за этого фаршированного лобстера я пропущу его!

Лялька: Это, безусловно, самая большая сейчас проблема.

Светлана: Ты не понимаешь!  (обращается к дежурному) Когда придет этот Белокопытов?

Дежурный Шалакин:  Как освободится, так и придет.

Светлана подошла к стойке дежурного.

Светлана (елейным голоском): Господин полицейский, могу я покинуть отделение? Я потом приду. Обязательно-обязательно! Честное слово!

Дежурный Шалакин:  Гражданочка, сидите и ждите!

Светлана:  Я вижу, вы мужчина знающий, очень ответственный и очень-очень симпатичный, вы не можете остаться равнодушным к чужому горю и трагедии.

Дежурный Шалакин: А здесь не цирк. Тут никто не веселится.

Пока Светик разговаривала с дежурным, Лялька подошла к стенду «Разыскиваются». Среди физиономий,  смахивающих на неотесанные булыжники, выделялась одна. Приятная женщина, удивительно напоминающая Светика. Под фотороботом сообщалось: «Приметы разыскиваемой: на вид 45 лет, рост 170-175 см., среднего телосложения, волосы тёмного цвета. При знакомстве называет себя Муркой. Просьба всех граждан, опознавших женщину на фотографии, незамедлительно сообщить по телефонам: 02. По данным фактам возбуждены уголовные дела, предусмотренные ст.159 УК РФ – мошенничество».

Лялька: Этого не может быть!  Нет, нет. Это какая-то ошибка. Стоп, рассуждай логично. Светик у нас блондинка, глаза у нее серые, а у аферистки – карие.  Она не Мурка, а Мурзик. И возраст другой. Точно! Белокопытов ошибся.

Светлана: Ой, мне плохо! (Восклицает  Света, хватаясь за сердце и закатывая глаза)  Помогите!

Лялька метнулась в стойке дежурного, по которой сползала Светик. Подхватив её, потащила на лавку. Светлана повисла на руках подруги, словно мешок с цементом. Сердобольный Шалакин, выскочил из-за перегородки и, перехватив Светика, помогает усадить её на лавку.

Дежурный Шалакин: Да что же это вы, гражданочка, в обмороки падаете? Я чай не доктор. Может скорую вызвать?

Светлана (слабым голосом) Не надо скорую. Мне сейчас полегче будет….

Шалакин, снимает фуражку и ею обмахивает Светлану.

Дежурный Шалакин:  Ничего, ничего, потерпите, гражданочка.

Из кабинета выходит капитан Белокопытов.

Капитан Белокопытов (строго): Что здесь происходит?

Светлана, увидев капитана, закатила глаза и повалилась в бок. Шалакин подхватив её подмышки, старается  удержать в горизонтальном положении.

Лялька (Белокопытову): Это что за отношение к людям? Вы видите, женщине плохо? Вы издеваетесь? Пытки применяете к невиновным? Вы не гордость нашей полиции! Вы её позор!

Капитан Белокопытов: Тихо, тихо! Какие пытки? Я даже в обезьянник её не посадил, хотя имел право. Учёл, так сказать, ваши интересы.

Лялька: Ах, наши интересы! Схватили, арестовали, довели женщину до сердечного приступа. Это наши интересы?

Белокопытов, взяв Ляльку под локоток, отводит в сторону.

Капитан Белокопытов: Гражданочка, я понимаю ваше возмущение. К вам у нас нет вопросов, можете идти. Отпустить вашу подругу я не могу. Надо проверить информацию.

Лялька: Я никуда не уйду, пока Светлана будет здесь. Можете и меня задержать!

Капитан Белокопытов:  Задерживать я вас не буду – нет оснований. Остаться с подругой - ваше право. Что же мне с вами делать? Вот что! Шалакин, возьми конфискованный телевизор, он видишь, где стоит? (показывает рукой) Включи, пусть дамочка пока его посмотрят.

Дежурный Шалакин: Капитан, так нарушение же. Полковник узнает, голову снесет!

Капитан Белокопытов: Не снесет. Он сам говорил, что к людям нужен индивидуальный подход. Я на часик на выезд. Кража у нас.

Светлана: Тащи, Шалакин, телевизор. И сразу включай восьмой канал.

Дежурный кряхтит, но  втаскивает огромный телевизор  и, найдя пульт, включает его.

Светлана: Садись, быстрее, сейчас «Наложница» начнется.

Лялька: Ты похожа сейчас на ангорскую кошечку, которая ждет вкусненькое.  

Светлана: Не зря же я Мурзик.

Дежурный Шалакин: Нет, не быть Белокопытову полковником. Не в Муркиных правилах слезливое кино смотреть. Обшибся капитан…

                                                   КАРТИНА ТРЕТЬЯ

Дворец султана окружают массивные стены, украшенные резными арабесками. Солнечные лучи, отражавшиеся от золотых ворот,  слепит путников. В центре литого узора красуется герб: щит с изображением  волка, держащего в зубах рубиновый тюльпан. Над щитом сияет звезда с алмазной тугрой султана. Двое янычар, вооруженные ятаганами, охраняют вход. К воротам дворца подходит юноша. Мешком висит рваная пыльная одежда. Почтительно склонив голову, он обращается к стражнику

 Дервиш: Мир, брат, тебе. Позволь присесть в тени. Мой долгий путь и солнце в вышине нещадно иссушили силы мне.

Мехмет: Вон, грязный нищеброд! У стен дворца не смей искать приюта. Султан суров и нищих на поклон не ждет он.

Дервиш:  Не кров ищу, а только тень, что брошена величием султана на поданных его.

Мехмет: Ты даже тени недостоин.

Дервиш:  Не нищий я, а дервиш. Всевышний наградил меня умением предсказывать судьбу. Унять печаль и радостью делиться.

Захохотав, стражник прервал юношу.

Мехмет: Не слишком молод ты, чтоб книгу судеб с легкостью читать? И много ль сам печали ты изведал? Ну, так и быть, я дам тебе совет: пройди по улице всего лишь парасанг, увидишь там базар. Возможно, кто-то из простолюдинов поверит дервишу, кто и усов-то не имеет.

Дервиш вновь почтительно склоняет голову.

Дервиш: Спасибо, брат, за добрый твой совет. Отправлюсь я тотчас. Скажу лишь,  ранен ты в боях, Мехмет. В награду получил из яхонта звезду и золота мешок. Но потерял ты мать, отца, сестру, когда напраслину на них сосед возвел, чтоб дом их получить, да сад, где лучший рос инжир. Я имя назову того, кто корни твои вырвал: зовут его Аббас.

Янычар поражен услышанным, а дервиш продолжал говорить, глядя над головой воина, будто там раскрывалось ему будущее.

Дервиш: Сейчас перед тобою два пути.   Один из них – в туманной пелене. В ней вижу стрелы молний, слышу рокот грома, кровь, смерть, предательство, сражения. И сераскира, что с твоим лицом на черном скакуне несется перед войском.   Другой путь прост и ясен: стражник при воротах еще десяток лет. Затем болезни вверх возьмут. И добрый наш султан как ветошь отшвырнет тебя от стен своих.

Золота мешок, что ты хранишь под полом, украден будет. Звезду из яхонта продашь за сто курушей. Прости, брат, за ужасное предвестие, но ты предупрежден, а значит, вправе выбирать свой путь. Прощай, Мехмет.

 Дервиш развернулся, чтобы уйти. Мехмет хватает его за руку.

Мехмет: Постой! Что б я тебе поверил, скажи мне, кто награду дал?

Дервиш указывает на ворота, где сияет под солнечными лучами алмазная тугра.

Дервиш:  Звезду ты получил из рук султана, но не того, кто знак сей на вратах оставил.

К воротам дворца подходит  визирь.

Визирь (с металлом в голосе) : Кто этот юноша? Что делает здесь он?  Приказ был дан: никто к воротам не подходит.

Дервиш (падает в ноги визирю): Прости за дерзость, О, Великий визирь.  Я лишь спросил, могу ли отдохнуть в тени. Но янычар, достойный стражник, велел уйти. Я ухожу.

Визирь: Я видел, говорили долго вы.

Мехмет: Сей юноша поведал, дервиш он. Всевышний наградил его уменьем предсказывать судьбу.

Визирь: Он показал умение свое?

Мехмет не успел ответить, заговорил дервиш.

Дервиш: Великий визирь, дочь твоя больна. Живет затворницей, а ты, для облегчения её страданий, сказал, что красота её сияет будто солнце, и люди слепнут от неё. Прости меня, почтенный, но сам просил уменье показать. Пожалуй, я пойду. Ослаб от дальней я дороги, а путь еще неблизкий предстоит.

Визирь: Стой! Думаю, забавой можешь стать султану. Войдем мы во дворец. Там отдохнешь. И если будет Повелителя желание, предстанешь перед ним.

Юный дервиш повинуется, они идут во дворец султана.

 

                                                 КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

Покои султана. Чернокожие рабы, стоящие за спиной султана, обмахивают его опахалами из страусовых перьев.  По одну сторону кресла лежит парчовая подушка. По другую - инкрустированный слоновьей костью палисандровый столик. Большой серебряный кувшин с изящной чеканкой полон легким красным вином. Маленький золотой кувшин виночерпий наполнил ракой.  На тончайших фарфоровых тарелках покоятся нетронутые виноград, инжир и абрикосы. Придворные теснятся  поодаль повелителя.

Скучающий султан смотрит на танец одалисок. Плавные движения переходят в дразнящие, затем музыка убыстряется, и танцовщицы становятся возбуждающим огнем страсти. Они пытаются привлечь внимание повелителя. Но он равнодушен. Наконец султан бросает платок Эмине. Подхватив его, наложница падает в ноги султану.

Эмине: Благодарю тебя, султан султанов.

Султан: Ступай, а вечером придешь.

Звеня браслетами, одалиски выбегают из зала. Входит визирь.

Султан: Сказали мне, что во дворец привел ты дервиша, кто хвалится уменьем читать страницы будущего?

Визирь: О, нет, Великий Повелитель. Не хвалится он этим. Читает их.  Если ты желаешь, его я приведу к тебе.

Султан: Мехмету прошлое он рассказал?

Визирь: Да, повелитель.

Султан: Тебе?

Визирь: И мне всё рассказал о дочери моей Диларе. То истина была.

Султан: Веди его сюда.  Тоска изводит мою душу. Возможно, и потешит он меня.

Визирь махнул рукой,  в зал ввели дервиша. Лицо юноши чисто. Смоляные волосы убраны под белый войлочный колпак с черной вышивкой. Белое одеяние подпоясано черным шерстяным поясом, на котором висят четки. Плечи прикрыты черной накидкой. В правой руке он держит тэбэрзин, топорик с таинственными письменами на ручке. В левой – кэшкюль, дорожную сумку.

Дервиш: Приветствую тебя, о солнцеликий, чья мудрость и века переживет! Сказали мне, ты видеть меня хочешь? Могу ли я, полезен быть тебе?

Султан: Где посох твой?

Дервиш: За дверью я оставил. Что хочешь знать? Завесу прошлого иль будущего приоткрыть?

Султан: Скажи мне, дервиш, от чего тоска снедает мое сердце?

Дервиш: Пусть удаляться все, кто уши здесь имеет. Не смею я о тайнах говорить в присутствии других.

Визирь дает знак, придворные, шелестя халатами,  покидают зал. Дервиш, стоя спиной к визирю, говорит.

Дервиш: Он тоже пусть уйдет.

Визирь: Задумал, может, скверное ты, дервиш? Зачем топор принес в покои шаха?

Дервиш протягивает визирю топор и сумку.

Дервиш: Возьми и убедись, что и в одеждах  я не спрятал ничего.

Визирь обыскивает юношу. Султан внимательно наблюдает.

Султан:  Нашел ли что-нибудь?

Визирь: Нет, господин.  Но не могу я верить тому, кого я вижу первый раз.

Султан: Ты сам его привел.

Визирь: Привел.  И в зал впустил, когда охрана трон твой окружала. Придворные роились, словно мухи жужжа над пахлавой медовой. Теперь же ты один.

Султан: Толпа из верноподданных придворных опасней незнакомца во стократ.

Визирь: Как пожелаешь, повелитель.

 Визирь кланяется и удаляется. Султан указывает на подушку, лежащую у его ног.

Султан: Садись и расскажи, зачем покинул ты свою обитель?

Юноша присаживается.

Дервиш:  Воспитывался я среди монахов. Прошел обряды все. И как-то ночью было мне виденье.

Султан: Какое?

Дервиш: В темной мгле вдруг свет пробился, искрами мерцая. Из света вышла дева молодая. На ней был саванн, а лицо бледнее смерти. Потупив взор, она мне пошептала:  «Ушла я в мир теней». И слёзы потекли из глаз её. Те слёзы были чище хрусталя. Затем добавила она: «Лукав  Иблис, он соблазнил благами ту, что мне была роднее, чем сестра. Пред тем, кого любила больше жизни, меня оклеветала милая сестра».

Султан (взволнованно) : Скажи мне: имя дева назвала?

Дервиш: Свое – нет. Но расслышал я лишь: «Эмине».  Потом мрак задрожал, исчезла дева. И издали достигли слуха моего слова: «Иди, скажи тому, кого любила больше жизни, невинна я».

 

                                             КАРТИНА ПЯТАЯ

Квартира Алексея. Светлана наливает чай Алексею. Он только что вернулся из командировки

Светлана: Как командировка? Город понравился?

Алексей (смеется):  Жуткий город: девок нет, в карты никто не играет. Вчера в трактире украл серебряную ложку — никто даже не заметил: посчитали, что её вообще не было.

Светлана: А почему раньше времени приехал?

Алексей: Дусик, скажу вам как человек, измученный нарзаном! Твой суслик летел к своей курочке на крыльях любви!

Светлана ( с раздражением): Я серьезно спрашиваю, а ты опять шутишь.

Алексей: Эх вы! Жизни не нюхали?! А я цельное лето, цельное лето: утром покос, вечером надои, то корова опоросится, то куры понеслись... А тут вишня взошла! Свекла заколосилась!.. Пашешь, как трактор...

Светлана (взрывается): С тобой невозможно говорить!

Алексей: Это не ты говоришь — это кричит твой ва-ку-ум! ( встает  из-за стола, целует Свету)  Спасибо за завтрак. Побежал на работу. Надеюсь, вечер у нас будет романтическим, а ночь страстной. Готовься, моя королева!

Светлана: Тебе необходимо прямо с утра после командировки бежать на работу? Я отгул взяла.

Алексей:  Лично я хожу на службу только потому, что она меня облагораживает

Светлана: Я соскучилась и хотела с тобой побыть. (вспоминает цитату из сериала) Не счесть мне дней, что без тебя я пребываю…Душа моя сгорает… Как бы мне хотелось отдать свою любовь в крепкие мужские руки.

Алексей (смеется): В то время как наши космические корабли бороздят просторы Вселенной, ты собираешься предаться плотским утехам?

Светлана: В ад ты вверг мою  жизнь. И вместо счастья дал мне выпить жгучего огня. И всякий день, что рядом я с тобой, душа моя сгорает, иссыхает сердце.

Алексей: Вечер, не начавшись, перестает быть томным. Какие фигуристые прозопопеи из тебя прут! Ты пересмотрела сериалы?

Светлана: Я наложница в твоем доме! Я предательство изведала сполна!

Алексей: Иногда такую глупость услышишь, а оказывается – точка зрения. Света, скажи мне, ты полная дура или частично?

Светлана: Я так и знала! Знала! Я дура для тебя! Ты не хочешь жениться на мне. Уже сколько времени мы живем вместе?

 Алексей: М-да,  голова предмет тёмный и исследованию не подлежит. Ладно, мне на работу пора. Вечером можешь продолжить истерику.

Светлана: Я отдала тебе лучшие последние годы своей жизни! И что получила взамен? Твою работу? Стирку? Уборку?

Алексей: Не надо громких слов, они потрясают воздух, но не собеседника

Алексей  развернулся и, хлопнув дверью, ушел. Светлана в волнении прошлась по комнате.

Светлана: Менять Лешечку а кого-то другого сейчас совсем сложно. Лялька права. Московский бимзесмен, видно, тот еще фрукт. В многомиллионной Москве не может найти себе жену! Придется терпеть, не оставаться же одной.   Одной совсем скучно, даже скандал некому устроить…

До прихода Алексея с работы оставалось еще несколько часов, ужин был готов, и Светлана с наслаждением окунулась в хитросплетение восточных интриг, включив телевизор.

Султан вошел к дервишу. Солнечные лучи, пробивающиеся через узкое витражное окно, падали на мраморный пол. Причудливая игра света невесомым узором легла на белый мрамор. В углу комнаты на верблюжьей кошме сидел дервиш, перебирая чётки.  Рядом с ним стоял глиняный кувшин с водой, на нём ломоть лепешки. Увидев султана, дервиш поднялся на ноги.

Дервиш: Приветствую тебя, мой повелитель.

Султан: Да, вижу, слуги не солгали,  сказав, что ты велел убрать кровать с парчовым покрывалом, стол, кресло и ковры, и спишь теперь на старенькой кошме.

Дервиш:  Не гневайся, султан, что отказался от подарков, но щедрость я твою превозношу в молитвах.

Султан: Зачем ты сделал это?

Дервиш: Чем больше роскоши, тем дальше ты от Бога. Моя же жизнь – служение ему.

Султан: Возможно, ты и прав.  Сказали мне, в пустыню ты собрался?

Дервиш: Да, повелитель. Необходимо мне уединенье на сорок дней и столько же ночей.

Султан: А не страшишься жара ты песка, что солнце раскаляет добела? Ночь, что сжимает в ледяных объятьях?

Дервиш: Сказать, что не боюсь – солгать, но вера в милость Бога придает мне силы.

Султан повернулся к окну.

Султан: В песках зыбучих ангел смерти своих посланников сокрыл, на жале ядовитом забвение несущих.

Дервиш:  Что смерть есть?  Лишь покой. Так отчего покоя мы боимся?

Султан резко повернулся к дервишу. Поза того выражала смирение.

Султан: Ты мудр не по годам.

Дервиш: Мой повелитель, должен я признать, еще причина есть.

Султан: Какая? Можешь мне сказать?

Дервиш: Да, солнцеликий. Иду туда я для тебя.

Султан: Для меня? Мне нет нужды в песках зыбучих.

Дервиш: Под слоем жаркого песка хранит пустыня клад…

Султан (со смехом прерывает дервиша): Змей, ящериц, джузгун?

Дервиш: Сокровища. И злато и сребро. Алмазы и рубины. Нефрит и бирюза.

Султан: Похоже скорбен головой ты, дервиш! Не злато, а песок из века в век хранит пустыня.

Дервиш: И повелитель может знать не всё. Я слышал как-то раз, имамы меж собой шептались, превознося хвалу Аллаху. Им был открыт секрет сокровищ. А нынче ночью мне видение было.

Султан: Что видел ты?

Дервиш: Старик с седою головою вошел ко мне и встал туда, где ты стоишь. Он по стеклу провел рукою…(Дервиш подошел к окну и прикоснулся к нему) Песок горячий хлынул сквозь окно.  Тяжелым покрывалом лёг он на дворец, и сад. Собой закрыл  и город он, и реки.

Султан: Предвестие дурное.

Дервиш:  О, нет! Дослушай до конца.  Старик, взяв за руку меня, повёл неведомо куда. Барханы, словно волны моря, вздымались к небу, а затем, стекали вниз и вновь вздымались. Жар раскаленного песка был нестерпим, старик же был неутомим. Луна вставала сорок раз и таяла в рассветном небе.

Меж тем к оазису пришли. Под сенью пальмы волк лежал. Рубиновый тюльпан в зубах держал.

Султан: Уверен ты?

Дервиш: Его я видел как тебя. Старик тем часом из одежд достал кинжал.  Златые ножны искуснейшей резьбой сияли ярче солнца в небе. Чистейший жемчуг, изумруд, нефрит расцвечивали золото клинка.  Рубин, венчавший рукоять, горел в лучах.

Султан: Я знаю сей кинжал. Исчез он много лет назад…

Дервиш, будто не слыша султана, продолжает свою  речь.

Дервиш: Старик воткнул кинжал под пальму, а рядом волк тюльпан свой положил.

Султан (чрезвычайно взволновано) : И что?

Дервиш тряхнул головой, будто стряхивая наваждение.

Дервиш: Сказал почтенный мне, что клад хранит он много лет. И  должен я его, найдя, вернуть тебе по праву. Еще сказал, что имя должен я запомнить – Текер.

Султан: То имя моего отца. (Помолчав, продолжил)  Один ты не пойдешь в пустыню. Возьмем верблюдов и отряд, шатры, припасы, воду…

Дервиш (жестко): Нет, повелитель, один иду. Вся челядь хороша лишь для дворца. И воины помеха в этом деле. Иду один.

Султан (зло): Ну, нет, идем вдвоем. Сокровища мои и доверять их дервишу, кто и куруша не имеет, то надо быть глупцом.

Из-за двери доносится  голос визиря.

Визирь: Хизмети, видел ты султана?

Хизмети:  Да, визирь. С дервишем ведет беседу повелитель. Велел мне стражником стоять.

Визирь: Нет времени мне ждать, от двери отойди.

Хизмети:  Приказ султана не нарушу.

Визирь (грозно): Ты, червь земной, с кем споришь?

Хизмети:   Почтенный, за тебя я жизнь готов отдать, но и приказ султана не нарушу.

Султан (смеется): Неплохо вышколил я слуг. (обращается к дервишу)  Дверь открой и визиря впусти.

Дервиш открывает дверь, входит визирь.

Визирь: О, повелитель, у меня дурные вести. Их сообщить могу наедине.

Султан: Здесь говори.

Визирь: При дервише? Ты в нём уверен?

Султан повернулся к дервишу, склонившемуся в почтительной позе.

Султан: Он ближе мне, чем брат. Приказываю,  говори!

Визирь: О, нет, султан султанов и повелитель рек, морей, земель, твой дервиш лишь мальчишка притом бездомен он и нищ. И только милостью своей из грязи ты поднял его.

Султан: Ты стар и глуп  и повелителю  ослиное упрямство изъявляешь! Без головы ты сможешь обойтись. Палач с утра свободен.

Дервиш склонился еще ниже. Визирь бросил надменный взгляд на султана, но тут же склонил голову.

Визирь: Мой повелитель, прежде выслушай меня наедине, а после пусть палач топор свой точит.

Султан махнул рукой, и дервиш, семеня, покинул комнату.

Султан: Слушаю тебя.

Визирь: Мне донесли, что флот противника уж близок к нашим берегам,  на западных границах бои идут с рассветом. Война, мой повелитель. 

Султан:  Война? Да кто посмел?!

Визирь: Немало ты врагов нажил. Объединившись, они идут.

Султан:  Не вовремя… не вовремя… всё это…

Визирь: Я жду приказ. Нельзя нам медлить.

Султан, раздумывая, прошелся по комнате. Остановился у окна, разглядывая витраж.

Султан:  Сколько дней пути по морю к нашим берегам?

Визирь: Три дня, но если шторм, то вряд ли враг достигнет цели недели раньше. Там, где они идут, проход уж очень узок.

Султан:  На западной границе крутые скалы.

Визирь: В горах дорога нелегка,  но там стоит один отряд.

Султан: Так вышли им подмогу.

Визирь: Я сделал это, повелитель. Но мне нужны твои приказы.

Султан: Я так и знал, безделица тебя тревожит. Вот и займись. А для меня есть дело  поважней.

                                  ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ  

                                  КАРТИНА ПЕРВАЯ

Квартира Алексея. Уютно завернувшись в махровый халат, Светлана смотрит телевизионную программу, слышно бормотание диктора.  Опущенные шторы создают уютный  полумрак в комнате. Светлана достает телефон и звонит.

Светлана: Лялечка, здравствуй, дорогая! Вы на отдыхе? Всем семейством? Какие вы молодцы. Как я? Очень плохо. Лешечка болеет уже вторую неделю. Да, приходит медсестра делать уколы.  Очень дорого! Столько денег уходит. В больницу? Нет, Лешечка отказался.  (плачет) Почему я такая несчастливая?  Я понимаю, что смерть есть лишь покой. Но за что мне это? Да, милая моя, совсем плох. Врачи руками разводят, не знаю, что с ним.  Держусь, конечно. Вы когда вернетесь? Обязательно встретимся. Целую тебя, дорогая. Спасибо! Целую.

Светлана отключает телефон и идет к двери, ведущей в спальню. Заглядывает.

Светлана: Бедненький мой. Нежилец. Лицо вон, какое желтое. Недолго осталось. Хорошо, что держу его всё время на снотворных. Но сколько хлопот теперь с ним! Родственников надо оповестить, похороны оформить. Поминки закажу в кафе. Нечего им тут шастать. Начнут из квартиры всё вытаскивать, типа, на память об усопшем.  Вообще, голая и босая останусь. Может уже дать объявление о продаже квартиры? Нет, еще рановато. Вот машину продам сразу.  Столько хлопот, столько хлопот, голова кругом.  Да, как говорит Римма, жизнь несправедлива. Лешечка, конечно, не ангел. Понюшкин тоже не был ангелом. Артурчик? И  с ним  счастья не было. Да и где то счастье?  Только в кино.

Тихонько притворив за собой дверь, возвращается на место. По телевизору начинается очередная серия «Наложницы».

В трепещущем свете, льющемся через витражное окно, золотые нити узора на красном кафтане визиря кроваво мерцают. Руку, державшую свиток, украшает тяжелый перстень с печатью повелителя. Придворные, стоящие поодаль, взволнованно перешептываются. Сильный голос визиря перекрывает общий шум.

Визирь:  Собрал я вас, что б весть вам сообщить. Султан покинул свой дворец.

Придворные загомонили.

1-ый придворный: Покинул нас?

2-ой придворный: Случилось что?

3-ий придворный: Да знал ли он: война на западных границах?

4-ый придворный:  И с моря рвется враг!

Визирь поднял руку, все затихли.

Визирь:  Он знал. Но есть дела важнее. Не в праве я о них сказать.

1-ый придворный: За полночь видел я, как с дервишем вдвоем оставил он дворец.  У повелителя лишь посох был в руках. Суму нес дервиш.

1-ый придворный: Я вижу, у кого-то язык уж слишком длинен и слишком много глаз.  (визирь махнул стражникам)  Пусть завтрак проведет он вместе с палачом.

Стражники, схватив несчастного, поволокли его вон из зала.

1-ый придворный: За что? Сказал лишь то, что видел!

Придворные возмущенно шумят

2-ой придворный: Почтенного на казнь отправил?!

3-ий придворный: Сверх меры ты вознесся в отсутствии султана!

4-ый  придворный: Уж не тебя ль палач заждался?!

Визирь нахмурился и сурово оглядел кричащих.

Визирь: Мехмет паша, прочти указ султана.

Подает свиток Мехмету.

2-ой придворный:  Охранник у ворот теперь паша?!

3-ий придворный: Визирь переворот затеял!

4-ый придворный: На плаху! Голову отсечь!

Мехмет кивает головой, в зал гремя оружие, вбегают стражники, окружая придворных. Те испуганно замолчали.

Паша разворачивает свиток и читает

Мехмет паша: Султан всю власть, а также и печать он в руки визиря передает.  (Мехмет поднимает свиток, чтобы все его видели). Здесь повелитель тугру приложил.(Склоняется в поклоне перед визирем) Мы повинуемся султану. Отныне ты правитель!

Придворные падают ниц. 

                                          КАРТИНА ВТОРАЯ

Квартира Алексея. Раздается звонок в дверь. Взглянув на часы, Светлана заспешила открыть дверь. На пороге стоит  невысокий мужчина. Старенький костюм явно ему маловат. Пуговицы на жилетке с трудом сдерживали натиск гордо выступающего вперед живота. Лысое темечко окружают игривые седые кудряшки. На выразительном носу несколько криво сидят толстые очки.

Светлана:  Как я рада вас видеть, Лейб Моисеевич! Я так вам благодарна, что вы нашли время прийти. Нет, нет. Обувь снимать не надо. Проходите, проходите!

Лейб Моисеевич: Да, Светочка, сколько лет мы не виделись, а вы всё  такой же цветущий розанчик.  

Светлана:  Ой, ну что вы! Вы меня смущаете! Я вам так благодарна. Вы всегда выручаете меня в трудную минуту. А у меня такое горе, такое горе…

Лейб Моисеевич: Что делать, голубушка, что делать. Мы не можем противиться ударам судьбы. Но в наших силах смягчить их. Совсем плох?

Светлана:  (всхлипывает и промокает глаза платочком) Совсем.  Как хорошо, что вы пришли в белом костюме и с саквояжем.

Лейб Моисеевич: Голубушка, я прекрасно понимаю, куда и зачем  пришел. Не будем терять время. Проводите меня к мужу.

Света на цыпочках подошла к дверям спальни, открывает ее.

Светлана: Лёшечка, к тебе доктор пришел.

Лейб Моисеевич, одёрнув атласную жилетку под белым пиджаком, вошел  в спальню и  плотно прикрыл за собой дверь. Светлана садиться досматривать сериал.

                                        КАРТИНА ТРЕТЬЯ

Пустыня, барханы. Дервиш и султан идут по пустыне. Султан с трудом передвигается.

Султан: О, бесконечность дюн сведет меня с ума. Как долго нам идти? Уж я со счета сбился.

Дервиш: Мой повелитель, идем лишь пятый день. Пустыня только приняла в свои объятия.

 Султан: Остановись, ослаб я. Силы на исходе.  

Дервиш повиновался. Султан вглядывается вдаль.

Султан (восклицает): Мой брат, я вижу пред собой цветущий сад, фонтаны и дворец. Я слышу запах мускуса и амбры. Хвала Всевышнему, да мы с тобой в раю! Я вижу гурий возлежащих среди небесной красоты цветов. Точены их прозрачные тела, сияющие словно бриллианты! Давай же, поспешим и в райском уголке отыщем неземное мы блаженство!

Дервиш отрицательно качает  головой.

Дервиш: Нет, брат! Сие мираж встал пред твоим уставшим взором. Пустыня лжет, заманивая в ад.

Гнев овладел султаном, он бьет наотмашь дервиша.

Султан: Ты чернь рожденная лобзать следы владыки! Не для тебя Всевышний отворил врата, где девы райские средь сада вожделеют.

На лице дервиша промелькнула усмешка, но, поднявшись на ноги, он смиренно произносит.

Дервиш: Я думаю, ты прав, султан  султанов. Однако цель иная…

Султан: Молчи, монах, то не тебе судить.

Дервиш: Хочу сказать одно: кинжал.

Султан: Да, да, кинжал. (вглядываясь в пустыню)  Я вижу волка и рубиновый тюльпан, а рядом кинжал лежит там, золотом сверкая.  Прекраснейшая из небесных дев, подняв его, протягивает мне.  Быстрее!

Дервиш: Я думаю, окончен наш тяжелый путь. (прислушивается) Ты слышишь тишину? Молчит пустыня, нет ни шороха, ни ветра.

Султан:  Глупец, как можно слышать то, чего и нет?

Дервиш: Безмолвие песков таит в себе беду.

Султан (смеется): Не слышал я, чтобы пески болтали подобно праздным женщинам в гареме.

Доносится звук, похожий на вой сотни шайтанов под безумный  грохот дарбуки. Поднимается ветер. Песок под порывами ветра, вздымаясь вверх, закрутился в бешеном ритме.  Дервиш закрывает лицо рукой от поднявшегося в воздух песка.

Дервиш: Пустыни голос слышишь ты, так дюны говорят!

Султан падает на колени и возносит руки к небу.

Султан:  Спаси меня, Аллах! Не зря же ты мне показал блаженство, что ждет меня! Дорогу отвори мне в райский сад средь бури! Молю, спаси!

Султан рыдает от отчаяния. Через грохот и свист до него донесся смех.  Обернувшись, через завесу мятущегося песка он видит фигуру в белых одеждах. Белые одежды, развивающиеся вокруг фигуры, казались продолжением смерча.

Султан (в ужасе):  О, кто ты? Демон бури, несущий гибель?!

Дервиш: Да, для тебя, шакал, я - демон бури, несущий боль и смерть.

Из одежд дервиш выхватывает кинжал.

Дервиш: Ты слишком алчен, смерд. Но я вознагражу тебя, клинок сольется с твоим телом!

Султан в испуге сделал шаг назад, падает. Дервиш подскакивает к султану и заносит над ним кинжал. Шапка падает с головы дервиша, длинные волосы развиваются, и султан видит Акгюль.

Султан: Ты умерла, Акгюль.

Дервиш: Акгюль убил ты, но Дилара родилась и мстит за всё!

Дервиш наносит удар, султан умирает.

                                              КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

Из спальни выходит  Лейб Моисеевич. Светик отключает телевизор и вопросительно на него смотрит.

Светлана: Подписал?

Лейб Моисеевич вытирает мокрую лысину мятым носовым платком.

Лейб Моисеевич: Вы хотите меня обидеть? Еще моя старенькая мама говорила: «Лейб, иди в нотариусы. У тебя талант». Да, он подписал, как он думал,  «отказ от госпитализации».

Светлана: Ой, не знаю, как вас благодарить, дорогой Лейб Моисеевич! Вы меня просто спасли! Вы же знаете, как трудно жить одинокой женщине без надежды на будущее.

Лейб Моисеевич: С вами, Светочка, я это знаю уже третий раз. Отблагодарить меня можете нашими денежными знаками. Валюту из патриотических убеждений  не принимаю.

Светлана: Сколько?

Лейб Моисеевич в воздухе пишет цифру.

Светлана: Вы с ума сошли! Это очень много!

Лейб Моисеевич:  Голубушка, вы разрываете сердце старого Лейба и подрываете у него веру в людей. Разве можно торговаться в такой момент?

Светлана: Но, Лейб Моисеевич, дорогой, откуда у бедной вдовы столько денег?

Лейб Моисеевич (жестко):   Голубушка, во-первых, вы еще не вдова. Во-вторых, как я понял, брак у вас с будущим покойником не заключен. В-третьих, я рискую репутацией. А репутация в моем деле, поверьте, стоит гораздо дороже. В-четвертых, я  таки сделал вам скидку, как постоянному клиенту. Но если вас смущает сумма, я сейчас уйду, и вы имеете возможность горевать абсолютно бескорыстно.

Светлана (воркует нежным голосом): Не обижайтесь, Лейб Моисеевич. Можете не пересчитывать. Там всё правильно.

Светлана достает деньги из сумочки и подает нотариусу. Взяв конверт, он взвешивает его в руке.

Лейб Моисеевич:   Вижу, голубушка, вы как всегда точны (передает завещание Светлане) Возьмите завещание и всего доброго! Не забывайте старого Лейба Моисеевича, способного ваше горе сделать вашим утешением.

Светлана: Всего доброго.

Светлана закрывает дверь за нотариусом.

Светлана: Ну, вот, теперь я спокойна. (читает) Всё движимое и недвижимое имущество завещаю моей гражданской жене Светлане Эдуардовне Понюшкиной. (задумывается) Нет, квартиру надо всё же сразу продать. Завтра же свяжусь с риэлтором.

Держит завещание в руках и из комнаты кричит Алексею.

Светлана:  Лёшечка, как ты себя чувствуешь?

Открывается дверь спальни, выходит Алексей, зевая.

Алексей: Выспался, даже переспал. Слушай, а что за вертлявый тип приходил?

Светлана теряет дар речи, прижимает к груди завещание.

Алексей:  Совал мне какую-то бумагу, подписать просил. Кто он такой?

Светлана: Ты подписал?

Алексей (смеется): Ага, написал: «Пошел вон, идиот». Ладно, что-то я дома засиделся, залежался. На работу пора. Приготовь завтрак. 

Светлана с ужасом смотрит на подпись в завещании.

Конец.

Комментарии закрыты.