ПЕТЕРБУРГСКИЕ ИСТОРИИ

Петербургские истории (нашего времени)

Действие происходит на рубеже тысячелетий – где-то в конце 1990-х – начале 2000х годов в городе Санкт-Петербурге. Декорации – вид на Васильевский остров с ростральными колоннами от Зимнего дворца. Временами декорации подсвечиваются.

Действующие лица:

- Судья районного суда, юрист по образованию, 50-55 лет, в прошлом член литературной тусовки. Любит литературу.

- Валентин, его старый товарищ, из этой же тусовки.  Сейчас – какой-то научный сотрудник.

- Ирина, в недавнем прошлом заместитель генерального директора крупной компании. 35-40 лет, бизнес леди.

- Валентина, заместитель генерального директора крупной компании, 35-40 лет, бизнес леди.

- профессор университета в Ст.-Петербурге, в котором училась Ирина.

- корреспондентка Ст.-Петербургской газеты.

- генеральный директор крупной компании.

- Сашенька, руководитель проекта в крупной компании.

- акционер – хозяин крупной компании  (голос).

- заместитель генерального директора по связям с государственными органами крупной компании.

- официант в баре.

1 действие

Сцена 1

Встречаются два старых товарища.

Они сидят за столом в комнате.

Товарищ судьи Валентин: «Ну как живешь?»

Судья:- Рехнулись все! – помолчал, - Точно, рехнулись!

Валентин (сочувственно): - Что, опять сложные дела?

Судья: - Чего только жизнь не преподносит!  Уж казалось, за эти годы  я ко всякому привык. Ну чем меня можно удивить после квартирной тяжбы потомка князя Голицына и главы администрации Кировского района!

Вениамин:- Да что у тебя случилось?

Судья: - У меня теперь ученые судятся!

Вениамин: - Так что, ученые – люди мирные. Вряд ли до рукоприкладства дойдет.

Судья: - Э-э, не скажи.

Вениамин - Так что они делят? И что могут делить ученые? Ну, степени, разве что. Ну, не   законы мироздания им делить! Впрочем,  за приоритет открытия они могут и подраться.

Судья: - Ошибаешься, Вениамин, делят они не приоритет открытия и не степени. Они делят землю.

Вениамин: - Землю?

Судья: - Ну да. Землю на Васильевском острове!

Вениамин: - А, тогда понятно. Да. Тут есть что делить. Как же я сразу не сообразил!

Судья: - Веня, тут роман детективный писать надо! Ты же знаешь, что на Васильевском острове много зданий академических институтов.

Вениамин - Конечно, знаю. Я и сам работаю на Васильевском острове!

Судья: - Вот. Жили бок о бок два института. Много десятилетий. В двухстах метрах от ростральных колонн.

Подсвечиваются ростральные колонны на декорации.

Вениамин - Я  знаю эти институты и их здания.

Судья: - Вот. Директор одного института подал в суд на другой институт о незаконно занимаемой площади. Не знаю, что там со степенями и теоремами, и другими открытиями. Но он откопал записку Жданова 1937 года!

Вениамин - О чем записка?

Судья: - В связи с непростой ситуацией в промышленности и острой необходимостью в научном сопровождении временно передать часть площадей одного института другому институту.

Вениамин - Жданов - это который был первым секретарём горкома партии? – быстро переспросил Веня.

Судья: - Да.

Вениамин - И что?

Судья (со вздохом): - Строго говоря, получается, что институт владел 70 лет частью своих помещений незаконно.

Вениамин - Да, серьезно. А зачем ему это здание? Он что, штат лабораторий увеличивать будет?

Судья опять вздохнул: - Вениамин, все же ты – неисправимый романтик! Слушай, ты где живешь! Ты не то, что десятилетие, ты столетие перепутал!

Лицо у судьи посветлело, он посмотрел как бы вдаль, сначала сказал: «Вениамин, специально для тебя вспоминаю»,  и, вероятно, как когда-то  в молодости, нараспев  произнес:

В кашне, ладонью заслонясь,

Сквозь фортку крикну детворе:

Какое, милые, у нас

Тысячелетье на дворе?

 Судья (невесело посмеиваясь) - Штат лабораторий! Он то ли казино, то ли ресторан там собрался открывать, на этих площадях!

Веня, - продолжал судья, уже перестав вспоминать поэзию, - я человек привычный. Я спокойно воспринял, что от академика, которого выселяют, пришел человек, и предложил диссертацию  моему сыну или дочери. А хоть бы и сыну и дочери.

Но ты прикинь, Вениамин, потом пришел представитель академика, который  будет вселяться в это старинное здание, того, который откопал записку Жданова  и говорит:

Сцена 2

Представитель академика:  - Ах, какое непростое время! Как непросто стало жить! Вашему сыну или дочери нужна должность крупье? Сын станет директором казино! Престижно! Директор казино на стрелке Васильевского острова! (Подсветка картины) Вся страна перед ним открыта. Лас Вегас ждет в объятия! Прямой путь в депутаты законодательного собрания!

Судья: Да ведь скоро казино запретят!

Представитель академика:- Запретят? (очень широко улыбается) Откроем ресторан! Времена у нас непростые. Что делать, что делать! Но Ваш сын станет директором ресторана! Венеция ждет в объятия! Вы не волнуйтесь, (очень доверительно) мы найдем способ, чтобы обошлось без жертв.

Свет гаснет. Представитель академика исчезает. Продолжение сцены 1.

Сцена 3

Судья:- Без жертв, Веня! Ты вслушайся!

Однако Вениамин развеселился:

- Слушай, интересно жить на свете! Ведь это поэзия! Тебе везет! Отвлекись! Вспомни, как лет тридцать назад, когда Бродский был под запретом, все цитировали:

Ни страны, ни погоста
не хочу выбирать.
На Васильевский остров
я приду умирать.

Судья: - Да…,  «твой фасад темно-синий, я впотьмах не найду… между выцвевших линий, на асфальт упаду»… Даже вспоминается, как в семидесятых  у нас по Питеру байка ходила, что будто бы какого-то знакомого Бродского спросили, где Бродский живет. А тот в ответ: « Где живет – не знаю. Но умирать приходит на Васильевский остров – это точно!

Вениамин: - Да, это потом попало в записные книжки Довлатова.

Судья: - Только тут еще немного, и придут умирать другие… Тут такая борьба научных идей…

Валентин: - Да ладно тебе! Бог даст, без жертв обойдется!

Сцена 4

Валентин и судья. Та же комната.

Вениамин (озабоченно): - Слушай, их действительно выселяют. Они не знают, куда жаловаться .

Судья:  - Дела их неважные. Академик ответчик   проиграл суд. Академик истец, - он невесело ухмыльнулся, - будет вселяться. Правда, ответчик подал кассационную жалобу.

Вениамин - Это  может помочь?

Судья:  - Не знаю, что тебе и ответить. Обычно это не помогает. Но тут ходят слухи… давай подождем. Все равно тут мы – только наблюдатели. В одном правы посланники наших академиков – времена непростые. Что после нас останется? – он печально посмотрел вдаль.

Вениамин: Слушай, ну не может же так все и произойти!

Судья: Может, Веня, может… Ну, разве что чудо какое-то случиться…

Веня: Да, да, чудо. Ну ведь происходят они временами!

Судья (с сомнением): Ну разве что чудо…

Сцена 5

Валентин и судья. Та же комната.

Вениамин - Ну, чем порадуешь?

Судья:  - Что я тебя буду удручать и расстраивать!

Зажигается подсветка картины с ростральными колоннами.

 - Давай лучше вспомним:

Судья начинает декламировать:

- Честь тебе, Петербург чародейный,    

Порожденье гранита и вод,             

Стройный, дивный, булыжный, питейный, 

С мокрой тумбой у каждых ворот.       

Вениамин: - Помню, помню!  Только к сожалению там дальше:

Вениамин продолжает декламировать:

- Честь тебе, ты велик и бескраен,      

Под покровом сырой темноты,           

Где парят над пустыней окраин         

Тени тех, кого высосал ты.           

Вениамин: - Похоже, казино открывать в здании института все же не будут. Говорят, под свое крыло институт, который выселяют,  взять хочет олигарх.

Судья:- Я про это слышал.  Но говорить тебе права не имел. Да и теперь еще не все ясно. Неясно, чем закончится эта инициатива олигарха для его противника. И даже если этот олигарх победит, неясно, чем для ученых это обернется.

Вениамин: Слушай, но ведь добро иногда все же побеждает!  Может, чудо все-таки произойдет? Жалко мужиков! У них и так денег нет почти ни на что, а тут еще их из здания выселяют!

Сцена 5*.

Телефонный звонок  акционера генеральному директору

Акционер (он не появляется, все только по телефону). Генеральный директор на сцене.

Акционер: - Слушай, мне советник передал твой бизнес план по приобретению института. Ген директор: Ах, да, есть такой проект. Нам нужны проектанты, и желательно свои, ну и ученые не помешают.

Акционер: –Тут много всякой ахинеи написано. Но вот из этого бизнес плана неясно, где это здание. Ты или сам читай внимательно, что подписываешь, или тем, кто тебе документы готовит, вздрючку дай!

Генеральный директор:  Вот козлы! На Васильевском  острове здание.

 Акционер (голос меняется): Да-а? И сколько стоит?

Генеральный директор: Да немного. Намного меньше рудника.

Акционер: Ну, давайте. Ученые, говоришь, нужны? Проектанты? Ну, давайте! Только чтобы все прилично было! А то знаю я вас! Чтобы пресса поддерживала! Или хотя бы не вякала! Ну, давайте! Чтобы логично все было! И прилично!

Сцена 6

Валентин и судья. Та же комната.

 Валентин (мрачный). - В какое время живем? Что за время?

Судья: - Успокойся, не такое плохое время.

Валентин:- Да беспредел! Была попытка захвата. Один академик нанял бригаду, другой академик нанял ЧОП. Случайно пострадал какой-то профессор.

Судья: - Что-нибудь серьезное?  

Валентин: - Да просто охранники ему по морде дали, не разобравшись, когда он хотел в здание войти.

Судья: - Ну так все-таки не умирать! Про него теперь легенды ходить будут!  Пришел вместо Бродского умирать на Васильевский остров! Герой!

Ты подумай:

- на Васильевский остров он пришел умирать!

А время непростое! Ты вспомни, как пели:

 - Ты себя в счастливцы прочишь,

А при Грозном жить не хочешь?

У Вени сошло с лица мрачное выражение, лицо посветлело,  и он продолжил:

- Времена не выбирают…

Судья (подхватывая): - В них живут, и умирают.  Бог с ним, с Грозным. В семнадцатом годике – если не похуже было! Вот ты представь себе время. Был бы ты в семнадцатом году, ну, скажем. профессором. Приходит к тебе революционный матрос, сперва хочет разместить  тут свой штаб, потом видит курсисток, его мысли переключаются, он начинает насиловать студенток, барышень, которые пришли учиться на высшие курсы, чтобы сеять разумное, доброе, вечное. Что ты сделаешь против матроса с маузером? А он ведь дружков позовет. А у них тоже маузеры, классовая ненависть к тебе и виды на твоих барышень.

Валентин: - Да…, тут уж, бог миловал.

Судья: - Так что ерунда – рейдерский захват академика. И чушь по сравнению с 30-тыми годами! Ты говоришь, служебная записка Жданова. А ты представь, как воронок подъехал к институту, и директора академика вывели.  По записке другого академика. Или по записке того же Жданова или еще кого.

Валентин: - В те времена - запросто!

Судья: - Веня, хорошие у нас времена! Хорошие! Воронки не останавливаются у приемных институтов! А твой профессор, что по морде получил, синяк свой под глазом как орден носить будет! А почему? А потому что демократия!

Валентин (вздыхая и невесело улыбаясь): - Демократия!

Судья: - Веня, не смейся! Уже передача по местному каналу прошла, где показали этого профессора с фингалом.

-Валентин: - на самом  деле?

- Судья: - Да!

Валентин (смотря укоризненно): - Это, конечно, достижение!

Судья: - Да ты дослушай! Ведущая программы как раз и процитировала «… на Васильевский остров я приду умирать!» Говорят, молодежи понравилось. Говорят, возрос интерес к Бродскому! Прогресс! Молодежь хочет поступать в университет, в котором этот профессор преподает.

Сцена 7

Валентина и Ирина в баре.

Свет в баре не зажжен.

Телефонный звонок.

Валентина:- Ирка, слушай, что-то у меня настроение плохое.  Давай по коктейлям вмажем.

Ирина: Валя, давай. Сегодня я не могу, а завтра вечер свободный. У тебя как?

Валентина: Идет. Давай, до завтра!

Свет в баре зажигается.

Итак, встретились две бизнес леди.

Сначала входит Ирина, кивает бармену за стойкой и  садится за столик. через полминуты входит Валентина. Дежурные легкие  объятия и поцелуи в щечку. Валя кивнула бармену:

- Два лонг айленда.

Он почтительно кивает, за стойкой готовит коктейли.

Валентина: - Депрессуха, что-то Ирка. Понимаешь,  жизнь не задалась! Все не так!

Ира (с виду сочувственно):- Что не так?

Валентина: - Вообще мрак! На работе полный абзац! Да и вообще…

Ирина (пытаясь отвлечь): - Да ладно!  Будет тебе! Все еще будет!  Ой, Валя, представь, я недавно встретила нашего бывшего начальника - Александра Сергеевича  на Тенерифе.

Валентина(оживленно): - Ой, ну и как он?

Ирина: - Ты знаешь, ничего. Загорелый.

Валентина: - Так он что, вообще не работает?

Ирина: - Ну, так бы я не сказала. Похоже, в офис он теперь не ходит. Но сама понимаешь, при современных технологиях вкладывать деньги можно, не заходя в офис.

Валентина: - А деньги у него есть.

Бармен приносит коктейли.

Ирина: - Еще бы. При его окладах за эти десять лет, что он был у руля!

Валентина: - А все же…. ведь какой крутяк был! Все трепетали! Миллионами ворочал! А сколькими судьбами!

Ирина: - Да уж! А теперь сидит себе такой отдыхающий  в панамке за столиком у пляжа!

Валентина: - Один?

Ирина: - Да похоже, один.

Валентина: - Даже не могу представить его в панамке.

Ирина: - Классно смотрится, между прочим.

Валентина (покачивая головой): - Александр Сергеевич в панамке!  Вот и у всех нас так!  Что же мы такие? Понимаешь, Ира, ничего уже не будет! Ничего уже не получится!  Все не так! У тебя-то как? Кто-нибудь появился?

Ирина: - Появился, да и растворился. Скорее нет, чем да.

Валентина: - Ты знаешь, Ира,   у меня депрессуха жуткая, что-то я перестала верить, что у меня семья будет. Квартира есть, в центре. Ну, езжу на BMW. Ну и что?

Ирина: - У тебя родственники есть?

Валентина: - Есть.  Но я с ними не общаюсь. Мы – разные. А здесь никого.  Нет, в жизни у меня уже ничего не получится! И вообще никого уже не будет. Злая я!

Ирина (стараясь утешить): - Да ладно тебе!

Валентина  кивает бармену:

- Два дайкири.

Он кивает и начинает готовить коктейли.

Ирина: - Да ладно! Все еще у тебя образуется! Что на тебя накатило?  Расскажи что-нибудь интересное! Депрессия пройдет!

Валентина: - И тут этот новый, Валерий Сергеевич, что за Александра Сергеевича теперь, на меня вызверился. А,  так ты и не знаешь! Тут такая история была! Прикольно было (она игриво улыбается), только хреново для меня кончилось! (улыбка гаснет)

Ирина: - Ой, ладно тебе, может, еще и не  так все плохо. Расскажи!

Валентина (оживляясь): - Ой, ты знаешь!  Затеяли наши покупать институт. Вообще это такая ржа, если посмотреть со стороны! Мы угорали в начале.

Ирина: - Валя, расскажи! я не знаю ничего!  А где?

Валентина: - Да в Питере, в Питере!

Валентина: - На хрена нам этот институт сдался? Кто бы мне объяснил! Я понимаю (изображает деловитость), если покупаешь завод, рудник там какой-нибудь!  Ну ладно, не мое дело. Вроде как производственникам этот институт нужен. Преемственность, подготовка кадров и прочее.

Ну ладно, купили. И в самом деле, место классное, здание старинное, площади большие. Но нам же с этим приобретением еще и ученые достались! – Валя рассмеялась. - А прикинь, эти ученые козлы размечтались! – Валя вновь игриво расхохоталась. – Размечтались, что у них зарплаты будут. Что ездить повсюду начнут! Своей этой мурой, наукой то есть, заниматься начнут. Не тут-то было! (улыбаясь, грозит пальчиком)

Ирина (осторожно): - Что, ничего не дали?

Валентина: Прикинь, они размечтались, они всерьез подумали о том, что наш хозяин решил спасать науку!

Сцена 8

В кабинете  генерального директора компании. Совещание.

Генеральный директор: Так, здание мы купили. Хорошо! Молодцы! Хорошее здание старой постройки, с колоннами.  Да еще и на Васильевском острове! Мне самому там бывать приятно.  Может быть, наш офис туда перевести!

Смех среди его подчиненных. Радостные возгласы «Будем жить, как в Екатерининскую эпоху!»

Молодая сотрудница: Александр Сергеевич, Вы в парике и камзоле классно смотреться будете!

Смех.

Генеральный директор: Ладно, пошутили, и хватит.  Только вот дело в том, что купили-то мы не здание, купили мы институт. Пирог – с начинкой. Хорошее здание, но с сотрудниками. Что с начинкой, то есть с этими учеными чудиками делать будем?

Помолчав. Бизнес должен быть прибыльным! Запомните! Деньги должны делать деньги! Помолчав. - Мне на бизнес-форуме, с которого я недавно вернулся,  очень одно выступление понравилось. Даже не выступление, а  анекдот в качестве пожелания в конце выступления. Он оглядел всех присутствующих и неожиданно сказал:

 - У араба было пять верблюдов. Два убежали в пустыню.

- Сколько у араба осталось верблюдов? – он обратился к Валентине.
Валентина: - Три.
Генеральный директор: - Неправильно, четыре.
Валентина (широко открывая глаза) - Почему??
Генеральный директор (смеясь) : - Потому что один вернулся!– Это мое вам маленькое напутствие!

Все  засмеялись и зааплодировали.

Генеральный директор: (Помолчав) - Ладно, все свободны. Вы, Александр, задержитесь.

Сцена. 9

Генеральный директор – Сашенька.

Генеральный директор: - Александр, Вы в компании работаете недавно. Зарекомендовали себя хорошо. Сейчас Вы являетесь руководителем проекта по расширению активов компании. То есть проблема института на Васильевском острове – целиком Ваша. Как решать ее, я не знаю. Постарайтесь проявить креативность! В наше время, в нашей быстро развивающейся компании, в наше непростое время, без этого – нельзя. Но помните, все должно быть в рамках приличий! А бизнес должен быть прибыльным!

Сашенька улыбается и разводит руками: - Естественно!

Генеральный директор: - Мы за прогресс, конечно! Но надо искать возможности осуществления того, чтобы деньги приносили деньги. Без этого нельзя. Мы – коммерческая структура, а не благотворительный фонд. Если что, я на связи. Но сильно не перегружайте! И историю про верблюда не забывайте!

Сцена 10

Валентина: - Круто было, как в сериале.  Понимаешь, нам дали  два плана, как поступать с институтом. Один план был основной, его, вероятно, какой то ученый или кто-то типа Гриши составлял. Гришу помнишь? Работал у тебя пацанчик.

-  Помню. Он сейчас в Бельгии.

Валентина: - Вот это молодец! – наконец-то у Вали взгляд стал осмысленным. – В Бельгии? Вот это круто! Слушай, дай его мэйл какой-нибудь.  Правильно! Нечего тут делать, в этой стране! Молодец. что свалил!

Валентина (отпивает коктейль через трубочку): - В общем, был основной план, который планировалось губернатору показать, и запасной. По основному  плану надо было  держать опытных стариков,  обозвать их советниками, платить стипендии аспирантам,  платить стипендии студентам там каким-то, которые в институт на работу придут. А еще был запасной план – сделать ремонт здания, и сдать помещение под автосалон. В сущности, вначале-то эти планы даже дополняли друг друга. Внизу автосалон,  а на верхних этажах эти чудики.

         Но прикинь, акционеру про второй план вообще не сказали! Акционер встречался с губернатором, он на самом деле считал, что будет работать именно этот план. Пресса там всякая, и все дела…

         А этой новой, что вместо тебя, поручили найти человека, который этим всем рулить будет. А мне наш новый генеральный сказал новой кадровичке помочь, Система, бизнес-менеджмент, все дела… «Креативщик нужен!» - так он и сказал.

Ирина: - И что?

Валентина (улыбаясь, гладя на полупустой бокал дайкири): - Так это я  за нее нашла  это чудо! Он точно агент разведки, а может, и нескольких разведок сразу! Слуга всех господ одновременно! Всех очаровал! Прикинь, сумел и акционеру на глаза попасться, и к генеральному теперь в кабинет ходит, минуя и меня, и кадровичку новую. А самое главное, все время улыбается. Да так ласково! И смеется так, что в сердце тепло становится… -

Валентина, цедя сквозь трубочку коктейль.-    Ира, прикинь, ему недели хватило, чтобы во все вникнуть! Он акционерам ничего не сказал, и встреча акционера с губернатором в декабре прошла великолепно. План помощи ученым, стипендии и прочая лабуда.

         Кто и как принял решение заменить план номер один на план номер два – никому не понятно. Точно мимо меня это шло. Подозреваю, что генеральный знал. Не мог наш агент Сашенька так уж просто принять решение сам. Но генеральный  свалил куда-то там за бугор, в Африку, что ли, на целый две недели, да еще неделю отпуска взял. В общем, три недели его в офисе не было. Да еще праздники. За эти три недели   наш Сашенька  в январе уволил  400 человек этих ученых,  деньги для стипендий и советников использовал для ремонта здания под демонстрационный зал автомобильного салона, и уже через три месяца   провел тендер на сдачу демонстрационного зала в аренду, и институт  стал прибыльным предприятием.  Земля-то на Васильевском острове!

Вспыхивает подсветка картины с ростральными колоннами.

Валентина: - Отметь, уволил не своими руками, а руками генерального директора института, которого он под это дело пообещал оставить.

Вспыхивает подсветка картины с мостом.

Причем он так быстро все провернул! Никто в начале ничего и не понял. В прессе еще отголоски встречи акционера с губернатором! Сами ученые поняли все только в феврале. И то хай подняли не сразу! В марте какие-то демонстрации пошли, бунты. Какому-то профессору по морде засветили. По телевизору их показывали! Были какие-то статьи в прессе. Губернатор о чем-то там повякал, но шум решил не поднимать – дураком-то выглядеть, как его подставили, не хотелось

Ирина: А профессору за что по морде дали?

Валентина: Да он в здание попытался пройти. А он уже уволенный, типа…

Валентина: И пресса в начале молчала. Похоже, акционер про все про это вообще ничего не знал, а губернатор не верил. А как понял, что к чему, решил помолчать, чтобы не подставляться и дураком не выглядеть.

Валя уже улыбалась, гладя на полупустой бокал дайкири.

Ирина: - Ну и что?

Валентина: - Да ничего! Пошумели, да и затихли. Кому-то проплатили, и пресса затихла.

А прибыль-то пошла с момента открытия автосалона. Уже на полугодовом отчете  в июне прибыль показали на отчете правления!

Ирина:- А акционеры?

Валентина: - А что акционеры? Прибыль то идет! Сперва Сашеньку поругали, а потом потихоньку и хвалить начали,  что настоящий менеджер изо всего может делать деньги. Даже мне часть его бонусов досталось по итогам полугодия, - у повеселевшей Валентины третий бокал коктейля был полупуст. В общем, тут у нас все удалось замять.

Сцена 11.

Кабинет генерального директора

Генеральный директор, Сашенька, Валентина и еще 2 сотрудника

Генеральный директор: Александр, доложите ситуацию с нашим институтом, нашим новым приобретением.

Сашенька (лучезарно улыбаясь): В структуру компании вошел профильный институт. В качестве дополнительных активов – знание института на Васильевском острове. Проект реализовывался непросто. Были определенные трудности. К счастью, они уже преодолены:

Зам. Директора по связям с гос. Органами (прерывает его): Преодолены трудности? Это Вы называете реализацией проекта?

Генеральный директор (строго): а в чем проблемы?

Зам. Директора по связям с гос. Органами: Безобразие! Самоуправство! Нарушены наши отношения с гос. Органами! Только благодаря моим связям пресса пока еще молчит! Но мои связи не безграничны! (обращаясь к генеральному директору) Тут совсем недавно его мордовороты дали по морде какому-то профессору из этого института. И пресса зашевелилась. Волна набирает мощь. Боюсь, мне теперь не удастся сдержать поток публикаций с негативом в адрес нашей компании.

Сашенька: Были, конечно, определенные трудности.(опять лучезарно улыбаясь). С профессором накладка получилась.  Но есть и определенные успехи!

Генеральный директор (подозрительно): Александр, расскажите об успехах.

Сашенька: Институт начал давать прибыль! Да, да, прибыль.

Оживление среди правления.

Зам. По финансам (ласково и томно улыбаясь): Да, Александр прав! У нас уже пошла прибыль. Более того, думаю, мы сможем с этой прибыли выплатить бонусы членам правления. (пауза) Всем собравшимся здесь членам правления.

Члены правления начинают сперва слегка, а потом все активнее хлопать в ладоши.

Генеральный директор (растроганно улыбаясь): Да, коллеги, времена, конечно, непростые. Но настоящий менеджер изо всего может делать деньги! Обращаясь к своему заместителю по связям с общественностью): А Вы попробуйте что-нибудь предпринять. У Вас хорошие связи! Да и бонусы пошли!

2 действие

Сцена 12

Валентина и Ирина в баре. У Валентины полный бокал нового коктейля. Она пьет его уже не через трубочку.

Валентина. Вроде бы и хорошо все получилось. Здание на Васильевском острове купили, вывеску института сохранили, да еще и прибыль пошла!

Круто ведь! Настоящий бизнес! Ну повоевали немного. Дали там по морде кому-то. Поорали эти профессора. Повякали, да и затихли. Да и хрен с ними, с учеными! И даже со знанием на Васильевском острове!  Ну, оттяпали у кого-то особнячок! Но ты прикинь.! Осенью в Сибири была большая конференция. Типа, собирается наука, а их слушать приходят и люди бизнеса, даже из правительства люди приезжают.

На конференцию съехался весь наш генералитет. Первый доклад был про развитие отрасли. И кто ж знал, что первым выступать будет  один из этих чудиков-ученых, институт которых мы купили, а потом их всех посокращали. Он как понес! Ну кто же ожидал?

Говорил: Мы строили, мы созидали. 70 лет строили нашу отрасль. Были лучшим институтом мира!  И  мы-то думали, что наш новый акционер все наладит! И что сделал наш новый акционер? Он нас просто уничтожил!

Так этот ученый козел и говорит, - Валя отпивала из бокала уже не через трубочку. -  Да я после этого  не то что здороваться не стану, я  за один стол не сяду руководством вашей компании! Не то что я за один стол не сяду, я в одну туалетную комнату, в один ватер-клозет  с этими микробами и бациллами  не пойду! И рукой еще на президиум конференции показал! А в президиуме члены правительства… С трибуны, Ира, с трибуны! И при открытии конференции!

Ирина (хохоча, но несколько подозрительно): - Что, так прямо и сказал?  Ну, у Вас там дела! Валя, а  не этому ли профессору охранники по морде дали?

Валентина: Да этому,  этому. И я не проследила! Черт бы их всех побрал!

Ирина: Ну, Валя…

Валентина: А что, я услежу за всеми профессорами, которым по морде бьют? У меня и других дел хватает!

А досталось то мне. Потом на директорате стали искать крайнего, кто не проследил, что дали слово этому чудику. Так прикинь, крайней оказалась я! Я оказалась крайней, что этот профессор от брезгливости с нашим руководством в одну туалетную комнату ходить не  хочет! И не проверила, что он говорить будет! А я просто фамилию его не запомнила. Иначе бы ему слова не дали!

Сцена 13

Кабинет генерального директора

Разборки, почему дали слово профессору. Генеральный директор,  Валентина, Сашенька и еще 3 молодых человека.

Генеральный директор: Так, еще один вопрос. Тут поступил сигнал, что на серьезной конференции наша компания была представлена в невыгодном для нас свете.

Шум. Возгласы: Как так? Да кто посмел?

Генеральный директор (величественно и печально улыбается): Да.  Да. Были негативные выступления о нашей компании.

Вопрос: А что случилось? Как это могла произойти?

Генеральный директор: негативные высказывания были в связи с тем, что наша компания приобрела акции научного и проектного института для нашей отрасли.

Голос: Так что же тут плохого?

Генеральный директор: негативные высказывания были в связи с увольнением сотрудников этого института. Кто у нас вел этот проект?

Сашенька (улыбаясь): Я. Я занимался приобретением акций института. К сожалению, институт нам достался в очень запущенном состоянии. Я уверен. что сотрудники благодарны за то, что мы для них сделали.

Голос: Вероятно, оставшиеся сотрудники.

Сашенька (обращаясь к генеральному директору): И потом, вы же постоянно говорите, что бизнес должен быть прибыльным! Вот, все бонусы получили!

Голос: А кто же допустил такие выступления?

Сашенька: А это не ко мне. Я не занимаюсь конференциями, я не занимаюсь орг. работой и даже в бизнес процессах задействован совсем чуть-чуть.

Голос: Да, но кто-то дал выступить и сказать про нашу компанию плохие слова!

Генеральный директор: И отметьте, пресса эти слова тут же подхватила!

Сцена 14

Профессор, корреспондентка

Корреспондентка: Можно Вам задать несколько вопросов? Вы оказались вовлеченным в события, которые волнуют весь наш город. Особенно молодежь.

Профессор: Честно сказать  я бы с большей радостью рассказал о последних достижениях науки, о современных тенденциях. Но что делать? Спрашивайте!

Корреспондентка: Вы уж извините, но нашим читателям интересно знать, как вы оказались в центре, можно сказать, в водовороте событий, сотрясающих в последнее время нашу северную столицу. Захватываются старинные здания екатерининской эпохи, какие-то противоборствующие группировки! И Вы, как герой, не побоялись вступить с ними в схватку!

Профессор: - Я Вас умоляю! Помилуйте! Ничего я не совершал! Просто шел к себе на работу. Я профессор университета и заведующий лабораторией института, действительно расположенного в старинном особняке.  И какие-то мОлодцы в камуфляже мне сказали, что мне входить не положено! Не положено заходить на мое место работы! И что, (он театрально поднимает руку), я стану слушать какого-то сопляка в камуфляже? Я просто отодвинул его, а на него прикрикнул его старший, и он сзади меня ударил. А потом еще раз. Тут подбежали коллеги этого недоноска, тоже в камуфляже, и меня оттеснили. Вот и все. Никакой науки. Никаких научных идей. Бытовуха. Ко мне подошел старший этой команды., тоже в камуфляже, и попытался извиниться. Я ему задал вопрос, почему я не могу пройти на мое рабочее место, а он мне в ответ:

- А я Вам не рекомендую идти туда!

- Это он мне не рекомендует (п опять взмахивает руками).

Корреспондентка:  Кошмар!

Профессор: - А потом он что-то сообразил, и спрашивает:

- А Вы вообще кто?

-Я в ответ – «Простой битый доктор наук, идущий в свою лабораторию! Тут у него что-то в голове щелкнуло. «Ой, мои ребята Вас за другого приняли! Так вы не из этой команды, что тут засела и оборону держит?»

- Я в ответ: «Не из этой, но я очень хочу к ним присоединиться!»

- А он : «Слушайте, не ходите туда! Вы точно профессор? Профессор обычно старенький, седенький, едва ноги сгибает и вот-вот умирать пойдет. А мои ребята Вас приняли за члена той бригады, что здание охраняет. (начинает говорить языком армейского устава) Вот мне сказали никого не пускать в это здание старинной постройки на Васильевском острове»

- Тут я совсем развеселился. чувствую, синяк под глазом на радость моим студентам наливается. А этот командир опергруппы мне докладывает про здание старинной постройки на Васильевском острове, которое он должен охранять.  Да еще про профессора, который вот-вот умрет, бормочет. Я его спрашиваю:

- Молодой человек, а Вам известны строчки: «Ни страны, ни погоста не хочу выбирать, на Васильевский остров я приду умирать!». Он на меня так подозрительно смотрит и спрашивает: «Это кто ж такие строчки написал? Ну ладно, мы с ним еще разберемся!» А потом без перехода : «Вы в полицию только не заявляйте. Договоримся!» Меня уже совсем смех разбирает, я и спрашиваю: «И про поэта договоримся?». А он тоже в ответ шутит: «Да у меня вот где все поэты! – и кулак показывает, - Договоримся!» И даже улыбаться начал!

Корреспондентка: (сочувственно). А Вы действительно профессор?

Профессор: Действительно. Уже десять лет. Три книги, сто статей. Но Вам это вряд ли интересно

Корреспондентка:  Ой, еще как интересно! 150 статей! Три книги! И вас избили за то, что вы шли на работу!  Нет, это так оставлять нельзя! О, я это все так пропишу! Они узнают! Да Вы  герой!

Профессор: Девушка, успокойтесь! Я вас умоляю! Помилуйте! Никакой я не герой! А просто рядовой профессор с подбитым глазом.

Корреспондентка (вдохновенно): Вы герой! Но вы и талант! Вы же сейчас мне дали заголовок статьи!  «Можно ли быть героем в наше время?».

Профессор:  Девушка, успокойтесь! Помилуйте! Мне даже их жаль немного, этих охранников.  В сущности, их же просто наняли, ничего не объяснив.  Другое дело, что уж очень мне это все напомнило стихи Бродского!

Корреспондентка (не сразу осознавая? ):  Ой, правда! Действительно! «… на Васильевский остров я приду умирать! И душа, неустанно поспешая во тьму, промелькнет над мостами в петроградском дыму,

Профессор: А еще больше мне понравилось обещание с Бродским разобраться!

Корреспондентка (восхищенно, но уже по деловому): Слушайте, это анекдот! И еще один вариант заголовка «А Бродского опять преследуют!». Я про это обязательно напишу!  Пойдемте, выпьем кофе, и обсудим план статьи. Я чувствую, что Вы тоже пишите.

Профессор: Ну, пишу немного.  Пойдемте (на ходу). Девушка, но может быть, их пожалеть?

Корреспондентка: Ни в коем случае! Вы, конечно, благородный человек, и это сразу видно. Но так оставлять нельзя. Что, вы так и хотите остаться с подбитым глазом  - и все? Добро должно торжествовать! Добро должно побеждать!

Профессор:  Да, помнится. в юности мы цитировали «Добро должно быть с кулаками»!

Корреспондентка:  Вот именно! Пойдемте, пойдемте! Я - слабая беззащитная женщина, вы – обиженный рыцарь! Но вместе мы  их победим! Ну. давайте хотя бы попробуем!

Профессор: (задумчиво). «Добро должно быть с кулаками». Хм-м… «На васильевский остров он ушел умирать». Хм-м… Ну, давайте попробуем. Я еще не весь выдохся. Но, девушка, Вы же понимаете, что спектакль еще не кончился! И нам обоим еще вклеить могут!

Корреспондентка: Понимаю! Но у нас должно получиться! Как там дальше в вашем стихе про добро:

Профессор:    Давайте! Поборемся! К борьбе научных идей нам не привыкать. Поборемся и тут! Цитирует: Добро должно быть с кулаками, добро суровым быть должно, чтобы летела шерсть клоками от тех, кто лезет на добро!

Под конец корреспондентка смотрит на профессора влюбленными глазами.

Сцена 15

Валентина и Ирина в баре (продолжение)

Ирина: Валя, а ведь этот профессор из Санкт-Петербургского политеха?

Валентина: Ой, слушай, я умоляю! Мене только этим не хватало заниматься! Ну, кажется, оттуда.

Ирина: А читает он физические основы металлургических процессов.

Валентина: А ты откуда знаешь?

Ирина: - Так я же заканчивала питерский политех. А уж потом в бизнес ушла. Ой, Валя, а ведь я училась у этого профессора! Я сразу поняла, кто это такой мог быть. Одевается всегда так скромно, но со вкусом, высокий стройный…

Валентина: - Да ты что!.

Ирина - Правда, правда. Он такой элегантный всегда был! Он нам часто  цитировал классиков литературы на лекциях! Так красиво говорил про науку!

Валентина: - Офигеть!

Ирина - Да сильно его разозлили, если он такое сказал. Он хороший дядечка! И умный очень! И знает много. И стихи нам не лекциях по физике читал!

Валентина: - Какой же он умный, если такое при открытии конференции сказал! На меня теперь пальцем показывают! Что с ней ни один профессор в один туалет ходить не хочет! Меня, может быть, даже уволят! Куда я пойду?

Он же на весь  зал сказал! Да еще при открытии этой чертовой конференции. Иностранцев было масса! И конкуренты наши из Америки и Англии!  И наш  вице-премьер какой-то!

Ирина: - Акционеры были?

Валентина: - Нет. Но им сообщили, будь спокойна!

- Умный… - Валя опять опечалилась, - классиков цитирует.  А досталось-то мне! А за что? И вот все так!  Понимаешь, Ира, жизнь не задалась! Теперь-то ты понимаешь, какая у меня депрессия? А этот козел еще и вместо того, чтобы физике учить, стихи читает! Охренеть!

Она жестом остановила официанта: «Чивас со льдом».

Валентина: - Нет, в жизни у меня уже ничего не получится!! Александра Сергеевича убрали, а этот новый генеральный на меня зуб точит. Точно – уберет. На меня теперь в коридорах оглядываются. А ведь это я нашла им этого проходимца-разведчика, из-за которого прибыль идет и они бонусы теперь получают! И никто меня не благодарит, а наоборот убрать хотят!

Валентина (грустно и задумчиво): И  даже твой элегантный профессор в один туалет со мной ходить  не хочет!

Ирина: Валя, влипла ты основательно. Но, может, все еще утихнет?

Валентина: Да нет же! Из-за твоего этого элегантного профессора с разбитой рожей пресса шум подняла, да так, что наши дятлы с прессой договориться не сумели.  И этих ученых козлов опять стали на работу принимать. А деньги на это не предусмотрены бизнес планом. Так я опять крайняя, что нарушается бизнес план компании. И я,  я виновата, этих ученых муделей опять на работу берут, деньги на это из резерва  списывают. Я опять виновата!

Она отхлебывает из бокала.

 Валентина: - Слушай, дай Гришин мэйл какой-нибудь.  Не забудь. Может, он там куда-нибудь сумеет пристроить. Он кто-там?

Ирина: - Профессор в университете, - вздохнула Ириша.

Валентина: - Вот! Опять профессор! Как они повсюду пристраиваться умеют! И лезут потом повсюду. В университет меня не возьмут. Но может, бизнес систему куда-нибудь внедрять пристроит там в Бельгии. Я им такую бизнес систему устрою! Все же дай его адрес, ладно? – и она посмотрела пустым равнодушным взглядом на опустевший бокал.

А кстати, этот твой элегантный профессор с фингалом, тоже защиту в прессе нашел. Про него теперь статьи пишут хвалебные, как он науку защищает!  Вот почему они всегда устраиваются?

Сцена 16

Валентин и судья на набережной. Вероятно, где-то в районе Петропавловской крепости, потому что ростральные колонны теперь слева, а справа – Биржевой мост. Конец весны. Солнышко.

Вениамин:- Ну,  что нового у твоих ученых?

Судья: - После того, как профессор получил по морде, олигарх, который решил взять под крыло академика, которого выселяли, смекнул, что это классный пиар-ход, - ответил судья.

Вениамин (усмехаясь): - Вот это новость! Причудливо тасуется колода карт, как говаривал Воланд.

Судья: - И шепнул,  что в планах инвестора – дать ученым надбавки за ученые степени! И организовал по местному каналу передачу, где профессор с синяком под глазом. Типа, в окружении учеников и прочих молодых энтузиастов. Интервью оказалось резонансным. Кто-то дал зеленый свет. Появились две публикации в прессе. Что было за ширмой – не знаю. Но помощник губернатора в прессе сказал, что ученые 70 лет занимали здание по праву. К тому же это здание внесено в кадастровую ведомость, как собственность именно этого института. Помощник губернатора так и сказал: «Мы что, сейчас вообще все пересматривать будем? Это же такая волна беспредела начнется. Нет, ребята,  оставьте вы ученым их здание»!

Вениамин:-  И что?

Судья: Вот и я, под влиянием неопровержимых доказательств, на следующем заседании дело надеюсь закрыть. Останется ответчик при своих площадях.

Вениамин:-  А что, дело еще не закрыто?

Судья (улыбаясь): - Дело много раз откладывалось и переносилось.  Но у всего есть конец.  Вот и в нашей истории. Ответчик при площадях. Говорят, под это дело добился увеличения грантов.  Ученые – при работе

продолжает

Судья: - Поклонник Жданова утерся. А этого, с фингалом, который, вроде бы, действительно хороший ученый, выдвинули на премию правительства! Ты хотел детектив писать, а получился дамский роман!

Вениамин: - Ты хочешь сказать, борьба научных идей закончилась?

Судья: Пока –да! Вот, видишь, хэппи энд, да и только!

Вениамин:-  Любовной истории не хватает.

Судья (улыбаясь): - А вот в этом ты ошибаешься!  Профессор с фингалом, лауреат премии правительства, женился на корреспондентке, которая брала у него интервью! Которая ему ореол героя и сделала! А ты говоришь, беспредел! Пострадавший профессор при молодой жене, журналистке, отстоявшей демократию.   Все как у людей.  Как говаривал Воланд, люди, как люди… в общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их...

(усмехаясь) А олигарх тоже в накладе не остался  и площади института стал сдавать под автосалон.

Правда, вначале люди олигарха, сгоряча, поувольняли всех ученых. Но этот профессор – он действительно боец! Он на большой конференции заявил доклад с нейтральным названием, и его поставили в программе одним из первых. А он там все и рассказал. С трибуны. При членах правительства. Скандал был. Шум. Конференция была посвящена развитию промышленности. А тут этот боец рассказывает про планомерное уничтожение отрасли!

Валентин: Причудливо делаются добрые дела! Прямо так и сказал?

Судья: Ну, ты совсем отстал от жизни! Ничего не обсуждаете, что ли, в ваших ученых кругах? Журналистка  про все про это опять статью написала! Ну,  ученых всех назад на работу и взяли.

Вениамин: То есть чудо все-таки произошло?

Судья: Да похоже!

Вениамин (почти жизнерадостно): - Никого не казнили, никого не расстреляли.  В хорошее время живем! А ты говоришь – беспредел!

Судья: - Вот мне, только, любопытно. Неужели действительно олигарх думал о спасении науки? Причудливо все же творятся добрые дела! Ну и ладно! Лишь бы они происходили! Хоть иногда!

         Олигарх при деньгах, ученые при грантах. Ни тебе воронков, ни вокзалов, ни казней. Ссылок даже нет.  Сплошное «Люблю тебя, Петра творение!», а ты  «приду умирать»!

Вениамин (очень весело):-  Уговорил! и начинает продекламировать:

- Ни страны, ни погоста не хочу выбирать!

- На Васильевский остров не приду умирать!

Вспыхивают ростральные колонны, и потом мост.

Судья (подхватывая): - Буду жить, припевая,

- У ростральных колонн,

- В перепутьи столетий, в перекрестьи времен.

Вениамин:-  Попугай, поискавши, в книге судеб ответ,

- Мне достанет на счастье, лотерейный  билет!

Хором: - И Судьба, улыбаясь, жребий вытащит мой!

- Я доволен, доволен, я доволен Судьбой!

- Ни страны, ни погоста… повернет время вспять!

- На Васильевский остров я  приду размышлять.

- Пусть же гений петровский

- Через призму времен веков

- Вдохновляет надеждой

- И таких чудаков!

- И глядя над мостами в Петроградском дыму, - старые друзья вовсю смеялись.

- Уравнение счастья наконец-то пойму!

Голос за сценой: Такие вот истории случались в начале 3-го тысячелетия!

Комментарии закрыты.